Страницы: 1 | 2 | 3

Приятные моменты

Мы тут окружили Константина любовью, как бы он не захлебнулся. Вот несколько эпизодов.
ЭПИЗОД I
Действующие лица: Алиса, Константин, мама Настенька
- мама, куда дядя Костя уходит?
- домой.
- почему он уходит домой? Я не хочу, чтобы он уходил.
- а почему ты не хочешь, чтобы он уходил?
- ну я же люблю его.
ЭПИЗОД II
Действующие лица теже.
Я и Константин сидим в обнимку. Пришла Алиса, обняла его с другой стороны и говорит:
- Мама, я люблю дядю Костю.
ЭПИЗОД III
Действующие лица: Константин, Анастасия
-я буду называть тебя желешка.
- это, потому что я жирная?
- нет. Это потому что я люблю желе. Вот и тебя я буду называть желе.
- но меня же ты не любишь.
- но я люблю желе. А ты желешка. *пауза* Но ты ведь тоже меня не любишь.
- кто тебе сказал такую глупость?
- а что, любишь чтоли?
- да.
- но ведь это не любовь.
- А что? Влюбленность?
- да.
- ну, значит, я в тебя влюблена.
КОНЕЦ
Это всё мило и странно. Алиса никому не говорила, что любит, кроме меня. Бабушке и папе один раз говорила по собственной инициативе. Меня это очень умиляет, и радует. Но в то же время, страшно, что если он уйдет, то страдать будут уже два сердца. Спросила у Андрея, да, я была права, ему она не говорит, что любит. И от этого я влюбляюсь в Константина еще больше. Почему так происходит? Почему ей понравился именно он? Она даже не спрашивает, принес он ей что-то или нет, она просто любит его. Просто так.
Мне кажется, что после моего признания, Константин стал ко мне лучше относиться, теплее чтоли. Падазрительна. Может я накручиваю? Опять мои тараканы... Мы были вместе неделю, расстались на сутки, потом снова неделю вместе были. Мне комфортно с ним, и не надоедает. Но прошел ведь только месяц, о чем можно говорить? Наверное, это таблетки начали действовать, мне так спокойно, так хорошо, даже дышать легче стало. Сплю хорошо и спокойно, кошмаров нет. И настроение хорошее, и мыслей нет дурацких. Хорошо, что в больницу пошла.

Wellcome to hell

С угрюмым лицом я тихо шлепала знакомым маршрутом. Всё те же кабинеты, те же люди, та же дрожь в коленках. Мне снова пришлось рассказывать весь свой бред. Почему-то в моей голове это звучит убедительно, но как только я открываю рот, то слышу какой-то детский лепет. Однако, мои слова посчитали слишком серьезными, обнаружив в моем состоянии реальную угрозу для жизни. И я, кусая губы, глотая ком в горле, стараясь не заплакать, шла туда, где живет безумие.
За моей спиной громко закрылась тяжелая металлическая дверь. Как камнем придавило едким запахом испражнений. Казалось, что этот аромат осязаем, настолько тяжелым он был. Было сложно дышать и сложно ходить. Ноги становились ватными.
У меня забрали все мои вещи, оставив один на один с мыслями.
Ожидание встречи с врачем тянулось бесконечно долго. Я сидела и смотрела на бабушку, которую привязали к кровати. Она пыталась отвязаться. Я тихо офигевала от грубости санитарок. Больные для них, как животные. Мне разрешили воспользоваться телефоном. На остатках заряда батареи я позвонила родным и написала смс важному человеку. И отключила. Телефон, паспорт и деньги я больше не видела.
Меня пригласили в кабинет врача. Там было чисто, уютно и не было запаха. Мы побеседовали и мне казалось, что он смеется надо мной и моей проблемой. Меня положили в палату. Я села на кровать и вросла в неё. Мне хотелось, чтоб всё это происходило не со мной.
Пришла мама, принесла мне мои вещи и книгу - спасение от местного безумия.
Родители очень удивились моей госпитализации и моим суицидальным мыслям. Мама рассказала, что тоже хотела умереть после развода, но передумала из-за меня. У меня защемило в сердце и я вспомнила Алису. В телефоне меня ждало трогательное сообщение от папы: "Настенька! Мы тебя очень любим. Если тебе говорим о недостатках, то не для того чтобы тебя-винить, а для того, чтобы не допускать их впредь. Я без тебя не смогу жить. Мне, тоже застрелиться потом зная, что тебя нет и в этом виноват я. Ни когда так не делай. Люблю тебя сильно. Ты должна жить. Очень долго." После таких слов сдерживать слезы невозможно и я плачу каждый раз, когда перечитываю его.
От утренней булимии не осталось и следа, но на ужин я не пошла. От ароматов, витавших вокруг, аппетита больше не становилось. Я полностью погрузилась в книгу, стараясь не слушать происходящее вокруг. Женщина в моей палате обсуждала с кем-то тему замужества, мне стало интересно взглянуть на эту сильную независимую женщину, и на того, кто ей так тихо отвечает. Это была необъятных размеров дама, взгляд её был направлен на голую стену. И судя по всему, тот, кого она там видела, отвечал ей. Она внимательно выслушивала его ответы и дискутировала с тем, кого видела только она.
Погас свет и я осталась без книги, один на один со своими мыслями. Во всех палатах отсутствовали двери. В дверные проемы лился свет, лишая возможности сна. В палате переливчато храпели женщины, убивая последнюю надежду на сон. Где-то, в одной из палат резаной свиньей кричала женщина, щедро сдабривая свою речь скабрезными словами. Моя соседка снова вела беседу с воображаемым другом. Имя его - Саша. Она жалобно просила его трахнуть её. "Саш, хочешь потрахаться со мной? Ну, не хочешь, как хочешь. Мне просто ебаться хочется. У меня живот болит. Писька болит. Чешется писька, понимаешь? Давай потрахаемся, а? Ну, нет так нет". Разговоры прекратились, в мыслях о Саше она стала прерывисто дышать и выгибаться. Писька её чавкала на всю палату. А я очень сочувствовала женщине, чья постель соседствует с постелью похотливой свиньи.
Время тянулось бесконечно долго. Я всё ждала, что вот-вот и начнет светать, и эта ужасная ночь закончится. Я думала обо всем. Ночная психушка - идеальное место для рефлексии. Мне уже не хотелось умереть, мне хотелось домой. Теперь или в гроб, или не выдумывать, чтоб больше сюда не попасть. Храп поутих и я провалилась в сон на час. Меня разбудили и погнали сдавать анализы. Вонь стала еще более едкой - мыли обгадившихся бабушек. Мне удалось сходить в туалет в одиночестве, что меня порадовало. Это сложно, в этом странном туалете.
Поход к психологу, знакомые тесты и гадкий завтрак. Лучше б не ела. Рис, плавающий в белой жиже, которую сложно назвать молоком. Глотание было затруднено. Зато угостили конфетками.
Ко мне пришла мама и сказала, что заберет меня. На миг показалось, что над маминой головой нимб светится, а под курткой выглядывают сложенные крылья.
Для меня собрали ВКК, разговаривали со мной и отпустили домой.
Мама и папа тоже не спали всю ночь, очень переживали обо мне.
Вечером пришел Константин и мне надо было всё рассказать. До этого я всё скрывала, он ничего не знал о моем состоянии. Он тоже не спал всю ночь. В его голове были не самые радужные сценарии оргий со мной в главной роли. Ведь, сложно поверить в то, что в какой-то больнице забирают телефон. Я извинилась за то, что скрывала, и так резко исчезла. И он всё понял, и всё наладилось.
Так я провела сутки в психиатрической больнице. Больше не хочу туда возвращаться. Так и вижу, этих людей, прогуливающихся по коридору. Они идут мимо и смотрят прям в глаза. Прям в душу. Жутко. До мурашек.

