Иногда очень хочется быть живым.
А приходится быть мертвым.

Розы

Наш дом наполняют букеты цветов. Розы, розы, розы.

[Розы пахли полынью]

Их никто не выбрасывает, и они так и стоят, умирая в вазах, весь год. До Рождества.

[Мертвые сухие цветы]

Они стоят, чтобы потом с них можно было собрать сухие ломкие лепестки - и насыпать их в ванну, разбросать по постели, усыпать ими твою спальню - или же сделать их них украшение для рождественской ели...

[Они выглядят, как живые]

Я знаю, а ты угадаешь?

Я знаю, что мы сделаем прошлым летом нынешним Рождеством.
Мы будем делать рождественское печенье. Мы засыплем мукой и корицей всю кухню. Мы измажемся в шоколаде. Мы напьемся горячего глинтвейна и забрызгаем пол апельсиновым соком. Мы устроим в доме настоящий разгром.
А потом, когда в нашей послушной духовке будет темнеть до хрустящей корочки первое, настоящее, но неумелое печенье - угадай, что мы сделаем потом, мой мальчик?

[Что мы сделаем после?]
Я предан огню. Это хорошо звучит и еще лучше выглядит. Пусть в этом будет какой-то смысл. Пусть его даже и не будет. По большому счету, мне все равно.
Я просто делаю это.