Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 11

основной дневник

из-за того, что у сервиса "diary.ru" появилась не совместимость с моим провайдером darkdiary становится моим основным дневником... Если сказать честно, то в ДД мне многое не нравится, но есть неоспоримый плюс -
ОН стабильно работает, и тормозит гораздо реже...

Я так думаю, что выложу-ка я здесь свои сказочки... может кому-то они будут интересны... а может и не будут...
"война подскажет маневры"

нам песня строить и жить помогает...

ワイルドサイドの友達に 

伝えておきたい事がある

今は遠く 遠く見える灯でも

信じてみるだけの価値がある

老いぼれた真昼の交差点に

羽を失くした鳥達の群れを見る

自分らしく生きようとあがいてみるが

自分の正体がいまだにわからない

羽は太陽に焼かれ翔ぶこともできないか

俺は翔びたい 飛び続けたい

俺は翔びたい 飛び続けたい

罪人がそうするように

ひとりよがりで孤独な世界を守る

失くすのを恐れるばかりで変われずに

守るふりしては言い訳を繰り返す

腹の底から笑えない時代のせいにしたくない

俺は変わりたい 変わり続けたい

俺は変わりたい 変わり続けたい

I Wanna Change I Wanna Change

итоги уходящего года Быка... (взято у Doom'а)

Хотя Год Быка еще не кончился, думаю уже можно "подержать" его "за рога":

Сайт года: 2giz.ru
Знакомства года: с новой работой
Фильм года: "Мечта (Сон) Ким Ки Дука
Газета года: перестал читать газеты
Блюдо года: miso-shiru
Напитки года: Бамбуковое пиво
Ощущение года: Да пошло оно все лесом за дальний бугор... нас reboot, а мы крепчаем
Язык года: Японский
Экстрим года: Ночевка на Самарском вокзале после Рока-над-Волгой
Концерт года: Рок-фест "Рок-над-Волгой"
Интересы года: аниме
Мечта года: Смена работы (осуществилась)
Города года: Самара
Место года: у рабочего станка
Улицы года: Лесная, г. Самара
Поездка года: аниме-фест "Watanagashi"
Традиция года: журнал "Мир Фантастики"
Разочарование года: Американское кино
Человечище года: метёрый и суровый отаку
Друзья года: черти его друзья
Пожелание года: Будущий будет лучше
Вопрос года: ах как бы дожить до светлого дня, когда, наконец, не будет меня
Погода года: Фигня какая-то, а не погода
Цвета года: Серое, стальное небо
Время суток года: утро
Подарок года: наличие Интернета дома
Кафе года: Тануки (хоть это и не кафе)
Фраза года: Я у вас больше не работаю!
Самые яркие воспоминания года: первый день на новой работе, японская выставка, фесты и прочие неожиданные радости
Музыка года: Korpiklaani, Dvar, J-rock
Изменение года: Новое место работы
Самый ужасный день года: уже в прошлом

возможность возвращения

16 числа перехожу на новую работу, где не будет проблемы с инетом...

то есть вполне возможно, что буду реанимировать дневник..

С наступающем Саммайном!

Цветок (пропущенный рассказ из цикла "Время и Стекло")

22. Цветок

«Цветок пылает… в тени веков,
За сумрачным стеклом,
Где время вихрем кормит Бездну…
Пустая красота, да гибели любовь,
Вонзились лепестками
В мира стены…»

Ему снился странный сон… Нет, подобные кошмары были и раньше, но теперь он снова оказывался в том жутком дне, когда на него мчался этот жуткий рычащий конь с не менее жутким странником… Как и прежде, он поднял руку вперед, призывая Единого в помощь, и как прежде волна из амулета нелюди опалила его лицо… Однако, что-то изменилось, за спиной у нечестивца вырастал огромный цветок с черно-белыми лепестками, а в центре этого цветка сидела красивейшая из женщин… Даже он, смиренный монах-инквизитор был сражен этой красотой… А чуть позже цветок стал превращаться в паучью сеть, а на лице нелюдя появилась испарина… тогда он понял, что тот черный жрец ЗАЩИЩАЛ ее, Ту, что похитила его покой… Он протянул руки навстречу исконному врагу в стремлении помочь сдержать Запредельное Зло, как тот заговорил: «Брат Маркус, вам плохо?».
Он открыл глаза… Перед ними еще не умолкал звук битвы, но рядом не было никого, кроме послушника Антуона, который смиренно склонил голову перед Великим Инквизитором.
- Вы, кричали во сне… вот отец-настоятель и подумал, уж не занедужил в дороге наш гость. Не хотите ли испить ключевой воды из нашего погреба, брат? – послушник поставил кувшин на тумбочку и опять опустил взгляд вниз.
- Благодарю твое сердце, добрый Антуон, да прибудет всегда в нем Отец Всевышний, со мной все в порядке, просто вспомнилось всякое… Однако чувствую, не ради этого пришел ты сюда – иначе не так старательно прятал взор свой от меня.
- Воистину, слава о Вашей предусмотрительности, брат, ничто иное, как тусклое отражение действительности, ибо вы отмечены Богом – у нас ночью произошло чудо в храме.
Брат Маркус грустно улыбнулся, дотрагиваясь, до огромного, почти во всю правую щеку родимого пятна – подарка того Темного… «Вот уж точно – отмечен Богом, но вот каким и чьим» – еще та загадка, подумал он, поражаясь своей еретической мысли; впрочем, многое из того, чего учили в Святой Школе не меньшая ересь для блаженного народа с не менее блаженными его правителями.
- И что это за чудо?
- Алтарь расцвел… - глаза юноши воссияли, как у ангелов на иконах.
- Там появился цветок, так? Необычный такой, с темными и белыми лепестками?
- А… откуда Вы знаете? – теперь мальчик напомнил Маркусу «восточного истукана рядом с однорогой кобылой», как крайне остроумно высказался в свое время учитель по Ересеведению, да пребудет он вечно на небесах Создателя, - такое же трепетно-восхищенное выражение лица.
- Бог говорил со мной об этом… во сне… - зачем-то уточнил Грозящий Ведьмам.
- Как же я мог забыть об этом, святой брат, - послушник еще ниже опустил голову, - что Отец Всеобщий разговаривает с Вами.
- Пожалуй, я пойду посмотрю на чудо ваше, чуть позже, а пока… пока, мне надо помолиться… - инквизитор жестом показал на дверь, намекая юноше что хочет остаться один. Когда дверь закрылась, он отхлебнул воды из кувшина, машинально отметив, что раньше в нем было неплохое вино из того же самого погреба. «У, святоши, сами бражничают втихую, а инквизиторов водой поят?» - сверкнула в мозгу грозная мысль.
Маркус вздохнул и пожал плечами – тяжел ты, Посох Веры, да выбирать поздно… Итак, мы имеем чудо… Маркус прекрасно понимал, что чудес не бывает, как и всякой магии-шмагии, а бывают искушения, которые иногда очень выгодно выдавать за чудеса Божьи, чем бы на самом деле они не являлись… С другой стороны, ему опять снился кошмар десятилетней давности, но измененный и тоже связанный с цветами… Совпадение? Вполне вероятно, однако, осторожного Бог остерегает – надо выяснить как и что на самом деле… Еще нестарый брат-инквизитор проговорил хвалительную молитву и явилось к нему видение – Она, стоящая в цветке, а рядом, тот Темный, склонивший колено. А Она ведь говорила с Ним, с тем Темным… Но с другой стороны, Она говорила и взывала к нему, к врагу Ее народа… остановить Запредельное Зло… Маркус потряс головой, сбивая наваждение – отметина вновь заныла… как тогда… Теперь он знал, какой Богиней он отмечен, но не знал, что с этим делать… губы сами зашелестели на незнакомом языке, а тот Темный обернулся и увидел его. Маркуса поразил его взгляд… в нем не было ненависти, а только желание биться рядом с ним перед Бездной Запредельной.
Маркус понял, что смотреть на чудо в Храме смысла уже не было. Он мигом вышел из кельи, и, оседлав коня, спешно направился на юго-запад.

