Страницы: 1 | 2

Сниму 1-комнатную квартиру в Москве

Товарищи, помогите, если кто может! Парень (26 лет), девушка (23 года) и кот (2 года, кастрат) снимут однокомнатную квартиру в Москве на срок в три месяца, возможно с продлением. Желательная арендная плата - 20, максимум 25 килорублей. Местоположение не так важно, но желательно у станции метро Таганско-Краснопресненской или Калужско-Рижской линий.

Потусуем?

[]
Итак, дорогие мои. Завтра у меня свободный день. И делать мне нечего. А в погоду такую дома сидеть - грех. Посему предлагаю коллективно собраться и потусить. Если угодно, можно назвать это сходочкой.) Предполагаемые места - все те же Кузьминки или Парк 60-летия Октября (недалеко от коломенской), существенный плюс которого, что там недалеко магазин и нет бравых блюстителей правопорядка. Вообще. Ориентировочное время - 13:30-14:00. У кого есть желание или встречные предложения - отписывайтесь! На связь выйду позже, надеюсь, не придется гулять одному.)

Upd1: Активнее, товарищи! Особенно френды.
Upd2: Ну так что, в кузьминки или в 60-летия?

UPD3: Ладно, если никто не высказывается, кто куда хочет, значит, в 60-летия. Встречаемся в 13:30 в центре зала Коломенской. Ждем всех до 14:00. Друг друга, думаю, узнаем.))

"Так надо"

Ну, раз у нас такой день поэзии. Вот, не очень давнее об очень наболевшем

Гадая на жизнь по «вконтакта» страницам,
Иль глядя на мир через дым снегопада,
Где мысли подобны хичкоковским птицам,
Ты слышишь крик стаи: «Так надо, так надо!».

Когда с кружкой чая в прокуренной кухне
По Данте ты ищешь себе свой круг Ада,
Туманом густым окружат тебя звуки –
Глухие удары по сердцу «Так надо!».

Ты ищешь комфорта в его антиподе,
И Дьявол на ухо: «Она нам не рада»,
И громкость на полную на iPod ’е,
Чтоб только не слышать «Так надо, так надо!».

За власть в голове бьются разум и чувства,
Ты думаешь, в чем, да и есть ли преграда?
И тут вдруг становится тихо и грустно:
А вдруг и других тоже гложет «Так надо!»?

Ищу френдов!

Итак, привет всем! Ищу новых друзей, особенно тех, с кем познакомился на вчерашней сходочке, ибо какие-то контакты уже успешно про...терял. Меня можете помнить по кожаной куртке СССР, водке, позитивному настрою и разговорам о литературе, философии, ролевках, вархаммере40к и BDSM.)) В общем, всех жду в друзья!

[]
Первый подъем вверх. Ищемся дальше, товарищи!

Экспромт-с, основано на реальных событиях.:)

*читать быстро, на мотив, похожий на "вредные советы"*

Утром встал слегка помятый,
В голове воспоминанья.
Голова моя в смятенье,
Голова не понимает –
Было что на самом деле,
Ну а что же мне приснилось.

Значит, мыслим по порядку:
Было солнце – значит лето,
Впрочем, ничего не значит –
Вот сейчас вот тоже светит,
Хотя очень даже осень.

[cокращено]

Даёшь сюр в массы!

О, станцуй менуэт под кроватью,
В кирзачах и разорванном платье,
И чтоб соло для каждой ноги,
Чтоб держала в руках пироги,
Чтобы волосы в цвет простыни,
И горящие чтобы угли
Вылетали со скоростью света
Из-под ног твоих в такт менуэта,
И чтоб голосом оперной дивы
Ты мне пела шансон про Мальдивы.
И не надо кричать «Ты дебил!»,
Я с похмелья. Травы не курил.

После "Мачо не плачут"

Я это написал после прочтения "Мачо не плачут" Ильи Стогова. Я не знаю, что это с жанровой точки зрения. Это впечатления, это моё понимание книги, это косвенные цитаты, а друг сказал, что он это классифицирует для себя как жанр "Выкрика"...

