Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 13

pg.240

Любая книга, любой рассказ начинаются для автора с вопиющей проблемы: как начать.
Действительно, о чем писать? Канонически, здесь должен быть пролог, но вы ошиблись, Библия на другой полке - искать на букву "Б", соотносите в меру вашей испорченности.
Здесь "И" - июль. И - Юль. Очередное расставание, прежде оно бывало болезненным. В свистящую пустоту литрами льется водка, верные друзья подставляют плечо за плечом, ты пробираешься по ним к заветному микрофону, чтобы вложить в него эмоции и всю боль разочарования. А потом - опустошение: медленно и заново учишься жить, как под бдительным оком мамы учился некогда ходить...
Срез пленки. Привычная склейка. Вечный карандаш из детства - перематываем неверный участок вперед.
...не находишь себе места. Эмоции зашкаливают, ты ищешь проблемы, но они, точно сговорившись, обходят тебя стороной. В воздухе проносятся кулаки и столы, в руках оппонентов ножи и стволы - все мимо. Начинаешь верить, что твоя заурядно прожигаемая жизнь особенна, судьба хранит тебя для чего-то большего. Проверки пройдены, единственно возможный ключ совпадает...
Но вновь обрыв пленки - склеивай и перематывай на новый трек.
Нет его, все уже было! Жизнь проигрывается на повторе. Свежие чувства и эмоции делают качественный кавер себя прежних, но ты уже привык, окреп и заматерел, былые дозы тебя уже не берут. А увеличивать - по-настоящему страшно, ты помнишь как взглянул в глаза вечности, а вечность всмотрелась в тебя. Пиши-пропало - похоже, ты ей понравился, дружище.
На втором свидании она предложила тебе утопиться, а ты послал ее на хуй. Это уже романтика. Искать где-то на букву "Р", вероятно, рядом с Ремарком.
А где-то недалеко такие зеленые глаза и такие фальшивые слова. А где-то за окном настоящие молнии режут настоявшиеся дрожжевые пласты сумрачно-дымного неба. Разбушевавшийся ветер завалил в твоем районе сотни деревьев.
Невзирая, ты идешь вперед.
Дорогу осилит идущий.
Музыка: Адаптация - Там, где рождается боль

pg. 239

Одиночество - не оценивающая шкала вроде "хорошо" или "плохо". Оно просто есть в тебе и всегда с тобою же и останется. Просто вдвоем оно переносится легче. Как ни крути.

pg.238

У всех нас хорошие шансы от рождения. Ладно, почти у всех.
Просто многое очень, я заметил, зависит от того, с каких позиций мы глядим на мир, насколько доминируем в нем над окружающей нас действительностью. Сетовать на ее несовершенство - удел слабаков.
Если приучить себя быть сильней обстоятельств, идти к своей цели и не сдаваться, рано или поздно своего добьешься. Ну или сдохнешь, впрочем, в конечном счете, и смерть достойней принять воином, нежели жить в вечном смирении.

pg.237

Так-то хочется просто, чтобы все было хорошо. Мне кажется, я вполне этого заслуживаю.

pg.236

"Давай останемся друзьями", - говорит он(а).
Ну такая хуйня! Неудавшиеся отношения - это, прежде всего, разочарование в человеке. Когда он не оправдывает твоего доверия, когда его доверия не оправдываешь ты.
Бывшие всегда должны оставаться в прошедшем времени - вот правило глагола "был". Самообман и лицемерие - строить дружбу с теми, кому ты теперь даже не можешь доверять.

pg.235

Нацистский ваш юморок читаю, дд-шнички - так и хочется въебать каждому шутничку в носяру, да посильней.
Слава Богу, к Русским, независимо от происхождения, ни один из вас отношения не имеет - вы просто неудачники и слабаки, винящие в своих проблемах кого-то еще. Пока не поумнеете - так и будете жить в дерьме.

pg.234

Жизнь никогда не славилась своей избирательностью. Не бывает всегда так, что хорошим хорошо, а хуевым - хуево.
Ничего здесь между нами не распределено, все случайность. Очень часто хорошим людям случается пережить такое, чего и откровенным ублюдкам не пожелаешь. И это не причина опускать руки, предъявлять меньше запросы к самим себе. Но вот ничего не ждать от жизни, радоваться любым успехам и реализовывать себя надо по-любому. Жизнь испытывает - мы взрослеем. Главное, при этом, оставаться достойными. И чтобы рядом были те, с которыми ни руки не опустятся, ни ты сам. Они укрепят твой внутренний стержень и просто не дадут тебе сдаться.

