Страницы: 1 | 2 | 3 | 4

Одзава Роан

Станет с годами
Галька речная утесом,
Не прерывая
Вечную цепь перерождений
В нашем изменчивом мире

И снится мне сон...

…И снится мне сон. Как-то случайно или может далеко не случайно подсмотрев актерский тренинг одного театра, а потом плотно работая с психикой и со снами особенно, я попал в это место, место я назову состоянием сознания когда спишь и ощущаешь реальность, спишь и осознаешь, что это сон, ты отпускаешь сюжет на свободу и даешь ему свободно проистекать сквозь сознание регистрируя и свидетельствуя умом все процессы…
…И снится мне сон, как я оседлал время. Нет не то что некоторые могли подумать будто катался на циферблатах или бродил по песчаным дюнам внутри песочных часов, (хотя идея хороша, надо запомнить, чтобы потом применить в новом рассказе). Но все таки не это. Я люблю небо, это та стихия, тот мир к которому я стремился с детства, рисовал и проектировал модели самолетов, когда-то нарисовал свой на листе миллиметровки, и долго бегал по городку собирая запчасти, даже почти разобрал старый дедовский мотоцикл, чтобы взять от него мотор. Это все вкупе с разработкой пистолетов и подводных лодок, но именно сейчас, именно в этом периоде происходит реализация той детской несбыточной мечты. Я начинаю летать, я отдаю всего себя в эти моменты, мой выбор свершился, но реализовался в безмоторных полетах, я становлюсь планеристом. Удивительным образом смешалась моя страсть к небу и мой постоянный внутренний поиск, поиск себя, поиск истины, смыслов и множества значений, сон который казался реальным даже более чем эта реальность, он был более настоящим чем то состояние в котором мы пребываем здесь. Я воспарил над временем, мое осознание планером с длинными белыми крыльями взлетев над землей как над обычной реальностью поднимаясь ввысь и изменяя восприятие, когда все земные события и проблемы становились маленькими как и деревья с высоты полета, когда рисунки лесов и селений стали видны на поверхности как маленькие пути жизни, они как книги написанные чье-то величественной рукой способные рассказать о пути себя и своих писателей. Время можно познать только с высоты, только поднявшись над ситуацией, над миром, над проблемой, но оно не сама высота, об этом станет понятно дальше, на высоте только наблюдатель. А пока поймав поток и поднимаясь кружась без остановки я отрешался и видел Время все отчетливее. Старый обычный счетчик монотонно отбивающий года, часы и минуты отключился, внутренние часы остановились, само время стало субъективным и привязанным к моему состоянию. Парируя толчки ветра штурвалом вникаю как атмосфера, весь воздух все потоки над такой обыденной и наполненный жизнью землей оказались хранилищем времени, они оказались проявлением и и олицетворением тех процессов и явлений что происходят внизу, они оказались создающимся и постоянно реализующимся будущим.
Из пилота и человека, я вдруг начал становиться путешественником во времени, та долго изучаемая тактика парения в потоках оказалась в самом лучшем применении, здесь наверху с каждым новым сантиметром набранной высоты тот поток который держал меня который развивался, который смещался под стремлением ветра показывал всю картину событий. Достаточно лишь внимательно присмотреться к источнику потока, пронаблюдать его и рассекая этот поток вверх я входил в информационное поле будущего этого места, каждого предмета и явления существующего той точке на поверхности. Каждый отдельный элемент, будь то человек, дом, растение давали свой силу своим существованием но особенно переживаниями давали силу и тепло этому потоку.
Новое осознание и новая картина мира восхищала. Вся атмосфера земли оказалась состоящей временных потоков, ветры виделись как стремления судьбы и влияния реальности, места где царил штиль и не было потоков оказались по ощущением точками где время останавливалось, в них мой планер проседал и терял высоту, но в них люди способны понимать эту картину, достаточно лишь сделать шаг и на контрасте, на наблюдении разницы можно выловить в себе то внутреннее ощущение времени, один шаг и вот наполненное событиями оно несется вперед, один шаг и множество переживаний создают будущее из настоящего.