Мачо не плачут. Никогда. Когда уходит жена с ребёнком, и они не могут их видеть, но всё ещё любят их. Литры водки, пива, вина, виски, спирта заливают жизнь, сердце и душу. Мачо не плачут. Они делают секс со всеми, с кем попало, вспоминая как им 15-и летним в грязном подъезде пьяная толстая тётка делала оральный секс. Они делают секс в машинах, туалетах в клубах, саунах, в заброшенных квартирах. Просто секс. Порой даже не зная имён. Они делают секс с горьким осадком. Но мачо не плачут. Когда они пьют на втором этаже клуба, на первом в туалете их девушка делает оральный секс американцу, с которым они пили весь день, за 30 долларов. Тогда мачо тоже не плачут. Когда вместо слёз они бьют своих женщин, которая из мести сделала оральный секс всем его друзьям на тусовки, они не плачут. Когда уходит всё, что они любили, они не плачут. Когда в шаге от избавления они снова падают в пучину, мачо не плачут. Даже когда они в крике открывают свою боль каменному Будде, и когда слёзы, казалось бы, сейчас навернутся на их глаза, они не плачут. Когда они делают секс с малазийской проституткой героиновой наркоманкой, которая только что передала своего грудного ребёнка сутенёру, чтобы тот подержал его, пока она занята, они не плачут. Когда они слушают рассказы пьяной бельгийки о том, что из трупа её новорожденного сына сделали косметику, они продолжают делать с ней секс. И хоть эрекция пропадает, они продолжают. И ни в коем случае не плачут. Когда жизнь закручивает их в адской карусели алкоголя, травы, наркотиков, секса, драк и смерти, и они не могут вырваться, хоть и хотят, они не плачут. Когда уходит любимая женщина и они душат щенка таксы как самое острое напоминание о ней, они думают, что проще отрезать себе руку, чем задушить его, они душат. И не плачут. Мачо не плачут. Когда половина города становится для них запретной зоной, потому что она напоминает о ушедшей любимой женщиной, они живут во второй половине. И не плачут. Мачо собираются вместе, пьют, делают секс со случайными женщинами, рассказывают свои истории, цинично, то ли с горечью, то ли с иронией, то ли и с тем, и с другим, рассуждают о глобальных, но, в то же время, бытовых вещах. И не плачут. Ни за что. Мужчины плачут, мачо – нет. Когда сердце готово взорваться Везувием и покрыть душу смертельным пеплом, они не плачут. Они пьют и делают секс. И говорят. Снова пьют. Опять делают секс. И никогда не плачут. Вы думаете, мачо не плачут, потому что им нельзя? Мол, какие же они мачо, если они плачут? Нет. Мачо не плачут, потому что они не могут. Уже не могу. Став мачо, они разучились плакать. Мачо не плачут просто потому что не умеют.

