Страницы: 1 | 2
Иногда мне кажется, что я разучился записывать свои мысли. Вернее - чувства. Ощущения, эмоциональные отклики на какие-либо события. Но я не должен забрасывать это...
Итак.
"В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана..."
У меня была идея - уехать в Италию без тебя. Побродить там в одиночестве. Но у меня в голове навязчиво звучит из какой-то песни: "Что такое любовь, если нет в ней тебя". Какая-то пустая песня ни о чем, как и все о любви. Выглядит довольно сентиментально, не находишь? Без лишних сложностей: все, что я увижу, почувствую, выпью и съем, я захочу разделить с тобой. Так зачем мне все это, если каждая минута будет омрачена твоим отсутствием?
Не так давно меня спрашивали, кем я был в прошлой жизни. Предположил, что погиб в Великую Отечественную. Каюсь, я верю в перерождение. И думаю, если размотать клубок времени, я не раз найду в нем свой пусть незначительный, но след. Древний Рим, например. Я там был. Возможно, поэтому я не верю в христианского бога. Впрочем, в античных богов я тоже не верю. Во что верит честный римлянин, кроме звонкой монеты? Хехе..
Определенно, раньше написание текстов мне давалось легче. Открывал и... Пальцы едва успевали за мыслью. Князь на коне, вечные сумерки, дети ночи выползают из своих лесных укрытий. Король хранит в себе великую силу. Королева - не зверь и не растение. О, я умею рассказывать сказки. Только не детям - им не следует знать, что даже укрывшись одеялом с головой, они все ещё в опасности. Меньше знаешь - крепче спишь.
Король спит в объятиях Князя.

ЭГОИЗМ ПРОТИВ ГЕДОНИЗМА

Сначала был этот странный запах. В вагоне метро. Разумеется, он не имеет к делу никакого отношения, но если бы имел - было бы гораздо интереснее. В общем, я чем-то надышался. Невозможный, отвратительный запах, что-то вроде смеси дешевого порошка, горячей воды и еще каких-то химикатов для стирки одежды. Сначала в воображении всплыло слово "прачечная", но я отмел его как неподходящее. Прачечная - это где-то в Европе, в маленьком городке у моря. Там трудится пожилая сеньора, складывая аккуратные стопки белоснежного белья за стеклянными дверями, и этот маленький волшебный мир чистоты и белого цвета источает тонкий и довольно приятный аромат. А это... Я понял, что это мне напомнило. Мое раннее детство. Наш двор, скверик. Дальше - магазин. А за ним, чуть справа - мрачное здание с трубами, распространяющее зловоние на пару кварталов вокруг. До нашего двора, впрочем, не доходило - зеленые насаждения защищали надежно, а вот на площади перед магазином чувствовалось весьма однозначно. "Химчистка". В ней действительно было что-то жутковатое помимо запаха, и, кажется, я даже был один раз внутри. Вот это тот самый запах, хотя, возможно, я и ошибаюсь - столько лет прошло.
Когда что-то идет не так, я смотрю на людей. Люди в этот раз были спокойны. Я один замотал рот и нос шарфом, опасаясь получить химическое отравление. Этот запах мне мерещился? Скорее всего нет. Но в большинстве своем люди не так страдают от неприятных запахов, как говорят об этом. В конце концов, многие мужчины моются раз в месяц, а женщины - пользуются дешевой парфюмерией. Страдаю только я.
Пытаясь справиться с тошнотой, я наконец-то выбрался на поверхность. И вот тогда я увидел этого парня. [cокращено]

Г. В К.Ч.У., ЧТО ГРЕЙ УМЕЕТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ КОФЕМАШИНОЙ