pg.233

Грустно, что молодой и здоровый парень проводит дни и ночи между сном, работой, интернетом и выходными тусовками, по сути ничем себя не утруждая.
Я навязываю условия общения с собой окружающим. Я требую от других соответствия моим жизненным ценностям и устоям. И мои друзья всерьез готовы принять и полюбить меня таким, какой я есть. Но я солгу самому себе, если скажу, что хоть сколько-нибудь доволен собой, своей жизнью. Я не променяю ее ни на одну другую, да. Но у меня перед моей мамой, да и перед самим собой необъятный долг. Долг стать ярким и всесторонне развитым человеком, способным реализовать себя.

pg.232

Человек попал в больницу.
Честно, не знаю, что нас с этим человеком связывает. Для дружбы рано, для отношений пока нет ничего - жили вместе несколько дней и жили. И, вот, он, а точнее, конечно, она, попадает в больницу.
Я узнаю об этом, когда аванс благополучно спущен уже на новые "Мартенсы", до зарплаты ровно две недели. Сейчас же, у меня денег нет, чтобы навестить даже.
И я иду в столичный переход, играю там на гитаре - и приезжаю через день с цветами и "рафаэлками". Просто поддержать.
Я не напрашиваюсь на отношения, на секс, мне важно, чтобы хороший, как мне показалось, человек не чувствовал себя одиноким. Все, на этом точка.
Через пару дней я теряю в лесу, по ходу большого празднования, свой паспорт. Что сулит мне многодневную беготню по бюрократическим инстанциям. Со временем тяжко, настроение ниже плинтуса, но, вместо того чтобы на следующий день прошерстить в поисках документов весь этот лес, найти ту поляну, я еду к ней, на другой конец огромного муравейника, с последних двух сотен деревяшек покупаю йогурты какие-то - неважно...
По-прежнему, значимо лишь то, что я хочу человека поддержать.
Я не жду благодарности. И делаю это просто чтобы человек знал: он не один. И ни в чем не нуждался. Насколько я ему могу помочь в этом, уж по крайней мере.
Сегодня я собрался приехать снова. В третий раз за неделю. Выдалось "окно" в графике посещения отделений милиции, паспортных столов, сбербанков, фотоателье и прочих инстанций.
Заранее узнал, что нужно, фильмы полвечера накануне качал. В три дня я, находясь на работе, читаю смс: "Привези мои вещи". Перезваниваю, предупреждаю, что если домой заеду - опоздаю, могут на проходной и не пустить. Ответ: "Не пустят - я спущусь, главное привези вещи, меня в пятницу выписывают". Ну хорошо. Я захожу с работы домой, ужинаю (мой косяк?), забегаю в магазин за заказанным батоном "Докторской" и еду к ней.
Приезжаю в 20:20, на пропускном пункте мне отказывают, естественно. Вызваниваю.
Минут через пятнадцать она спускается. С подружкой. И, первым делом, говорит мне:
"Я тебя сейчас очень не люблю. Мне в таком состоянии пришлось спускаться, мог бы и пораньше приехать. Почему не в два часа ночи например?.."
Ну, может я чувствительный такой. Может, ко всему надо относиться с пониманием. Но, по-моему, это ебануться как неправильно.
Да даже если бы мы встречались... Я к тебе через полгорода ехал час с лишним, занимал на этот батон колбасы у мамы, потому что зарплатная карточка благополучно проебана вместе с паспортом, а в переходе играть времени тупо нет. В конце концов, я же не прошу у тебя ничего взамен, улыбнись ты, скажи: "спасибо что приехал" - мне достаточно знать, что это не зря, не просто так.
Но когда я получаю подобное от людей, которым действительно хочется помочь как-то, чем-то поддержать - я все больше замыкаюсь в себе.
К чему я это?
Учитесь беречь то, что у вас есть. И ценить тех, кому вы, уж по крайней мере, неравнодушны.

pg.231

Не так уж много надо мне до гармонии с миром, оказывается.
Заниматься интересным делом, чувствовать, что я развиваюсь и на месте не стою, во-первых. Ярко проводить свободное время, максимально его насытить, во-вторых. Хорошо высыпаться, в-третьих :)
И хорошую девушку рядом, которая мне будет нравится, котрой я смогу доверять и которая не подведет. Чувства преходящее, а доверие и ответственность должны быть, иначе никак.
А РИПО взъебало минское же Торпедо 1-0. Понимаю, все совсем не все так хорошо, как кажется, это скорее самоубеждение, но выезд, в любом случае, очень достойный!