Вечер в Ня Чанге

ВЕЧЕР В НЯ ЧАНГЕ

Вечер... Тёплый тропический вечер, часов шесть назад город на юге Вьетнама Ня Чанг встретил тебя тропической жарой и солёным ветром с моря. И вот, сейчас уже темно... Ты прогулялся по набережной и сейчас собираешься сделать то, что тебе советовали. У улыбающейся женщины ты покупаешь кокос, она срубает мачете верхушку и вставляет туда трубочку. Ты идёшь на пляж, раскладываешь шезлонг и садишься. Даже скорее ложишься... Ты замираешь, вглядываясь, вслушиваясь... Тёплый-тёплый солёный ветер обдувает тебе лицо и треплет волосы, это именно то, чего ты ждал после целого дня жары... Мягкий песок приятно шуршит под босыми ногами... Ты смотришь налево - и видишь огромную чёрную гору на фоне тёмно-синего неба. Гора такая чёрная, что отчётливо видна на фоне ночного неба. Ты поднимаешь голову и видишь мириады звёзд... Вспоминая уроки астрономии и книгу про созвездия, прочитанную в детстве, ты начинаешь искать их на небе. Пока видишь только Рысь. В 5 лет это было твоё любимое животное, прошло ещё 15 и это единственное созвездие, которое ты чётко помнишь и видишь на небе. Вспоминаешь строчку из своего же стиха "А звёзды там будут другие...". А ведь и правда другие... Ты смотришь на море, чёрная вода с белыми барашками волн... Где-то вдали целая флотилия - ловцы креветок. Сотни мелких судёнышек с разноцветными фонарями гирляндой опоясывают залив. Красные, жёлтые, зелёные... И тут ты смеёшься, мимо на велосипеде едет мороженщик, а из его магнитофона играет мелодия вроде тех, которые играют на музыкальных гирляндах. Ты чувствуешь приближение Нового Года, хоть на дворе и весна, потому что корабли и музыка мороженщика напоминают тебе гирлянду, которую ты с отцом вешал в коридоре под Новый Год. Ты пьёшь сок... Странное дело, тут множество торговцев, но ребята из Троп-Центра сказали тебе купить кокос именно у этой. И правда, это лучшее кокосовое молоко в твоей жизни... Ты чувствуешь себя Фаустом, потому что готов крикнуть: "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" Срабатывает фотоаппарат твоих глаз, и на "плёнке" мозга остаётся изображение. В зимние вечера ты будешь его доставать и смотреть. И видеть как наяву: "Чёрное небо, мириады звёзд, силуэт большой горы, тёплый мягкий песок, кокосовое молоко, тёплый и солёный бриз, чёрная вода моря и мелодично-шуршащие мелкие волны, новогодняя гирлянда рыболовецких лодок, мелодия мороженщика, улыбка на лице и потрясающее чувство единения с миром, с тропиками, с Вьетнамом, с Ня Чангом и...с кокосом в руке". Ты улыбнёшься и мороз покажется тебе ерундой, ты будешь дальше ждать автобус, который не идёт уже 20 минут...



[]
[]
[]

Так... В тему

Было написано давно, но сейчас снова в тему. Рифмы не ищите, её не должно быть...

Вынимать ножи из спины,
Искать оторванные крылья,
Пришивать их назад, приживуться!
Зализывать раны, смотреть
Как срастаются кости, как обрастают мясом,
Как кожа, новая, чистая, закрывает раны.
Смотреть на мир, с глаз, смытая солёной водой,
Стекает пелена, смотреть на мир!
Подняться, оглядеться, отряхнуться, закричать!
Найти осколки розовых очков, умилиться им,
И выкинуть в окно, пусть летят, пусть!
Мышцы снова действуют, ноги сгибаются, руки двигаются,
Бежать, прыгать, кричать, кричать во весь голос,
Вернувшийся, а ранее отнятый!
Залезть на чердак самого себя,
Смотреть на старые вещи, вертеть их в руках,
И выкидывать в окно! Лети, лети, лети!
Пусть ветер играет тобой, о, моя старая боль!
Старые раны ноют, но зарастают, медленно,
Мучительно медленно, но зарастают!
Перья на крыльях, подрезанных крыльях,
Отрезанных крыльях, истоптанных крыльях,
Обруганных крыльях, на моих крыльях,
Перья снова растут, как и пришитые крылья прижились.
Петь, кричать, говорить, говорить, кричать, петь!
И сердце, старая машина, стряхивает ржавчину,
Масло смазывает поршни, бензин течёт через вены,
И оно снова горит, ревёт, рвётся в бой!
Вперёд, сердце, вперёд, ты снова в строю!
Вода, огонь, земля, воздух - всё,
Снова есть всё, оно есть!
ДЫШАТЬ!!! Полной грудью дышать,
Расправлять паруса лёгких и ДЫШАТЬ!!!
Пусть несут они свой фрегат, пусть!
Пусть рассекает он волны, как прежде!
Жить, жить, жить, жить, жить, жить, ЖИТЬ!
И, чёрт возьми, ЖРАТЬ КОЛБАСУ НА МОСТУ!!!!!
А вот тоже интересный, с моей точки зрения, рассказ....