Хмутро

Утро не задалось. Он убежал от меня, как ошпаренный. Я не знаю, что произошло и произошло ли вообще, и есть ли в том моя вину.. Хотя нет, знаю. Он спросио, почему я так рано встала. Я говорю: "мне надо уходить, по делам." "по делам, ага. Могла бы и разбудить" я говорю, так еще рано, я еще не ухожу, но механизм уже запущен был, видимо. Он поднялся, оделся и ушел. И даже не позавтракал. И ничего не объяснил. Ненавижу такое. Меня всю трясет, я лишилась части волос, и собираюсь в больницу. Ну, не скажу же я ему, что иду в психушку. Он не любит меня никак, не то, что безусловно. Он не будет любит меня с короткими волосами, слишком толстую или слишком худую, тем более, он не будет любить меня сумасшедшую. Мне хочется себя побить, наказать, исцарапать, выдрать волосы, что угодно. Мне хочется обрезать волосы под мальчика, покрасить в яркий цвет, сбрить брови и ресницы, прыгнуть в прорубь и не выпрыгнуть. Это снова со мной происходит и с каждым разом мне все сложней сдержаться. Так что я собираюсь и иду в больницу.

Кошмарики

На дворе бушевала зимняя стихия. В незнакомом мне доме я слонялась по комнатам, в поисках выхода. И все, что я находила это незнакомого мне мужчину. Каждый раз, когда я находила выход, я бежала. Но он догонял меня и возвращал в теплый, неуютный и такой чужой дом. Я не оставляла попыток сбежать от своего похитителя. Каким бы добрым и заботливым не был этот мужчина, он не мог мне дать одного - свободы. Он хватал меня за руки и тащил обратно в дом. "Ты моя! Теперь ты моя! ", - кричал он. Мне кричать было бесполезно, ближайшие дома были очень далеко, дороги замело снегом. И никто меня не услышит. Но он не может быть бдителен всегда, я не предпринимала попыток побега, и он расслабился. Я воспользовалась этим и сбежала. Он не сразу заметил моё отсутствие, что дало мне фору. Снег больно обжигал мои босые ноги, ледяной ветер проникал под тонкое белое платье, как будто его и не было на мне вовсе. Но это было не важно, ведь всё, чего мне хотелось это избавиться от оков. Я добежала до многоэтажных домов, подъезды были открыты, во дворе гуляли люди, мамы с детьми и пары. Я забежала в подъезд и спряталась под лестницей. Меня било крупной дрожью, слезы текли ручьями, вокруг было много людей, но никому не было дела до бедной девочки в белом платье, без обуви в зиме. Я выглянула из укрытия, и увидела своего похитителя. Он упустил меня и был очень зол, он искал меня. И тут я поняла, что мое укрытие ненадежное, и я сижу совсем на виду, меня видно с улицы. И он тоже увидел меня. Уверенным шагом он направился прямо ко мне. Его руки сложились в кулаки, глаза горели ненавистью. И с каждым его шагом, я все больше вжималась в холодный бетонный угол подъезда. Он был так близко, что я чувствовала его запах, и тепло. Он навис надо мной, отчего казался еще больше. Я вжалась в пол, зажмурилась и закричала. Мне было очень холодно, меня трясло мелкой дрожью, но я была дома и не одна. В попытках немного согреться я обняла теплую спину, и, продолжая дрожать, уснула снова.

Проснулась я в новом воскресном дне, на удивление тёплом и солнечном. Мы с Константином отправились на прогулку. Однако, город не рад был нас видеть. Все магазины, салоны, кафе были плотно закрыты белыми ролетами, на улицах не было ни одного человека, ни одной машины. Дороги были перекрыты высокими белыми воротами. Мы гуляли по пустым дорогам и наслаждались друг другом. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается и мне с малышкой пришлось уехать в столицу нашей когда-то страны. Мы гуляли по главной площади столицы, смотрели, как удивительно соседствуют старинные здания с современной архитектурой. Видели интересный бассейн, который находился на втором этаже, был очень глубокий, а его дно и одна стена были из стекла, так что мы, находясь на улице, могли видеть тех, кто там плавает. Насмотревшись на красоты старого города, мы отправились в пешую прогулку по улицам столицы. Однако, тотальная экономия страны, отразилась в первую очередь на дорогах, и чем дальше от центра города мы уходили, тем хуже становились дороги. Широкополосное шоссе, полностью из грязи, это было реально. В конце концов, мы пришли к какому-то болоту, где было сложно отличить дорогу от топи. И мы увязли. Нам кричали, чтоб мы возвращались, но никто не торопился нам на помощь. А мы не могли выбраться. Наступило воскресное утро, удивительно солнечное и не удивительно холодное. Наконец-то эта ночь закончилась, и закончились сны.

Любимый Чак. Удушье.

Искусство рождается только от горя. И никогда - от радости.
*
Тот, кто не помнит своего прошлого, обречен повторять его вновь и вновь.
*
Если мы чего-то не понимаем, нас это бесит. Если мы не в состоянии что-то понять или объяснить, мы это отрицаем.
*
А когда тебе исполняется тридцать, ты понимаешь, что главный твой враг - это ты сам.
*
Если мы чего-то не понимаем, нас это бесит. Если мы не в состоянии что-то понять или объяснить, мы это отрицаем.
*
Секс - замечательное лекарство почти от всего.

