- Вы состоите в серьезных отношениях?
- Ну, не знаю, как вы, а лично я ко всем своим романам отношусь очень серьезно.

По аналогии

- У меня, в принципе, есть работа, но платят мало, я теперь подработку ищу.
- А меня, в принципе, ебут, но как-то вяло, мне бы теперь подъебку найти...

По будням

Каждое буднее утро, ровно в 8:44, из шестого подъезда дома номер десять по Верхнегадючьей улице выбегает всклокоченный молодой человек. Его пиджак застегнут не на те пуговицы и залит кофе, на правой и левой ногах носки разного цвета, а шнурки ботинок волочатся по грязи. Молодой человек пинает кошек, поскальзывается на воробьях и спотыкается о голубей, не вписывается в повороты и неизменно получает оплеухи от веток кустарника и чахлых березок, растущих во дворе.
- Молодой человек, это вы так на работу опаздываете?
- Нет, это я так на нее успеваю.

Придирчивый

- Где мясо, кровь, где черные козлы?
- Всё будет в лучшем виде.
- А что, адскую содомию уже отменили?
- Нет-нет, что вы, это обязательный пункт!
- Ну ладно, учтите, зайду проверю.
- Только того и ждём.
Силуэт в красном исчезает с легким запахом серы. Младший бес говорит своему напарнику:
- Не везет нам с этими начальниками. Даже шабаш в простоте душевной не устроишь! А мы-то с тобой в эту пятницу 13-го хотели смотреть "Просто Марию"... Я даже поп-корн с карамелью купил...

Экзаменаторы

Есть такая категория людей - экзаменаторы. Каждым своим взглядом они ставят вам оценку. Разговор с ними - это тестирование. Они не лягут с вами в постель и даже не пойдут в кино, если вы не пройдете их тест. (Или сделают это, но с крайним презрением). - Вот посмотри, какой концерт я записал, - говорит вам экзаменатор. А сам смотрит,смотрит на вашу реакцию. Если прислушаться, можно услышать, как щелкает тумблер у него в голове: зачет-незачет, уд-неуд...
Наивно полагать, что однажды вы сдадите все дисциплины и будете допущены в его круг. Экзаменатор будет подлавливать и заваливать вас до тех пор, пока наконец вы не провалитесь с треском (окончательно разочаровав своего мучителя), или не пошлёте его к чёрту, прервав тем самым бесконечный экзамен.
Сбежав от экзаменатора, как правило, стараешься общаться с теми людьми, которым не нужно ежесекундно доказывать, что ты - личность, а не кочан капусты.

Сидоров

- Это Вы?
- Я.
- Сидоров?
- Да.
- Вы нам подходите. Вы приняты, Сидоров.
- Прямо так сразу?
- Ну да, а чего тянуть?
- И что, уже можно выгуливать ваших ротвейлеров?
- А кто говорил о выгуливании? Вы наняты в качестве их обеда.

Анаис

Мой прах развеяли над Тихим Океаном. Я так любила воду и ветер, что лежать в душном гробу под землей - это было бы просто не в моем стиле. Бог как бескрайнее небо, бог как всепрощающий отец - вот тот бог, которого я искала всю свою жизнь и так никогда и не встретила. Я искала его в любовниках, друзьях, учителях и психоаналитиках... Любовники становились друзьями, психоаналитики - любовниками, друзья-учителями, и наоборот, - но никто из них не хотел и не мог принять меня такой, какая я есть, - каждый придумывал собственный образ Анаис, накладывал на моё лицо придуманную маску и впадал в ярость, если маска плохо держалась и соскальзывала с моего истинного лица. Я слушалась их - я так умела слушать!
Зачастую люди рассказывали мне то, в чем не осмеливались признаться самим себе, - в этом был мой врожденный талант. Талант, порожденный страхом. Кого или чего я боялась? Сложно сказать. Я только знала, что мне всегда следует быть настороже - и прислушивалась, прислушивалась, прислушивалась...
...Я так хотела нравиться тем, кто был интересен и дорог мне, что становилась такой, какой они хотели видеть меня, а они прозвали меня за это "женщиной с тысячей лиц".
Я рано поняла: моё предназначение - быть матерью художникам и книгам, но не детям. От Генри я родила мёртвую девочку, - никем не желанное дитя. Это к лучшему, что она умерла, не увидев свет, - она могла бы повторить великую трагедию моей жизни - вечный поиск отца и защитника, - бессмысленный , тщетный поиск.
Я мечтала быть громкой, высокой, сильной, - тогда, возможно, мне не пришлось бы прятаться в своем бесконечном актерстве, - тогда, возможно, я сумела бы постоять за себя...

Пельмени

Феодосья Семёновна вылепила 38 пельменей. Один из них она посвятила мужу, остальные - грехам своей бурной молодости. Мужнин пельмень она съела с горчицей, все остальные - с хреном.