заголовок

Проблема основного дневника в том, что туда не выложишь ничего слишком личного - когда читателей набивается больше пятидесяти, твой маленький угол перестает быть только твоим углом, и ты уже вынужден мирить ссорящихся, фильтровать потоки ненависти и вообще следить за тем, что может быть впоследствии использовано против тебя. Поэтому я снова здесь и снова пишу ерунду, хотя, казалось бы, прошло уже немало времени и пора бы уже поумнеть. Анонимность дает новые возможности, в числе которых - возможность побыть собой, отбросив маску, которую ты привык носить, чтобы не отпугивать тех, кто привязался именно к ней.
Я часто слышу высказывания о том, как важна честность и как хошо быть правдивым, но я бы не хотела жить в мире, где говорят только правду, и я не хотела бы читать мысли. И, в качестве проверки связи спрошу и у вас, уважаемые.
А вы бы хотели знать все то, что думают другие?
Кто-нибудь желает поговорить? а то скучно, грустно, нечего делать
Вот знаете, у меня есть важный человек. Наверное, я ему тоже дорога. Я очень на это надеюсь, хотя верить людям все же не приучена.
что делать, если он сознательно отрезает возможности? он будто испытывает меня, узнает, от чего я могу отказаться, а от чего нет. и что-то мне подсказывает, что я наступлю на горло себе, но буду продолжать упорно идти к своей старой мечте. которая, к сожалению, не склеится с его представлениями о счастье. никоим образом. я предлагала столько вариантов, но нет, он говорит, что ничего не хочет. наверное, мне стоит просто успокоиться, расслабиться и позволить нести себя течению?
или опять попытаться все закончить, испортить все в очередной раз, а потом судорожно искать пути починки разбитого корыта?
я не жалуюсь, я просто размышляю.

О море, крыльях и разочарованиях.

Говорят, у каждого в жизни была свою Хиросима. У меня их было три, как минимум.
Но вот интересно - когда проходит первая волна бессильной ярости, отчаянья и желания тихо самоубиться в одиночестве, накатывает ощущение покоя, похожее на безбрежное море в ясную погоду, но без очень уж яркого солнца. Такое, когда линия горизонта сливается с небом. Такое, как когда стоишь на берегу, на который одна за другой с шелестом, как прошлогодние листья, накатывают волны с белыми пенными гребешками. Такое, словно бесконечность начинается у тебя под ногами. Бесконечность с белым кружевом облаков.
Расправить крылья и лететь между ними, такими светлыми и нежными. Снова окунуться лицом в холодную воду. Отряхнуться и встать на ноги. Возможно, вернуться. И раз за разом шагать в неизвестность с одним желанием - ветра в крыльях, которые становятся только шире. только сильней.
Никогда не оглядываться.
Я прощу. И сейчас, и сотню раз. Но простить и забыть - разные вещи. Поэтому эта страница книги захлопнута.
Новый взмах.
Well, someone tell me, when is it my turn?
Don't I get a dream for myself?
Starting now it's gonna be my turn.
Gangway, world, get off of my runway!

Даже вроде как картинка. И, кажется, даже немного по делу. Бывает же такое, надо же. Хотя все равно не то. разве может быть иначе, если рисовал полчаса от силы?

Вы когда-нибудь испытывали приступы злости, причем не на кого-то конкретно, а на жизнь вообще? Когда внезапно понимаешь, что ты не там, не с теми и делаешь не то, это... Как сказала одна ирландская старушка в репортаже BBC It is...Sad. Впрочем, никто не поймет: чтобы оценить промелькнувший сарказм, эту фразу, произнесенную бесконечно томным и в то же время довольно фальшиво сочувствующим голосом, надо было просто слышать. Потому что оно феерично.

Я раскатаю тонким слоем по асфальту любого, кто станет на пути к моим целям. Это не пафосная фразочка, это суровая реальность, и, надеюсь, она останется таковой еще на долгое время.

Спасибо за внимание.

[cutie]

Об идиотах и несуществующем.

Глоточек смелости.
Мой дневник здесь - странное недоразумение. Но этим надо пользоваться. дорогой дневник, лови мою память. Старая боль теперь стала текстом, читая который, я кажусь себе немного лучше, чем я есть. Хотя раньше мне было стыдно. Жизнь такая смешная.
Все написано в разное время и под разное настроение. Написано быстро и робко, но, кажется, эт опоследний кусок того, что было мной.



Он никто не здоровается с людьми за руку и как будто избегает лишних прикосновений, постонно носит перчатки. Или не постоянно, но дождливый день, он и перчатки - все это каким-то загадочным образом слилось в один призрачный аккорд. Как и листы деревьев на фоне жемчужно-серого неба, желтые к центру и почти черные на краях, словно бы светящиеся внутренним светом. Как и прозрачные, словно наполненные водой, глаза. Я не знаю их цвета, но знаю, что они прозрачные и похожи на бархатный лед. Или ледяной бархат, все равно - оба эти определения бредовы в равной степени и имеют хоть какой-то смысл только для тех, кто видел. Те же, кто не видел, счастливы: такой взгляд никогда и никого не согреет.