Много мыслей обо всем

Ну вот почему всё через жопу всегда?
Моя малышка сломала руку сегодня. Это я виновата, потому что разрешала ей ходить на лёд. Теперь из-за меня маленькому человеку месяц ходить в гипсе. Я это в общем перенесла нормально. Не расстерялась, отбросив сантименты, трезво оценила ситуацию и быстро приняла решение о дальнейших действиях. Нагребло только теперь, когда я поняла, что была не права, разрешая ей ходить на лёд. Она падала, смеялась, вставала и падала снова. И я смеялась вместе с ней. Но сегодня, когда она упала, я не услышала смех, я услышала плач. А в доме, обнаружив потерю симметрии в ручках, мы быстро доставили кроху в больницу, где под общим наркозом зафиксировали место урона.
Мы лежали в отремонтированной палате, в соседствующей с которой когда-то лежала я. Маленьким, испуганным ребенком, я заливала больничную подушку кровью и слезами. И не было рядом никого, кто мог меня утешить. Мама все время уходила и я была одна. Стена, разделявшая палаты, была застеклена, но стекла были окрашены. Дети расковыряли краску в углу, около моей кровати и мы с девочкой смотрели друг на друга в эту дырочку. Тогда она была ближе, чем кто-либо, но я даже не знала её имени. Я смотрела на эту стену из стекла и замерзала от воспоминаний. Место, где меня предали, сломали, вселили в меня страх. Место, где я поняла, что тебя могут предать даже те, кого ты любишь больше жизни. Детские травмы не рассеиваются, а только корни пускают и прорастают.
С Константином мы были вместе со среды, с недолгими перерывами на свои личные дела. Он напомнил мне бывшего мужа и то, почему я его не люблю. В субботу мы вместе, преодолевая непогоду, отправились за новым телефоном для него, взамен старого. Я прекрасно понимаю, что это новый телефон, и хочется все узнать, сделать все так, как ему нравится, а потому молчала, тиха фыркая себе под нос. Однако, вид мужчины, чей нос по уши погружен в гаджет, заставил всплыть в голове неприятные ассоциации. Впрочем, больше ему нечем было заняться, я уделить внимание не могла. Все развлекались как могли. Пару дней назад К. имел неосторожность высказать желание отведать ленивых вареников. Сказано - сделано. Вчера мы все вместе делали вареники. Я замесила, Артем раскатывал, Алиса вырезала цветочки. Получилось очень вкусно и красиво. Мы хорошо поужинали все вместе, и я получила свою порцию похвалы и благодарности от Константина. Я уже отвыкла готовить для кого-то, кто не я и не Алиса. Неожиданно приятно, особенно, когда всё получается и он хвалит и благодарит. Он спрашивает: "Я, наверное, не лучшая партия. Не помогаю готовить, и посуду не мою. " Но, ты ведь делаешь для меня то, что я не могу сделать сама для себя. Да, Александра тебе не переплюнуть в плане помощи, но ты старайся (или не старайся) и всё будет хорошо. Радует то, что больше нет недопонимания и злых шуток. Дело в моем восприятии, с его точки зрения, шутки смешные. Но я рада, что их больше нет в нашей жизни.
Тревожит меня моё состояние. В планах было завтра пойти в больницу. Пошла, аж бегом. Я спокойна только когда он со мной. Но стоит ему уйти и через несколько часов начинается всё по новой. Только умереть не хочется больше, что радует безмерно. Он нашел шрамы, когда мы спали, уже под утро. Вот незадача, ночью я себя не контролирую и скрывать их не могу. Обнимая меня, и держа мою руку за запястье, он ощупал его и лишь покачал головой. Меня как током стукнуло и я проснулась, но было поздно, и я сделала вид, что сплю. Не сказал ни слова. Чтож, так-то лучше.
Мои страхи по поводу невзаимности стихли, потому что, разве был бы он со мной рядом почти неделю, наблюдая моё серое, ненакрашенное лицо; разве волновало бы его моё настроение, моё здоровье, мой внешний вид; разве поедал бы он миллион болюд с сыром, аппетитно причмокивая, будь я совершенно ему безразлична? Я вижу перемены в нем по отношению ко мне, я стала ближе, но я все еще в минусе, а он в плюсе. И все, чего я боюсь это питать иллюзии на его счет и надоесть ему. Поэтому сегодня и далее мы спим порознь. Надо иногда скучать все-таки. Не хочу повторять участь Александра, ведь теперь я на его месте.
Кстати, о нем. Прошло достаточно времени и страсти во мне улеглись. Я скучаю за ним, как за другом. За тем другом, каким он был для меня до отношений. Во мне нет тех чувств, вспыхнувших на столь недолгий срок. Я скучаю за ним, как за Стасом, за Игорем, за Ваней, особенно. Скучаю за нашими разговорами, нашим смехом. Но встречи наши отныне будут не частыми. Мне не хотелось бы вызывать ревность у настоящего,а встречи с бывшим непременно к этому приведут.
Засим всё. Все мысли на сегодня.

Добро

Погода на улице не радует солнышком, все угрюмые, спешат поскорее туда, где тепло и сухо. А в транспорте нас сегодня радовал удивительно вежливый и добржелательный водитель. С его уст слетали такие выражения как: "Пожалуйста. Ваша остановка, пожалуйста. Осторожно возле дверей". И ни одного скабрезного слова или грубых интонаций в голосе. Вежливо напоминал об остановках тем, кто просил. Даже сдачу с пятисот рублей дал бумажными купюрами. Ехал осторожно, не лихачил. В отместку все пассажиры вели себя прилично, не ругались, благодарили на остановках. Мы ехали и радовались. Хорошо поднял настроение. Побольше бы таких замечательных водителей.

Эксперимент прошел удачно

Маленький некромантик познакомился с человеком с красивой бордой. И вот что странно - он ей понравися. То есть, странно не это, дело не в том, что он такой, что никому не нравится. Он-то всем нравится. Дело в том, что Алисе мало кто так нравится. Саше приходилось её задабривать, чтоб добиться её расположения. Случайно заглянувшие знакомые оказывались в черном списке у Алисы. А тут пришел, и ничего не делая сразу же стал другом для неё. Она не спрашивает, что он ей принес, она просто принимает его. Играет с ним, рисует. Она попросила его остаться. Мне приятно, и я немного удивлена.
А я приплыла окончательно. Вчера проводили эксперимент. Отвечали на 36 вопросов, которые приводят к любви. Всё получилось, у меня слетели тормоза. Я просто стаоаюсь меньше думать о последствиях, иначе всё снова закончится депрессией. Будь что будет. Он хорошо ко мне относится, мне с ним очень хорошо и тепло. И я уже несколько раз чуть не ляпнула, что люблю его. Мне кажется, я этим всё испорчу только и он пойдет в плюс, а я в минус. Боюсь. Снова.
Я сливаюсь с ним, моя речь подрожает ему, слова его в мою речь влились. Все симптомы на лицо. Она больна.