Паря по потокам и шлифуя свое восприятие и понимание, мне казалось что над каждым местом над каждым процессом создается свой восходящий поток, получивший энергию солнца этот поток срывался и подымался вверх. Стала видна закономерность, там где было много людей каждая жизнь и смешение их создавали более сильные и сложные потоки, спиралируя в них я поочерёдно включал каждого участника, видел почти каждого и каждое по отдельности в своем восприятии мне была дана возможность наблюдать сверху, наблюдать картину будущего, их мечтаний и надежд их страданий. Все это возвышалось и расширялось показывая людям внизу их утерянные и реализованные возможности, с бешеной скорость устремлялось вверх влагой и неожиданно вспыхивала облаком пара. Та была кульминация, точка катарсиса, там где обычный жизненный процесс завершается и приобретает новую невиданную ранее форму. Я осознал что человек почти не способен наблюдать себя в реке ситуации, находясь в самом сердце события он переживает его и живет им, он отождествляется с этим, но как и поток каждое событие временно оно имеет срок и свои ограничения и главное точку перехода, оно изменяет свое состояние но что-то новое неизвестное старому воплощению. В облаках нет привычных ориентиров, нет земли по которой можно наблюдать горизонт, верха и низа, лишь белый молочный туман заполняет все естество. Но и этот туман несется и повинуется неумолимому ветру судьбы, чтобы через 100 и может через 1000 земных километров упасть на поверхность дождем. Они упадут и принесут тому месту новые хотя на самом деле так хорошо забытые уроки, чтобы снова подняться и сотворить новую жизнь.
Балансируя в очередном термике, мне вспомнился миф прочитанный в детстве, Дедал и Икар сделали крылья и поднялись в небо, они летели, но Икар хотел лететь все выше, он хотел узнать что там на высоте, хотел подняться к самому Солнцу. Я вдруг увидел как влечет вверх эта высота, иногда стоя на краю пропасти мы ясно чувствуем стремления прыгнуть, да, стремление летать в наше природе… Нарушая все природные правила, я ведь помнил что это сон и тут можно все, я набирал высоту. И вот я в молоке облака, вот оно тянет меня само, и даже обычное руление уже не требуется сильнейшая тяга верх делает свое дело, вот крыша самого высокого облака, она как шапка над обычным фронтом возвышается здесь, но мой планер уже не остановить пройдя зону без облаков и наблюдая их внизу я несусь ввысь, с каждым метром все меньше страха, уже нет сомнений, новый второй фронт облаков проносится и остается внизу, и вот уже видны звезды, меня тянет вверх не сопротивляясь, так прекрасен вид округлости земного шара отсюда, я еще не вижу его весь, лишь полусферу...
Вдруг происходит то чего я не мог ни знать ни ожидать… точка остановки мой планер застывает на высоте, недоумение, сомнение и страх смешавшись в одну кучу нахлынули и захлестнули волной, где-то далеко забрезжила мысль о чем-то знакомом и виденном ранее, может ожидаемое, эта далекая мысль отключила волны смятения и вернуло в осознание. На высоте 20000 километров по приборам мой планер прилип к небу. Он застыл и стоял довольно жестко, ощущение знакомости события нарастало, я открываю фонарь, и делаю первый шаг в пустоту, на мне парашют и мне есть как приземлиться назад, но нет слов объяснить того что здесь произошло. Ноги аккуратно опускаются на поверхность образующуюся прямо под подошвой ботинок, пустоты нет, нет падения вниз нет низа и верха, первый, второй третий шаг, в долю секунды я уже понимаю, что стою лицом к небу, мир снова перевернулся, или я ранее потерял ориентировку, я смотрю на небо на звезды передо мной, оно черное холодное и … касаюсь черноты. Новая более сильная волна понимания и свершения накрывает осознание. Это жесткое небо, и лампочки звезды, солнце оказалось за сферой Земли и я не могу на него посмотреть, еще одно касание, я трогаю его обеими руками. Разум заполняет понимание Иллюзии. Вдруг мне открылась картина этой грандиознейшей съёмочной площадки, но оказывается тут и зрителем и оператором и режиссером и сценаристом являюсь я сам. Я один! Больше нет никого, лишь жесткое небо под руками, и образующаяся поверхность. Мы очень редко способны понять все это роли по отдельности, а все вместе они создают зачастую очень диссонирующий оркестр перебирая управление на себя и действую несогласованно. «Шоу Трумена» мелькает в памяти, и я ускоряю шаг, быстрые жесткие уверенные шаги, шаги по небу. Оно оказалось вертикально телу, интуитивно протягиваю руку и под ней оказывается дверная ручка и еле заметная спрятанная щель от двери, как и Трумен но еще более резким и жестким движением я распахиваю ее, оно оказывается незапертой, да и правда от кого ее здесь запирать… И я выхожу в нее, выхожу в иной мир, мир за этой сценой, мир где должна быть новая вселенная, даже не смотря что там, не думая я влетаю в эту дверь лишь краем глаза успев заметить всепоглощающую черную дыру на той стороне, но я уже внутри и привычным движением захлопываю дверь…
Всеобъемлющая темнота самая настоящая, та которой я никогда не ощущал окутывают меня. Это та самая зона ничто, здесь есть то Ничего, о котором так много говорят всякие учения, здесь нет ни времени ни меня, понимание прошлого и будущего, даже память медленно растворяется, также исчезает моё Я, за ним инертно сопротивляясь и тоже вникая в тщетность этих попыток также растворяется осознание присутствия. Пустота поглощает всё…
…и я просыпаюсь здесь.

