Записи по тегу "Просто глюк"

| перейти в дневник

Приснилось вот...

Кровь захлестывала губы, волнами поднималась из гортани и стремилась из внутрь во вне. Девять воинов обступили падшую в битве тварь. Каждому из них эта битва далась тяжело. Здесь, в углу крыши извивался располосованный братьями Змей, но великая победа сейчас значила так мало...
- РУБИ! - Девушка упала на колени перед белокурым мальчиком, чье тело скорчилось в углу крыши под водостоком - Руби, Господи, что вы стоите?! Сделайте что - нибудь!!!!
Перед глазами девушки раз за разом вставал извив чудовищного хвоста Змея и Рубиновый Дракон подставивший себя под удар, который должна была получить она. Последний крик - к братьям - драконам, но кому как не им знать что в этом мире они бессильны помочь. Эмеральд положил руку ей на плечо.
- Прости... Мы ничего не можем сделать. Руби выбрал свой путь.... Как и каждый из нас выбирает свой.
Братья - драконы окружили тело. Тихо и глухо как спрашивают о самом сокровенном:
- Кто?
- Я.
Адамант опустил руку и скользнув сквозь плоть в грудь Руби, извлек наружу Камень - Кроваво красный рубин - истинное воплощение души рубиновых драконов.
- Расколет кто? - спросил тот же голос.
- Я и расколю... Мне его провожать...
[Продолжение]
| перейти в дневник

Набросок... Хотя пока и не знаю, чего именно.

Рыцарь вылетел из седла и рухнул на песок арены. Страя кольчужка просто не выдержала удара длинного, окованного лучшей сталью копья противника и бок отозвался звенящей болью. Победитель подъехал к нему и концом копья отшвырнул меч того, кто назвал себя Черным Рыцарем. Через поле метнулась стройная фигурка в легком платье, но Рыцарь Алое Копье коротким жестом руки заставил ее остановится, ибо Черный Рыцарь уже пытался подняться на ноги.
- Посмотри на него, дочь... - бросил ее отец - Разве ЭТО - рыцарь? - кончик алого копья пробил дешевый наплечник поднимающегося, заставив Черного Рыцаря снова опрокинуться на спину, зажимая рукой новую рану.
- Разве он из благородного рода? Разве это ничтожество может быть твоим избранником? - на этот раз копье вонзилось в бедро.
Черный Рыцарь уже не мог даже ответить. Он корчился от боли у ног коня Рыцаря Алого Копья.
- Разве он может что-то тебе дать? - и снова удар в то же место, в наплечник правой руки, в которой Черный Рыцарь держал копье, посмев ударить его в нагрудник, в самом начале боя.
- Вот видишь - Алое Копье поднял забрало и кивнул головой в сторону истекающего кровью противника.
- А теперь садись на моего коня и едем...
- Но он...
- Садись!
Девушка смотрела попеременно то на отца, то на Черного Рыцаря, но выбора у нее не было. Отец протянул ей руку и помог взобраться позади него на вороного жеребца, который медленной трусцой пошел в сторону ворот. И тут, сжатые от боли веки Черного рыцаря распахнулись, разрывая кровяную пленку и он начал снова подниматься на ноги. Опираясь на обломок своего копья левой рукой, он смог встать, хотя пробитая нога вот вот могла предать его. Правая рука слушалась с большим трудом и с еще большей болью. Поэтому Черный Рыцарь в два мучительно долгих шага доковылял до борта арены и оперся на него. Левой рукой он достал легкое копье из заплечных ножн и примерился к броску. Алое Копье ехал ровно, но у Черного Рыцаря двоилось в глазах от боли и кровавые брызги на веках мешали видеть цель. Он видел только темное пятно удаляющегося коня, рыцаря и светлое пятно - спину его дочери. Оставалось только одно. Черный Рыцарь поплотнее перехватил копье и голос его, пронесся над притихшей ареной.
- Эй, ты!!! Дерьмо шииста!!! Мы еще не закончили!!!
- Что???!!! - Конь Алого Копья развернулся и два пятна - светлое и темное - в глазах Черного Рыцаря слились в одно - темную.
- Получай! - брошенное из последних сил копье загорелось огнем ненависти и магии рыцаря-чародея.
И ахнула, а потом взревела восторгом толпа, когда простенькое метательное копье нашло брешь в броне, между панцырем и наплечником, глубоко вонзившись в плечо Рыцаря Алое Копье.
Рыцарь взревел, больше от злости, чем от боли, но нападать на почти умирающего рыцаря он не решился. Своя честь дороже. Он просто обломил рукой копье до самого наконечника, все еще сидевшего в нем под броней доспех и направил коня к воротам арены.
- Мы еще встретимся, Черный Рыцарь. - прошипел он, глядя как его кровь стекает по дорогим доспехам.
- Мы еще встретимся, Алое Копье - прошептал Черный Рыцарь и в рухнул на залитый своей же кровью песок арены.
| перейти в дневник

Сон...