Пожалуй, это все можно назвать хрониками влюбленности в мечту. Порой ты видишь ее осколок в ком-то и принимаешь осколок за целое зеркало, отражающее то, что ты же сам и придумал. Радостно кидаешься к своей находке и режешься об острый край. И эта тупая нестрашная боль, эти темные капли крови, сочащейся из пореза, - все это нужно и правильно. Может, когда-нибудь удастся найти дорогу к чему-то по карте из шрамов, составленной ошибками.



Но каждая улыбка - сокровище. Даже и придуманная.



Я ведь правда не могу сказать, чтобы у меня было хотя бы некое подобие чувств к кому бы то ни было. Забавно, что мне не верят. Скорее надо мной висит странное чувство пустоты - когда просыпаешься от сна, в котором кто-то был, хочешь позвать, а имени нет. Не приходит в голову. А потом понимаешь, что не только имени, но и вообще ничего нет. И вряд ли будет.

И снова врешь самому себе. Говорить, что больше не больно, говорить, что тебе все равно - легко, просто и приятно. Можно бесконечно обманывать самого себя. Это как ходить кругами по лесу - все будет длиться и длиться, пока ты не устанешь, пока тебя кто-то не съест или пока ты не набредешь на что-нибудь интересное. Но интересное - не всегда хорошее.
Прекрати меня мучить, пожалуйста. У меня даже нет ни единого шанса разочароваться, так дай хотя бы новым впечатлениям вытеснить придуманные старые. Ты, сам того не желая, не отпускаешь и не пускаешь ближе. Это эгоистично и мерзко с твоей стороны. Мне же было почти не больно.

Души, они ведь тяжелые. Хочу быть облаком.

Полегчало.

Нет, не полегчало. Больше всего в людях я, наверное, ценю умение действительно выполнять просьбу, которая выражается в простой фразе вроде "давай ты заткнешься и мы не будем об этом говорить". Навязчивая идея моих родственников, касающаяся моей депрессии мало-помалу претворяется в реальность. Скорее всего, это надуманное, но я действительно не хочу ничего. Ни-че-го. Вообще. Никаких целей, никаких желаний. Только набор базовых функций типа поесть-поспать-поучить фонетику, потому что так надо. Ну конечно. Глупо писать, что он мне нужен. Но тем не менее. Самое смешное в данной ситуации, что я не нужна ни капли. Нет, это не максимализм. Это констатация факта.

Плевать на все это.

Смешно - рисуешь своего персонажа, а видишь совсем не то. Не придуманного героя, а живого человека, притом того, кого специально нарисовать не можешь никак. И лучше бы не рисовала совсем, слишком больно видеть на мониторе то, чего в жизни не увидишь. Это не дневник, это сборище негатива. Но я просто устала копить все в себе.

Under the spreading chestnut tree I sold you and you sold me-
IGNORANCE IS STRENGH. Воистину.

Какжеяненавижуитебяивсечтотутпроисходит

Как больно знать, что все случилось не с тобой и не со мною.
У меня есть мечты. Они такие глупые, эти мечты.
Одна из них - вновь стоять на краю сцены с микрофоном в руках, смотреть на темноту, такую пугающую и в то же время - ободряющую осознанием того, что там, в темноте, скрываются люди, которые это услышат. Вдох, нервно покоситься куда-то в сторону, обратить внимание на какой-то незаметный проводок в углу сцены, который никогда не попадался на глаза, а затем обернуться, улыбнуться сумасшедше и нырнуть вниз головой - выдавить из себя первый звук.
К сожалению, отсутствие вокального образования не позволяет мне обычно высовываться на каких-либо мероприятиях, но почему бы и нет?
Вторая - нарисовать комикс по сюжету, который уже давнм-давно крутится в голове. One day I'm gonna do this. Definitely.
Больше не хочу писать сейчас. Все же дайры мне роднее, жаль их.
как-то так.
Не знаю, зачем я это делаю.

Первая запись такая первая.

Не знаю, зачем мне оно - писать очередной унылый блог, но, пожалуй, я просто поверю в то, что если звезды зажигают, то это кому-нибудь нужно, и не буду сопротивляться внезапно накатившему желанию.
Что же, меня тут никто не знает, к лучшему это или к худшему, но ощущение некоторой свободы дает, однозначно. А значит, стоит воспользоваться шансом писать что хочешь и как хочешь, без оглядок на общественное мнение и прочие условности.
Итак, начнем.
Это самая первая запись, поэтому я не буду ныть о том, что все плохо. Хотя бы потому, что все, в принципе, весьма неплохо. Наверное, это должно радовать.
Вот только интересно, почему желание жить и творить кривые рисунки/тексты руками непременно накатывает тогда, когда по-хорошему стоило бы взяться за ум, перестать глупить и начать действовать в направлении учебы?

когда ветер играет волосами, а под ногами не снег и лед, а сухой (относительно) асфальт, начинает казаться, что у тебя отросли крылья. Небольшие такие светло-серые крылышки. Правда, прыгать с ними с крыши, кажется, не стоит. О чем это я?
как весело, когда можно кидать старые рисунки, и никто не знает, что они старые, хотя я уже вот только что сказал... Черт. хD
[-]