Просветление Джаммы

Индийская притча

Однажды великий мудрец Гу сказал своему лучшему ученику Джамме:

— О духопарящий Джамма! Ты лучший ученик из моих лучших учеников. Ты наиприлежнейший из самых прилежных брахманов. Я передал тебе всё, что у меня есть — свою мудрость. И теперь ты готов к тому, чтобы на тебя снизошло просветление. Вот тебе моё последнее задание: с восходом солнца взойди на священную гору Кайласу, обрати свой взор на восток и медитируй в течение семи дней и семи ночей. И если ты полностью отдашь себя медитации, но не обретёшь просветления, я взойду на вершину горы Эверест и брошусь с неё в пропасть — так должен поступить учитель, не сумевший воспитать достойного ученика!

— О учитель! О просветлённый Гу! Я выполню твоё задание! С восходом солнца я взойду на священную гору Кайласу, обращу свой взор на восток и в течение семи дней и семи ночей полностью отдам себя медитации. Не беспокойся, великий мудрец Гу! Ты — лучший учитель из всех учителей мира. Ты передал мне всё, что у тебя есть — свою мудрость. Тебе не придётся всходить на вершину горы Эверест и бросаться в пропасть — я тебя не подведу и обрету просветление.

Джамма был лучшим учеником из лучших учеников Гу! Он был наиприлежнейший из самых прилежных брахманов! И он выполнил задание учителя!

Вот как это было.

Ещё затемно Джамма отправился на священную гору Кайласу и с первыми лучами солнца погрузился в медитацию.

Он увидел восход солнца таким, каким он его не видел никогда. Он увидел утреннюю звезду Амиду и почувствовал дыхание просыпающегося светила. Но это было ещё не просветление.

Как только солнце взошло, он почувствовал, что сидит на муравейнике. Муравьи ползали по его телу и нещадно кусали, его тело безумно чесалось, но он не позволил себе двигаться и продолжал медитировать. Однако он понял — в этот день не обрести ему просветления.

На второй день он уже привык к муравьям и увидел мир таким, каким он его не видел никогда. Он увидел заснеженную равнину, переливающуюся волшебным светом! Но это было ещё не просветление.

Вдруг он почувствовал, что сильно проголодался и не мог больше видеть заснеженную равнину, потому что все его мысли были заняты едой. И он понял — в этот день не обрести ему просветления.

