Страницы: 1 | 2

M.M

Я радостна!!!Я пойду на Мэрлина Мэнсона!!!Урааа!!!!!!!!


[Билетики]

=))))




Мне очень понравилось) Да и ваще кавера на её песни прекрасны....

Вот так вот...

Ком в горле..Тяжесть на душе...привкус крови....Как будто похоронила какую-ту часть себя.. Тяжело рвать отношения с дорогим человеком... но ничего не изменить...

О боли и жесткости....

Вообщем, сегодня я узнала многие вещи, которые меня совсем не порадовали... При чём они вызвали во мне очень неприятные ощущения, похожие на смесь боли и обиды... Почему я так хорошо к ней относилась? Просто я ничего не знала.....Да...Неприятно узнавать что-то спустя пару лет... но этого вполне достаточно....
Я больше не хочу с ней общаться и так далее...Я могу всё простить, но это уже слишком.. Глубоко слишком... Не знаю, почему я такая дружелюбная к людям... Всё.. Хватит..Заебало конкретно.. Буду относится к людям, так как я хочу, без всякой милости.. Жестокость и холодность...Хорошо, Да будет так...

O_o

ОН подстригся....я в шоке....=(((((

Печаль...

Эх....Вот уже весна, всё такое... Пью витаминки... Но ногти всё равно страдают, и кожа тоже... Как началось это всё у меня в Египте так и продолжается... Ужасно.... Я урод...(((((

Безумно поразили сегодняшние новости про метро.. Я теперь боюсь ездить... Ненавижу этих блядей, что убивают людей....

Полтора года....

Сегодня 29 число.. А это значит, что у нас с любимкой уже 18 месяцев.... Точнее нам полтора года... Хоть мы и ссоримся и ругаемся и всё такое... Но это безумно круто!!! Жаль, что сегодня мы не вместе, у нас дела.. Но это не важно..Завтра отметим... Мррррр.....


[]

Отрывок из "Понедельник начинается в субботу"

Я человек неприхотливый. Мне всего-то и надо было, что бутерброд с
докторской колбасой и чашку черного кофе. Не понимаю, как это у меня
получилось, но на столе образовался докторский халат, густо намазанный
маслом. Когда первый приступ естественного изумления прошел, я
внимательно осмотрел халат. Масло было не сливочное и даже не
растительное. Вот тут мне надо было халат уничтожить и начать все
сначала. Но с отвратительной самонадеянностью я вообразил себя
богом-творцом и пошел по пути последовательных трансформаций. Рядом с
халатом появилась бутылка с черной жидкостью, а сам халат, несколько
помедлив, стал обугливаться по краям. Я торопливо уточнил свои
представления, сделав особый упор на образы кружки и говядины. Бутылка
превратилась в кружку, жидкость не изменилась, один рукав халата сжался,
вытянулся, порыжел и стал подергиваться. Вспотев от страха, я убедился,
что это коровий хвост. Я вылез из кресла и отошел в угол. Дальше хвоста
дело не пошло, но зрелище и без того было жутковатое. Я попробовал еще
раз, и хвост заколосился. Я взял себя в руки, зажмурился и стал со всей
возможной отчетливостью представлять в уме ломоть обыкновенного ржаного
хлеба, как его отрезают от буханки, намазывают маслом -- сливочным, из
хрустальной масленки -- и кладут на него кружок колбасы. Бог с ней, с
докторской, пусть будет обыкновенная полтавская полукопченая. С кофе я
решил пока подождать. Когда я осторожно разжмурился, на докторском
халате лежал большой кусок горного хрусталя, внутри которого что-то
темнело. Я поднял этот кристалл, за кристаллом потянулся халат,
необъяснимо к нему приросший, а внутри кристалла я различил вожделенный
бутерброд, очень похожий на настоящий. Я застонал и попробовал мысленно
расколоть кристалл. Он покрылся густой сетью трещин, так что бутерброд
почти исчез из виду. "Тупица, -- сказал я себе, -- ты съел тысячи
бутербродов, и ты не способен сколько-нибудь отчетливо вообразить их. Не
волнуйся, никого нет, никто тебя не видит. Это не зачет, не контрольная
и не экзамен. Попробуй еще раз". И я попробовал. Лучше бы я не пробовал.
Воображение мое почему-то разыгралось, в мозгу вспыхивали и гасли самые
неожиданные ассоциации, и, по мере того как я пробовал, приемная
наполнялась странными предметами. Многие из них вышли, по-видимому, из
подсознания, из дремучих джунглей наследственной памяти, из давно
подавленных высшим образованием первобытных страхов. Они имели
конечности и непрерывно двигались, они издавали отвратительные звуки,
они были неприличны, они были агрессивны и все время дрались. Я
затравленно озирался. Все это живо напоминало мне старинные гравюры,
изображающие сцены искушения святого Антония. Особенно неприятным было
овальное блюдо на паучьих лапах, покрытое по краям жесткой редкой
шерстью. Не знаю, что ему от меня было нужно, но оно отходило в дальний
угол комнаты, разгонялось и со всего маху поддавало мне под коленки,
пока я не прижал его креслом к стене. Часть предметов в конце концов мне
удалось уничтожить, остальные разбрелись по углам и попрятались.
Остались: блюдо, халат с кристаллом и кружка с черной жидкостью,
разросшаяся до размеров кувшина. Я поднял ее обеими руками и понюхал.
По-моему, это были черные чернила для авторучки. Блюдо за креслом
шевелилось, царапая лапами цветной линолеум, и мерзко шипело. Мне было
очень неуютно...


[]
Страницы: 1 | 2