Больница

Вот уже больше месяца я откладываю поход в психиатрическую лечебницу, в надежде справиться самостоятельно. И все эти дни мне ужасно плохо. Каждый вечер мне грустно. Это не просто плохое настроение. Это такая грусть, которая хватает изнутри и тянет из меня все жизненные силы. Я чувствую, как всё из меня уходит. Желание жить, сила воли, желание делать хоть что-то, в доме и вообще. Есть только одно желание - умереть. Были самоповреждения, желания порезать себя никуда не делись и только стали сильней и навязчивей. Были проблемы с алкоголем, когда неделю я пила каждый день перед сном. Теперь ко всему добавилась булимия. Самодиагноз, но я уверена, что права. Не могу остановиться на стабильности какой-то. Несколько дней правильно питалась. Даже скинула два киллограмма. Потом начались пляски. Приступы обжираловки, перемежающиеся одним или двумя днями голода. Затем пару дней нормального, правильного питания и по новой приступы булимии. Мой живот становится огромным, жопа рыхлая, руки огромные, на лице второй подбородок. И от этого мое эмоциональное состояние становится только хуже. А когда ухудшается эмоциональное состояние, то учащаются приступы булимии. Замкнутый круг. Что с этим делать и как избавиться, я не знаю. Мне легче тогда, когда со мной СКБ, и недолго после его ухода. Но он не может быть со мной вечно, да и не к чему это, только испортится всё снова. Пожалуй , пора снова идти в больницу. Я прям слышу, как она зовет меня. Наверное, сама я снова не справлюсь.

Выходные и депрессия

Теперь, когда я вижу татуированных людей я думаю не о том, как это красиво, а о том, сколько в этом боли и страдания. Но я рада, что это свершилось и на моей ножке красуется лиса. И да, я точно буду делать еще. Хотя когда били, я думала иначе. Мне хотелось встать и убежать. Остановить на пол пути. Три часа непрерывной боли. Чтож, я это заслужила.
Меня снова гложит чувство вины. За всё. Дочка провела у бабушки на один день больше - я чувствую вину. Бывший парень страдает - моя вина. Моя семья развалилась - тоже я. Наши планы с друзьями разваливаются, угадай кто виноват?
Выходные были насыщенные. После сеанса тату я встретилась с друзьями, мы поехали ко мне и напились в хламиномонаду. Вот что значит не пить и не уметь пить. Окончание вечера я уже не помню. Было классно, и не было измен. Что радует.
Суббота началась с Лизоньки. Мы классно пообщались, она хорошая и милая. И бабушка у нее классная. Смотрели свадебные фото её папы и Лизонькины детские фото. Забавно было.
Затем я встретилась с мистером Самая Красивая Борода (сокращенно СКБ) и мы долго гуляли по улице. Прогулка привела нас к кладбищу. Да уж, свидания на кладбище у меня еще не было. Очень романтично. (На самом деле нет) Мне понравилась прогулка. На слабо меня брал и оказался прав. Снова.
После долгой пешей прогулки мы оказались в теплом доме, где встретили мою маму и весело с ней поболтали. Они надо мной шутили. Шутники, блять. Но мне приятно, что они подружились. Он продолжает меня знакомить с кинематографом, а я его познакомила с оперой.
Опера. Мои эмоции били ключем, когда, сидя в зале, я увидела человека, который стал моим прошлым.
*литературное отступление.
Я знаю, что ты читаешь мой дневник. Я не хочу скрывать записи, потому что дневник читает Игорь и Настя. Ты не боишься прочесть тут то, что тебе не понравится? Что-то интимное, например. Я знала, что ты в дневнике прочел, что я иду в оперу. И я все еще думаю, что ты сделал это специально. Но я не злюсь уже. *
Эмоции уляглись и представление началось. Сначала ничего не было понятно. Много соплей, поют невнятно. Так, как я читала произведение, было понятно о чем идет речь, это спасало ситуацию. Второй акт был самый интересный. В общем и целом опера понравилась. Но музыка Джузеппе Верди мне нравится больше, чем Чайковского. Хотя, может это опера такая.
Просмотр прекрасного произведения скрашивало тепло руки сидящего рядом. И даже факт того, что где-то сзади сидит прошлое и смотрит мне в затылок, не омрачало прекрасного вечера. После оперы мы прогулялись по площади Ленина, там очень красиво украсили огнями, всё сверкает разноцветным. Я даже уговорила мистера СКБ сделать совместное фото. Чему я несказанно рада. Правда, очень рада.
Всю прелесть выходных омрачали странные шутки, непробивная прямолинейность и мои страхи. Все, чего я боюсь сейчас это влюбиться. Я не знаю, как это остановить или предотвратить. Где тормоз, как мысли отключить, как понять, когда из симпатии это станет влюбленностью? На данном этапе мне с СКБ интересно, весело, хорошо в общем. Странно тянет к нему, не было такого никогда. Как Погасий говорил: "тянет к человеку, как магнитом, и все. Я не думаю ни о чем, а просто иду за своим желанием". Я тогда думала, че за бред, что значит тянет. А тут появился он и я сразу вспомнила ту фразу. И всё поняла. Смутно вспоминаю, как мы на карьер вместе ездили. Фото подтвержают, моя память сопротивляется. Ну да и ладно, ездили и хорошо.
Договорились не шутить больше так жестоко, ни я ни он. Дай-то Б-г.
А сегодня ко мне приехала Оху. Милая кошечка. СКБ ей понравился, я даже почти ревновала, после слов: "я всем бабам нравлюсь, даже кошкам" Ну ок, пусть мечтают.
Моя маленькая принцесса снова со мной. Она наконец-то пресытилась бабушкой и соскучилась по мне. И была идеальным ребенком. Мы обнимались, целовались, признавались в любви и говорили, как скучали. Моё материнское сердце цвело от радости.
Так и закончились прекрасные выходные. Давно таких насыщенных дней не было.
Меня снова накрывает депрессией, но я надеюсь справиться без фарм.помощи и без врачей. И еще, надеюсь не влюбиться, а то будет больно, а я боюсь этого. Знаю, что сильно сломаюсь, если он сделает мне больно. И тогда точно придется вернуться к Доку и колесам.

