Извините,все кто когда либо читал мой дневник.Так было надо.И отныне будет так. вероятно...)))


Истины, Дьявол, тебе не видно
И видимо не дано:
Каждая шлюха была невинна
Когда-то очень давно.
А тебя почитают, как будто Бог -
Иегова, Иисус.
А ты - всего лишь усталый вздох
Иссохших от жажды уст.

Уильям Блэйк.
Однажды в беззвездную ночь на ветке дуба сидела Сова. Два крота пытались прошмыгнуть мимо нее незамеченными.
-Эй, вы, стойте!- грозно прогукала Сова.
-Кто, мы?- пискнули кроты дрожащими от страха и удивления голосами. Они не могли себе представить, что кто-то способен различить их в такой кромешной тьме.
-Да, вы!- ответствовала Сова.
Кроты умчались во весь дух и поведали всем лесным и полевым тварям о том, что Сова самая великая и мудрая из всех зверей и птиц на земле: она способна видеть в темноте, способна отвечать на любые вопросы.
-Я должна сама убедиться в этом,- заявила птица Секретарь.
Выбрав ночь потемнее, она отправилась к Сове.
-А ну, скажи, сколько когтей я подняла к верху?- вопрошала птица Секретарь Сову.
-Два,- отвечала Сова, и она была права.
-А можешь ты подобрать другие выражения вместо «то есть» и «иначе говоря»?
-А именно..?- не задумываясь, сказала Сова.
-Ответь, почему возлюбленный приходит к своей любимой?- не унималась птица Секретарь.
-Чтобы завоевать ее любовь,- последовал ответ.
Птица Секретарь улетела обратно к своим пернатым братьям и зверям и подтвердила, что Сова и в правду самое великое и мудрое создание на свете. Она видит в темноте и даёт ответы на все вопросы.
-А днём она тоже видит?- полюбопытствовала рыжая Лиса.
-А днём она тоже видит?- как эхом отозвалась Соня-Грызун и французский Пудель.
Звери и птицы громко расхохотались: вопрос был слишком глупый. Они набросились на Лису и её друзей и изгнали их прочь из этих мест. Затем они послали гонца к Сове с просьбой стать их вожаком.
Сова появилась перед зверями и птицами в полдень. Ярко светило солнце. Сова двигалась медленно, и это придавало ей величественный вид. Она смотрела на всех вытаращенными глазами, и это говорило о её глубокомыслии.
-Да она- бог!- прокудахтала плимутрокская Курица. Другие звери и птицы подхватили её слова: «Она- Бог!» и пошли следом за Совой.
Куда она –туда и они. Стоило Сове наткнуться на какое-либо препятствие, как и они натыкались на него.
В конце концов они забрели на шоссе. Сова вышла на середину. За ней последовали остальные.
Вдруг Ястреб, выполнявший обязанности разведчика, заметил грузовик, мчавшийся прямо на них со скоростью пятьдесят миль в час. Ястреб дал знать об этом птице Секретарю, а та доложила Сове:
-Впереди опасность!
-А именно?- отозвалась Сова.
-Разве вы не боитесь?- удивилась птица Секретарь.
-Кого?- хладнокровно сказала Сова. Ведь она не могла разглядеть грузовика. Тут все звери и птицы снова воскликнули: « Она – Бог!»- и продолжали кричать « Она- Бог!» даже тогда, когда грузовик на полном ходу врезался в них и сбил их с ног.
Некоторые отделались лишь ушибами, но многие, в том числе и Сова , были убиты.

*Он шел упорно и упрямо, он верил в Старую Сову, но у дверей святого храма ему сломали голову, он умер, ну а что Сова… цела, здорова и жива…
Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится
И женщина которую дано,
Сперва измучившись, нам насладится.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Обречены идти все мимо, мимо.

Так мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Уж мучится таинственным желаньем.

Так некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.

Так век за веком- скоро ли Господь?-
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть
Рождая орган для шестого чувства.

Николай Гумилев
Солнце всходило над черной землею
Окрасив лучами грядущего дня
Просторы полей, и дома над рекою
И мир, утопающий в море огня
И сон, растворяясь в безмолвии утра
Приветствовал новый, сияющий свет
И новая жизнь расцветала как будто
Пытаясь представить, что смерти уж нет

Но также как прежде, в безмолвии зловещем
Земля обнажала горящие раны
И чей-то кошмар становился вещим
Суровый мир выходил из нирваны…

Солнце жгло наши дни, как пылающий шар
Ветер выл, как собака, и звал на войну
Над полями вставал огнедышащий пар
Пела марши листва, прославляя весну
Жизнь лилась через край, и бурлила ручьем
И ломала себя, и от боли кричала
Хоронила себя, но однажды потом
Возрождалась из пепла, и вновь умирала

Но закат угасал, и багровая даль
Зажигала на небе первых звезд огни
И на теплую землю ложилась печаль
Воскрешая давно отгоревшие дни



Несется стальная махина
Не сойти, не уйти, не свернуть
За окном - моей жизни картина
Впереди - неизведанный путь

Мчатся вдаль незнакомые лица
Улетают в туман города
Трудно жизнью соленой напиться
Перед тем, как уйти навсегда

В небе гаснут холодные звезды
Я не знаю, о чем еще петь
Моя жизнь, это мчащийся поезд
На вокзал, под названием Смерть

Василий Манухов.