***
Ему снился жуткий сон. Как и десять лет назад он сдерживал волю Врага. А враг был силен… наверное, он один равнялся по силе всей этой смешной армии, обороняющей эту смешную нелепую крепость. Конь под ним спотыкнулся, а Враг произнес Слово. Амулет Богини защитил его от смерти, опрокидывая врага, но при этом и сам растаял, как кусочек льда в детской руке… А потом было нечто странное, он почувствовал Ее за спиной… Она была здесь, с ними – значит победа близка! А потом Она закричала, так пронзительно и сильно, что даже Враг услышал ее, и протянул руку ему, руку помощи. Жрец повернулся – и увидел Ее, заключенную в какой-то жуткий цветок с громадными черно-белыми лепестками.
- Я спасу тебя! – закричал он и ринулся на встречу, а его Враг был рядом с ним, он подал ему руку и сказал – «Ее Величество Императрица желает разговаривать со своим Верховным Жрецом», - почему-то женским голосом и на чистом наречии. От неожиданности он открыл глаза, перед ним стояла посыльная с консигной Императорского Дома, которой было очень трудно склонять спину перед, ним, мужчиной.
Он поклонился в ответ, самодовольно рассмеявшись про себя – «знаешь, сучка, что здесь не ты в фаворе… и твоя императрица за твою дешевую жизнь шлюхи медяка не даст, если ты что-то замыслишь» - приятно иногда быть главой 65 Дома, Дома Без Матери, единственным мужчиной, которого никто не посмеет назвать «йалук».
Тем временем фрейлина достала из дорожной сумки маленький хрустальный шарик, и провела рукой над ним. В воздухе замерцало лицо императрицы...
- Да пребудут с тобой Сестры, Императрица! – проговорил он, спешно соображая, что же такое случилось, что Ее Величество рискнула нарушить охраняемый Богиней сон Ее слуги.
- Сегодня на ночь… я решила воздать молитву в своей личной спальне… - императрица была чем-то удручена, - как увидела, что статуэтка Богини расцвела. Что предвещает этот знак для моего правления, ответствуй, мудрый…
- У того цветка были черно-белые лепестки, так?
- А откуда ты это узнал? Ведь цветок явился и расцвел, когда ты спал!
- Милая моя хозяйка, - жрец не упустил возможность съязвить, - не просто так я стал Верховным Жрецом, и Она рассказала мне об этом…
- И что же это значит?
- А вот это я сказать пока не могу, ибо не имею право обманывать тебя, Императрица. Но я обещаю, что сделаю все невозможное, чтобы узнать это. А пока, ради твоей же безопасности, не трогай цветы, хорошо…
Рядом стояла фрейлина, сама похожая на статую... Палантир медленно угасал. Он дотронулся до плеча посланницы, возвращая ее из состояния остолбенения к сознательному существованию. Чем вверг ее в трепет от демонстрации силы, что исходила от этого, никак не лучшего самца.
- Можешь идти…
- Да, Ваша Мудрость, - с искреннем почтением проговорила фрейлина, при этом томно заводя глаза, всем видом показывая, что вполне не прочь остаться.
- Мне надо подумать… это… очень важно для нас всех, - холодно проговорил Жрец, не давая прелестнице ни единого шанса. Впрочем, сейчас действительно, как говорят в Южных Княжествах «не до сук».
Дождавшись, когда девушка вышла, он стал рассуждать, при этом расхаживая по комнате.
«Итак, мы имеем Явление Ее Воли. Можно назвать это хорошим знаком… Но с другой стороны, этот сон… Она там тоже была в таком же цветке. Что-то не вяжется… И причем здесь Его Личный Враг? Как он связан с ней? Разве только через лучи повергшие Его наземь. Да и жив ли он?» Жрец вышел из своей комнаты и отправился на Храмовый Ярус. Шел он будто во сне… и ему казалось, что кто-то искал его, кто-то очень близкий, но чужой, но не мог найти.
Пришел в себя он лишь рядом со статуей. Она тоже была в увенчана венком из цветов с разными лепестками – черными и белыми.
- Спаси меня, - проговорила Она, - помоги мне…
- Да, я клянусь жизнью и смертью, что сделаю это, - мысленно проговорил он и услышал, что его слова были повторены. Жрец обернулся, и уже не удивился тому, кого он увидел. Отметина Богини сияла знаком на щеке Врага… Врага? Отмеченный Богиней не может быть врагом. Теперь он знал, что надо делать…
Подойдя к огромному храмовому шару, он связался с Императрицей.
- Я узнал нечто… странное… связанное с цветком…
- И что же это, Гаундрин? – Императрица была не на шутку взволнована.
- Мне нужен один человек.
- Да хоть тысячу…
- Ты не понимаешь, мне нужен Особый человек…
- Скажи кто он, и его голова будет у твоих ног…
- Ты опять не поняла… Мне нужен Великий Инквизитор…
- Ну… нет ничего совсем не возможного…
- Мне нужен брат Маркус живым… и невредимым… На нем печать Богини…
- Но…
- Он знает и скачет во весь опор сюда… Мне необходимо, чтобы с ним ничего не случилось…
- Но он же… Инквизитор…
- Отмеченный знаком Богини… Тогда, десять лет назад, чуть южнее Асаборга. Мне тогда выпускной экзамен принимать надо было… Все бы ничего, но этот Инквизитор… если б их в том отряде было бы двое – клянусь благосклонностью Лии, вряд ли сейчас говорили бы… Но удача была на моей стороне… Амулет выдержал Слово, но сам истаял и меня отбросило в сторону… Когда я падал, то видел как относили его, а на его щеке зиял Знак Богини… так мне тогда показалось… Я признал свой позор, но поклялся отомстить… Но Паука дарить не стало. Понадеялся, что Богиня его покарает… А Она оказывается его избрала… Если тебе не будет трудно – сообщи всем, что кто посягнет на этого человека – будет в личной месте Дома Ллиир…
- Гаундрин, он же человек… презренный червь…
- Пусть так, но даже презренная земляная вошь, отмеченная милостью Богини, должна быть в Ее Доме. Сообщите эльфам, пусть они дадут для него проводника…

***
Вот уже вторую неделю брат Маркус, Великий Инквизитор мчался во всю лошадиную прыть на запад, в земли тех, с кем он все время боролся. В трех дневных переходов от Великой Реки он задумался, как же он попадет в столь вожделенные для него земли? Конь его уже чуял злобу того темного, как кожа его обитателей края. И тут брата в Боге осенило – надо взять немного на север, и попробовать пройти через эльфийские земли.
Еще через четыре дня показалась эльфийская застава. Маркус улыбнулся – его, оказывается встречали… какой-то эльф в сером плаще, а с ним охрана из трех лучников.
- Брат Маркус… – эльф не спрашивал, а утверждал, - по просьбе наших друзей и союзников, я уполномочен Вас проводить до Валлэ Элнэ… Прошу Вас переоденьтесь, - эльф подал Инквизитору зеленый плащ, - илюри народ достойный, но не всегда сдержанный в эмоциях… мало ли что может произойти в пути.
Инквизитору ничего не оставалось, как согласится на облачение в бесовский наряд. Он даже снял с себя Знак Круга и оставил его в рясе.
Этот жест не остался без внимания эльфа – он одобрительно похлопал по плечу Маркуса, помог застегнуть и поправить плащ, сказав при этом, что он давно не видел столь разумных людей. Скорее всего, это было высшей похвалой в устах эльфа, однако Инквизитор поморщился и отвернулся к своей лошади – «за кого эти нелюди нас принимают тогда»? Эльф понял этот жест по-своему, рассмеялся, сказав, «а таких предусмотрительных – вообще в первый раз»!
- Аурион, - обратился он к одному из пограничников, - выведите, пожалуйста, лошадь для гостя наших друзей.
Маркус невольно содрогнулся – его воображение явственно рисовало жуткого кошмара, по какой-то дьявольской прихоти похожего на лошадь. Однако, на этот раз его страхи и предчувствия оказались тщетными – лошадь, которую ему подали можно было назвать чудом природы, воплощенным миражом – стройная, подтянутая, с серебристой гривой и боками. Аурион что-то сказал на ухо лошади и животное, что она – простая «рабочая скотина» Маркус уже сомневался, так осознанно посмотрела на Брата, что Инквизитору стало не по себе, почти как тогда, десять лет назад, когда на него посмотрел кошмар, оседланный Темным Жрецом…
Эльф в сером посмотрел на лошадь, потом на инквизитора… Походил рядом и сказал:
- Поедем по участку Великого Тракта. Быстро, но не торопясь. Из моей видимости не выходить, с дроу по возможности не разговаривать… Меня можешь назвать Илилвэ или, сокращенно, Ил… Все, прощайся с конем и поехали. Позавтракаем в таверне на переправе.
Ил оказался неплохим компаньоном. Он не лез с лишними вопросами, но умело избавлял брата Марка от казусов. А ночью, в тавернах, он усиленно занимался с Инквизитором, обучая его речи дроу. «Они, конечно, знают всеобщий, но ой как его не любят».Маркусу опять пришлось ломать свой язык, дабы научить его произносить эти странные, но как ни странно, по-своему притягательные слова. Он, с удивлением обнаружил, что очень быстро учится, и на третий день уже посмел поправлять своего учителя, который, как оказалось, говорил с жутким эльфийским акцентом. На эту поправку Илилвэ не обиделся, лишь заметил, что человек, если это ему действительно надо, так быстро учится, что очень скоро сам способен научить своих учителей.
Недельная дорога до столицы дроу прошла как во сне. Сначала страшным и не понятным, а потом, Маркус привык к смуглому облику постояльцев таверн, к тому, что женщины имеют большую власть над мужчинами, чем Магистр над паладинами, он перестал с жалостью смотреть на слуг-людей, и только фыркал при виде зомби.
И вот, в на горизонте показалась Она, огромная как гора Пирамида. Величие этого воистину грандиозного сооружения настолько потрясла Маркуса, что он перепугался. Захотелось бежать, скрыться… Губы машинально начали шептать молитву. Он хотел было силой прекратить это неуместное занятие, как до него дошло, что молится он на языке дроу. Пятно на щеке отозвалось жаром. Он опять увидел Ее в том ужасном цветке. «Быстрее, твой брат почти на издыхании, ему нужна твоя помощь» - проговорила она, и видение прошло…

***
Гаундрин, Верховный Жрец Лии вот уже вторую неделю не выходил из алтаря храма. Что он только не делал с этими ужасными цветами, а они вновь оплетали ее статую. Он приносил жертвы… как людей, так дроу, но Богиня была либо слаба, либо ей не нужна была кровь. Ему оставалось надеяться, что Враг (а враг ли он ему теперь?) все же придет… но надолго ли его самого хватит?
В эту ночь его охватило отчаяние… Впервые, почти, ему пришло воспоминание о том экзамене, в жизни. Не на кого надеяться, может его смерть даст Богине силу? Гаундрин достал ритуальный нож и начал читать молитву самоподношение..
- Я Гаундрин д’Лиир, в Разуме и Силе…
В этот момент дверь алтаря распахнулась и храмовая прислужница закричала –
- Господин Верховный Жрец, человек, отмеченный Богиней, появился у Валрэ Эл.
Жрец отпрянул, выводя себя из экстаза самоубийцы – наконец то, «но если ты, червяк земляной, вошь недостойная жизни, предашь Богиню, я, клянусь Радугой и Бездной, сделаю твою жизнь такой, что твой ад покажется тебе раем…»
- Ведите его сюда и скорее, приготовьте амулет и принесите вина…
Теперь ему оставалось только ждать….

