Кажется, теперь мне хочется всем молчать. Всегда. Про всё... Кажется, что теперь мне нечего сказать. Больше. Но это только кажется. Потому что всё умолченное, подавленное, спрятанное, всё это сублимируется в агрессию такой силы, которая меня разрывает, буквально. Эта агрессия направлена на всех и на каждого отдельно. Как с ней бороться, пока не понимаю. Клокочет, давит, шумит в ушах, вымывает мысли, подавляет. Слишком сильная погань, отравляет...

4

Пустота


И почему вы всегда хотели, что бы я вас ненавидела?.. Мне не за что вас ненавидеть. Хотя, вы многое для этого сделали, совершенно сознательно выбирая цели для своих ударов, просчитывая на два хода вперёд; совсем не прилагая усилий, так, между делом, будто смахивая со лба мешающую прядь волос, смахивали и меня... А я, точно так же, как и та непослушная прядь, стремилась вернуться на то же место... Поближе, к бесценным знаниям.
Один наш общий знакомый часто говорил в моменты, когда мне было непонятно, почему между тишина, что вы меня боитесь, стесняетесь. Так ему казалось. И, наверное, только вчера, я в большей степени чем когда-либо осознала, почему именно вы могли бояться. А знаете, напрасно. Правда. Я вас слишком уважаю.
Но мы могли бы быть друзьями? Конечно. Если бы не это постоянное странное напряжение, гудящее, точно электричество в проводах, которое, прошу заметить, вовсе не я создавала, хотя, была причастна. Наверное, так вам было интереснее. Или дело в другом. Но мне нужна была только ваша голова. Всегда.


Левой рукой вы делали приглашающий жест войти, но в тот же миг, стоило лишь сделать и полшага, как правой вы глушили звонкой пощечиной. И это не обидно. Это странно. Странный звон в ушах, такой не громкий, серебристо-лиловый; странное полыхание щеки, такое прохладное, кораллово-прозрачное. И из этого мерцающе-звенящего полыхания пробивается росток принципиального любопытства, согреваемый упорством и упрямством. Стремление узнать, что же там такое невероятное, дымчато-золотистое и одуряющее за этим порогом. Жаль, что это любопытство так и осталось неудовлетворенным. А всё потому, что за порогом тем была пустота... Пустота. Всего лишь пустота. Серые улочки, мощенные грубым камнем, по которым прохладный васильковый ветер кружит бесчувственные высохшие лепестки цветов, гулко шуршащие в бледной пустоте.

3

Ирина Богушевская
"Сандаловый пепел"

Пустынь из камня и снегов
Я смотрю в долину, где жила Моя Любовь
На влажные леса, полные цветов,
На ласковые реки, где текла Моя Любовь
Плачь или не плачь
Пеплом занесло
Мир, где было мне так больно, а когда-то так тепло.

Сандаловый пепел.
Летит и не тает.
Весь мир заметает.
Боль и радость обращает в пепел.

В небесной тишине
Средь бестелесных облаков
Вновь приснилась мне
В который раз
Моя любовь
Нежность без границ
Ночь без берегов
Жаркий, зыбкий мир
Полузверей-полубогов

Навсегда вдвоем
И в покой и в страсть
Никого никто не предал
И вовеки не предаст.

Сандаловый пепел.
Летит и не тает.
Весь мир заметает.
Боль и радость обращает в пепел.

Нас, живых и горячих
Кто поет и кто плачет
Кто черен, кто бел,
кто зол, кто светел
Всех однажды заметает пепел.

2

монолог


Вы обо мне всегда многое знали, хоть и не спрашивали, почти, ни о чём . А мне очень хотелось, что бы вы спросили. А я бы вам рассказала о себе. Теперь вы всё-равно уже ничего не спросите. А мне так сильно хочется рассказать. Пусть вы и не прочтёте, я представлю, что рассказываю вам.
Мне очень нравится сиреневый цвет. И лиловый. Нравятся их оттенки. Такие нежные, лёгкие, немного грустные, с привкусом лёгкого летнего ветерка. Мне нравится одиночество. Совершенное одиночество, когда в полнейшей тишине, нарушаемой лишь размеренным тиканьем часов, можно сидеть и думать о чём-нибудь, рассуждать, вспоминать. Мне нравятся маленькие кустовые розы, когда на одном стебельке по 7-10 бутонов, а сам стебелёк усыпан множеством маленьких острых шипов. У них такой яркий сладкий аромат, что хочется зарыться носом в самые лепестки и постараться вдохнуть всё-всё, до самой капельки. Мне нравится летний ночной дождь, слушать шорох капель в листве, вдыхать запах влажного асфальта. Нравится мечтать. Мне нравится море. Синее-синее море. И запах морского ветра. Поэтому мне бы так хотелось поселиться где-нибудь у самого моря, в небольшом уютном домике, по долгу сидеть у воды и смотреть вдаль. А ещё, мне нравится грустить. Лёгкая прохладная меланхолия, как в романсе "... я как будто жду чего-то, мне чего-то смутно жаль."
Мне кажется, всего этого вы не знаете. Да и откуда об этом можно узнать...

в тон монологу

1

~Вступление~


Когда-то, в целом не так уж и давно, она с лёгкостью ограждалась от людской злобы, зависти и глупости; отстранялась от всего, что не вписывалось в рамки её жизни, её мира, и продолжала радоваться каждому дню, любым препятствиям, мастерски извлекая полезные уроки из всего, не проронив ни одной слезинки, как бы трудно ни было. Она была в кого-то влюблена, кем-то вдохновлена. Она шла вперёд, не оглядываясь, ни о чём не сожалея, веря, искренне веря в себя и в этот мир.
А потом всё исчезло. Вроде бы ничего не произошло, ничего не изменилось. Но будто плотная пелена окутала её разум. В прочных стенах, хранящих её мир, образовалась сквозящая щель, в которую постепенно улетало всё то, что она так ценила, собирала, чем руководствовалась всё это время. Наступил сезон холодных серых ветров и безразличия. От прежних истин остались лишь смутные очертания, ускользавшие, стоило протянуть к ним руку...