Мечтать не вредно

У меня есть много мечт. И я их мечтаю. Я загораюсь мечтой, она живет во мне какое-то время, а затем я складываю её к остальным мечтам, и там они живут во мне. Но вот, что я заметила, когда мечту отпускаешь, то вскорости она сбывается.
Много лет я мечтала иметь кота сфинкса. Моя любимая порода кошек. Я просила сфинкса на каждый праздник. Но увы, сфинкс не появлялся в моем доме. И тогда я перестала мечтать о нем. То есть, он все еще был моей мечтой, но я уже не думала, что она исполнится. Я решила, что стану взрослой, самостоятельной, самодостаточной женщиной и мои сорок котов начнутся обязательно со сфинкса. И вот, в погожий летний день меня посетил мой друг и говорит: "у тебя тут возле забора странное какое-то существо сидит" Я глянула куда он указал и замерла на месте. Я просто не могла поверить своим глазам. Около моего забора сидел лысый кот. Я взяла его к себе, его кожа обгорела, гоаза заплыли и я его лечила. И целую неделю я была абсолютно счастлива, потому что в моем доме жил сфинкс. Мечта сбылась. Затем нашелся его хозяин и котик вернулся домой.
Еще у меня были извращенные фантазии, я ими бредила несколько лет, а потом забыла, так как замужество и замкнутый муж не распологают к сексуальным излишествам. Однако, появились они и всё состоялось. Лучший секс в моей жизни с лучшей девочкой. И мечта сбылась.
Завтра исполнится еще одна моя мечта, которую я давно отпусила. Моё тело украсит прекрасный рисунок и я стану чуточку счастливей.
Надо мечтать, потому что мечты имеют замечательное свойство сбываться.

Пятница и прочее

Всегда надо чего-то ждать. Это дает силы жить. Я жду весны, жду лета, сейчас я жду пятницы. Я очень надеюсь, что в четверг один приятный молодой человек напишет мне: "Завтра приезжай!" И в пятницу исполнится одна из моих мечт. Исполнять мечты всегда приятно, всегда хорошо. Будет больно, но я выдержу. Странно, но мне хочется этого еще и из-за боли. Я столько боли причиняю себе, и я надеюсь, что за пять часов непрерывной боли я восполню все свои нужды в самобичевании. И буду счастлива совсем немного.
А затем я встречусь с Игорюней и Настюней и буду счастлива, потому что они меня вытаскивают из эмоциональной жопы с завидной легкостью. Я богатый человек, потому что у меня есть такие хорошие друзья.
Мы с малышкой совсем здоровы и завтра она пойдет в садик. Не хочет, плачет, но я очень надеюсь, что адаптация пройдет быстрей. Сколько ж можно дома сидеть-то. А мне надо заняться делом, ибо финансовые запасы прохудились вконец.
На выходных ждет меня приятная прогулка и культурный поход в мою любимую оперу. Я продолжаю приобщать людей к искусству. Опера как наркотик, хочется возвращаться туда снова и снова.
В общем, дома сидеть не буду, чтоб не закиснуть, чтоб меньше хотелось умереть. А там, может и жить захочется, не по инерции, а так..

Конец

Всё изменилось во мне. Не изменилось только то, что я продолжаю оставлять разбитые сердца на своем пути. Я перешагиваю через осколки, воспоминания, и иду дальше. Утирая слезы, заглушая чужую боль, я все еще живу. Волос на голове становится все меньше и иногда мне хочется обрить голову, чтоб перестать их выдирать. Но если не будет волос, что я буду делать? Вены резать, о стену биться? Да и некрасивая я буду тогда. Не могу этого допустить. На счет красоты. Нервы, депрессия привели к перееданиям и я снова толстая. Да, у всех разные понятия толстая-худая. И для кого-то я ее толстая. Но для меня 58 кг это предельный вес. Дальше нельзя. Лучше всего мне, когда мой вес 50 кг. Я себя чувствую легко и комфортно и отражение в зеркале меня радует. Сейчас я сбросила килограмм и мой вес 57 кг, но я вижу постаревшее лицо в зеркале, эти ужасные щеки, второй подбородок и огромные руки из-за увеличившихся мышц. А еще живот, похож на пельмень или вареник, такой же рыхлый и в складочках. Быть некрасивой ужасно. С другом гуляли и он считал тех, кто на мне взглядом задерживается. Объективно мало. Я боюсь стареть по большей части из-за страха потерять красоту. Поэтому, снова правильное питание, иногда не правильное, вроде голода. В пятницу не съела не крошки. Теперь ем, но мало, мне сложно, особенно в стрессе. Верю, что у меня все получится. Снова. И я снова буду красивой. Нельзя быть красивой, если на твоем лице есть второй подбородок.
Пятница переломный день был. Пятница 13-е. Самое плохое случилось для меня в голове. Это давно тянется, уже месяц. Я снова пыталась что-то менять, в себе, я думала депрессия ничего не изменит. Но она меняет. Каждый раз, когда эта дама приходит, во мне что-то меняется. Я как-будто умираю и воскресаю. Каждый раз. Она приходит, чтобы мне помочь, помочь принять решение. В такие моменты в голове ничего нет, кроме жуткого желания умереть, и я могу спокойно проанализировать себя, свою жизнь и понять, почему все так, а не иначе и зачем она снова ко мне пришла.
Да, нам было хорошо вместе и я благодарна ему за каждую улыбку, которая была из-за него, за каждый смех, за наши вечера и ночи. Было хорошо, но потом этого хорошо стало слишком много и тогда наступило плохо. Я никак не могла понять, в чем дело, и почему мне так плохо. Ведь он рядом, каждый день, он со мной. Затем желание говорить "люблю" стало появляться все реже и реже, не хотелось поцелуев, объятий, нежности, разговоров. Это стало раздражать, прикосновения били током раздражения, хотелось уйти. Но куда я уйду из своего дома? Я не верила себе, мне этого не хотелось. Мне не хотелось, чтоб все заканчивалось так скоро. Свежа память о том, как было хорошо. Но я засыпала и мне хотелось спать на подушке, а не на его плече. И я думала, хоть бы он не начал ко мне приставать. А потом я поняла, что всё повторяется. Так же было и с Андреем. Я помню как было, теперь всё так же. А значит, ничего не изменится и будет только хуже. И рвать надо сейчас, пока я не начала его ненавидеть.
Пятница 13-е. Я гуляла с выключенным телефоном, чтоб не отвлекаться, а только чувствовать себя. Мы пили кофе и болтали много часов. Но я была далеко. Далеко в себе, в своих мыслях. Моё изгнание помогло мне понять себя и принять решение. И всё закончилось. Ровно четыре месяца. Я не уверена, что сразу вот так вот готова к дружеским отношениям.
Я снова чувствую себя виноватой. И после всего легче мне не стало. Но лучше уж я буду одна страдать, чем вместе с тем, кого не люблю. Мы всё переживем. Всё наладится. Я знаю. Я верю.