Песчаная лапа снова приподняла Колдуна над полом и впечатала в стену. Кафель обломками посыпался на пол. Боль пронзила позвоночник раскаленной иглой, но мысли Колдуна были сосредоточены не на собственной боли, а на фигуре девушки, лежащей на полу позади. Голем снова поднял Колдуна с пола, исполинские пальцы сдавили горло.
- Вот и конец назойливому мопсу. - мысленно улыбнулся Колдун.
Сжатие песчаных пальцев становилось все сильнее и сильнее. Через пару секунд голем сломал бы Колдуну шею, но...
- Отпусти его, тварь!
- Ыыыыыыы? - голем повернулся на крик и Колдун, вывернувшись из его руки, упал на пол.
Слева от него стоял юноша. За ним зиял пролом в стене и оттуда уже лезли еще двое.
Ракхар... Андогир! Ворх!
- Вот так и знал, что без меня не обойдется. - прозвучал новый голос и стена рядом с Колдуном разлетелась пылающими осколками. Дарт стоял у края проделанной им дыры, сжимая в руке узкую трубу ракетной установки.
- Ребята, вы же не собирались начинать без меня? - юная эльфийка спрыгнула с потолочной балки и потянула из ножен меч.
- Конечно нет, Ашха. - улыбнулся Дарт - Только тебя и ждали.
- Ну, я здесь. - Ашха оглядела союзников - Так чего же мы ждем? К бою!!!!
| перейти в дневник

Маска...

Он пришел домой около трех дня. Проклятое солнце, приносящее лишь боль, горело где-то там, снаружи… Как же было приятно скрыться от него во мраке коридора своего дома…
Дома… Если бы так можно было назвать ту бетонную коробку, в которой он обитал на данный момент. Он скинул с плеч куртку и прошел в комнату…
Проклятый. Я проклятый. Иного не дано…
Он подошел к окну, не обращая внимания на то, что солнце делало его почти слепым и глаза жгло изнутри так, как будто в них вонзили раскаленные иглы. Несколько минут он молча стоял, подставив свое тело лучам зимнего и оттого еще более беспощадного солнца.
Что же я делаю не так? Почему я не в силах разорвать проклятье?
Боковым зрением он увидел трельяж, который стоял тут столько, сколько Колдун себя помнил. И себя в его зеркалах. Рубашка цвета стылой крови, тонкие черные брюки и лицо… Лицо, которое многие некогда считали красивым… Лицо, уже много лет закрытое тонкой фарфоровой маской.
Все из-за нее… Избавится от нее… Сейчас же…
Руки сами потянулись к лицу, но маска упорно не желала расставаться с тем, без кого она – лишь никчемный кусок фарфора… Пальцы Колдуна что есть силы старались отодрать ее от лица, но она как будто примерзла к нему. Взгляд колдуна опустился на один из «Близнецов», что лежал на трельяже.
Похоже - выбора нет.
Колдун освободил от ножен вороненую обоюдоострую сталь и с трудом просунул кончик клинка под маску. Тонкой струйкой по шее побежала кровь, но Колдун принял решение. Нож ходил по его лицу до тех пор, пока заляпанная кровью маска не отвалилась от горящей огнем плоти и не оказалась в ладонях. Он отшвырнул ее прочь…
Теперь я - настоящий… Только теперь…
За спиной Колдуна заверещал телефон. Противно так заверещал. Колдун подошел к нему и взял трубку…
- Слушаю.
- Саш, это ты?
- Я.
- С тобой что-то не так.
- Нет, все прекрасно.
- Неправда. Ты не такой как всегда - я это чувствую. Ты или пьян или еще что-то. Позвони мне, когда протрезвеешь, ладно? Пока ты в таком состоянии, я не хочу с тобой разговаривать.
- Хорошо. Подожди минуту.
Колдун окинул комнату взглядом. И тут же наткнулся на только что срезанную с лица маску, которая теперь лежала на краю кровати среди алых кровавых пятен. Один шаг, одно легкое движение - и снова пальцы сжимают тонкий край. Миг сомнения - и тонкий фарфор прилегает к изуродованному лицу. Раны заживут, и маска вцепится в плоть мертвой хваткой. Колдун снова вернулся к телефонной трубке.
- Теперь лучше?
- О, да. Теперь я чувствую, что с тобой все в порядке. Как ты в целом?
- Отлично. Теперь – отлично – тонкие губы маски изогнулись в улыбке.
Все было как обычно: и телефон, и разговор, да только некому было разглядеть за улыбкой маски две капли соленой воды, что скользнули из глаз по тонкому фарфору.