Сердце урагана, в котором покой. Эпицентр интриг и скандалов, сохраняющий нейтралитет. Ты оставляешь меня одного на моей половине кровати, чтобы ответить на звонок.
- Я думала, вы сожительствуете (какое забавное слово, однако), но теперь понимаю, что он тебе просто друг.
- Ну. Друг как друг, - смотришь на меня и прикладываешь палец к губам.
Я выхожу тихо. Раз уж вы говорите обо мне, то можешь быть свободен в репликах. В твоей квартире есть моя зубная щётка, моя кружка, мои домашние штаны и футболка, моя половина кровати - у окна. И я уже почти научился пользоваться твоей кофемашиной. Друг как друг.
Две женщины делятся с тобой свежими сплетнями - заклятые подруги в стадии боевых действий друг против друга. Друг, друг, друг... Какое неоднозначное понятие - друг. Я тебе друг. Ты друг им. Они между собой тоже - подруги. Одно название - и столько различных эмоций, разных отношений. От ненависти до сексуального влечения.
Вот то, что действительно стоит воспевать в стихах и песнях.
У Смерти два крыла: одно из тёплых перьев и мягкого пуха, другое же - истлевающее и зловонное.
Так и у Сна.
Есть ночи, когда сон - мучение. Тысячу раз сознание мое выныривает из мира грёз, когда сквозь дымку беспокойного сна чувствую боль и тревогу. И кажется, будто по лицу ползают насекомые. В груди дрожит струна, готовая оборваться в любое мгновение. И я просыпаюсь и понимаю, что не хочу обратно, каким бы уставшим ни чувствовал себя. Проклятая ипохондрия. Я не боюсь смерти, потому что знаю: что бы ни было за этой чертой - оно прекрасно. Даже если это ничто. Особенно если это - ничто. Но процесса умирания, страданий - вот этого боюсь. Ни у кого нет права осудить меня за эту трусость, потому что я видел это.
Я принимаю ванну. Говоришь, после полуночи черти моются? Ну а я кто. Горячая вода всегда помогает мне. Стихии огня и воды, сочетаясь вместе, становятся мне ближе и роднее, чем назначенный мне гороскопами воздух. Да и не верю я гороскопам - я, человек, который должен был по всему родиться под покровительством другого знака зодиака, но грубо вытащен на свет божий раньше срока. Как мне верить?

Г. В К.Ч.У., ЧТО ИГРЫ ГРЕЯ РАЗНООБРАЗНЫ И ВРЕМЕНАМИ ДОВОЛЬНО ГЛУПЫ

В тот день один из моих любимых скелетов покинул свой шкаф и уселся в кресло, закинув ногу на ногу и зажигая кубинскую сигару. Мы смотрели друг на друга: я с отчаянием, он - с усмешкой. И тогда я решился на эту глупость.
Анкета состояла всего из нескольких фраз, вдвоем мы составили ее довольно быстро. Сухо и сдержано - настолько, чтобы сквозь нее нельзя было разглядеть той бури эмоций, которая в тот момент владела мной: краткое описание моей внешности и цели. Встретить привлекательную даму для нежной дружбы и общения во всех смыслах приятного - вот чего я хотел. Решающим фактором была внешняя привлекательность незнакомки. Ни ум, ни интересы, ни возраст, ни даже семейное положение разыскиваемой дамы меня не интересовали, что я и указал в анкете. И далее я признавался в том, что я бисексуал с большей склонностью к мужчинам, нежели к женщинам. Скелет ликовал. Он разразился таким диким хохотом в своём кресле, что едва не уронил сигару на пол.
Я сказал ему, что мне верно никто не напишет.

...и в течение следующих суток получил около 35 писем от разных женщин.

Красивые, не красивые, взрослые и замужние в поисках молодого любовника, юные в поисках любви всей своей жизни - мне доверчиво слали свои фото, рассказывали о себе или говорили простое "привет", иногда любопытствовали о моей жизни или пытались уточнить цели моего поиска.. Это выглядело так, будто они все сделали вид, что не заметили упоминания о моих не вполне нормальных наклонностях, но сами были притянуты этим упоминанием, как обещанием сладкого десерта. Увы, это не десерт.
И тогда я пришел к выводу, что либо я ни черта не понимаю женщин, либо они не способны оценить того, на что подписываются, пытаясь завести знакомство с кем-то вроде меня.
Разумеется, я ни кому из них не ответил.