Игра

Я давно мечтала путешествовать. И вот моя мечта исполнилась. Я стояла на смотровой площадке, а передо мной простирался зеленый склон. Столько сочной зелени я не видела еще никогда. Холм делился громадными ступенями и дождик сделал на каждой ступеньке небольшой бассейн. Люди внизу сидели на пледах, пили чай и тихо общались. Природа отдыхала и ничто не нарушало этой тишины. Смотровая площадка находилась очень высоко. Я смотрела вниз на всю эту зелень и у меня захватывало дух. На волшебное место спускались сумерки, люди с пледами поднимались наверх, машины развозили людей по их местам ночлега. Последняя машина ушла, битком забитая, прям перед моим носом, но следом подъехала следующая. Кроме меня в машине больше никого не было. Я ехала и размышляла о жизни, о мечтах, которые сбываются и веки мои тяжелели. Мы приехали к моему домику. На улице было темно. Это был военные городок и где-то в далеке тишину нарушали выстрелы и автоматные очереди. "Совсем как дома", - подумала я. Моя комната была очень скромная. Голые стены светло голубого цвета, Несколько кроватей, тумба около каждой и шкаф. Как в больнице. Душ был общий, почти летний, для этого жаркого региона это идеально, много умывальников под стенкой. Любимая работа не оставляла меня и на отдыхе. Я делала прическу, очень стараласб и наслаждалась процессом, но девушка резко передумала, когда я уже заканчивала. На что я пожелала ей доброго вечера и удачи в сборах без моей помощи. Чтоб отогнать от себя плохие мысли, я отправилась на прогулку по этому городку. Кругом гуляли люди, пары, мамы с детками. Дети что-то увлеченно рассказывали мамам. На улице было удивительно тихо, будто уже глубокая ночь. Погруженная в свои мысли, я шла и шла и не следила за дорогой. Когда я очнулась, людей вокруг меня не стало. Насколько хватало взгляда, не было видно ни одного человека. Окна в домах были черны. Впереди забрезжил свет и моё любопытство понесло меня туда. Свет шел от фар, по дороге рассекало очень много военных машин, набитых боеприпасами и человеческими ресурсами. Туда-сюда ходили люди при оружии и вдалеке виднелся блок-пост. Гражданских не было. Было странно, что такое творится совсем рядом, а в центре гуляют люди так, будт ничего не знают. А может и правда не знают. Я шла по темным улицам и размышляла об этом всем. Я попала в странное место. Кажется, это не входило в мои планы. Я вошла в свою комнату, она была общая, но кроме меня там больше никого не было. Кровати были ровно застелены, всётчисто, ничего лишнего. Над моей кроватью красовалась огромная перьевая ручка, размером, как кухонный нож. Судя по тому, что ручка была воткнута пером в стену, она еще и острая как нож. Я легла спать, а поутру решила отправиться на разведку места,в которое я попала ночью. Когда я вышла, моему взору открылась полоса препятствий, на которой военные тренировали свои физические навыки. Она пустовала. Открылась дверь в соседнем помещении и оттуда выбежали дружным строем военные. Ноги несли меня в том же направлении, что и прошлым вечером. Снова гуляли мамы с детьми, будто вокруг нет войны. Я добралась до того места, через пустынные улице жаркого города. Там по прежнему катались военные машины. Казалось, они и не ложились спать. Я прошла мимо военных и хотела выбраться из этого странного города. Но когда я подошла к блок-посту, то увидела, что они там вовсе не впускают или выпускают машины. Они там для того, чтоб никто не выехал из города. За их спинами уходила вдаль абсолютно пустая дорога. Я поняла, что что-то не так. И пошла обратно. Но когда я поравнялась с военными, они меня остановили. И сказали, чтоб я тут не ходила, потому что это может быть опасно. "Иди через дворы. Туда." Указали мне совсем иную, незнакомую мне дорогу. Я и пошла. Это была дорога между двумя рядами частных домов, плотно прилегающи друг к другу высокими заборами, и только два выхода. Тот, в который я зашла и тот, который ждет меня впереди. Было страшно, я не знала, что там дальше и куда я выйду. Солнце прожигало кожные покровы и грозилось взорвать мне голову. Наконец мой путь подошел к концу. Этот проход заканчивался входом в какой-то склад. Дома плотно прилегали к этому зданию, высокие заборы не оставляли шанса пойти через дворы. Тупик. Я вошла в склад. Я оказалась в просторном помещении и человек на входе сообщил, что я попала в игру. И я должна справиться с заданиями, чтоб найти выход отсюда. Моя длинная пышная юбка белого чвета, как раз распологала к беготне по заброшеному складу. "Ничего страшного ведь не случится в современном мире. Это просто квест.", - думала я. Но я не знала, что это игра на выживание. Сзади меня догнала группа людей, такие же, как и я, кто пошел через дворы. Вдалеке, за нашими спинами, лаяли псы. Не долго думая, я шагнула вглубь здания и наша игра начала. Спустя пару часов все поняли, что это не просто игра. И нам всем надо постараться, чтоб не умереть. Мы двигались к финишу, наши ряды пустели, а те, кто остался обзавелись ссадинами, ранами и синяками. Мы обошли весь склад и, кроме разнообразных ловушек, не нашли ничего. Нас ждала последняя комната и все справедливо ожидали, что там будет выход. Одну стену в этой комнате заменяли несколько слоев ткани. В стену была воткнута огромная перьевая ручка. Та самая. Я схватила ее и стала разрезать шторы. Ручка была очень острая и разрезала шторы как масло. Мы услышали шаги в коридоре.
-скорее, ты с ручкой, встречай его!
Я притаилась за дверью. Все ждали. Было страшно, но мне хотелось жить. Вошел маленький мужчина. Все замерли. Я без промедления воткнула ручку ему в бок. Он повернулся и упал на пол. Он хватал воздух, над губами у него были усы, он все еще был жив.
- Добей его! Он пойдет за нами! - кричали все вокруг.
Я стала беспорядочно тыкать ручкой. В ноги, руки и туловище. Я встала, чтоб уйти отсюда.
- нет, он живой, он пойдет за нами, добей его.
Тогда я подошла, подняла по очереди каждую его ногу и перерезала ахилловы сухожилия.
- теперь не пойдет.
Я вернулась к шторам. Все, чего мне хотелось это покинуть это странное место. За тканью скрывалась остальная часть комнаты. Пол был накрыт досками, под ними пустая яма, наполненная непойми чем. Проверять, что находится в яме, никому не хотелось. По периметру комнаты летали два манекена, привязанные к потолку, и мяч. Они летали по одинаковой траектории. Забив на остальных, я побежала к двери, за которой брезжил солнечный свет. Манекены норовили отправить мня в плавание по неведомой жидкости, но я добралась. Дверь была открыта и я вышла наружу. Остальные последовали моему примеру. Мы оказались на такой же дороге, которая привела нас сюда. С двух сторон стоял высокий забор, дорога петляла далеко вдаль. За заборами жили люди и ничего не знали о том, что тут происходит совсем рядом. Я побежала что есть мочи, путаясь в своих юбках. В конце пути меня ждал человек, поздравлявший с окончанием игры. Тупик, проход только один, за его спиной. Он взял меня под руку и провел мимо спящей собаки к закрытой двери. Он открыл дверь и я попала в большое складское помещение. Но на другом конце склада была дверь. Я осмотрелась. Там были огромные деревянные коробки цвета хаки. Страшно представить, чем они набиты. Все еще опасаясь за свою жизнь, я побежала к двери. Никто не пытался меня остановить. Дверь не была заперта. Я вышла и оглянулась, на двери русскими буквами написано "БОЕПРИПАСЫ". И тут русские. Это была та самая дверь, из которой утром выбегали солдаты. Я выдохнула и пошла в свою комнату. На соседней койке лежал человек, которого я потыкала ручкой, над ним склонилась мед.сестра. Мне стало стыдно и я подошла извиниться.
- да ладно, не извиняйся, смотри, сколько у меня шрамов, - сказал он, улыбаясь своими гадкими усами.
И он стал показывать мне свои шрамы на руках. Так мы и проболтали до сумерек.
Я проснулась, а новый день уже давно начался. И надо прожить его и постараться не умереть.