Через час всё было кончено. Он оглядел усталым взглядом поле, которое ещё год назад колосилось, а сейчас было изрыто воронками от бомб и усыпано телами. Он вытер пот со лба рукой, покрытой мозолями и обожённой стволом "Дегтерёва"...Посмотрел на руку - кровь... Он ещё раз оглядел поле...Рота SS, 150 человек, элита армии лежала беспомощными телами посреди осеннего поля... Превозмогая боль, он повернул голову направо и увидел воронку от миномёта на месте, где был пулемётный расчет их взвода... Теперь, когда его главная цель была выполнена, он уже мог обратить внимание на себя... Его шинель была испачкана его же кровью... Неизвестно откуда в голову пришли строчки песни..."И грезится весёлый май, и хочется закрыть глаза, но ты глаза не закрывай!"... Мир потемнел, закачался, кровь закрыла его глаза и последнее, что он увидел, было лицо девушки...Он с трудом улыбнулся...Она прошептала: "Потерпи, родной!"...Он потерял сознание...
В голове мелькали какие-то образы...Сталинские лагеря... Штрафбат... Ранение...Плен... Побег из плена... Потом почему-то детство... Любовь... Плачущая мать, провожавшая его на войну... Его сознание обрело космическую память, охватывавшую прошлое и даже будущее...Он не мог контролировать эти воспоминания, они приходили спонтанно... Ненаписанные ещё строчки: "Просит из будущего Гагарин, ты не поднимешься - он не взлетит!"... "Сержант лицом уткнётся в грязь, а он таким был молодым"... "Мне в холодной землянке тепло от моей негасимой любви"..."Мы вас подождём" - говорили нам посеки, "Мы вас подождём!" - говорили леса"..."Весь в белом, как насмерть одетый старик"... "Жди меня и я вернусь всем смертям назло"... Внезапно он почувствовал тепло...Превозмогая боль, он открыл глаза... Изображение было нечёткое, расплывчатое...Женский голос сказал: "На! Пей, пей, родной!"... Он нащупал стакан в её руках, глотнул спирта... В голове мелькнул последний образ будущего: "Человек с гитарой поёт: "И над тобой стоят врачи, и кто-то говорит: "Живой!"""... Женский голос продолжил: "Мы потери ещё не оформляли, водку прислали по старому списку взвода...Пей, пей!" Он допил из стакана и, почувствовав, как приятное тепло распространяется по его телу, снова лёг... Она помогла ему подняться и сесть, прислонившись спиной к стене... Она сунула ему в руку горбушку чёрного хлеба, посыпанною солью... Он простонал от боли и закрыл глаза...Память возвращалась: "Та земля, что могла быть раем, стала логовищем огня...Мы четвёртый день наступаем, мы не ели четыре дня..." Женский голос сказал: "Подожди, я сейчас вернусь!"... Он закрыл глаза...Выдохнул, сгрыз хлеб, не открывая глаз... Открыл глаза... Постепенно зрение сфокусировалось... Землянка, печка - "буржуйка", постель из еловых веток... Странная мысль, выраженная одним словом промелькнула у него в голове: "Дома..." Да, для него землянка давно была домом, а кухня и крепкий чай стали для него несбыточной мечтой... Он оглядел себя...Бинты с запёкшейся кровью... Потом он чуть не крикнул: "Пулемёт!"...Всё в порядке, он стоял, прислонённый к стенке... Он ощупал ладонью своё лицо: щетина... Тут в землянку спустилась она... "Я чай принесла," -сказала она и замолчала, почувствовав на себе его взгляд... Он молчал, сжимая губы и смотрел на неё...Слеза скатилась по опалённому и обветренному дорогами лицу солдата...Он только и смог проговорить: "Ты...ты вернулась...родная моя..." Договорить он не успел, он бросилась ему на шею и заплакала сама..."Я...Я и не думала, что найду тебя! - она покрывала его лицо поцелуями, плача уже от счастья встречи, - Когда ты ушёл добровольцем, я отправилась на фронт медсестрой... Я искала тебя! Когда твоей матери прислали похоронку, я не поверила! И вот ты здесь, ты...Ты, настоящий, живой, мой..." Он проговорил хриплым голосом: "Похоронен был дважды заживо...Да, тогда парня разорвало миной...Я должен был быть на его месте...Вот и..." Он ещё крепче прижал её к себе... Он почувствовал себя дома, забыв про войну и вспомнив те времена, когда на свете был только он и она... Сейчас для него тоже не существовало ничего, кроме неё... Она легла рядом с ним накрыла их обоих пледом, остатком той, прошлой, мирной жизни... Их губы нашли друг друга и, казалось, этот поцелуй мог длиться вечно... Любовь на фоне войны... Это было сильнее, чем любовь Ромео к Джульете... И это чувство было так же сильно, как то, которое описали Шекспир устами Гамлета: "Я так любил, как сорок тысяч братьев любить не могут!"... Эта любовь повторялась через года, начиная с самого рождения человечества... На дворе был 1941 год...Она повторилась через 61 год... В той же стране, с теми же именами влюблённых...Но эти имена пусть останутся в тайне…
Состояние: ЗАЕБАТЕЛЬСКОЕ!!!!
Музыка: Будете ржать - Насыров.:))) Были пёздые песни