***
Дроу в черных балахонах появились неоткуда. Даже Ил, на что эльф, и то не заметил их приближения…
Они подошли, поблагодарили эльфа за помощь, и настойчиво повели Великого Инквизитора вглубь этого здания. Не говоря ни слова, они завели его в маленькую комнату – Маркус почувствовал, что эта комната поднимается - поклонились ему и открыли дверь. Перед глазами Инквизитора вновь возник его воплощенный кошмар – Темный стоял, преклонив колено, перед Ее статуэткой, увенчанной гирляндой жутких цветов и что-то говорил.
- Vendue, Jaþalluk! – приветствовал Темного Инквизитор.
Темный отвлекся.
- Lueþ vendue, dalninuk. Drital ul’naus ußa ĵinrae? – спросил он, кивком головы указывая, на столик, где стояла бутылка и две чаши.
«И тебе привет, брат. Выпьем вместе вина?» - перевел голос в голове Маркуса.
- Не смею отказать в твоей просьбе брат, - проговорил Инквизитор, уже потом понимая, что сказал эту фразу на языке дроу.
Темный одобрительно улыбнулся и махнул рукой. Тот час перед Маркусом появилась прелестная прислужница, с тем жутким (жутким ли) амулетом, который ловко повесила на шею Маркуса. Человек почувствовал тепло, что волной прошло от отметины по всему телу и вошло в амулет. Возникло ощущение, что тот стал крупнее.
Темный жрец все время внимательно смотрел на него… Прислужница вышла.
- Теперь выпей, брат за Ту, кем отмечены мы – и преподнес человеку кубок.
Маркус глотнул. Вкус был странный, но приятный. Потом одним залпом допил кубок до конца. В голове что-то прояснилось, и все дорожные невзгоды остались где-то далеко.
- Отличное вино. Я никогда не пробовал такого хорошего вина, -сказал Маркус.
Темный прихлебнул из своего кубка.
- Воистину, отмечен ты Богиней… Это яд… вино настолько отравлено, что будь, ты, Брат, простым человеком, корчился в конвульсиях после первого глотка.
- Ты.. ты хотел меня отравить? – с ужасом проговорил Маркус.
- Да, Брат я и отравил… своего Врага, Великого Инквизитора Маркуса Эрлсона. И рад приветствовать своего Брата, Мардина д’Лиир. Ибо все Отмеченные Ей должны быть в одном Доме, разве я не прав, брат?
До Маркуса дошло, что Темный не хотел его травить, иначе не одел бы Амулет Единства Света и Тьмы на него. Но он был дроу, и поэтому был слишком строг в своих принципах. Кто-то в голове проговорил: «А разве сам ты не такой был, Гроза Ведьм?» Человек понурил голову.
- Ну, что с тобой, брат. Разве я поступил с тобой подло? – проговорил Темный.
- Нет, но я…
- Забудь, тот ЧЕЛОВЕК был отравлен ядом и принесен в жертву, как и предписывает правило. Да, прости меня, брат, я не представился, меня зовут Гаундрин, и прошу тебя называть меня именно так.
Маркус (а может уже Мардин?) поднял голову. Он не боялся, того, кто стал ему братом перед ликом Бо..гини. Но беспокойство не покидало его. Для этого ли он преодолел столь долгий путь чтобы пить в храме?
Его новоиспеченный родственник, казалось, понял с получувства бывшего Инквизитора.
- Ей нужна твоя помощь, брат, чем владеешь ты?
- Словом, - четко и однозначно ответил человек.
- Хорошо… мы сейчас подойдем к Ней и ты произнесешь Слово. А я буду тебе помогать…- проговорил Гаундрин, а после чуть громче добавил – принесите балахон для нового Брата. Тут же пришли две прислужницы, поклонились и положили черное шелковое одеяние перед человеком.
Он переоделся и подошел к Ее статуе, обрамленной запредельными цветами. Присел на одно колено и подождал Жреца.
Гаундрин подошел схватил стебли цветка и прошептал:
- Скажи Слово, брат… Она ждет…
Маркус посмотрел на Ее статую – Она действительно ждала. Тогда он направил всю свою Волю и Силу в Слово, а его брат с Силой рванул стебель.
Отчаянным криком пронеслась тишина, а после раздался хруст порванных стеблей. Они смогли…
Жрец улыбнулся: «Богиня никогда, не ошибается, брат… Я рад, что мой Враг умер…»
Мардин перевел дыхание и посмотрел на Ее изваяние. Она ответила ему благодарным взглядом – он понял, что вошел в число немногих воплощенных, которые смогли помочь Богам.
- Но дело не сделано не до конца. Есть и другие цветы…
- Да брат мой, пока есть. Думается следует нам посетить некий монастырь… За алтарь Императрицы я спокоен, здесь в Ее городе, она сома изведет зло – дроу положил оторванные цветы к ногам Богине. Неопасные, они казались трогательным подношением к ногам любимой…

***
Зарево пожара озарило лесное небо…
Две тени на ближайшем холме наблюдали за тем, как храмовый комплекс превращается в огненный цветок…

- Брат мой, а не слишком ты милосерден к мухам… - спросила одна тень у другой.
- Нет брат, я просто предусмотрителен – вдруг Богине вновь понадобится слуги из вшей, - ответила другая тень.

Через полчаса все было кончено. Запредельное Зло сгорело от Слова и Дела, на прощанье вспыхнув голубым огромным цветком, что достал лепестками неба, а потом в бессилии прижался к земле….

Наступили сумерки… Дроу схватил за руку человека и сказал: «Поехали Домой, брат… грустно здесь и уныло…»
Человек кивнул и оседлал боевую кошку (к кошмарам он так и не смог привыкнуть). Кошка замурлыкала, почувствовав приближение утра.
Над миром вновь входило солнце… И спасенный день ласкал черные балахоны своих спасителей свежим ветром…

Стена (Время и Стекло)

еще один рассказик... (само написалось)

Стена из камня с виду очень прочна,
И крепость защищает человека,
Но время рушит все… Мгновенье камень крошит,
И новых стен ряды вонзают башни в небо.

Когда не бывает потрясений время идет плавно и незаметно. Час к часу, месяц к месяцу… Вот уже три года прошло с того дня, когда колония пожизненно ссыльных в Южных Пустошах стала считать себя городом. Не ахти какой, но все-таки срок. Кривой Глаз из опального судьи превратился в хорошего мэра, практичного и по-житейски мудрого. Родился бы он в другом месте и в жил бы в других условиях – скорее всего затмил бы своими деяниями Грыха, и сказители в родовых юртах прославляли его подвиги по всей Степи… Беда в том, что именно условия жизни в большом городе сделали из сына варваров-переселенцев сначала судью Коричневого Квартала, потом студента Академии Права, потом… Потом ему стали завидовать, завидовать его дикому, почти звериному упорству и храбрости, его честности и глубокой веры в иллюзорную богиню по имени Справедливость. Многим не нравился этот орк-судья, одним - потому что орк, другим - потому что судья. Его пытались подкупить, пытались обмануть, пытались запугать…
А он только перестал доверять торговцам и самкам, да и левый глаз навечно застыл во взгляде на небо…
Ирония судьбы заключалась в том, что из-за своей страсти к справедливости он и оказался там, где он находился сейчас. А было дело так: компания молодых орков, упившись мухоморной настойки решила погулять по Кварталу Всех Богов. Дело то хорошее, можно сказать, правильное и угодное богам… Но мухоморовка воспалила и без нее безрассудные головы, не отягощенные избытком интеллекта, и ребят потянуло на подвиги. Объектом для подвигов толпа выбрала двух эльфиечек, которые сидели на скамейке у какого-то храма и о чем-то беседовали. Бравые мухоморные рыцари окружили скамеечку и предложили девушкам скрепить «нерушимую дружбу эльфов и орков Сердца Мира», временным брачным союзом. Причем каждый у каждого орка будет по две жены, а зато у эльфиек целый отряд храбрых и любвеобильных мужей. Надменные остроухие негодницы никак не отреагировали на столь великодушное предложение, даже не перестали беседовать. Это окончательно разъярило орков, и они попытались добиться «любви» силой. Лучше бы они этого не делали. Девушки оказались студентками Академии стихий, которые как раз решили поговорить с Фэйто об удаче на предстоящем экзамене. Через мгновение после нападения скамеечку окружал почти идеальный круг дымящихся орков, пораженных шквалом молний. Выбежавшие на шум жрецы успели лишь помочь девушкам убрать тела.
Негодованию Общины орков не было предела – девушки не только не понесли наказание, но им это зверское убийство зачлось как сдача экзамена! В Коричневом Квартале затлели угольки смуты. Чтобы как-то успокоить честных граждан, Глава Квартала передал это запутанное дело в руки Городского Суда. Сколько денег потратила орочья община, чтобы судебное разбирательство попало в руки к «своему судье», сколько инстанций оббегала. Однако, Шамхыр, которого тогда еще никто в лицо не называл Кривым Глазом, предал во имя «правосудия» свой народ! Он не только оправдал девушек, но и постановил безутешным родственникам выплатить моральную компенсацию. Было успокоившиеся орки вспыхнули гневным пламенем. Сначала в его огне сгорел дом Шамхыра, а потом кровавая резня перекинулась на улочки Коричневого Квартала. Восставшие перебили квартальную стражу, взяли в заложники Главу. Требование восставших было одно и только одно – голова судьи-предателя, про изначальный вопрос все как-то забыли. Надо отметить, что Верховному Судье Города нравился Шамхыр, но для того, чтобы его спасти, требовалось его обвинить и примерно наказать. Было решено лишить гражданства излишне принципиального судью за «подстрекательство к беспорядкам» и выслать в дальнюю колонию преступников, откуда нет ни для кого возврата. И орки довольны, и совесть спокойна.
Уже через неделю Шамхыру, а теперь уже «ссыльному поселенцу по кличке Кривой Глаз» пришлось заниматься привычным делом. Разнорасовое отребье никак не хотело жить мирно, любая ссора заканчивалась дракой до смерти. К тому же ка-кхи, местные ледяные варвары, восприняли ссыльных не иначе как приятную добавку в свой пищевой рацион. Собственно, мало кто доживал в этом проклятом древними богами месте больше месяца. Однако Шамхыру это удалось – он смог уладить миром какой-то мелкий спор. А при очередном нападении дикарей смог убедить ссыльных действовать сообща. Теперь «Скорбный Пристав» стал привозить не только очередную порцию «мяса для подкормки ка-кхи», а зерно и скот, инструменты и по-настоящему драгоценные в этих глухих местах материалы. Это Кривой Глаз смог договорится с капитаном «Пристава», через него связаться с Верховным Судьей. Колония перешла под патронаж Судебной Коллегии и официально стала называться «исправительной». А раз исправительной – то и умирать исправляющимся за просто так, не с руки. Помощь, хоть и скудным ручейком, но потекла в Южную Пустошь. А после наведения элементарного порядка выяснилось, что жить, работая вместе, лучше, чем умирать в ненависти ко всем и каждому. Многие колонисты открыли в себе массу полезных талантов. Были построены нормальные дома, кое-где уже стала развиваться торговля, стали появляться первые дети…
Кривой Глаз взвалил на себя обязанности мэра стихийно возникшего поселения, оставаясь для всех простым судьей. Инцидент со странным залетным вором, произошедший две зимовки назад подтолкнул к осознанию реалий. Поселение решено было назвать Файэстадом, и теперь заключенный, сошедший с «Пристава» сбрасывал оковы и объявлялся свободным в пределах колонии. Конечно, не все выдерживали столь резкого перехода от состояния заключенного к почти полной вседозволенности. Бузящим новичкам показывали ледяные холмы, по которым кочевали ка-кхи. И обещали познакомить поближе… Желание бузить куда-то пропадало.
Кстати, этот странный вор, по кличке Проныра, навел мэра на еще одну идею. С дикарями можно, в некотором роде, сотрудничать. Вот как раз сейчас мэр размышлял, как поменять излишки зерна на пользующуюся спросом на «материке», так колонисты стали называть отвергнувшую их родину, кости и шерсть тундровых быков. К сожалению, для такого обмена нужен был нормальный переводчик, ибо ка-кхи просто не поймут, чего «правителю каменных глыб» от них надо. А первого и последнего нормального переводчика он самолично отправил странствовать по Серым Дорогам…
Неласковое южное солнце уже начало заходить за гряду. И мэр решил прогуляться на сон грядущий… может, мысли придут здравые. Он вышел из Ратуши и… Перед ним стоял Проныра, живой и невредимый. «Да, заработался на славу – вот уже и привидений вижу», подумал Кривой Глаз, и совершил перед призраком традиционный орочий отвращающий проклятье жест.
Призрак же не вздумал исчезать, а наоборот, улыбнулся и проговорил:
- Вечер добрый, мэр!
- Иди-ка ты своей дорогой, любезный! – посоветовал призраку орк.
- Так собственно, я и иду, да не бойся ты… живой я – думаешь, я б так и дал себя тогда убить? Собственно, я к тебе по делу…
- По какому еще делу? - побагровевший Кривой Глаз понял, что негодный Проныра обманным путем не дал свершиться правосудию. Ярость залила глаза и он выкрикнул – что, опять начнешь искушать меня возвращением в Сердце Мира?
- Нет, в этом уже нет надобности… я насчет ка-кхи…
- А что с ними не так? – ярость резко спала, и мэр вновь стал мэром, а не обманутым орком. Пришел трезвый расчет – а что если этого Проныру уговорить поработать на благо колонии, может и выгорит дело со шкурами?
- С ними то все так… Мэр, могу поздравить тебя – ты пользуешься у местных племен непререкаемым авторитетом. А слава о твоем «скоплении камней» давно перешла границу тундр и докатилась до северных лесов.
- И что с того?
- А то, что находящиеся в более отдаленных от твоего поселения местах ка-кхи, начали точить зуб на твоих соседей. Они смогли даже объединиться ради совместного похода. Мало того, слава о твоем городе дошла даже до лесных ман-кари, которые стоят на более развитом уровне социальных отношений. В общем, они тоже присоединились к походу, но только с целью захватить ваши инструменты и вещи. Примерно через месяц это сводное войско подойдет к Файэстаду. Могу заверить – у вас нет никаких шансов.
- Все то ты знаешь… и откуда ж интересно ты все это знаешь? – проговорил тоном дознавателя Кривой Глаз, - и второй вопрос – с какого гхыра, у тебя, безродный, интерес в этом деле?
- Знаю я об этом из рассказов ка-кхи, я тут как раз… проходил мимо, решил проверить, как живет твой замечательный город, они меня и попросили поговорить с тобой, ибо верят, что только ты их сможешь защитить. А мой интерес в том, что направленный в верное русло, твой талант привел к созданию по-настоящему свободного от многих социальных бедствий общества.
- Уж не ты ли направлял то? Проныра, - орк сплюнул на землю.
- Я был скорее орудием направления, - тактично проговорил Странник, - хотя, честно говоря, такое направление, мне интересно… с точки зрения исследований.
- И что ты предлагаешь?
- Я предлагаю помочь местным ка-кхи. Со временем, эти племена смогут войти в культурную общность твоего города, а пока.... им просто необходима помощь! Я же возьму на себя столь любимую мною роль посредника.
- Я не настолько глуп, как ты думаешь, Проныра. Я и сам бы пришел к такому же мнению, будь оно из более ДОСТОВЕРНЫХ источников. Вопрос в другом – как я смогу помочь? Силой? Да, я могу выставить около тысячи бойцов, но, зная нрав ка-кхи и их бойцовые качества… Мы даже своим соседям ничего противопоставить по-хорошему не можем, не то чтобы помочь им, - в голосе мэра звучала неизбывная тоска.
- Я тебе сейчас поясню… Как ты думаешь, что на первых порах спасало колонию от нашествия варваров? Почему они в первый же голодный день не устроили шикарный пир в вашем лагере? Понимаешь, ка-кхи, конечно, лучшие воины в этих краях, но у вас есть нечто, что способно внести в их ледяные сердца толику ужаса с примесью почти мистического трепета. Это, ты сейчас будешь смеяться, но это частокол. Эти наивные дикари впервые узнали от вас, что можно свои жилища огораживать стенами. И побоялись атаковать могучих колдунов, которые способны поднимать землю. Вспомни своих предков мэр! Как часто в стычках с гномами именно стены позволяли держать верх именно горному народу! Беда в том, что алчность и жадность дальних племен способна перебороть страх перед неизвестным. Орда ка-кхи не просто сметет ваш жалкий частокол, она поборит мистический страх перед укреплениями. Следовательно, надо создавать новую, величественную стену, которой стоит оградить земли потенциальных союзников.
- Ты издеваешься, Проныра? У нас есть так много работников и материалов, чтобы создать Стену? К тому же за месяц… Даже если мы попробуем выстроить простой частокол у нас уйдет как минимум год!
- Несколько хороших водяных магов за неделю изо льда сделают такую стену, что она скроет в своей тени вон те романтического вида холмы. А когда опасность минует, также быстро эту стену можно будет и разобрать, если возникнет такое желание…
- Ага, у Файэстаде, полным полно Мастеров Воды! Как же я, глупенький орчонок сразу не догадался… Может поможешь их найти, раз предложил..
- Зачем их искать? Я прекрасно знаю, где их найти! И ты сам знаешь. За приличное вознаграждение можно нанять парочку-другую в той же самой Академии Стихий Сердца Мира. Они кстати, не забыли справедливость твоего суда, можно выторговать и скидку.
- Вот как интересно… оказывается, мы богачи, которых свет не видывал… Шкурами и плохим зерном что ли будем расплачиваться с магами? Или невольниками ка-кхи? Может этим магхам.. нравится ледяные самки?
- Шамхыр, ты же не глуп… - Проныра впервые назвал Кривого Глаза по имени, это было так неожиданно, что мэр вздрогнул - ты же оставил при себе рунную пластину вклада. А деньги то со счета никто не снимал… смекаешь?
- Чтобы снять эти деньги с вклада мне нужно быть самому в Отделении Банка. Но даже если я уговорю старого Оддика, капитана «Скорбного Пристава» отвезти меня в Сердце Мира, так мне, ссыльному, и дадут дойти до банка живым. Только полмесяца зря на дорогу потрачу.
- А ты знаешь… деньги можно снять и в другом месте… например, в Мэн Сирэ… а насчет дороги не переживай… у нас, Странников есть свои секреты… в быстром перемещении.
- К эльфам?? Они ж меня… в лучшем случае в ежа превратят... в худшем – в горстку пепла…
- Шамхыр… ты думаешь, эльфы Сердца Мира и эльфы Элдорэ между собой никак не общаются? Вспомни еще раз твое судьбоносное последнее судебное разбирательство… на чьей стороне было твое правосудие? Кстати, у эльфов тоже есть водяные маги… не такие сильные, как хотелось бы… но нам и этого хватит. Или ты струсил, зеленокожий?