Приключения мистера Питкина в больнице

Я тут поняла, что быдло это не обязательно гопота, сидящая под подъездом. Быдлом могут быть вполне приличные на первый взгляд люди.
Мы с малышкой лежим в больнице и у меня порвались уже все шаблоны о мамах. Мои "как она может, она же мама" сменились на "оказывается, может".
Мне жаль всех этих малышей, от мала до велика, которых мучает высокая температура. Они истошно вопят, и никто не может помочь их горю. Их температуры поднимаются снова и снова. Наш рекорд 40.1°. Но это было дома. Больница вылечила шоком сразу же и мы хотим домой с того момента, как приблизились к ней ближе, чем на пятнадцать метров.
Мне жаль мою малышку. Каждый день ей делают два укола в мягкое место. Она плачет и спрашивает, почему ей сделали больно. Я тоже плачу, и через слезы выдавливаю, что так надо, чтобы быть здоровой. Она говорит, что хочет болеть. Я знаю, как это больно. До 18 лет я с завидной регулярностью болела, лежала в больницах, терпела уколы, операции наживую, и прочие издевательства. Тут я тоже лежала, но во взрослой. И моя малышка вкусила прелестей отечественной медицины, где вся жалость к этим крохам сводится к "утютю не плачь маленькая". Мне сказали привести её в страшный манипуляционный кабинет, который был бы не так страшен, позволь мне остаться рядом. Она пробыла там под капельницей почти час, и все время непереставая плакала и звала меня. Я знала, что так будет. Я сидела в палате и Пушкин не задерживался в моей голове. Я пришла и увидела бедного моего ребенка, привязанным к кушетке, с мокрой от слез головой и осипшим от плача голосом.
Засим мои страданья не окончены.
Первые сутки прошли без сна у нас обеих, потому что в палате с нами соседствуют быдло, начитанная колхозница и бесхребетная курица.
Когда все решили лечь спать, быдло долго поносило свое дитя. В её речи вместо запятой было слово " блять", а также "пошел в жопу", "как ты меня достал", "меня от тебя тошнит уже" и прочие перлы быдловского лексикона. А когда малыш упал с кроватки, мама одарила его фразой: "что, пизданулся, блять?" Ребенку, на минуточку, полтора года. Волосы мои шевелились от изумления.
Второй экземляр - баба до сорока, на вид больше, выдающихся размеров. Все свои действия сопровождает веселыми распевами. Уложила ребенка скраю и он, вполне ожидаемо свалился с кровати посреди ночи. Поэтому гениальная мама решила сдвинуть две кровати, а то её тушке мало места. Положить ребенка к стенке не судьба. Думает только о себе, сильно шумит и единственная, кто храпит во сне. Громко. Как мужик. Врачебные наставления выполняет с излишним рвением. Как-будто ей пятерку за это поставят. Но знает, что такое кетоны, правильно рассказала про их выработку и влияние на организм.
Третья тихая, никому не мешает, но состоит в интересных отношениях с дочерью. Дочь обращается к маме не иначе, как в приказном тоне. Мать на это никак не реагирует, даже исполняет. Один раз попыталась возмутиться, получила от дочки и с чувством вины стала её задабривать.
Наши анализы позволяют жить и лечиться дома, поэтому мы сбежали домой. Мучаем маленькую попку инсулиновыми шприцами, ей почти не больно, так как заботливая мама озаботилась обезболиванием необходимого места.
Движемся к выздоровлению. Болеть ужасно и я рада, что всё самое страшное позади.

Народные методы лечения болезней

Мы болеем. Бесит всё. Так плохо, что хочется умереть, чтоб ничего не болело, не ломило, чтоб не сгорать. Болеем все вместе, сразу. Может так и лучше, сразу все отмучаются и всё. Больше всего бесит обилие народных рецептов лечения со всех сторон. "А вот мне помогло..." и далее следует душещипательная история о засовывании куда-нибудь еды, или закапывании различного рода фрешей в разные отверстия, или прикладывание разной температуры вещей к разным частям тела. Есть случаи, когда медикаментозное лечение не помогает, либо его просто не существует. Как в случае с поджелудочной болью. Когда помогает только холод и голод. А есть случаи, когда организм сам справится с болезнью, надо только ему помочь. А для этого должен быть нормальный иммунитет. И всякие там горчичники, растирание спиртами, засовывание в уши и поджигание всякого мусора, это не поможет. А при незнании диагноза, может навредить вообще. Папа говорит: почисть и положи в комнате чеснок. И никто не спросил, как часто мы проветриваем, и какая влажность в доме. Хотя это куда важней для выздоровления, чем какой-то там чеснок. Я не понимаю, откуда в головах нашего народа столько стереотипов, и когда это выветрится.

