Че-то вдруг накатило выдать еще одну нетленку. Хотя херня получилась по большому счету, никакой великой мысли там нету, я бы скорее это к юмору отнес... ну да, отнес бы, если б было хотя бы смешно... но по фигу, все равно выложу:

Без названия

Черт возьми! Ну, за что мне такая жизнь? Многие мои друзья уже добились положения в обществе, кто-то богатства, кто-то прекрасной семьи, детей… Один я до своих грёбаных тридцати работаю в этом столярном цехе, где и мой отец и дед работали. А я ведь мечтал, что когда вырасту буду путешествовать, хотел сделать что-то особенное, великое, а пока самым великим в моей жизни было то, что я смог перепить нашего бригадира, что еще до меня никому не удавалось.
Подходит рабочий день к концу, я как всегда выключаю станок и иду передеваться. После чего двигаюсь домой через винный магазин. Все мои дни как будто под копирку, не отличаются ничем друг от друга, хотя даже не под копирку, там хотя бы лист может случайно лечь неровно и хоть какое-то отличие будет, а у меня же даже такого нету.
Я стою в очереди, неудивительно, здесь после рабочего дня всегда толпа таких же как я неудачников, которые хотят после работы окунуться в алкогольное забытье. Тут старичок, стоящий передо мной, оборачивается.
- Смотрю ты тут частый гость.
- Раз вы это видите, значит и вы не редкий. – буркнул я.
- Ну, я много где гость не редкий.
- Очень за вас рад. – так же неприветливо ответил я.
- А вот что бы ты ответил, если б я сказал, что могу исполнить любое твое желание?
- Я бы ответил, что вы мудак.
- Эх, невежлив ты, я смотрю. А на самом деле, чего бы ты тогда попросил?
- Умения превращать воду в вино – ответил я с ходу, а потом добавил – тогда бы я сразу домой пошёл, а не стоял бы тут, со всякими психами не беседовал.
Он хмыкнул и через какое-то время удалился из очереди. Точно больной, всякую херню спрашивает, так еще и из очереди свалил почти достояв. Тут наступила и моя очередь, я взял себе портвейна и двинулся в сторону дома.
Там меня ждал жестокий облом в виде друга детства Андрюхи. Послать его на хуй я не мог, во-первых воспоминания детства, а во-вторых я ему должен был двести рублей, которые очень не хотелось отдавать, так что я понял, что мои мечты выпить бутылку в одно рыло медленно испаряются. В общем, мы вошли и двинулись на кухню, чтобы бутылка возымела хоть какой-то эффект (я просто последнее время вообще не могу трезвый заснуть) мы ее вылили в кастрюлю и поставили на плиту греться. И под теплый портвейн пошли диалоги о рыбалке. Вернее правильно будет сказать монологи. Я сам-то рыбалкой не особо увлекаюсь, а вот Андрей просто грезит ей, это как раз вторая причина, по которой я не особо был рад его видеть. Мало того, что пришлось делиться, так еще целый час выслушивать, как они с братом Петькой рыбачили.
Кстати, я, получается, как раз вовремя про Петьку вспомнил. Не успели мы и полбутылки опустошить, как он заявился. Сказал, что ищет брата, хотя я знаю, что это был только предлог, ему просто было скучно. Зато пришел не пустой, а принес еще пузырь и грамм гашиша, подтверждая свое погоняло – Камень.
Естественно, выпив и покурив, захотелось разбавить нашу мужскую компанию приятным женским обществом и мы засели перебирать свои телефонные книжки. Правда, окончилось это почти полным провалом. Единственная кого удалось выцепить была блядь Машка из второго подъезда, которая в результате так и не дала никому, зато принесла с собой еще литр водки.