pg.230

Завтра еду в Минск на матч МТЗ РИПО. И на свидание с одной чудесной девочкой. По возвращении обо всем расскажу, надеюсь. Ну или почти обо всем. Пока же - готовность номер один!

pg.228

Ребят, а помните нас правье перед «Next round» постреляло?
Шарик круглый, движуха тесная - вчера я террор-машину встретил. Ту ли – точно не поручусь, но моя девочка, назовем ее пока так, чтобы в хитросплетениях нынешних-бывших не путаться, рассказывала, что ее бывший парень, наци, тот еще отморозок, ей, в бытность отношений, хвастался, что ездит к клубам стрелять наших ребят.
Поскольку живут они с ней рядом, понял, что рано или поздно судьба нас сведет. Сложилось, увы, на второй уже неделе отношений – а они-то встречались больше года – чувства неостывшие, яйца неотбитые, все дела... В общем, тупо похуй, совершенно случайно или по мудреному стечению обстоятельств, с другом они возникли перед нами. Со мной Леха и несколько невольных свидетелей, но тут дело касается только двоих, у меня ж не только вопросы парень-девочка, но и на ноге памятка от его стриммера может быть...
Короткая драматичная прелюдия кто есть кто – и бон выхватывает нож, истерично машет перед собой. Ухожу, кричу ему, что он петух, а не русский и не мужик ни разу, если говно не уберет и не выйдет на чистых. До его курьих мозгов, наконец, доходит, что я просто быстрее, не достанет – и говнецо он своему товарищу все-таки отдает. Сразу надевает капу, бинты мотает. Спортсмен блять. Немножко ссыкотно, я ж не боец, да и с собой ничего такого, но удары дома не просто же так нарабатываю – вот и настала проверка на прочность.
Держим расстояние. Подмечаю, что ноги у него бездействуют, работает исключительно руками – плотно блоками закрываясь, ухожу, и, наконец, пробиваю с правой сам. Приятный хруст челюсти фиксирует прямое попадание. В глазах ненависть, ебальник сладко разбит, орет мне, что все, теперь точно убивать будет – вспоминаю мудрого Каа и бандерлогов, спокойно реагирую: «Подойди ближе, петух!»
Танцуем под проливным дождем. Понимаю: раз прошло – стало быть у меня не только в весовых, но и в реакции превосходство. И это несмотря на синьку, а налудились мы прилично. Хватит одного раунда. Замахиваюсь ногой – уходит, но я иду в ближний и успешно пробиваю двойку. На встречных, правда, уходя ему под руку, пропускаю добротно с левой в глаз, но захват под шею сзади все-таки осуществляю, пытаюсь подсечь «за спину» – тщетно, но и он, как не силится, уйти из захвата не может. Работаю в обратку коленом – не проходит, вероятно синее дело все-таки дает о себе знать. Брюсом Ли не быть, расстроен крайне, поэтому пробиваю ему дважды в упор с левой – сигнал брейк, расходимся. Бон из захвата вырывается и отбегает за ножом к другу, эпилептично пуская бурую пену. Не ебальник, а блюдо финики с кровью. Традиции антифашистской кухни блин. По-прежнему держусь на расстоянии, приглашаю петуха положить говно и продолжать. И тут... девочка моя вешается к нему на шею, успокаивает, они переходят дорогу и куда-то идут, вероятно домой. Стою секунд двадцать под ночным дождем, охуевший, не одупляющий, что случилось - потом извиняюсь перед невольными свидетелями и уходим с Лехой к метро. Потом уже мне ее родители звонили, говорили спасибо, что петуха оприходовал, мол дурной совсем, его на районе боялись все. Что она сейчас с ним в травме только из жалости. Но мне уже все равно. Бывшие не всегда бывшие. Петухи всегда петухи. А нацитолерантность равно терпильство. Независимо от срока давности.
Ноу наци френдс, чего и вам желаю.