Итоги

Сегодня 29 декабря, через два дня начнется новый год. Каким был для меня 2016 год? Ужасный просто.
Весь год, за исключением трех месяцев в сумме, я провела в депрессии. Моя семья развалилась и в общем-то ничего не клеется. Работы нет, я болею посоянно, то одним, то другим. Без простуд. И начался год с аборта. И заканчиваю год я толстой уродливой бабой. Я четыре года не была в этой весовой категории. В последние два месяца беременности была такая же и даже тяжелей, но это не считается.
Но я благодарна этому году за людей, которых он мне дал, и которых вернул. Я познакомилась с замечательным человеком Ваней. Я не знаю, сколько продлится наша дружба, но надеюсь, что долго. Он меня мотивирует, с ним интересно и он учит меня новому. Возобновились наши встречи с Игорем. Кроме того, я наконец-то познакомилась с Настенькой. Словами не передать, как я за Игорем скучала. Очень не хватало нашего общения, живого общения в особенности.
Саша стал для меня очень важным человеком.
И исполнилась одна моя мечта. Эротическая.
Это всё. В остальные дни мне было плохо. И морально, и физически.
Чего я жду от 17 года?
Я очень надеюсь не умереть и не сойти с ума. Хочу вылечиться от депрессии. Преобрести какие-нибудь новые навыки. В общем, хочу, чтоб 17 был лучше 16.

Как это будет

Когда меня нагребает, то в голову лезут всякие планы суицида и мечты о моей скорой кончине. Не то, чтобы я специально об этом думала и мечтала. Деструктивные желания появляются сами по себе в моменты обострения депрессии. Так вот, о чем мне мечталось.
Мне не хочется прозаично как-то умереть, перерезав вены, или подвесив себя к потолку, в растянутых штанах и свитере с катышками.
Самый мой любимый способ суицида я подсмотела во вконтакте. Мне понадобится проволока 50 см, толстая веревка 1,5 метра, клей момент. Сначала я обвязываю веревку вокруг талии, проволоку вокруг шеи. Веревку и проволоку привязываю к батарее или к поручню на краю крыши многоэтажного здания. Жилого, желательно. Руки обильно смазываю суперклеем и клею к голове. Выпрыгиваю в окно или с крыши.
Я так и представляю, как это эпично.
Второй вариант проще. Для начала мне необходимо выпить много снотворного, успокоительного, и прочей фигни. Только не слабительное. На улице должна быть зима, мороз не менее -5, а можно и посильней. Можно таблетки запивать алкоголем для верности. После всех манипуляций я надену красивое белье. Так как тело не фонтан, то лучше красивую шелковую пижаму, цвета, контрастирующего со снегом. Выберу невытоптанное место, не очищенное от снега, аккуратно прилягу. Подвигаю руками и ногами, чтоб сделать "ангела" и буду ждать смерти. Теперь я мертва и я ангел.
Третий вариант еще проще. Я наберу в ванную теплой воды, набросаю лепестков, набрызгаю эфирного масла лаванды, потому что люблю этот запах. Вообще-то всё равно, в чем будет плавать мой труп, но в последний момент я хочу вдыхать приятные мне ароматы. Я хочу умереть с удовольствием. И вот я улеглась в ванную, в руках очень острое лезвие или скальпель. Я сделаю несколько продольных надрезов на обеих руках и опущу руки в воду. И буду ждать, пока потеряю сознание. Зато, я буду чистая и в морге меня не надо будет обмывать.
А иногда я представляю, что я смертельно больна. У меня часто болит в матке и я представляю, что это рак. Мне поставят этот диагноз и я обрею себе голову, сбрею брови и состригу ресницы. Просто потому что все раковые теряют волосы после химии. И все будут спрашивать, что со мной, а я буду отвечать, что у меня рак. И так я медленно умру. В мучениях, я надеюсь.
Последнюю неделю у меня перманентно кружится голова и я представляю, что у меня диабет. И тогда я смогу умереть, объевшись шоколадками. Я буду брать молочный шоколад, мазать на него сгущенку и есть. И потом я умру от передоза шоколадом.
Сегодня я шла по улице и у меня заболело сердце. Мне было больно идти, дышать и говорить. Меня скрючило пополам на пару минут и я думала, что вот-вот умру. И я представила, как я потеряла сознание, меня привезли на скорой в больницу, и там экг и узи сердца показало страшную патологию. Врачи строго-настрого запретили нервничать, прыгать, пить алкоголь и делать что-либо, заставляющее сердце выскакивать из груди. И тогда я пойду в секс-шоп, куплю вибратор и буду дрочить до тех пор, пока не умру от оргазма.

Потом я представляю то, что будет после. Да, мне будет все равно, когда я умру. Но сейчас нет, мне не все равно. Мои родители очень огорчатся. Потом они утешатся своими детьми, но какое-то время они будут очень несчастны. Моя дочь будет очень скучать по мне. Она уже большая, многое знает и понимает. Она будет ждать меня и плакать, потому что я не прихожу. А когда она вырастет, то будет журить меня за то, что я её бросила. И любимый. Я почти уверена, что он отправится вслед за мной, и у него всё получится. А тогда это будет не самоубийство, а еще и убийство. Я буду посмертным убийцей. Эта перспектива мне не улыбается. Да и писем прощальных не написала еще. Надо доделать дела, а потом уже... мечтать.

Schweine

В домах появляются трупы деревьев, украшенные и сверкающие огнями, в супермаркетах сделали целые отделы с украшениями, шампанским и конфетами, в корзинках покупателей лежит зеленый горошек, много майонеза и мандарины, а в голове цифры, подсчитывающие затраты. Да, это Новый Год. Всё повторяется снова и снова, не меняется ничего. В автобусе висит наклейка "с наступающим опьяением". Свиньи нажрутся до поросячьего визга, загадают желания, которые никогда не исполнятся и будут дальше жить своей унылой жизнью.
У бьюти-мастеров перед новым годом аншлаг. Курицы делаю маникюр, прически, стрижки, красят волосы, делают макияж и шугаринг. Они покупают новые платья, может даже белье кружевное наденут, вместо обычно хлопкового. Они больше не пойдут на эти процедуры, трусы отложат до дня святого Валентина, а платье будут надевать только по праздникам. Меня интересует другое. Зачем бабам, которые обычно ходят с отросшими корнями, секущимися концами, заусенцами и заросшей писькой, становиться принцессами на одну ночь? Ты ходишь весь год унылой свиньей, но почему-то именно в новый год ты решаешь быть красивой. Ты загадываешь желание, пока бьют куранты. Ты хочешь похудеть, или разбогатеть, обрести свою любовь или повышения на работе. Но наступает утро нового года, и ты делаешь очень много ничего для исполнения своего никчемного желания. И, конечно, оно снова не сбывается. "Волшебства не существует", думаешь ты, дожевывая эклер, или, по пути на нелюбимую работу, пуская газы в дырявые трусы из хлопка.
Женщина это ведь не на один раз, не на одну ночь. Это навсегда. Ты либо 24/7 сексуальная и красивая, либо забудь вообще про отверстие между ног.
Страницы: 1 | 2 | 3