Кривой Глаз подошел к Проныре, дабы оторвать за столь оскорбительное прозвание расы длинные наглые уши, как вдруг… яркое теплое солнце ослепило глаза орка. Он огляделся – вместо уже привычных взору ледяных скал перед ним стоял город. Большой город. И судя большинству прохожих – эльфийский. Орк инстинктивно встал в боевую стойку и огляделся. Прохожие обращали на него внимание, но как-то так… вяло и спокойно. Никто не хватался за луки и мечи, не швырял в ошарашенного орка молнии.
- Добро пожаловать в Мэн Сирэ, Шамхыр! В славную столицу Объединенного Эльфийского Королевства. – сказал Проныра и улыбнулся.
«Ну и дела, - подумал мэр Файэстада, - опять он улизнет безнаказанно. Попробуй его тронь сейчас – мигом узнаешь о хваленом эльфийском гостеприимстве в полной красе.»
Тем временем к ним подошел патруль: три одетых в серые плащи эльфа. Проныра подскочил к ним навстречу – что-то быстро затараторил, указывая на орка. Эльфы кивнули, подошли:
- Следуйте за нами, - обратился на всеобщем языке к Кривому Глазу один из них, наверное, старший из группы, - мы отведем Вас в Отделение… Банка.
Шамхыр выдохнул… видать, Проныра смог убедить стражей порядка помочь в их миссии.
Дорога до Банка не представляла никакого интереса. Кое-где встречались любопытные взгляды, но очень и очень невзначай. И Кривому Глазу вдруг показалось, что смотрят не на них с Пронырой, а на тех троих. Даже обидно как-то… будто к этим эльфам так и шастают орки через магические врата.
Цвергу-клерку тоже было совершенно безразлично, кто явился его очередным клиентом. Он только принял пластинку, спросил «Какую сумму вы намериваетесь снять со счета, или вы собираетесь снять все денежные средства?» Шамхыр, хмыкнув, сказал, что для начала хотел бы знать, сколько оных средств имеется на счете. Цверг приподнял глаза от своих бумаг, видать хотел взглянуть на столь странного клиента, увидев орка, понимающе хмыкнул – чего же еще ждать от зеленокожих, а потом удивительно спокойным голосом сказал – через пять минут зайдите в комнату номер 4. А ваш… э… спутник пусть останется здесь. Кстати, заявив о получении всей суммы, вы автоматически теряете одну двадцатую часть, которая пошла на покрытие транспортных расходов банка.
В означенной комнате стоял сейф с прорезью для рунной пластины. Шамгыр через пол-часа смог таки засунуть этот треклятую платиновую штуковину в эту узкую щель, проклиная всех гномов, цвергов, да и эльфов за причиненные неудобства. Дверь сейфа отворилась, даже не скрипнув. В нем лежал мешочек в котором было 95 платиновых монеток местной эльфийской чеканки. «Это же целое состояние!» - чуть было не воскликнул орк, но тут вдруг вспомнил, что только что подарил банку целых 5 платиновых, то бишь 500 золотых монет. Ну и дела… Он схватил остаток денег и срочно спрятал за пазуху, там оно надежнее в 20 раз будет храниться!
Клерк проводил клиента жалостливым взглядом, сказал, что «Вам не зачем брать всю сумму. Вы можете за сущие медяки перерегестировать свой вклад на наше отделение, после чего вы сможете пользоваться нашими услугами по ведению счета бесплатно…»
Однако, орк не внял голосу рассудка, крикнув «Мы уж как то сами справимся» бросился из банка.
«Ну что с эдакого дурня и взять… теперь?» - задался риторическим вопросом клерк, а через минуту вновь уткнул свой нос в бумаги – финансовый отчет не располагает к горестным вздохам – он требует максимальной сосредоточенности.

«Вот жмоты», - поделился своей досадой Кривой Глаз с Пронырой.
- Да ладно тебе… так хоть сколько то снял… кстати, сколько ты снял?
- 95 в платине!
- Девяносто пять? – переспросил Странник. – Да за такие деньги мы всю местную Гильдию магов наймем, да еще и на тройку особняков в центре города останется. Меня удивляет, как в банке столько наличности удалось найти… видать и вправду, перевозили… Ты ж их почти разорил!
- Ммм.. эта, я отвык от ценности денег, вот! – попытался оправдаться пристыженный орк.
- Ладно, дело не терпит – да и наше сопровождение заждалось.
- Слышь, Проныра, а мы что, вроде пленных? Они нас, эта, не ограбят по дороге?
- Смеешься… они тут, эта, - передразнив орочью манеру общения, ответил Проныра, - на задании государственной важности… вдруг с тобой, мой дорогой друг, что-то неприятное случиться… да, совсем забыл, прости за «зеленокожего»…
- Проехали, - отмахнулся орк, но на душе у него заметно полегчало.