На третий день он привык к муравьям и к голоду и увидел птиц такими, какими он не видел их никогда. Он увидел, как они между собой разговаривают, и он осознал язык птиц. Но это было ещё не просветление.

Тут его стала мучить жажда, и он понял: в этот день не обрести ему просветления.

На четвёртый день он ничего особенного не увидел, потому что его укусила оса, и он не мог больше чувствовать дыхание светила, видеть заснеженную равнину, переливающуюся волшебным светом, и осознавать язык птиц — все его мысли были заняты осой. И он понял — и в этот день не обрести ему просветления.

На пятый день он почувствовал, что заболел дизентерией. Но он не позволил себе встать и, как требовал того учитель, всё продолжал и продолжал медитировать. Однако он понял — и на пятый день не обрести ему просветления.

На шестой день на него налетели мухи. И мир показался ему чёрной заснеженной пропастью, без звёзд, без солнца, без птиц, пропастью, в которой кишмя кишат мухи, и царствует холод и голод. И он понял — никогда не обрести ему просветления.

В седьмой день, когда он уже видел своего учителя, великого мудреца Гу, восходящего на вершину горы Эверест и бросающегося с неё в пропасть, он заметил, что недалеко от него пасёт коз глупая пастушка Сита, по прозвищу Шалака-Пуруша. Пастушка подошла к Джамме, прикрыла свой нос ладошкой и сказала:

— Эй, духопарящий Джамма! Что это ты здесь сидишь, весь обделанный, в мухах и муравьях? Никак просветляешься? Пойди вымой зад и смени штаны!

И услыхав это, Джамма обрёл просветление.

Буддийская притча

Император так любил напольные вазы, что уставил свои покои самыми красивыми из них — с золотой росписью и драгоценной инкрустацией. Император поручил любимому слуге бережно протирать дорогие вазы и кувшины и время от времени переставлять их местами.

Однажды этот слуга случайно разбил вазу. Император пришёл в ярость и приказал казнить бедного слугу. Все придворные, жалея беднягу, пытались вымолить прощение для незадачливого слуги, но безуспешно. Однако император пообещал сохранить жизнь слуги при условии, что найдётся такой умелец, который склеит осколки и восстановит вазу.

Но умельцы, только глянув на груду осколков, вздыхали и беспомощно пожимали плечами. А слуга тем временем прощался с жизнью и молился, чтобы император сменил гнев на милость.

А в это время в город вошёл странствующий мастер Покеда. Он услышал историю о разбитой вазе и о приговорённом слуге. Покеда пришёл во дворец и сказал, что он исправит ситуацию.

Мастер Покеда славился чем угодно, но только не умением склеивать вазы, однако у него была репутация святого человека, и все посчитали, что он применит какое-то волшебство, особую мантру, чтобы восстановить любимую вазу императора.

Покеду привели в покои императора, показали осколки. Но мастер смотрел не столько на осколки, сколько внимательно разглядывал галерею из дорогих ваз, которые были изготовлены лучшими умельцами Поднебесной. Затем Мастер Покеда попросил принести ему палку. Его желание было выполнено.

В галерее толпились придворные, министры и слуги. Всем хотелось посмотреть на волшебство, которое применит знаменитый мастер, и услышать мантру.

Мастер Покеда тем временем улыбнулся императору своей чудной светлой улыбкой и, взяв в руки палку, начал быстро колотить по всем остальным вазам.

Все присутствующие застыли в безмолвии. Какое-то время, присутствующие, да и сам император полагали, что разбивание ваз является частью волшебства, и молчали. Первым опомнился император.

— Мастер! Что ты наделал!

— Я выполнил своё обещание, император.

— Ты же обещал склеить вазу…

— Я этого не обещал. Я сказал, что исправлю ситуацию, и я это сделал. В зале было две дюжины ваз. Расколотив эти вазы, я спас две дюжины людей от смерти.

— Каких людей?