2049 год....

А вот ещё один рассказ... Вдруг нас ждёт именно такое будушее?

2049 год.
Лондон. 2049 год. 31 декабря. 21:00. Лорд Генри поднимался по ступеням лестницы на второй этаж, вслушиваясь в гулкое эхо своих шагов. Дом был почти пуст, всех слуг, кроме гувернантки его жены и швейцара с водителем, отпустили домой праздновать Новый Год. Когда он подошёл к спальне жены, он услышал оттуда крики и ругань, но постучался и вошёл.
-Дорогая, что случилось?
-Ты только посмотри: я просила Мэри купить мне «Мартенсы» с британскими флагами, а она купила просто синие с белыми и красными полосками! Нет, это возмутительно! Что теперь подумают обо мне на балу?
Он глядел свою жену с головы до ног: ярко-фиолетовые волосы, косуха от «Гуччи» из последней коллекции «Пост-панк 2049, осень-зима», майка с портретом Сида Вишеза, драные голубые джинсы, подвёрнутые так, чтобы целиком были видны высокие «Мартенсы».
-Дорогая, ты и так выглядишь великолепно! Классический стиль никогда не устареет. На балу ты будешь объектом зависти всех дам, поверь мне!
-О, Генри! Ты всегда умеешь подобрать нужные слова! Кстати, мне очень нравится твоя новая причёска.
Лорд Генри посмотрел на себя в зеркало и не без удовольствия отметил, что его высокий зелёный ирокез был ему очень к лицу.
-Что ж, Элизабет, если мы готовы, то давай поедем. Машина давно готова.
Они вышли из дома и сели в чёрный «Бентли», покрытый изображениями черепов, знаками анархии и матерными словами, и поехали на новогодний бал.
Когда они приехали, бал был уже в самом разгаре. Огромное здание, бывшее когда-то оперой, было полно народу. Весь высший свет Англии собрался там, чтобы встретить 2050 год. Туда-сюда ныряли официанты, которые на серебряных подносах разносили хрустальные бокалы с водкой, портвейном и пивом. Посреди зала стоял огромный стол из красного дерева, уставленный блюдами с жареной рыбой и картошкой, хот-догами, гамбургерами, арахисом и чипсами. Все гости одели свои лучшие костюмы: джинсы, косухи, майки и бутсы от «Версаче», «Гуччи», «Дольче Габбаны», «Кензо» и, конечно же, самой дорогой и модной фирмы «Доктор Мартенс». Гремела панк и рок музыка. Пары чинно расхаживали по залу, обменивались стандартными фразами и вели обычные великосветские разговоры.
В 23:00 музыка смолкла, и на сцену вышел конферансье. Он объявил: «Леди и джентльмены! Сейчас перед вами выступит оркестр Её Величества. Для вас будут исполнены классический произведения Sex Pistols, Clash, The Blitz и Ramones». Подняли занавес, и все увидели скопление электрогитар ручной работы, бас гитар и барабанов. Грянула музыка, и солист оперным голосом запел: «I am an Antichrist! I am an anarchist! Don’t know what I want, but I know how I get it, I wanna destroy passerby! ‘Cause I wanna be ANARCHY!!!». Все внимательно слушали, а в конце все как по команде зааплодировали в одном ритме. Да, это был бал, достойный празднования тысячелетия! Веселье было в самом разгаре, и никто не знал, что происходило на заднем дворе.
А там сидели люди, которых боялись и презирали все вокруг. Они были одеты в грязные брюки, пиджаки и когда-то белые рубашки, на воротниках которых висели чёрные бабочки. Их кожаные туфли были изодраны и все в грязи, классические причёски выглядели странно, потому что волосы их обладателей были грязные и сальные. Они разожгли огонь в старой железной бочки и теперь грелись у огня. Рядом с ними, небрежно брошенные, валялись музыкальные инструменты: скрипка, виолончель, контрабас, труба и литавры. Чуть поодаль стояло ветхое пианино. Люди передавали друг другу бутылку шампанского и ели из бумажных пакетов омаров, форель и сёмгу. Также по кругу передавался косяк марихуаны, при этом простые сигареты курили тоже все. Трубач грязно матерился, потому что все пытались кинуть свои бычки в его трубу.
Один из них, допив остатки шампанского, разбил бутылку об стенку и заорал: «Да достали уже, светские ублюдки!!! Вырубите свою поганую музыку! Дайте же попраздновать нормально!!!» К нему сзади подошёл его друг, похлопал его по плечу и сказал: «А давай мы им назло своё сыграем, а?» Первый довольно кивнул головой и взял свою скрипку. Каждый взял свой инструмент, трубач вытряхнул бычки из трубы, досчитал до трёх….и грянул Бах. Бах полетел над городом, он видел пустые улицы и свет в окнах, вылетев из соседнего двора, к нему присоединился Моцарт, потом они встретили Бетховена вместе с Чайковским. Они летели над Лондоном и видели всё, что происходило внизу, в том числе полицейский наряд, который ехал арестовывать музыкантов, игравших Баха…