Магическая Башня обнаружилась в квартале от Банка. Проныра предложил пройтись через парк. В парке Шамгыр с опаской глянул на манекены-мишени, сделанные в виде орков, да так искусно… Представитель властей объяснил, что это – стандартные мишени, высказал свои извинения за невольное сходство и попросил пойти поскорее, на всякий случай. Никаких казусов не случилось, и невообразимая компания подошла к Гильдии.
Необходимые формальности при входе были решены довольно быстро. В этом сыграли роль не деньги, а почетный эскорт. Через пять минут уже орка рассматривал совет Гильдии, так презрительно рассматривал, будто какое-то калеченое животное.
- Господа маги! Я представляю вам Шамгыра, бывшего судью Сердца Мира, а сейчас мэра вольного поселения Файэстад. Перед разъяснением сути нашего визита, я хотел бы напомнить почтенному собранию, что оный орк пять солнечных лет назад пострадал из-за того, что поставил справедливость выше внутрирасовой вырочки.
- Это нам известно, альв. – поэтому оный орк по сей момент еще жив, - приподнялась очень миниатюрная девушка, - что же подвергло вас на столь длительное путешествие? Отвечайте скорее – у нас, знаете, дел выше головы.
- Эта, мы пришли нанять у вас магоф – сказал орк, от удивления (столько эльфов в одном месте!) запинаясь.
- Нанять?? Да ты в своем уме альв? Привести сюда этого ирхэ, да еще с такой немыслимой просьбой! – высказалась та же эльфийка, сделав ударение на слове «ирхэ», которое было произнесено с чувством искреннего, от всей души, отвращения. Ей вторил стройный хор возмущенных голосов.
- Дело вот в чем, великолепная Элэлиссэ… - Странник объяснил ситуацию, сложившуюся в Южной Пустоши, и кивнул орку – мол, доставай деньги.
Орк достал из-за пазухи мешочек.
- Что же вы раньше не сказали… - настроение эльфийки заметно изменилось, - конечно, учитывая сложившиеся обстоятельства, мы протянем руку помощи, я сама возглавлю группу. Да не подсовывай мне деньги! Потрать их на что-то более полезное! У нас в городе есть замечательный рынок… так значит у вас операция по обороне города… Надеюсь, карты местности у вас при себе?
Судя по недоуменному взгляду орка и извиняющемуся альва, карт у них не оказалось.
- Тогда вам надо обратиться к властям. Я напишу рекомендательное письмо к Верховному Королю. Он разумеется, снарядит отряд рейнджеров, которые изучат местность и месяца так через три мы будем способны…
- Нет у нас этих трех месяцев! – взревел орк. А альв добавил: - мы пришли просить у вас помощи не в военной операции. Нам нужно, чтобы вы смогли сотворить защитную ледяную стену. У вас же есть водяные маги…
- Конечно есть, однако в данный момент они под руководством нашего Архимага заняты чрезвычайно важным делом на Западном побережье… Кстати, а вам точно нужна стена из льда?
Кривой Глаз сказал, что ему, какая к гхыру разница, из какого мажьего дерьма будет эта стена… главное, чтоб была… высо-окая.
Проныра уже приготовился к тому, что эльфы начнут фыркать при столь некуртуазном выражении мыслей орка, начал придумывать извинения… Но Элэлиссэ этот ответ вполне удовлетворил.
- Тогда будет вам стена… ой высокая!... Значит так, господа день три часа на сборы и в путь. А вас я проведу на рынок.
Поход на рынок удивил как ни странно не Шамгыра, а видавшего всякое Проныру. Оказалось, что магичка, да и еще и эльфийской расы может торговаться не хуже цвергов, умеет быть практичной как, артель гномов, и грузоподъемной, как среднего размера тролль. Шамгыр аж залюбовался – всем хороша, да только расой не вышла.
Через два с половиной часа нагруженные почти половиной товаров, что были на рынке спутники стали возвращаться к Башне, где их уже ожидала половина бывших на совещании эльфов-магов.
Оказалось, что перенести такую прорву всяких нужностей через магические врата было гораздо труднее, чем одной эльфийке в компании почти бесполезных орка и альва донести ее до Гильдии. Магам пришлось сделать под руководством Проныры немало прыжков туда-сюда, пока последний тюк с какой-то очень нужной лекарственной травой пересек путь в несколько тысяч лиг через портал. Устали все… Даже жители города, которые были на подхвате – вещи надо было перенести на склад, причем на своем горбу, не пользуясь никакими сверхсилами.
Немного передохнув, маги занялись работой. На это чудо сбежались посмотреть все, включая местных ка-кхи, которых чуждые силы пугали, но при этом возбуждали невиданное раньше любопытство. Ну и дела, оказывается их интересует не только еда и продолжение рода... К полудню стена была готова – сверкающая всполохами огромная, до самого неба стена, сплетенная из тысяч молний. Такого чуда не видел никто из присутствующих, включая Странника.
- До приближения вражеского войска осталось примерно 28 дней – сказала предводительница эльфов. Смысла вам оставаться здесь, друзья мои нет никакого, если, конечно, сами не захотите. Я же останусь, чтобы наша плетенка раньше времени не расплелась, буду ее поддерживать… Часть эльфов поклонилась, создала портальное окно и вошла в нее. Оставшиеся эльфы, а их было пятеро разошлись по городу, кто-то стал расспрашивать горожан о их жилье бытье, кто-то упражняться в стрельбе из лука, кто-то стал кинулся принимать не вовремя случившиеся роды…
К двадцать пятому дню эльфы настолько стали привычны в Файэстаде, что даже Кривой Глаз, с рождения не любивших остро-длинно и прочих –ухих стал все чаще искать компании среди неожиданных союзников. Элэлиссэ, имя которой местные сократили до более произносимого слова «Эллиса» почти все время проводила в флигеле башни Ратуши, почти ничего не ела, и ходила с совершенно отрешенным взглядом.
Когда она спустилась в зал заседания, где как раз проводился совет по последним приготовлением к возможному штурму, худая как тень, на нее не обратили почти никакого внимания… странная она стала… совсем…
- Я поняла, что нам не хватает – сказала она неожиданно громким голосом.
- Тебе, Элисса, явно не хватает доброй порции еды, а также хорошего сна, - ответил Кривой Глаз.
- Мэр дело говорит, - вторил Проныра, поспала бы ты чуток, а стенку как-нибудь да удержим.
- Нам не хватает боевого знамени! – воскликнула эльфийка, я кстати, нарисовала набросок… а поспать еще успею… кстати, воинство врага в одном дневном переходе. Так что за дело – нельзя оказаться безродным сбродом перед врагом, каким бы он ни был.
Урезонить эльфийку не удалось – и вот над Ратушей взвилось белое знамя с радужным полукругом… Файэстад был готов к войне… теперь уже окончательно…

Когда бессчетная орава ка-кхи и ман-карри подошла к месту поживы их ждала потрясающая картина – холмы были окружены сверкающей стеной из небесного огня, а над самой большой каменной глыбой застыла радуга, которая трепетала на ветру.
- Мое племя не станет бросать вызов сыновьям небес, мы возвращаемся в свои льды, - сказал сначала один вождь ка-кхи на последнем привале. Потом еще один, и еще… Ман-кари, оставшись в одиночестве, решили было тоже вернуться, но потом вспомнили про голодных ка-кхи… и подошли к искристому барьеру…
- Мы пришли, чтобы засвидетельствовать свое желание, сказал один из отряда на ломанном языке ка-кхи – наша еда теперь и ваша, повелители земли и неба, - и опустился на четыре… конечности. Пушистый, посеребренный инеем, парламентер сильно напомнил всем котенка, который собирался выпросить у хозяйки еще одну чашку молока, а когда он замуркал, то сходство стало полным. Смялись эльфы, Элэлиссэ перепрыгнула через стенку и начала гладить «миленького котика» за ушком, даже Кривой Глаз рахохотался как ребенок… Неподалеку танцевали союзные ка-кхи, пробуя незнакомую и вкусную еду, прославляя мудрого вождя, который смог договориться с колдунами из-за моря. Теперь можно было забыть о голодных зимах, когда самки поедали своих детенышей, а самцы – самок. Надо было думать о сытом будущем. Может по примеру пришельцев тоже стоит поставить себе каменные глыбы? Попросить их… им же нужны шкуры ледяных быков – есть возможность договориться. Вождь отослал самых смышленых детенышей к поселенцам, пусть смотрят… учатся понимать их. Над самой большой глыбой до сих пор сияла радуга – и вождь подумал, что пока она там есть, небо не оставит своих детей без поддержки… значит ли это, что у неба тоже есть воля?
Так у народа льдов появился первый философ.

…На этом празднике, нежданно нагрянувшем на готовых к бою горожан не было только одного, очень немаловажного лица. Проныра что-то быстро писал в толстенную тетрадку, приговаривая «Вот пусть только скажут, что я мало собрал фактического материала, пусть только попробуют возразить…» Дописав страницу альв закрыл свой томик, свернулся возле него калачиком и уснул. На обложке красовалась каллиграфическая надпись: «Исследование позитивного влияния воровства на создание общества с
расово-толерантным сознанием».

Я оказывается очень крепкий...

Работать на протяжении месяца с парой выходных и не свалиться, и не сойти с ума...

то ли у меня ума нет, то ли валиться уже нечему :)))

Чаша (рассказ из цикла "Время и Стекло")

Жертвенной кровью чаша полна…
Сверху алеет – снизу черна.
Темным рубином сияет она –
Испей же, создатель, чашу до дна!

Инглар сидел у информационного шара, нервно курил и думал: «Как так случиться смогло, что обреченный мир Манназ-Тйоз-Лигз, которому разведчики дали поэтическое название «Безлунный» вот уже на два стандартных года пережил свое время?» Мало того, капсула вместе с одним из лучших Истребителей не вернулась… Нет, не может быть – даже если аборигены смогли бы засечь внедрение капсулы в ткань мира (что теоретически было нельзя сбрасывать со счетов), то отразить удар Разрушителя и захватить капсулу… Это не тот уровень развития! А на порядки выше! А если… а если разведчики столкнулись с крайне агрессивной и высокоразвитой расой, которая спит и видит способы найти поводы к «Удару возмездия»?
О, Звездные Боги! Разведчики же возвратились домой, а если противник действительно настолько силен, то он мог сознательно отпустить их, используя возвращение для того, чтобы узнать координаты… Может, стоит забить тревогу? Выступить перед Советом с докладом о грядущем нападении? Инглар совсем сник – уж лучше путь придут Они, неведомые враги, чем его сотрут в порошок на заседании Совета – ведь сразу выйдут наружу потаенные пути его тэйна. Поднимется такой скандал… что быстрый и сокрушительный удар по миру будет просто милосердным подарком богов. Отставить панику! Прошло уже 300 стандартных лет после возвращения экспертов, а разведка нашла этот мир еще раньше. И за это время Они не предприняли ничего? Показали разведчикам стандартно-переселенный бесперспективный техногенный мирок, потом успешно крутили уши экспертной команде… дальше позволили худо-бедно обработать общественное мнение, и лишь на последней стадии вступили в дело... Они что, издеваются? А может… может это дело рук не аборигенов, а сторонней силы? Представители, которой, по какой-то непонятной причине, решили спасти Безлунный. А почему сразу непонятной? В той вселенной только через Безлунный можно выйти на… Инглар побледнел… Так это же плацдарм, мостик по которому Древо заполнят… Хэст знает, какие гости могут пожаловать со дня на день. Но если это так… тогда уничтожение Безлунного не просто оправданно, а существенно необходимо. Так, надо готовить доклад Совету, как доблестные разведчики и эксперты разгадали коварные планы Иных по тотальному вторжению… Иных?.. Точно, Иных… Глава тэйна заметно повеселел, разрумянился и уже начал диктовать инфошару волнующий текст послания, как информационный шар замигал в режиме приема. Кто-то настойчиво пытался выйти с ним на связь из мира… Манназ-Тйоз-Лигз, то есть Безлунного. Вот он, момент истины! Иные смогли захватить капсулу, активировали информационный шар, и перед Вторжением все-таки соблаговолили выйти на контакт. Инглар перевел шар в режим записи – она органично приложится к докладу, а сам ментальным усилием воодушевился (пусть знают Иные, как их там, с кем имеют дело) и после этого ответил на вызов. «О, Великий!..» - сказала фигура в бело-черном нелепом костюме…