"Я ХОЧУ СЫГРАТЬ С ВАМИ В ИГРУ" (с)

Я играю в игру.
Каждый раз я пытаюсь представить ту бездну, ту пустоту, что подо мной. Каждый раз я пытаюсь представить себе падение с высоты нескольких тысяч метров. Каждый раз я рисую в своем воображении те несколько последних секунд впечатляющего зрелища, что, должно быть, сопровождает разрушение великолепной летающей машины, и удается увидеть лишь тому, кто находится внутри нее в этот торжественный момент.
Но увы.
Пустоты нет. Внизу - созвездия ночных огней городов. Разноцветные, прекрасные. Над ними - течения воздушных рек с клубами пены облаков. А выше - вечная луна. Что может быть в этом страшного или тревожного? Напротив, эта красота - успокаивает.
Высоты нет. Признаюсь, мне проще представить себе падение с балкона собственной квартиры (это будет быстро и, вероятнее всего, безболезненно), чем бесконечно медленное погружение в черную реку сквозь облака.
Смерть - есть. Но смерть эта - чистая, красивая, достаточно трагическая и даже, можно сказать, благородная. Куда лучше сотни других смертей со всем их ужасом и уродством.
Я играю в игру, но мне никак не удается выиграть - испытать страх. А он ведь кажется таким простым, таким понятным. Так многие ему подвержены. Я хватаю его рукой, мне почти удается поймать его, но он ускользает. И мне остаются лишь эти пошлые мелочные тревоги о моей больной ноге и о том, как я буду осторожно спускаться по трапу, рискуя скатиться с него кубарем и свернуть себе шею. Ничего возвышенного. Ничего духовного. Ничего красивого. Не меня возьмут за руку во время взлета, чтобы успокоить. Не вокруг меня будут суетиться стюардессы, пытаясь вывести меня из предобморочного состояния. Не я гордо и обреченно откажусь от горячего ужина и попрошу простой воды, чтобы каждый присутствующий прочувствовал глубину моего страдания. Дааа... какой из меня певец декаданса, если мне не достался этот загадочный и благородный страх полетов?
Но я мог бы симулировать.

PARTY LIKE A RUSSIAN (c)

Черт знает какое сентября. Нас поразила невиданная лень. В первый день мы не нашли море. Вернее, это была уже ночь, ибо трансфер провез нас чуть не по всей Каталонии. Мелкая галька режет мои ноги, я хожу по ней с осторожностью йога, бродящего по битому стеклу. Странно. Все остальные бегают по этому "песку" так, будто он не причиняет им ни малейшего дискомфорта. Признаться, я не поклонник купания в море, и наворачивал бы круги в бассейне, если бы морская вода не была настолько чистой и настолько тёплой. Отношусь к этому просто как к оздоровительной процедуре. Плавать все же лучше в бассейне.
Открыл в себе любовь к мидиям, но похоже уже и закрыл.
На радость мне, не очень жарко. По ночам идёт дождь, под утро я замерзаю. К полудню становится тепло.
По вечерам болит нога. Пора бы ей серьёзно заняться. Конечно не займусь.
Досмотрели 7-й сезон "Игры Престолов". Неплохо.
Сангрия - гадость. Водка - по цене дорогого шампанского. К счастью, я не из тех людей, для кого отдых немыслим без алкоголя. Нас все время приглашают в какие-то клубы. "Вы что, не танцуете? И не пьёте?" И не танцуем, и не пьём. Да, только жрем и трахаемся, я хотел сказать, спим. Животные, что с нас взять. Уставшие скотины.
Что вам ещё рассказать?
[]

ГЛАВА, В КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ КОЕ-ЧТО О ВЗГЛЯДАХ ГРЕЯ НА НЕКОТОРЫЕ ВЕЩИ

Хуже айфона может быть только белый айфон. Хуже белого айфона может быть только белый айфон в мужских руках. Хуже белого айфона в мужских руках может быть только белый айфон в чёрных мужских руках.
Рядом кто-то ест шаурму. Меня тошнит от запаха.
Среда. Аэропорт.