— Тех, кто в будущем могли разбить эти вазы.

Придворные ещё никогда не видели своего императора в таком гневе. Он приказал связать мастера и растоптать его слонами.

Привели слона. Мастер лежал связанный на полу. Воины окружили сцену казни, чтобы предупредить неожиданные вмешательства толпы.

Все видели, что Мастер Покеда лежал совершенно неподвижно и слышали, как он тихонько бормотал какую-то мантру. Слон не двигался с места. Слуга подстегнул слона прутом. Слон не шевельнулся. Слуга подстегнул слона ещё раз. Слон попятился, потом развернулся и пошёл в другую сторону. Толпа ахнула.

— Стойте, — закричал император. — Уведите слона немедленно и развяжите Покеду!

Мастера развязали. Император приказал ему приблизиться и сказал так:

— Мастер Покеда, я обещаю, что прощу тебя и прощу слугу, если только ты поделишься со мной своей тайной. Я понял, что ты знаешь какую-то мантру, чтобы успокоить слона.

— О, нет, я не знаю мантры, чтобы успокоить слона. Я знаю только мантру, чтобы успокоить себя.

— Расскажи мне!

— Конечно. Есть только одна правильная мантра — мантра любви. О, император, я верю, что мы все — составляющие Бога. И ты, и я, и слон, и воины с мечами, и эта толпа — мы его продукт и всё, что происходит, — часть его великого замысла. Я люблю Бога, и, значит, я не могу не любить тебя и этого слона. Когда я лежал связанный на земле, то я думал о том, что этот слон — прекрасный, добрый и мудрый зверь. Я любил этого слона и восхищался его силой. Я думал о том, что ты — величайший из императоров и мудрейший из правителей. Моё сердце было преисполнено восхищением и любовью к тебе. Я желал счастья и добра и тебе, и слону. Если бы я позволил ненависти и страху овладеть мной, то они умножились во много раз, и все твои плохие свойства возобладали бы. Слон не тронул меня: звери чувствуют любовь острее, чем люди.

— Как же ты мог любить меня, приговорившего тебя к смерти? Ведь ты всего лишь преподал мне урок, что разбитая ваза — ничто по сравнению с человеческой жизнью. Как же ты мог восхищаться моей мудростью, если я хотел убить человека из-за груды бездушных черепков?

— Ого! — сказал Мастер Покеда. — Мантра работает даже лучше, чем я предполагал.

Забыть об опасности

Янь Хой обратился к Конфуцию с вопросом:

— Однажды я переправлялся через глубокий поток Шаншэнь, и перевозчик вёл лодку столь искусно, что мне показалось, будто он не человек, а всемогущий Бог. Я спросил, разве можно так научиться управлять лодкой, а он ответил: «Можно. Если ты хорошо плаваешь или ныряешь, ты сразу постигнешь это искусство». Ты не мог бы объяснить, что значат его слова?

Конфуций ответил:

— Хорошие пловцы быстро учатся управлять лодкой, потому что не боятся воды. Что до ныряльщиков, море для них — всё равно что суша, и перевернуться в лодке — всё равно что упасть с повозки. Вода поднимает и опускает их, они послушны волнам, не боятся их и знают: что бы ни случилось, они всегда выплывут на поверхность без усилий.

Представь, что идёт состязание лучников. Каждый хочет показать лучшее, на что он способен. Но если наградой будет серебряный кубок, лучник может стрелять вполсилы, а если золотая статуя — он и вовсе потеряет голову и станет стрелять, словно слепой. Отчего один и тот же человек ведёт себя по-разному? Когда он думает о дорогой награде, руки не слушаются его. Искусство во всех случаях будет одно и то же, а вот внимание перейдёт на внешние вещи. Тот же, кто внимателен к внешнему, неискусен во внутреннем.