Сказать, что Пророк Дарус, он же отец-основатель Церкви Окончательной и Бесповоротной Победы Дня был в панике, это значит, что просто промолчать. Он ощущал, что дело всей его жизни, его миссия, его долг перед Дневными Ангелами сгинули в мирской Ночи. Всеобщая и Окончательная Победа Дня над коварством Темных Сил, которая должна была наступить вчера на закате, почему-то не пришла. Никто не явился, не взял его и Детей на Светлое Небо. Почему? Ведь Они ясно сказали – на сотый день после Дарования Откровения прибудет Ангел Гнева и разрушит узилище Тьмы… Они ошиблись в сроках? Быть этого не может! Как могут ошибаться Посланники Дня? Всю ночь Дети и Он молились о Чаше, переполненной Гневом Господнем... всю ночь до самого утра они ждали Светлого Воинства, нещадно жгли лампады и устраивали иллюминации, затмевая блеском марево звезд. Но тщетно… Небеса молчали… будто проверяя Избранных на стойкость Веры. Они стойко держались, пели, замаливали прощения за смертных… но все ж не вымолили себе Светлый Путь… все как один свалились в греховном дневном сне. Кара за непристойное поведение не заставила себя ждать – Храм был буквально атакован толпой Ведающих, которых вроде как Дети довели до нищеты… Эти блудники, погрязшие в мирской суете требовали… да-да, требовали со Святого Храма вернуть деньги и средства, которые еще вчера сами добровольно жертвовали. Вот она, греховная суть рода смертного! Пытались купить себе место в раю, откупиться от Гнева Господа! Да, Дарус прекрасно знал, что Старшие Дети вели миссионерскую деятельность, знал, что они обещаниями замолить грехи перед Светом заполучали средства и немалые. Но на что-то надо же было искать Истинно Избранных, и трудиться на Благо Церкви! Да он прекрасно знал, что часть Старших Детей Последние Дни проводили в роскоши и разврате (к чести самого Даруса, он решил не грехом прощаться с бренной жизнью, а постом и молитвой), но разве в светлом Раю будет время для ночных утех? «Смертный – суть ущербный от Рождения, а Глухая Ночь – сестра его сердцу». Дарус понимал, что трудно избежать соблазнов, и лишь увещал по-отечески Детей, предостерегая от чрезмерного распутства.
В то страшное утро он самолично вышел к толпе, честно пытался успокоить, сказав, что Господь послал миру очередное испытание, испытание силы веры и силы терпения. Но толпа, подобно стаи ночных шакалов, и не думала успокаиваться. С богохульными криками «Сволочи, отдайте наши кровные!» она бросилась на штурм. Дарус, про себя помолившись за спасение душ невежественных и темных, отдал приказ Младшим Детям открыть по толпе огонь на поражение. Толпа завыла, но отринула назад. А через час наступило время второй капли гнева, которая почему-то пролилась на его голову! О, Господи! По что верных караешь! Раздался пронзительный писк коммуникатора. На другом конце официально вежливый голос сообщил, что по причине множества жалоб честных граждан, деятельность Церкви признана незаконной, а сами его последователи предстанут перед Судом Наместника по обвинению в незаконном присвоении денежных и прочих средств, хранении и использовании средств нападения в адрес безоружных и так далее, еще на 45 пунктов. А его самого вызывают на Суд Императора. Далее голос предостерег от неразумного сопротивления и сообщил, что все подъезды и подходы к Храму уже оцеплены Ночным Отрядом.
Это было не просто крушение организации, это было приравнивание Детей Церкви к Созданиям Ночи, к нечестивцам, поклоняющимся Князю, да не будет никогда помянуто его имя. Что делать? Поддаться ли искушению самоубийства или полечь героями борьбы за веру в неравном бою с элитными частями Темной Власти? Или, подобно захваченным врасплох летучим мышам проследовать на неправый Суд? Как же спасти… нет, не себя и Детей (он понимал, что, в лучшем случае, самый чистый перед мирскими законами послушник получит пожизненное заключение в Ночном Чертоге), а Веру и Надежду на лучшее. Осталось лишь одно средство. Пророк, одел самое роскошное из имеющихся у него одеяний, помолился, и взял в руку Око Господне, небесный предмет, переданный ему Ангелом при последней встрече.
Он склонился перед Алтарем, положил в Алтарную Чашу Око и взмолился. О Чудо! Святая реликвия засияла и заискрилась всеми цветами радуги, а через мгновение в воздухе предстал образ настолько величественный и прекрасный, что Дарус на мгновение лишился чувств. «О, Великий,» - только и смог проговорить Пророк, и распластался ниц перед проявлением Божественного Промысла.

Услышанное обращение, а также странный ритуал, проведенный Иным перед информационным шаром вконец выбил Инглара из себя. Он ожидал увидеть все что угодно, но не такую клоунаду, похожую на религиозный ритуал у дикарей из Среднего Слоя. Продолжают издеваться? Чего Они добиваются? Хэст этих Иных не знает, как у них там. Но будем, кхе-кхе, вежливыми. Инглар попробовал улыбнуться… вышла идиотская гримаска.

- А Вы, собственно кто? – поинтересовался глава тэйна, выбрав самую нейтральную форму обращения.
- Я, Дарус, Твоей милостью слуга Дня.
- Моей? – издевательство Иного дошла до предела и без того истерзанных сил Инглара. Может намекает, что если бы не он лично, Инглар Матрион, конфликта бы и не было.
- Хватит держать меня за идиота! Какого, к Хэстовой бабушке, дня Вы слуга? И не я лично отдал приказ об уничтожении Безлунного, а работала команда экспертов, которая и вынесла заключение. Вот к ним бы обращались. К тому же, Безлунный ведь не уничтожен – Инглар смог таки справится с раздражением, неподобающем при переговорах – какие у Вас претензии к нам?
Однако Иной продолжал издевательство, направленное не иначе как на лишение последних остатков разума у контактера – он стал биться головой о каменный пол какого-то большого зала и со слезами на глазах гнусаво запел «Помилуй Господи, раба Своего грешного…»
- Довольно! Я больше этого не выдержу! Я тотчас же соединюсь с Советом и попрошу капитуляции! Мы не виновааааты, это была ошиибка - к безумным стенаниям Иного добавился и достойный подпевала в лице главы тэйна Матриони.

Дарус не ожидал, что бесконечно прекрасный и величественно мудрый Наместник Ангелов соизволит ответить ему, грешному. Однако, ответ пришел незамедлительно:
- А вы, собственно кто? – грозно спросил Принц Ангелов. Разумеется, Он не преминул отметить, что даже пророк не безгрешен, и «Глухая Ночь - сестра сердца его». Поэтому и обратился к нему одному во множественном числе.
- Я, Дариус, Твое милостью слуга Дня.
- Моей? – возмутился Наместник Небесного Престола. Хватит держать меня за идиота! – Дарус выпрямил руки перед собой, показывая, что он не только не держит, но даже не касается Образа Его Величественности! – Какого, к Хэстовой бабушке, Дня вы слуга? – продолжал гневаться Архангел, справедливо отметив, что Дарус и его Дети не смогли удержать Истинный День и он ушел к благочестивой праматери Хэста, судя по всему, святого, широко известного на Небесах.- И не я лично отдал приказ об уничтожении Безлунного, а работала команда экспертов, которая и вынесла заключение. Вот к ним бы обращались. К тому же, Безлунный ведь не уничтожен – и после зловещей паузы Правая Рука Господа продолжил – какие у вас претензии к нам?
О Небо! – потрясение несчастного пророка было настолько велико, что он забился в священном экстазе покаяния. Наместник Неба открыл ему Имя Князя Ночи. Безлунный – криком бесчисленного множества ангельских сил, криком Их Гнева и Их Праведной Злости отозвалось это прежде несказанное имя в душе Даруса. Выходит, что я, недостойный, посмел обвинить Небо в существовании Князя? Дарус затянул покаянный псалм «Помилуй Господи, раба Своего грешного…» и смягчилось сердце Ангела… В чашу пролились бесплотные слезы прощения. Дарус был почти счастлив - Господь простил его.
Однако, пока Он милостив, надо же высказать причину, по которой недостойный Дарус призвал Небеса. Он смог сесть на колени и сказал, стараясь сдержать переполнившие его чувства:
- Прости, Господи! – Всемогущий, а Дарус уверился, что это был Он Сам во образе Ангела, вздрогнул от такого нахальства - у нас, ничтожных, возникла маленькая для Твоего Внимания проблемка…
- Какая проблема? – Глас Всевышнего перешел на фальцет.
- Твои Дети в опале у Темной Власти. Наверное, по прямому приказу Безлунного им скоро выколют глаза и навечно упрячут в Ночной Чертог…
- Так, ты все же за нас? – Владыка соизволил таки обратиться к нему на «ты» в своей милости и всепрощении.
- Разумеется, Царь Света!
- А ты может, знаешь, куда эти… темные власти спрятали капсулу?

С этими Иными одни проблемы! Когда Инглар уже готов был, как говориться, поднять на башне Черный флаг, и уже начал настойчиво добиваться, пока еще не поздно, созыва Совета Иной вдруг поднял голову и проговорил:
- Прости Господи, у нас, ничтожных, возникла маленькая для твоего внимания проблемка.
Инглар вздрогнул – что за издевательская манера общения!
- Какая же? – голос предательски запищал, полностью игнорируя волевые усилия.
- Твои Дети в опале у Темной Власти. Наверное, по прямому приказу Безлунного им скоро выколют глаза и навечно упрячут в Ночной Чертог…
- Так, ты все же за нас? – вырвалось у Инглара.
- Разумеется, Царь Света!

Очень интересно, значит среди Иных есть и оппозиция… Теперь все постепенно встает на свои места. Наместник Иных этого мира, которого храбрый союзник назвал Безлунным, что вполне логично, смог с помощью своих солдат захватить Истребителя и грозится провести над ним расправу. Может быть, бесчинство и несправедливое обращение возмутило рядового (а может и не рядового, а приближенного к Наместнику) Иного, что он пошел на риск и активировал информационный шар. Тогда понятен и весь этот маскарад.