ЗВЕРЬ И ДЕВИЦА

Продолжая тему "детства".
Посмотрели мы вчера с Краймом, устроившись на Том Самом Диване, нашумевший фильм "Красавица и Чудовище".
И я до сих пор не могу понять - понравилось или нет.
Снято великолепно. Красиво. Внимание к деталям. Музыкальное сопровождение. Все очень живо, не скучно. Но что-то в этой истории меня напрягает. Всегда напрягало...
Есть человек. Он богат, знатен, у него отличный замок с видом на заснеженный лес и полный штат прислуги. Но он - Зверь. Не Чудовище, к слову, не "Monster", а "Beast", Зверь. Злая колдунья околдовала принца? Хах, нет. Он был таким всегда.
Есть прислуга. Часы, канделябр, говорящий чайник и чашка... Никогда не задумывался, почему слуги превращены в предметы. А ведь все просто: они и есть вещи. Вещи, которые стремятся доказать и себе, и друг другу, и своему хозяину, что они люди.
И есть девица. Бедная, но вся из себя образованная, начитанная, наделённая умом и воображением, мечтающая о путешествиях. Ее не прельщает перспектива стать женой и матерью, ее манят приключения.
И что в итоге? Девица очарована силой и мужественностью Зверя, Зверь - тем, что Девица не бросилась носить прозрачные пеньюары в надежде затащить под венец (или хотя бы в постель с материальной поддержкой) богатого мужика. Прислуге дана команда "фас". Они обязаны свести этих двоих, чтобы наконец почувствовать себя людьми: отдохнуть от несносного хозяина, который хотя бы на время увлечётся семейной жизнью, ну и погулять на свадьбе, если повезёт. Им удаётся.
А что в итоге? Дева, бегавшая от брачных уз и мечтавшая о приключениях, просто и банально выходит замуж. Ее обманули. Ей все-таки всучили то, чего она не хотела. Зверь... стал человеком? Прекрасным принцем? О, не смешите. Сдаётся мне, эффект временный. Пройдёт пара лет, и все вернётся на круги своя. Скверный характер одержит верх над желанием угодить своей женушке. Как только утихнут свадебные колокола, прислуга снова станет вещами. А вот девчонку уже не спасти.
А какую дверь отпирает этот ключ?
Ту, где хранятся трупы жён хозяина замка.

ГЛАВА, В КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ, ЧТО У ГРЕЯ ЕСТЬ КУРТКА

Завернувшись в довольно вызывающего вида косуху, врубив в телефоне-для-музыки XIII Stoleti, опустив голову так, что волосы почти полностью закрыли лицо, я чувствую себя удивительно комфортно. На душе спокойно, будто мне снова 17. Стальной червь несет меня по тоннелям домой. Из одного "домой" в другое "домой". И только лёгкое беспокойство на краю океана спокойствия: "Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?" Я купил эту куртку с металлическими заклепками до кучи к другим нескольким, потому что она дарит мне ощущение того, что мне 17. Или потому, что такое сейчас в моде. Или мне понравилась цена. Но Княгиня и верно размажет меня по стенке, будто мне действительно 17. Нет, 13. Как я посмел предстать пред Ее Светлостью не в смокинге?!
- Как ты мог купить эту куртку? Не вздумай носить!
- А что же с ней делать?, - смеюсь.
- Выброси.
И потом мы смотрим какую-то политическую передачу вместе, и там все в костюмах, кроме одного - на нем странная джинсовая куртка с полосой на груди, будто кто-то размашисто мазнул по нему белой краской. Ему лет 50, может больше. Я говорю, что скорее всего ему тоже мама не разрешает носить эту куртку. Княгиня смеётся. Для наших матерей мы всегда дети.
Но если бы я решил в своём стиле следовать вкусам Княгини, мне наверное пришлось бы носить белые перчатки, шляпу-цилиндр и золотой "Брегет" на цепочке.