Наутро я проснулся почему-то на полу на кухне, Машка валялась нагло на моей кровати, а два братца рядом опять-таки на полу. Я дошёл до раковины, набрал себе стакан воды, потом ещё один, и ещё. Набрав третий, я задумался: «эх, вот если бы я действительно умел воду в вино превращать» и с дурацкой улыбкой на лице поводил над стаканом рукой, после чего чуть не выронил. Вода покраснела. Я посмотрел на руку, может порезался где-то, хотя понимал, что от одной капли крови настолько красной вода стать не могла, тем более так быстро. Я попробовал. Это было вино, причем офигенное вино. Белочка, точно белочка, хотя не может ведь она быть настолько реалистичной. Я налил еще стакан, поводил рукой, выпил. Потом еще один и после повторения операции пошёл и разбудил Андрея. Тот спросонья покрыл меня хуями, но всё-таки поднялся. Я ему протянул стакан.
- Это что?
Тот его махом выпил, посмотрел на меня удивленными глазами.
- Так что ж ты не сказал, что у тебя ещё вино есть?
Я разбудил Петра с Машкой тоже, услышал ещё порцию ругательств в свой адрес. После чего выложил им сложившуюся ситуацию. Из моего рассказа они по-моему поняли только слово «вино» и что оно может появиться и посмотрели на меня выжидающе. Я взял пустую бутылку из-под портвейна, налил в нее воды и при них превратил её в вино. Они выпили, у них в глазах прояснилось, потом выпили ещё, и прояснилось у них ещё и в голове, и до них наконец-то дошло, что увидели они не что иное, как чудо. Но если вы думаете, что от такого прикосновения к божественному хоть что-то изменилось в их сердцах? Да не тут то было, для всех это было равноценно исключительно одному – «теперь выпивка будет халявной и все».
И что удивительно, такое чувство, что у всех моих знакомых как будто особое чутье сработало. Ко мне вообще редко заходят гости, но тут повалили просто скопом. Первым был Матвей. Матвей, вообще, достоин отдельного рассказа. Он гаишник, но таких гаишников я ещё в жизни не видел. У него никогда нету денег. Нет, это не гаишник из анекдота, взятки он, конечно берет, но при этом ему все равно не хватает и он приходит занимать у меня. Вот и в эту субботу он пришел просить пятьсот рублей до вечера, но, увидев нашу пьянку, остался. И, только мне стоило закрыть дверь, звонок прозвенел ещё раз. Приперся Игорь, который тоже не мог не присоединиться к застолью. Он же был первый, кто проявил хоть какие-то чувства кроме желания выпить, увидев моё «чудо». Он тут же предложил открыть дело и начать торговать вином, но я от него отмахнулся. Во-первых, совершенно не хотелось заморачиваться, а во-вторых, я уже задумывался о том, как я буду ходить по улицам, поить всех желающих, даже про то, что я смогу изменить мир, рисовал себе в мыслях картины, что бы было бы, если все люди будут всегда пьяны. Все станут искренними, все станут бесстрашными, никто не будет ни о чем задумываться, а ведь действительно, что нам принесли эти мысли кроме беспокойства?
Так я думал, а пьянка продолжалась. К вечеру нас уже собралось двенадцать человек. Все остались ночевать у меня, кто где сидел, там и упал, только мы с Машкой добрались до кровати. В этот раз она мне все-таки дала. На следующий день я все-таки растолкал всех и повёл на улицу. Я хотел явить себя людям. Сбылась моя мечта, я все-таки стану известным, пусть и только как тот, кто всех напоит, но может быть этим я и сделаю мир хоть чуточку лучше. Третий день не трезвею, мысли уже чуток путаются, но на душе легко и приятно. Я выбрал самое лучшее место – возле колонки. Андрей сбегал домой и притащил складной стул, я сел возле колонки и вскоре уже вокруг собралась толпа с кружками (слухи разносятся быстро), я принимал у них кружки, наполнял водой, при них же производил превращение и возвращал. Так продолжалось еще три дня. Помню я их плохо, помню только, что кроме как на сон я почти не прерывался. Я только превращал, пил, превращал, поил, превращал, пил, превращал, поил. Ну и конечно же читал проповеди, хотя, конечно, если бы их услышал трезвый человек, то, наверное, назвал бы их не более чем пьяным бредом. Но благо трезвых вокруг меня и не было. Они даже называли меня Богом, особенно по утрам, то есть когда просыпались. Но всему рано или поздно приходит конец. Я хорошо помню этот день. Была снова пятница. Мне вдруг захотелось побыть вдалеке от толпы. Я оставил народу несколько канистр и решил прогуляться, но, конечно же, в одиночестве мне остаться не удалось, со мной ещё несколько человек увязалось, потом ещё и ещё… Ну ладно, двенадцать человек это все-таки не сто. Мы пошли в лес. У нас красивый лес, давно я, кстати, не обращал на это внимания, привык что ли к нему, а сейчас пьяным взглядом вдруг снова увидел его красоту. Но сейчас не об этом. Прогулявшись чуток, мы сели на одной опушке, выпили и тут я заметил, что игорь пишет кому-то эс-эм-эску.