pg.227

Моя Москва, любимый город мой - помни, знай: Мы всегда с тобой!
Встает солнце над рекой меж семи холмов - новый день, я к нему готов!!!
[]

pg.226

Решением медвепутской ложи, суббота девятого июня сталась днем рабочим.
Чтобы не перекраивать собственные планы, пришлось взять отгул. Хотя таковые у меня и имелись, дали, однако, скрепя сердце, еще больше укрепив меня в мысли по осени место работы сменить.
Общий сбор был назначен в центре зала К., куда, к пяти часам вечера, нас с Лехой нелегкая и занесла. Показалось сперва, что ребят немного - на самом же деле, человек шестьдесят было еще в Москве, а может и больше. Просто к своей "собаке" выдвигались, во избежание излишнего внимания "серых", небольшими группками.
Соцсети дали развитию движухи значительный толчок - они же создают нам излишние проблемы с оппонентами и законом: обещались приехать нас накрывать нацики, поразительно осведомленные о месте сбора, вплоть до того, в каком вагоне какой электрички мы поедем. Но на деле Львом Толстым быть сложнее чем в интернете. И опаснее подчас. Приехать постеснялись - и правильно, в конце концов, один раз жизнь человеку дается, а поляну мы им приготовили приличную. В Н. ждали нас, якобы, и менты, но местные предложили доехать до З., откуда до клуба добраться оказалось и еще проще. С приехавшими к месту тремя-четыремя "бобиками" проблем не возникло - ребята сразу вошли в клуб, не создавая распитием конфликтных ситуаций, позвлявших сотрудникам органов легитимно вмешаться в присходящее.
На концерте встретил бывшую. Сразу и не узнал, просто девочка симпатичной показалась, так другу и сказал. И охуел, когда он мне ответил кто это - взяли, без лишних слов, по водке. Так вот плавно перешел на напиток русской интеллигенции. Нет, у меня-то все хорошо, да...
А концерт был неплох. Открывала его хип-хоп формация "Полтора землекопа", раскачавшая зал уже композиции к третьей. Возникла у Землекопа, по ходу выступления, заминка с сэмплами, да и новых песен, малознакомого пока материала, с избытком хватало. Тем не менее, происходящим все оставались довольны, кому же хотелось исключительно панк-рока - те коротали время у бара и в условной "гримерке", просторном и донельзя прокуренном помещении с большим столом для русского бильярда, в который, к моему удивлению, за все время концерта желающих зарубиться так и не нашлось. А может и охрана против была, не знаю.
Так или иначе, с первыми же аккордами "Opposite against", и местные, и приехавшие ребята подтянулись к сцене. "Оппозиты" тоже находятся в процессе подготовки нового альбома, поэтому старого материала совсем мало было - песни три где-то. Ну и еще два-три небезызвестных кавера, включая, в том числе, и самое фееричное, общественно-хоровое, итальяно-белорусское "SHARP". Новые песни, конечно, очень и очень хороши, но вот "Все что ты не успел", самой моей любимой у них композиции, мне в этот вечер очень не хватало.
Между сетами попросили бармена включить футбол - и, пока петрозаводцы "Ничего хорошего" состраивали гитары, посмотрели начало игры наших с чехами. Заряжали как заправское фанатье. И радовались первому голу Дзагоева как дети малые. Гол Широкова, правда, и единственный ответный мячик чехов в концертном угаре я пропустил. Но, уже после гига, зашел в небольшой открытый бар по соседству, взял нам с Лехой по пиву - и насладился концовкой и еще двумя голами наших. Сегодня игру пересматривал - победили уверенно и достойно. С такой игрой надо в четвертьфинал выходить уже после матча со пшеками, но поле одинаковое и игра неизменно начинается с нулей на табло. Увидим через несколько дней.
Вернемся к выступлению петрозаводцев, однако. Все сыгранные песни - материал старый и многим хорошо знакомый. Играли старым составом - с Бартом и Бобой на вокале. Сыграли много и хорошо, все-таки, какие бы об этой группе разговоры не ходили в движухе, свое дело они знают. И для петрозаводского движа сделали очень немало. А уж по концертной подаче, среди "панковских" наших групп, с ними немногие сравниться могут.
Отличное выступление - и, выйдя на улицу, футболку свою я в прямом смысле слова выжимал. Посидели с Лехой в баре, досмотрели футбольчик, значит - а мои ребята, кого я просил предупредить, уже выдвинулись к месту проведения преполагаемого оллнайтера. Сбросив звонок, мы вышли на улицу немедленно - но застали у клуба только лишь совсем небольшую компанию местных. По счастью, ребята тоже разъезжаться не собирались и, вызвав такси, минут через десять мы уже были где надо. Оллнайтера просто не было. Сидели в кафешке, пили сперва пиво - потом заказали на наш столик из восьми человек две по 0.7 водки. Спал я накануне часа полтора - и недосып дал о себе знать. Даже не блевал - тупо вырубился к середине второй бутылки. Тихо и мирно. Разбудил меня минут Леха, уснувший еще когда первая не кончилась. Никого из "друзей" за кутежным столиком не оставалось - все ушли на первую электричку. Оставив водки каждому, буквально, по стопочке. Нас, конечно, по синему делу никто разбудить не подумал. Еще раз крепко задумался, кто мои друзья в этом мире...
Благо оставались еще ребята, тоже собиравшиеся на станцию. С ними и дошли, остальных "своих" там и встретив.
Доехали без приключений, правда раз перебежали, зачем-то, от кондукторов, коих составом таким, пусть изрядно поредевшим, и сами высадить могли запросто.
По возвращению хмурое небо роняло на землю слезы холодного утреннего дождя, мы шли к метро - и, чувствуя себя совершенно больным, я хотел только одного: спать.
Думаю, никуда из дома в ближайшее время не пойду - буду тренироваться. И, по-прежнему, раздумываю завязать с синькой, прыгнуть с парашютом и пойти на тайский бокс. А в августе - два выезда за клуб и на море. Вот так и живем.