ГЛАВА, В КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ О ГРЕЕ ЕЩЕ НЕМНОГО

Мне хватило бы тебя одного. Только тебя одного. И когда я прохожу по улице, где хотя бы однажды шел с тобой вместе, мне кажется - ты рядом. Я снова показываю тебе почерневшую от времени башню заброшенной колокольни, здание, похожее на побег какого-то растения и небольшой дом с садом на крыше. Если я захожу пообедать в кафе, ты всегда сидишь напротив с большой чашкой кофе. Из плоти и крови, или только в моем воображении. Я не должен винить людей в том, что в виртуальном мире нас принимают за одного человека. В реальном - не редко решают, что мы братья, хоть мы и не похожи внешне. Как забавно. Мы ведь и внутренне не так уж похожи, к тому же у нас разный стиль ведения блогов. Хотя может быть эта разница очевидна только нам с тобой, как близнецам, которых различить сможет лишь родная мать и они сами.

А дождь проявляет ко мне уважение - стена воды накрывает город, но стоит мне выйти на улицу, тучи расходятся. Думаю, он задолжал мне еще с того случая. Я был самым младшим - и по возрасту, и по званию. Как-то раз летним днем начальник отдела велел мне сгонять до магазина. Нееет, не за водкой, хехе. Хотя и такое бывало. Зачем-то срочно понадобилась бумага большого формата - А3, что ли. Нашел я ее быстро - на соседнем базарчике, развернувшем торговлю канцтоварами к 1-му сентября. И вот я иду обратно, несу картонную папку с этой проклятой бумагой... и меня накрывает тропический ливень. Смешно? Мне в тот момент было не очень. Я-то ладно, не сахарный. А вот бумага... Помню, как стоял под узким козырьком какого-то дома, спасая свой ценный груз, но дождь все не прекращался. Когда я добрался до отдела, меня можно было выжимать, вплоть до трусов. Будто я не под дождь попал, а в речке искупался во всем, в чем был. И с бумагой. Благо, было во что переодеться и обувь запасная была. Но вот бумаги уцелело процентов 30... В общем, такая забавная история.

ГЛАВА, В КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ, ЧТО ГРЕЙ НЕ СПОСОБЕН СКУЧАТЬ

...по крайней мере, дольше получаса.
Посвящается очаровательной Носочек.


Красота. Не она ли - самое большое наслаждение? О, это счастье - видеть! Имей вы хоть самый извращённый вкус, все равно найдете себе что-то по вкусу. Я же знаю, что мир этот создан единственно для моего удовольствия. И даже когда он напоминает ад, а мое проклятое головокружение заставляет дорогу прямо передо мной раскачиваться и перекатываться асфальтовыми волнами, и лишь мастерство гребца спасает меня от падения под колеса машин, даже тогда я помню: мир существует для моего удовольствия.
Потеря зрения - один из самых моих великих страхов. Как, в прочем, и у многих. Однако я знаю, что стал бы делать тогда. Если бы я ослеп, то наслаждался музыкой. Вкушал бы ее жадно, растворяясь в гармонии звуков. И тогда погасший навсегда для меня мир вспыхнул бы заново - но только в другом измерении, в другом восприятии.
Что же, если бы я и оглох? О, тогда мне бы осталось мое воображение. Я вновь оживил бы мир и красок, и звуков - в своём сознании. По памяти. Кто знает, быть может, оставшись наедине с собственным сознанием без проникновения в него впечатлений извне, переосмыслив воспоминания, я открыл бы для себя новые грани красоты и впился бы в нее самим своим разумом.
Вот каков он - лорд Грей, лучшая из лучших ипостасей того мерзавца, что пишет этот блог. Черный цвет, поглощающий солнечный лучи, чтобы оставить их себе. Гедонист. Эгоист. Я мог бы стать отшельником и провести жизнь в созерцании рассветов и закатов, камней на песке и капель росы в траве. Но сразу две стихии владеют моей душой: воздух и вода. Подвластный им, я всегда пребываю в движении - когда не в физическом, то в движении внутреннем.
Но я устал и пора заканчивать.
Вы говорили мне о скуке. Увы, я с трудом представляю себе, что это.