Пробуждение Игга

Игг – имя Одина, определяющее саму суть его Силы и Мощи. Обычно «Игг» переводят как «ужасный», но это слово отнюдь не переводит суть Имени. Игг – это изначальное и вечное состояние, присущее всей Вселенной и человеку (мужчине – прежде всего) – в большей степени. Игг – это состояние глубинной Ярости, Гнева и Мощи, это первичный и единствен-ный источник развития и жизни. По сути, это Хаос Жизни в чистом виде. Человек, обладающий качеством Игг, распространяет вокруг себя вибрацию Мощи до такой степени, что окружающие и боятся его (ибо, если он проявит Игг в гневе – никто не выживет), и любят его (ибо чувствуют глубинное родство своим малым иггом к его основному Иггу). Сам по себе Игг не продуктивен и крайне опасен, разрушителен. Это энергия ядерного взрыва в чистом виде. Для реализованности, продуктивности, творчества Игг должен быть канализирован, направлен в определенную структуру, которая и направит его, перераспределяя и формообразуя к некой цели. Для этого и служит сознание человека – и Ясень во Вселенной. «Иггдрасиль» - скакун Игга, инструмент направления чистой энергии Хаоса в виде Порядка. Лишь соединив Игг и Иггдрасиль «Я» входит в состояние «Одр» - состояние высшей разумности, высшего вдохновения. Однако у Одра и Разума есть важное отличие. Инстинкт можно соотнести с Игг. Оба они максимально индивидуализированы, хотя и едины у каждого из людей. Единые инстинкты одного проявляются ради строго индивидуальных целей – выживания и развития конкретного человека. Инстинкту противоположен Разум, способный объединять все и всех в единое целое. Он по своей сути не индивидуален, служит стиранию индивидуальных черт, мешающих «Я» слиться с «Мы». Инстинкт, как и Игг, лежит в сфере бессознательного. Разум и Одр – в сфере сверхсознательного. Только вот состояние Одр сохраняет свою максимальную индивидуализированность. Одр разумен, но это разум индивидуального «Я», осознавшего свое вселенское место во всеобщем миропорядке и принявшего миссию творить. Творить индивидуальный мир по вселенским законам. Одр в полной мере сохраняет потенциал мощности Игг, но поток энергии не тратится зря, в хаотичном выбросе, а целенаправленно устремлен по четкой и крепкой структуре Ясеня. Игг без Одра смертельно опасен. Одр без Игг вообще не существует. Иггдрасиль без Игг – сухое дерево без жизненных соков.

Cон

то была иллюзия пробужения когда просыпаешься из одного сна в другой и так бесконечное количество раз бесконечное количество дней, чем старше тем дальше мы уходим от того себя, который уснул, но в один момент настанет та ситуация когда обретется способность вернуться по череде этих снов назад и разбудить себя спящего в реальности, эта череда дней-снов прекращается и момент истины обретания смысла соединятется в однe ткань бытия

Старшая Эдда Речи Высокого

День хвали вечером,
жен - на костре,
меч - после битвы,
дев - после свадьбы,
лед - если выдержит,
пиво - коль выпито.

82


Лес руби на ветру,
жди погоды для гребли,
с девой беседуй
во тьме - зорок день;
у ладьи - быстрота,
у щита - оборона,
удар - у меча,
поцелуи - у девы.

83


Пиво пей у огня,
по льду скользи,
коня купи тощего,
меч - заржавелый,
корми коня дома,
а пса - у чужих.

Предназначение

Человек приходит в этот мир с воплощенном в нем ничтожном фрагменте единой Души. И должен полностью реализовать вложенные в этом фрагменте способности. Это называют Предназначение. Отменить либо поменять его нельзя. А вот расширить можно. Человек, духовно развивающийся, стремящийся к наиболее полной самореализации, идущий путем Одина, реализует базовое Предназначение очень быстро, и затем он заявляет права на большее, и Душа предоставляет человеку право реализовывать новые фрагменты себя. Происходит смерть и возрождение - на тонком плане, хотя зачастую и на физическом уровне.