pg.225

Не вступать в пустые интернет-диалоги - мы тренируемся и возьмем свое на улицах.

pg.223

Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного:

- Отец, - жеманясь и краснея, сказал старший сын. - Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин я больше всех люблю Сунь Ахуя из соседней деревни. Он такой... такой!.. он как Бьякуи из "Блича"!.. Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Сунь Ахуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?..
- Папа, - потупясь, сказал средний сын. - Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне сильного воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мы с Пикачу будем кушать только растительную пищу!..
- Папа! - сказала любимая дочь Мастера Вана, Ма Сянь, водя изящной ножкой по глиняному полу. - Ты знаешь, я ведь молодая, красивая и умная девушка. Поэтому я хочу самореализоваться и пожить для себя. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне любящую жену, умелую хозяйку и заботливую мать своих многочисленных внуков, но... извини, внуков у тебя не будет. Ничего, если я уеду в город, стану там офисным работником, сделаю карьеру и стану чайлдфри? А по выходным я буду приезжать к тебе в дом престарелых на своем "Матисе" и куплю тебе замечательное кресло-качалку...

Мастер Ван уже открыл было рот, чтобы громко высказать детям все, что он о них думает, но так и не издал ни звука. "А нужно ли? - подумал он вдруг. - Да какое же я имею право решать за своих детей, как им жить, с кем спать, что есть, во что верить? Они же самостоятельные личности! Ну и что, что старшему всего семнадцать? Подумаешь, мне не нравится! Ничего, потерплю, зато дети мои будут счастливы! В конце концов, чем цивилизованнее человек, тем он толерантнее, так неужели я буду вести себя как дикарь?!"
- Хорошо, - устало сказал он, - живите как хотите.
...Прошло десять лет. Дети жили как хотели, а Мастера Вана просто заебало.

Он пришел к соседу поделиться своим несчастьем и увидел, что Мастер Чжан сидит в беседке перед садом камней, пьет сливовое вино и курит свою любимую кривую трубочку.
- Как поживаешь, сосед? - спросил Мастер Ван. - Все ли в порядке? Что детишки?
Мастер Чжан неторопливо отпил из чашки и ответил:
- Старший сын женился на дочери уездного судьи. Они живут душа в душу, сын хорошо зарабатывает, у них в городе большой дом. Средний сын служит в императорской коннице на южных рубежах Поднебесной. Он начальник "длинной сотни" конников. Враги боятся его, как огня, друзья любят, подчиненные уважают, а начальники ценят. А дочь - что ж, вон моя красавица-дочь, ее любимый муж и пять моих внуков...
- Невероятно! - вскричал Мастер Ван. - Но разве десять лет назад твои дети, будучи молодыми, горячими и глупыми, не приходили к тебе, желая странного?!
Мастер Чжан степенно кивнул.
- Как же тебе удалось воспитать таких славных детей?!
- Я просто сказал им, что если не перестанут валять дурака, я переебу их лопатой.

...С тех пор последователей Мастера Вана зовут "толерастами", а последователей Мастера Чжана - "шовинистами".

pg.222

Стать добрее.
Надумали по весне разжиться велосипедами. Для городских дорог и дачного полесья)
Порекомендуйте какую-нибудь недорогую и надежную модельку по-жа-луй-ста!
=)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 13