- А ты может, знаешь, куда эти… темные власти спрятали капсулу?
- Какую капсулу? – Иной Дарус, кажется, немного не разбирается в терминологии.
- Ну, то место, в котором переместился мой.. э… сын… - попытался объяснить глава тэйна, на лету подхватывая местный идиоматический ряд.

…Сумерки опустились на мир стремительно быстро, так что бывший Истребитель и не заметил, как наступила непроглядная ночь. Завыл в глубине рощи волк, до того тоскливо, что конь встал на дыбы. Истребитель еле удержался на спине своего четвероного друга, погладил гриву, успокаивая. Как же здесь темно! Натяни глаз на ухо, одним словом. И вот в этой кромешной ночи, которую ну никак не просветляют мириады звезд, он увидел одинокий, и от этого очень яркий огонек. Этот огонек приближался. В отсвете фонаря он увидел молодую девушку, которая была одета в темно-зеленый плащ с капюшоном.
- Доброй ночи, сказала девушка. – это твое присутствие я чувствовала в последнее время?
- Судя по всему, меня, - Истребитель попытался улыбнуться.
- А кто ты, Странник и откуда? – спросила она на Старом Наречии.
- Я - Индир Холир, Истребитель из тэйна Матриони. А кто Вы, многознающая?
- Да какая уж я многознающая – девушка рассмеялась, - я дальше периметра и носу не кажу. – Индир, ты сказал, что Истребитель… а кого ты истребляешь? – девушка вмиг посерьезнела.
- Я истребляю, не кого, а что…
- И что же?
- Я истребляю миры… - Индир почувствовал, как у него начали гореть кончики ушей. Если бы он не решил еще раз все перепроверить, этой юной урожденной далекого, как вечность, Иллюзора сейчас просто бы не было.
- А зачем? – кажется, девушка не совсем поняла ответа. И восприняла известие, что перед ней сейчас сидит на коне ее несостоявшийся убийца совершенно спокойно.
- Ну, есть миры, которые представляют потенциальную угрозу для окружающих, для этого в потенциально опасный мир внедряется группа экспертов… смотрю, ты меня совсем не слушаешь… Что за темень! а у вас здесь так всегда ночью?
- Да, всегда… за Периметром разве светлее?

«Периметр… наверное, девушка называет так Грань мира, бедное, несчастное дитя, не понятно как очутившаяся в этом кошмарном безлунном мире…»
- Намного светлее… За периметром есть миры в котором есть луна, а есть даже такие… где ночь озаряет целая вереница лун!
- Что такое луна?
- Как бы тебе объяснить… Луна это такое небесное тело, которое вращается вокруг планеты, условно называемой миром, и светит отраженным от ближайшей звезды, условно называемой солнцем, светом. Этот отраженный свет и освещает ночью миры, лежащие за Периметром.
- Ты называешь миром планету?
- Да, а что называешь миром ты?
- Мой мир - это Роща... Из-за Периметра приходят охотники, которые хотят уничтожить жизнь… истребитель миров... Ой.. ты пришел убить меня? – девушка отшатнулась.
- Послушай и постарайся понять меня правильно… Если бы я не пришел, а бы убил, то есть уничтожил этот мир, эту планету, твою Рощу вместе с твоим Периметром… но я все таки смог прийти.
- Ты очень странный для Охотника – девушка оценивающе посмотрела на всадника, -
- Охотники не разъезжают на таких странных штуковинах – конь недовольно фыркнул -охотники вторгаются на агрегатах из металла и зловонной копоти. Они спиливают деревья и сжигают траву… А ты.. ты очень безобидный.. и говоришь понятно… почти понятно, - поправилась девушка.
- Понимаешь, я не тот охотник… - Индир старался говорить спокойно - и мне нет надобности в этих ужасных кучах металла. А мое оружие, это боевая межпространственная капсула, которая внедрена мир неподалеку. Хочешь посмотреть?
- А ты покажешь? Конечно, хочу.

Индир и его нежданная спутница пробирались через какие-то кусты, буераки, овражки. В дороге у Истребителя пробилось дремавшее глубоко красноречие, и он стал рассказывать о своих трудовых, сиречь боевых, буднях. Девушка откровенно смотрела ему в рот, не перебивала, и не задавала вопросов.
- Так вот, значит, однажды я попал в Жидкометаллический мир… это была даже не планета.. огромная ртутная капля, которая вертелась около ярко-синего светила, нестерпимо жгучего. Мир решили разрушать сразу – мало ли какой юный исследователь, может сдуру попасть в это жидкое счастье… Так… а мы, собственно, пришли.
Девушка огляделась. Вроде бы ничего не изменилось… все тот же лес, такие же мрачные деревья… или почти такие же… Но что это? В темноте ночного неба светил огромный матовый шар.
- Это Луна? – спросила девушка.
- Не совсем, это ее проекция – иллюзия на своде капсулы.
- Значит мы сейчас в этой твоей капсуле?
- Да
- А как же мы прошли через стену? – девушка отошла на три шага – оглянулась – луны не было, Истребителя тоже. Пустое место… обычный и привычный лес. Она вернулась обратно – снова засияла «иллюзия Луны», а в неизвестно откуда взявшимся кресле сидел Индир.
- Понимаешь, - Странник жестом указал, на неизвестно откуда взявшееся второе кресло, приглашая сесть, капсула представляет собой пространственный слепок с местности, которая близка по ассоциативной комфортности к эмоциональному состоянию пилота. Другими словами – капсула представляет голографическое отображение эмоционального ряда временного хозяина капсулы, то есть меня. И чтобы войти в нее необходимо лишь мое согласие. Для всех остальных эта капсула как бы не существует. Выходя за пределы капсулы иллюзорный свод смыкается – следовательно, найти место, где ты был просто невозможно. Мало того, если я бы решил, к примеру, тебя не пускать внутрь, ты бы увидела бы, что я просто исчез, но зато я имел бы над тобой полную власть. Кстати, хочешь вина? – между креслами материализовался столик, на котором стояла прозрачная емкость и две серебристые чашки.
- А вино это что?
- Вино… вино – это… это такой напиток, который лечит душевные раны и наполняет сердце радостью.
- Это ваше снадобье лечебное?
- Ну, в какой-то мере…
- Тогда, наверное, хочу.

Вино спроецировалось на редкость удачно. Индир впервые за последние 16 стандартных часов расслабился. Его кресло автоматически трансформировалось в кресло-качалку и сладостная, как река Оррэ, дрема подхватила сознание Истребителя…
Он не сразу услышал плач, который подобно преграде на реке, не дал ему предаться пленительному забытью.
Его гостья, сжавшись в комочек, тихо, почти не слышно всхлипывала.
- Что с тобой? – с максимально возможным сочувствием в голосе спросил Индир.
- Хорошо вам… бываете где хотите, путешествуете в своих личных мирах, считаете, что вправе решать судьбы других… А я… а я жду последнего часа рощи.. когда Они пробьют периметр и не оставят от моего мира ни следа.
- Хочешь, я возьму тебя с собой... ты же моего народа… может, найдешь своих родственников.. там, за гранью вашей вселенной. Могу взять даже вместе с твоей рощей.. пусть это будет лишь слепок, копия.. но неотличимая от реальности. А этот Безлунный… что ж, исполню свою работу… хотя, честно говоря не очень то и хочется этого делать.
- Ты добрый… я вижу, ты – единственный, кто ко мне отнесся хорошо. Но, мне будет неуютно в твоих мирах, немыслимых и странных как твои рассказы. Если тебе надо уничтожить – если это так нужно вам… прошу тебя, делай свое дело… и забудь про меня.
Я же останусь… и покуда останусь я, буду благодарить тебя за … за твое чудодейственное лекарство… «Гви-но»…
- Нет, я так не могу… может мне…, о! Точно, я останусь здесь, и твои Охотники ничего не смогут сделать плохого. Я расширю оболочку капсулы до размеров твоего мира, а потом… потом может быть вызову транспортник, который перенесет этот кусочек Жизни в более лучший мир.
- А будет ли над рощей тогда Луна?
- Конечно, будет…
- Ты знаешь… а можно сделать так, чтобы и те, кто за Периметром Ее увидели? Может они поймут тогда, что ночь это не просто злая темень… что она может быть прекрасна…
- Хм, задумался Индир, теоретически это возможно… хотя никто раньше еще не проецировал иллюзорное ночное светило… можно попытаться…
Тем временем, окружающее пространство стало преображаться… Деревья становились прозрачными и скоро исчезли совсем… появились стены… на которых что-то мигало, двигалось, рисовалось… исчезало и проявлялось вновь… Стол стал больше, и на нем, в чашеобразной выемке зеленоватым светом просиял какой-то прозрачный шарик.
- Смотри, что это? – вскрикнула девушка, показав на странный предмет.
Индир продолжал полулежать в своем кресле и усиленно рассматривал верхний свод, на котором начинало проступать матово-серебряное сияние.
- Как твое имя? – спросил Истребитель, продолжая смотреть вверх.
- Я не знаю.. не помню..
- Хорошо… можно я буду звать тебя… Йисэллэ?
- Можно…
- Так вот Йисэллэ… пожалуйста, не отвлекай меня расспросами во время работы!
- Но он мигает… призывно так…
- Кто?
- Шарик в чаше.. на твоем столе.
- Ой, я ж совсем забыл… это же информационный шар. Меня же ищут!
Он положил руку на средство связи и в импровизированной комнате материализовался сам Инглар Матрион, а чуть поодаль - странно одетый субъект, что стоял на коленях.
- Звездные Боги! Ты жив! – радость главы тэйна была не передаваемой. Тебе оставили инфо-шар? Тебя пытали? Ты в капсуле? – на Индира посыпался шквал вопросов. Потом, голограмма осмотрелась по сторонам, заметила девушку и бутылку вина… - чем вы тут занимаетесь, - радость начальства, как это водится, быстро сменилось подозрительным интересом. – и что это за дама рядом с тобой?
- Это… Йисэллэ… собственно, мы тут недавно познакомились, и я пригласил ее в гости.
- А какого лысого Йора ты уже два стандартных года не выходил на связь? – подозрение начальства не замедлило перейти в гнев, - почему, ты себе позволяешь исчезать, не выполнив задание, заводить интрижки… мы тут беспокоимся… пытались вот уже тебя у местного Сопротивления выторговывать. А ты… стоп, ты же до сих пор в Безлунном?
Индир кивнул – обманывать было бесполезно.
- И шар, естественно у тебя… так кто же тогда он? – Инглар указал на распластанное тело.
Индир пожал плечами.
- Я, кажется, видела этого смертного, - подала голос девушка, осмелившись войти в беседу. Да, точно он… Приходил к Периметру с большим количеством народа… призывал отбросить страхи и изничтожить мою Рощу во имя победы Света… Это очень опасный человек! Держитесь от него подальше! Я вижу его страх, но он пройдет, как только он почувствует себя в безопасности…