ГЛАВА, В КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ, ЧТО У ГРЕЯ ЕСТЬ ДИВАН

Мой диван - как храм Вознесения на Гороховом поле. Аномальная зона, влияющая на людей самым непристойным образом. От чего мне только не доводилось его отмывать. От крови даже. Однажды я напился на нем так, что чуть не умер. Хороший диван. Не персиковый, правда - скорее светло-бежевый. Порочный цвет топленого молока, манящий в эту бархатистую мягкость, чтобы свести с ума и заставить предаться самому грязному разврату. Держу пари, даже святой Франциск поддался бы его очарованию, отложив на время свой обет воздержания. Думаю, этот предмет мебели сработан чертями в аду, по спецзаказу. Меня это устраивает. Я лежу на нем, прижатый твоим телом. Жара сделала нашу кожу горячей и влажной. Меня никогда не смущали подобные вещи. Запах свежего пота здорового молодого тела не неприятен. Впрочем, если это не так, следует расстаться. В нашем же случае я мечтаю превратить аромат твоего тела и волос в духи и всегда носить с собой. Твоё красивое загорелое лицо и светлые волосы. Тебе идёт загар. Проходят года, я вижу, как ты меняешься, но никогда не в худшую сторону. Я помню тебя и бледным, измученным, с темными кругами под глазами - похожим на призрака, разгуливающего по тёмным галлереям замка. Я помню тебя больным и похудевшим до костей. Я помню тебя распустившимся и растолстевшим, довольно забавным. Я помню тебя с кубиками пресса. Сейчас же ты сильный, стройный, с бронзовой кожей. И мой.
Я понимаю, диван - место для всяческого порока подходящее. Но храм Вознесения на Гороховом поле. С ним-то что не так? Возможно, дело в его вульгарном названии.

РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ: ЧЁРТ

Плеснуть воды на лицо, и сквозь ее занавесь на миг увидеть в зеркале своё истинное обличье. О, если бы задержать его подольше. Красив. Красив, как радиоактивное заражение. Улыбка - два ряда акульих зубов. Глаза - два горящих круга на фарфорово-белом лице. Лорд Грей прячет свой портрет, где его лицо, его настоящее лицо, не скрытое туманом морока - и оно действительно прекрасно.

Глава, в которой читатель узнает, что Грей взял себе это имя вовсе не в честь чая.

ДРУГИЕ

А может быть существуют те, кто действительно способен испытывать безумную похоть, затмевающую разум и толкающую на поступки, противоречащие и здравому смыслу, и самым сильнейшим запретам, и даже собственным понятиям о морали, заставляющую сломать свою жизнь, растоптать свою совесть, предать, убить, умереть?...
...и вот на 32-м году жизни я вдруг перестал осуждать супружескую неверность и любовную лирику.

РОЗАМ - МЕСТО В САДАХ

Она любила розы - я умел их рисовать. Она требовала, чтобы я покупал ей настоящие цветы - я был слишком юн, чтобы считать, что они заслуживают такой смерти. Она носила пышные юбки и высокие каблуки - и только их. Она умела льстить, а ее мастерству развлекать и очаровывать позавидовали бы японские гейши. Но она была страшно ревнива и обидчива. Плакала по любому пустяку. Закатывала сцены. Требовала бесконечного внимания. И это ее вечное раздражающее "о чем ты думаешь сейчас?"...
Однажды мы серьезно поругались, и я убил ее, ударив по лицу и случайно свернув ей шею.
Нет, разумеется, это неудачная шутка.
Мы просто развелись.