- Что, начальнику пишешь, что не сдох, а заболел, а звонить пьяным голосом боишься?
Кстати, надо заметить, что как раз эти двенадцать человек от меня вообще не отходили все это время, даже спать домой не шли, а падали прямо рядом с колонкой.
- Ну да, вроде того.
Выпили еще, и еще. Все уже были снова пьяны, и Игорь аж расчувствовался и начал тост в мою честь, после чего обнял меня и поцеловал троекратно. О чем был тост я толком не помню, но уже тогда мне почему-то почувствовалась фальш в его словах, а особенно в поцелуе, он целовал как-то быстро, как будто хотел побыстрее отойти от меня подальше, как будто вынужденно целовал. А где-то через пять минут началось маски-шоу. Всех ребят положили мордами в пол, а меня запихнули в машину.
Очнулся я в больничной палате или в чем-то вроде. Я знал, что Игорь меня предал, но я не виню его. Он просто очень любил деньги, причем не просто любил, а боготворил их, это как болезнь у него, поэтому и не виню. Так вот, меня пытались изучать, у меня брали куча анализов, просвечивали всевозможными лучами, я толком всего и не помню, потому что единственная мысль была тогда о выпивке. Мне давали все, что я хотел кроме воды, я им почему-то был нужен трезвый. И в конце концов я бежал. А случилось все просто, я в очередной раз смотрел на ненавистный компот и меня осенило. Ведь вода в нем содержится, значит её я могу и превратить в вино. Вкус получился мерзкий, зато это был алкоголь. Дальше я уже не сомневался. Я хотел на волю, чего бы мне это ни стоило. Первой пала медсестра, открывшая дверь. Все-таки человек не может выжить, когда вся вода в его теле превращается в вино. Всех кто встречался у меня на пути ждал такой же конец. Вскоре я был на свободе.
Ребят я нашёл у той же колонки, после того как меня забрали, они стали каждый вечер там собираться. Все кроме Игоря. Он погиб на следующий день. Говорят, что он отравился паленой водкой, некоторые говорят, что специально. Он после первого глотка ослеп и понял, что это метанол, а потом продолжил пить, сказав: «так мне и надо за предательство друга», но по-моему это уже из разряда баек. Но не потому мне грустно было, а потому, что первое, что мне сказали, увидев меня было: «ВИНО!». Они, небось, и как зовут-то меня, толком не помнят, а уж проповеди, которые я читал тем более. Грустно, очень мне грустно стало. И я соврал им тогда. Сказал, что не могу больше. Что все. Как пришло, так и ушло. Все расстроились, мы выпили водки, которая у них была и разошлись.
Из всех тех «друзей» я последнее время вижу только Матвея, который раз в неделю заходит ко мне несколько сотен занять. А остальные как-то разом про меня забыли. Так что сижу я в одиночестве по вечерам возле раковины. Наливаю, превращаю, пью, наливаю, превращаю, пью… Ну, не получилось у меня стать мессией, ну и хер с ним…
Комментарии: 4
weok
отличный рассказ) только друг пожалуйста поменяй фон, глаза сломал об него читать
DZHI
как всегда охуенно:))
4ekist
Прикольно, но конец как то не Ъ
Yet_child
мне очень нравятся твои рассказы) сочиняй еще=)) у тебя очень классно получается

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.