- Человек?? Ответь мне честно, кто ты? – Инглар обратился к дрожащему от страха и бормочущего покаянные молитвы существу.
- Господи, прости, но я уже представлялся – Я, Дарус, твой вернейший слуга…
- А каким, к Хэсту, образом тебе в руки попал информационный шар?
- Твое око дал мне Твой Светлый Посланник.. сто дней назад.
- Индир, сколько времени ты находишься в Безлунном?
- Часов так 16, а что?
- Что-что… Боги Звезд и Ветра! Какой же я дурак! – глава тэйна схватился за уши. – время… время Безлунного идет в тысячу раз быстрее… поэтому и информационный шар, оставленный экспертом для антуражу… за эти 250 лет не поменял «хранителя». Какой же я дурак… А я… идиот, чуть было не дал запрос в Совет… - Инглар расхохотался… вот идиот, просто забыл… буагага…

- Ладно, - продолжил глава тэйна, отсмеявшись. – какое у тебя дело ко мне, смертный?
- Господи, помилуй…
- Да пошел ты к Хэсту со своим господом и его милостью! Говори по делу, без этих фразеологизмов…
- Моих Детей хотят заточить в подземелье силы Ночи.
- А много их? Этих самых твоих детей…
- Милостью твоей, Гос… - Дарус поймал разъяренный взгляд, осекся, - около сотни тысяч.
- Какой же, однако, ты плодовитый отец… а за что их эти твои силы ночи хотят заточить?
- По.., в общем, надо же на что-то Церковь было содержать.. вот и проповедовали Слово Божье… обещали замолить грехи… и честно замаливали.. но Твое воинство так и не пришло…
- Как же как же.. видишь, человек, вон того оболтуса… рядом с девушкой… вот оно, мое, воинство, Хоар его укури! Их истребительное высочество за длинным плащом ухлестнуло… и решило не уничтожать ваш затхлый мирочек, который встречал свою погибель праздничными иллюминациями… - в запале сказал Инглар, и только потом подумал, а не сболтнул ли он лишнего.
- Так значит, твой, то есть ваш посланник обманул меня, когда говорил, что Ночь сгинет?
- Нет, он сказал правду – в небытие нет ни дней, ни ночей…
- И как же нам быть? – на лице пророка алыми пятнами проступало глубочайшее разочарование.
- Как, как… сдайтесь, покайтесь, мол попутали лукавые… может и скидка будет…
- А как же вера? Как же надежда на лучшее? Тогда же выходит, что все зря?

«Эх, уничтожить бы этот вселенский прыщ прямо сейчас», - подумал глава тэйна, - «проблем бы не было». Но было здесь одно «но»… капсула, внедренная в мир, поддерживает его существование, не дает его уничтожить даже другой капсуле. К тому же… Совет откликнулся на запрос, как нельзя во время… Помещения наполнились сонмом голограмм, вопросительно смотрящих на главу тэйна.
- По какому поводу ты требуешь аудиенции, Инглар? – спросил председатель Совета.
- Мы это… решили провести небывалый до сегодняшнего дня эксперимент, - замямлил Инглар.
- И какой же?
Индир почувствовал, что может помочь своему начальнику. Он привстал, поднял руку, привлекая внимание, и проговорил:
- Мы конструируем Луну!
- Луну? – удивились советники в один голос.
- Да, подхватил игру Инглар, мы решили подарить одному из отсталых миров спутник.
- А Луна это что такое? – неожиданно спросил Дарус.
- Ах да, - мы пригласили на конференцию представителя мира, который должен быть свидетелем наших ДОБРЫХ намерений, - пояснил Инглар, при этом выразительно показав, кулак горе-пророку, мол, молчи и не лезь в разговор старших.
- Луна - это небесное тело, которое обращается вокруг планеты и освещает отраженным светом поверхность мира. Она чаще всего видна ночью, - пояснили советники.
- Так значит…ночью будет свет? – воскликнул Дарус.
- Разумеется…
- Будь ты славен Господь Утешитель! – Дарус кинулся отбивать земные поклоны.
- Инглар, что это с ним? – поинтересовался председатель Совета.
- Э… так местные жители изображают высшую степень радости…
- Так значит, они будут довольны нововведением? Что ж, похвально… но разве не противоречит принципу тотального невмешательства конструирование столь масштабного объекта? – не унимался председатель.
Инглар теперь показал кулак бывшему Истребителю, а записавшемуся в Конструкторы. Замутил воду – сам и выпутывайся.
- Так это… луна то будет иллюзорная… я сотворю проекцию и выведу ее небольшую орбиту. Правда, не будет никаких лунных фаз… надо подумать как это сделать…
- Не надо никаких фаз! Запускай свою луну скорее! – закричали в один голос глава тэйна и глава Церкви.
- Запускай же, попросила Йисэллэ.

- Владыка, в Храм ворвалась Ночная Стража… - в молитвенный зал вбежал испуганный юноша, почти мальчик.
- Скажи им, пусть посмотрят на небо… я вымолил у Господа прощение! – сказал пророк и накрыл информационный шар тряпкой.
- Вот ведь прохвост, - в один голос сказали оставшиеся на связи, - какой мир, такие и пророки….

Медленно, словно с опаской, поднималась серебристо-синяя луна по чужому небу. Если бы она знала… что своим мерцанием она спасла столько репутаций, вер, жизней, положений в дальнем-предальнем мире, что она точно бы возгордилась. Наверное, хорошо, что ей никто о происходящем не сказал.

На угрюмые стены Периметра лился, чистый, как свежевыпавший снег, серебряный свет.


РS Хочу еще раз выразить благодарность Эллерине Морнэ Лоссилэ,Лоринайрэ Везнер, Элениэль Тауретари,Dayr_Kintar'у,
Phantasm'у,dieinblood, и моим коллегам по работе Рядновой Елене и Варламову Павлу.
Без вас эта зарисовка не была бы никогда написана... Спасибо!!!

"Безумный" вопросец...

Чтобы было, если б у планеты (терраморфной) отсутствовала Луна (крупный спутник)?

Приветсвуются любые мысли по этому поводу, особо приветсвуется аспект развития разумной расы на этой планете (условно биологически приравненной к людям), культурные, технические и т.п.
Состояние: работаю и пытаюсь рассказ додумать
Музыка: The CNK

будни строющегося апокалипсиса...

воскресенье, проснулся от воя кошки, хрипя от удушающего газового выброса, побрел на кухню, пропустил воду через фильтр, заварил порошковое крахмальное пюре по недоразумению названную картофельным, начал собираться на работу... пока собирался - с работы позвонили (мол задерживаешься, оказывается на работу надо было прийти на два часа раньше, а я вот, такой эдакий спать удумал...). Выбежал, зажав нос платком (противогаза у меня нет), побежал на работу - транспорт ходит раз в час пешком дойти легче, стараясь не попасть по колеса "королей дороги" на Камазах выпуска конца прошлого тысячелетия. Разобравшись в ситуации, понял, что мог бы еще час поспать, наорал на юзеров, вспомнил тихим добрым словом заказчиков, чтоб им жить так же как живу я...

а сейчас пью суррогатный кофе с бутербродами помазанными имитацией икры (по вкусу не понять какой даже)...

мда, фантастика становится реальностью прямо на глазах..

тройки от YinYang (текущие) +

ТРИ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ МНЕ НЕПОНЯТНЫ:
1. психология начальства
2. работа отдела изысканий
3. механизмы начисления премий

а еще мировозрение виртуальных тараканов с Нептуна, которые пытаются закусить аммониевый спирт моим мозгом

ТРИ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ МЕНЯ ПУГАЮТ:
1. А!!! завтра опять на работу!!!
2. У.. до 23 часов ночи...
3. а в качестве оплаты - цереброфильный коитус (мозгоимение остатков тараканей закуски)

а еще меня пугают блондинки за рулем самосвала.... (а вдруг тараканы на нее накинутся)

ТРИ ВЕЩИ, КОТОРЫМ БЫ МНЕ ХОТЕЛОСЬ НАУЧИТЬСЯ:
1. ругаться на-китайском
2. и чтобы все меня понимали
3. искусству мнгновенного перемещения в пространстве

а еще перенаправить моих тараканов... м.. тем у кого мозгхов больше..
ТРИ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ НА МНЕ СЕЙЧАС НАДЕТЫ:
1. черные брюки
2. черные носки
3. черная майка-безрукавка

а исчо есть трусы.. какова цвета не сказюююю....

ТРИ ВЕЩИ, ЛЕЖАЩИЕ НА МОЁМ СТОЛЕ:
1. бутерброды
2. чайная ложка.
3. куча скрепок

а еще клава, мыша, 2 пилота да и сам комп СТОИТ на бедном столе

ТРИ ПЛЮСА МОЕГО ХАРАКТЕРА:
1. +1
2. +2
3. +3

а еще +0 но это уже философство

ТРИ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ Я ДЕЛАЮ ЧАЩЕ ВСЕГО:
1. работаю
2. учу китайские ругательства.
3. пытаюсь не попадаться на глаза самосвальным блондинкам.

а еще договариваюсь с тараканами... они весееелые ;)))

ТРИ МЕСТА, КУДА Я ХОЧУ ПОПАСТЬ:
1. в отпуск
2. в Нару (это город в Японии)
3. на Нептун (меня уже пригласили)

главное не попасть туда куда меня обычно посылают...

ТРИ ИМЕНИ, КОТОРЫЕ Я ИСПОЛЬЗУЮ:
1. Морвэ
2. Anarfaire
3. Призрак (это рабочее)

а еще есть имя которым используют меня оно пашпортное

ТРИ ЧЕЛОВЕКА ОТВЕТЯТ НА ТЕ ЖЕ ВОПРОСЫ У СЕБЯ В ДНЕВНИКЕ

Гаутама Сакьямуни, Марк Аврелий, Сократ

можете присоединяться к компании :))

Трудо..голизЪм

Работая неделю в сверхавральных объемах понял - с работы кроет...

но кроет как-то злобно... по типу "водки нехорошего качества" - накапливается негатив, злоба, раздражение...
замечаешь, что начинаешь разговаривать матом... нехорошо как-то и стыдно...

любая мелочь просто выводит из себя... вот и недогадывлася, что во мне так много... го..нора

бойтесь, френды.. мя злобный будет вас комментить
Состояние: вырезанно цензурой
Музыка: какая к черту музыка?

bloody sabbath...

ничего не хочу сказать... хорошего про у-роботу в субботу...
а плохое - и так все знают...
Состояние: хоровое и ргадостное
Музыка: телефонные звонки

Июнбрь...

Forever Autumn - какая, однако, готишная погода... можно ходить в черном и совершенно не париться :)

а с другой стороны... июнбрь - начало летней части осени
Состояние: начало рабочей субботы
Музыка: дождь за окном

редкие заходы...

редкие заходы на DD
иногда полезны...

хотя б для того чтоб понять... что следующая станция - "Площадь Эфтаназио"

но с другой стороны... пришло новое поколение... вот ведь как бывает....


Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 11