Why?

Я конечно ожидала боли, но не такой же! Да ты единственный постоянно делаешь больно и я не понимаю всё равно почему меня к тебе так тянет...??
Но зачем ты снова сделал мне так больно, когда я предупредила, а ты сам захотел и сам предложил поддержать меня, я сказала, что мне плохо и буду плакать, и вот ты приехал с коньяком, мы сели и начали общаться...а потом меня прорвало и слёзы покатились, и начала я сильно рыдать, а ты...ты сказал что поехал домой... и на прощанье сказал...ты сильная, ты справишься, а я осталась со своими слезами и болью...
Почему ты грустишь, Тебе плохо?
- Это просто всего лишь тоска,
Тебе больно, наверно, немного?
- Это хуже, чем боль – пустота.
Почему ж ты тогда не заплачешь?
- У меня уже нет больше сле?з.
Почему не поступишь иначе?
- Я не верю, что это в серье?з.
Почему никому не позвонишь?
- Я устала от мудрых советов.
Ну, а если в слезах ты утонешь?
- Значит карта мне выпала эта.
Ты игрок в этои? жизни иль пешка?
- Я не знаю, мне трудно судить.
На орла ты поставишь иль решку?
- Все? равно не на то, чему быть.
А в душе твоеи? ле?д или пламя?
- В неи? кромешная мгла, пустота.
Ты жила утешая иль раня?
- Я жила только так, как могла.
Как могла или так, как хотела?
- Знаю точно, что не для кого,
У тебя ведь красивое тело.
- Но в душе моеи? нет ничего.
Ты ночами не спишь, ты не можешь.
- Да, бессонница - бремя и жуть.
Изнутри ты как червь себя гложешь,
- Нет, стараюсь скорее уснуть.
Дайте, кто-нибудь, сигарету!
И налейте в бокал вина!
Я сегодня душой раздета,
Я сегодня тоской пьяна!

Что стоите? Мне больно, больно!..
Я пытаюсь его забыть...
Я сегодня хочу быть вольной!
Не любить его, не любить!..

Что вы смотрите, как впервые?
Я не плачу, то просто дождь.
Я свои потеряла крылья,
Перепутала правду и ложь...

Я сегодня совсем сломалась...
И весь мир посерел вокруг.
С сокровенной мечтой рассталась,
Разорвав этот замкнутый круг...

Дайте ж кто-нибудь, сигарету!
И налейте в бокал вина.
Я сегодня душой раздета,
Я сегодня совсем пьяна...
ТАНЦЮЮЧА НА МОГИЛАХ

Вона танцює на могилах
Під музику нічної тиші,
Коли осінній теплий вітер
Високу папороть колише.

Вона кружляє серед листя,Понад Землею, вище й вище,
Коли над світом сонце сяде,
І ніч накриє кладовище

Не пам'ятає, хто і звідки,
Не відчуває, чи жива.
Дарує ласку її тілу
Холодна росяна трава.

Вона танцює, щоб забути.
Вона прийшла, щоби піти.
Вона не хоче більше бути
Рабом земної суєти.


Останній крок. Останнє коло.
Безсило впаде на плиту.
І ніч на очі їй накине
Прозору і легку фату.

І білі ангели навколо
Розправлять мармурові крила,
І понесуть поміж зірками.

я буду идти...

[моя ]


"Я буду идти, вникуда, ниоткуда,
Я буду идти, ведь движение жизнь,
Пока не познаю сил действий абсурда,
Пока не найду я скитаний весь смысл..."

P.S.Моя фотография..

ВСТРЕЧИ С САМОУБИЙСТВОМ

-Человек не предрасположен, а предназначен к самоубийству, обречен на него прежде, чем успеет что-то испытать и в чем-то разочароваться; счастье побуждает к этому шагу с такой же или даже с большей силой, что и несчастье, ибо счастье — это нечто необычайное, выходящее из ряда вон, и, чтобы свыкнуться с ним, требуются изнурительные усилия, тогда как несчастье переживается по надежному, разработанному до мелочей канону.

-Человек, никогда не помышлявший о самоубийстве, скорее покончит с собой, нежели тот, кто постоянно о нем думает. Роковой поступок легче совершить по недомыслию, чем по зрелому расчету. Рассудку, далекому от идеи самоубийства, нечем защититься от нее, если она вдруг посетит его; он будет потрясен, ослеплен возможностью радикального решения, о котором до этого и не думал. Тот же для кого эта мысль не нова, будет медлить, взвешивая и представляя себе последний шаг, который он досконально изучил и который хладнокровно сделает, если только когда-нибудь сделает.

-Самоубийца действует не в состоянии безумия, как принято думать, а, напротив, в приступе нестерпимой трезвости; впрочем, ее, если угодно, тоже можно считать безумием, ибо крайняя степень прозорливости, от которой хочется избавится любой ценой, выходит за пределы разума. Как бы то ни было, в решающий миг никакого помрачнения не происходит, слабоумные практически никогда не кончают с собой, но бывало, что к самоубийству приводил страх сойти с ума. В этом случае, оно совпадало с последним всплеском умственной деятельности: рассудок собирал и напрягал последние силы и способности перед тем, как угаснуть. В преддверии гибели, он доказывал себе, что еще существует, и погибал, просияв во всю мощь.

-Я могу отлично знать, что я — ничто, но этого мало: надо еще в этом как следует убедиться. Что-то в глубине моего существа отказывается поверить в давно очевидную истину. Этот отказ свидетельствует, что во мне есть нечто, мне самому неведомое, неподвластное и неподконтрольное, а раз так, то я никогда не могу быть уверен в том, что полностью располагаю собой. Вот почему, вновь и вновь перебирая все «за» и «против» единственного достойного поступка, я со стыдом все еще остаюсь в живых.

-Мы все помешанные и принимаем мнимость за реальность. Каждый живущий — безумец да еще слепец в придачу: он не видит иллюзорности мира, ему всюду мерещится прочность и полнота. Если же чудом ему удается прозреть и обнаружить, что вокруг пустота, он расцветает. Пустота, замещающая реальность, оказывается куда богаче, она — незыблемость и эфемерность, основа и зияние, она — двойник бытия, опрокинутый в бездну. Но, к несчастью, мы воспринимаем в ней лишь отсутствие чего бы то ни было, отсюда наши страхи и провалы. Для нас она — прозрачный тупик, осязаемый ад.

-Чем больше живу, тем меньше остается возможностей перетаскивать себя изо дня в день. Честно говоря, их никогда не было особенно много, я всегда жил за гранью возможного. Моя память загромождена обломками взорванных горизонтов.

Эмиль Мишель Чоран