архетипичные принципы Рун

* FEHU — Принцип Расширения
* URUZ — Принцип Создания
* THURISAZ — Принцип Разложения
* ANSUZ — Принцип Вибрации
* RAIDHO — Принцип Ритма
* KAUNAZ — Принцип Визуализации
* GEBO — Принцип Размена
* WUNJO — Принцип Гармонии
* HAGALAZ — Принцип Интеграции
* NAUDHIZ — Принцип Сопротивления
* ISA — Принцип Консолидации
* JERA — Принцип Эволюции
* EIHWAZ — Принцип Переноса
* PERTHRO — Принцип Действия / Реакции
* ELHAZ — Принцип Отражения
* SOWILO — Принцип Излучения
* TIWAZ — Принцип Регулирования
* BERKANO — Принцип Сохранения
* EHWAZ — Принцип Взаимодействия
* MANNAZ — Принцип Чередования
* LAGUZ — Принцип Изменчивости
* INGWAZ — Принцип Единственности
* DAGAZ — Принцип Полярности
* OTHALA — Принцип Наследственности

Осознание

Именно осознание, основанное на логическом мышлении способно к катарсисному прорыву, прорыву через разграничивающие барьеры – к исцелённости и целостности. К установлению единой иерархизированной системы собственного «Я» и мира в целом. И только после того, как и внутри, и снаружи установится Единый Закон, ясно обретётся Цель (хотя бы Рагнарёк) человек обретает ясность жизни и самореализации. (C) Миры Игграсиля

пожелание

Дайдзю навестил учителя Басё в Китае. Басё спросил:

— Чего ты ищешь?

— Просветления, — ответил Дайдзю.

— У тебя есть собственная сокровищница. Почему ты ищешь на стороне? — спросил Басё.

Дайдзю спросил:

— Где же моя сокровищница?

Басё ответил:

— То, что ты спрашиваешь, и есть твоя сокровищница.

Дайдзю обрёл просветление. Позже он всегда твердил своим друзьям:
«Открой свою собственную сокровищницу и черпай сокровища оттуда».

Магия Севера

...Загляни в себя. В тебе и через тебя растёт Ясень. Останови свой вечный спор себя с собой же о нереализованном прошлом, давно умершем и рассыпавшемся в прах. И в тишине услышь тонкий, звенящий шёпот листьев Иггдрасиля, шёпот Рун. Дай шёпоту заполнить всё твоё тело и сознание, дай листьям и ветвям сплестись в неповторимый узор твоего Предназначения. И раскрыть Путь Ясеня – для тебя и в тебе... Магия Севера (С)

перлы

бай Лилит
Если у вас нет члена и яиц вы не живете а ссучествуете
бай ми
Насыпте мне в мозги говна я посадил там ум, удобрения надо

Путь по которому ты идёшь.

Абстрактный верхний уровень – Единый хозяин, Великий Дух, Творец, владеющий порождённым мирозданием.

Путь Богов – Божества, распорядители, активно действующие Силы, реальные сверхчеловеки.

Путь Просветлённых (Аватары) – те которые сделали очень многое для планеты. Они заслужили право координировать жизнь людей.

Путь Правящих(Власть) – конечное отражение Высших принципов, сущностей, сознаний, управляющих физическим миром.

Путь Воина – эта такая жизненная позиция, которая позволяет занимающую её стать неуязвимым для мира. Ничто не может затронуть вас, если вы встали на этот путь. Сказанное не означает, что жизнь внезапно становится идиллической или особенно простой, но способ, которым вы взаимодействуете с миром, позволяет вам получать силу от событий, которые при других обстоятельствах опустошили бы или разрушили вас.

Путь Земледельца, Пахаря – одним словом Ремеслиник( не буду весь расклад писать)

Путь Прочих (путь потерянных душ) – здесь находятся все недовольные, ленивые, люди потерянные сознанием, фантазёры, опущенные, глупцы, морально и нравственно искалеченные, амбициозные неудачники считавшие что они за раз объединяют в себя первые два пути на самом деле являются полной бездаршиной и никчемностью во всём.

вот только практика показывает что чаще всего путь выбирает нас а не наоборот...
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4