Из открытого окна пахнет дождем. Осень, говорите? О нет, осень подождет - я собираюсь отправиться к морю через пару недель. С человеком, в обществе которого я действительно, абсолютно, бессовестно счастлив.
Вся окружающая реальность может встать на рога, бегать по стенам и исторгать из десятков человеческих ртов потоки дерьма.
Но это не способно изменить одного простого факта: я счастлив.

ВЕРНУЛСЯ

Холодный душ - для сильных духом и крепких телом деревенских парней. Я начал с ног и понял, что не успею дойти до живота, как у меня остановится сердце. Омерзительный холод! Эй, вскипятите-ка мне в трёх котлах ключевую воду, молоко и... черт, не помню, что там в сказке было в третьем котле. О, я бы насладился. Что, никто не торопится исполнять мой приказ? Ну хорошо, пойду сам поставлю чайник... Я так мечтал о горячей ванне, но приехал к самому началу этой ежегодной человеконенавистнической акции - отключению горячей воды.
Кроме того, мне подарили кактус. При всей моей любви к флоре я не терплю комнатных растений - только этих колючих злодеев. Когда-то слышал историю о женщине, уколовшейся о кактус, у которой с тех пор сквозь кожу рук прорастали иголки. Я втайне мечтал приобрести то же свойство. Получеловек-полурастение с иголками на руках. Красиво и достаточно страшно. Мне нравится сравнивать людей с растениями (я даже когда-то писал об этом пост в одном из моих прошлых блогов). В основном с цветами. Кактусы тоже цветут - красиво и редко, большую часть времени это просто твердый комок, покрытый иглами - и это великолепно. Я хотел бы ассоциировать самого себя с кактусом, но увы, мой блеклый вид намекает мне, что я всего лишь лилия. Кому-то способен нравиться, но у многих на меня аллергия. Сказать по правде, плевать я хотел на аллергиков. Было бы не плохо, чтобы они и вовсе умирали в страшных мучениях, когда я прохожу мимо. Но иглы, колючки... Как бы я хотел их иметь.
Боль в ноге вернулась вместе с моим возвращением в город. В магазине одежды взял какую-то вещь и пошел в примерочную только для того, чтобы снять штаны и намазать ногу мазью. Моя мать смеётся надо мной, что я как старик ношу с собой аптечку. Она права, я жалок.

В ОТПУСКЕ

Я лежу в прекрасном деревянном доме. Я назвал бы его "терем", но это не достаточно современно для дома, оснащённого всем необходимым, а то и не очень. Хотя хлебопечка нам пригодилась уже трижды, и это не финал. Мой колдун открывает свою книгу заклинаний, чтобы сотворить нам французский хлеб или сладкий кекс - отступать от рецепта нельзя, зато выходит славно. Открытое окно впускает немного свежего ветра, как раз чтобы остудить мою горячую кожу. Браво! Я как всегда болен. Злость на самого себя и чувство бессилия. Тёплый дождь, под который мы попали несколько дней назад, обернулся для меня проклятием, и все что я могу - это убеждать себя, что все не так уж плохо, да стараться не портить отпуск тому, кто привёз меня на свою чудесную дачу и рассчитывал на приятную компанию в прогулках и купании в реке. Впрочем, последнее в любом случае было бесперспективно: я избалован, и не полезу в холодную сельскую речку. Мне подавай удобный пляж и, разумеется, море. А лучше - отдельную дорожку в бассейне. Два дня назад топили камин, потому что меня знобило, и я никак не мог согреться, пока в комнате не стало жарко, как в бане.
Интернет здесь, вдали от цивилизации, почти не ловит. Единственная в моем айфоне книга - про Сальвадора Дали, которого я терпеть не могу, - начала надоедать. Скачал себе Акунина.
Страницы: 1 | 2