Про парня...

Вот ещё один рассказ, уже про парня.:)

Жил да был один парень. Вроде был парень как парень, жил себе обычной жизнью. У него была маленькая однокомнатная квартира, где он жил один. У него была какая-то работа. Он учился в институте. И был, в общем-то как все. За одним исключением, он ни разу в жизни не видел человека. Нет, он не был слепым. Просто он видел не людей, а их натуру в образе зверей и видел, какая погода царит вокруг каждого существа. Ещё он любил читать. В книжках он читал много интересного. Обычный рассказ о походе студентов казался ему величайшей фантастикой – ведь там были люди. Всю свою жизнь он мечтал увидеть человека. Конечно, он бы не упустил свой шанс – он бы с ним пообщался, обсудил что-то интересное для них двоих, они бы выпили вина (в книгах он читал, что люди это часто делают за разговором)… Но больше всего он мечтал встретить девушку. Потому что в его библиотеке были и любовные романы. И он думал, что, если он увидит девушку, она станет его первой и единственной любовью. И, конечно, он надеялся, что она тоже его полюбит. И вот, когда у него было свободное время, он гулял по городу и искал людей…
Однажды в пятницу, после учёбы, он начал одну из своих прогулок. На выходе из института он попрощался с Тюленем, который охранял вход. Тюлень лениво сидел на кресле в состоянии абсолютной апатии. Вокруг него даже не было никакой погоды. В отличие от Белки в раздевалке, которая носилась с номерками туда-сюда по полу из веток и под потолком из листьев, обдуваемая тёплым ветром. Он вышел на улицу и пошёл. Зашёл в ближайший магазин, чтобы купить пива и сигарет, и чуть не упал, поскользнувшись на льду, который был вокруг злобной Пингвинихи, стоявшей за кассой. Пингвиниха была маленькая и раздражённая, ей не нравились все вокруг, она ненавидела свою работу, а больше всех – покупателей, которые мешали ей читать журналы и газеты. Заплатив, он вышел, пропустив вперёд старую Зайчиху, которая шла по жёлтой, когда-то бывшей зелёной траве. И он пошёл, куда глядели глаза. На лавочке, купаясь в лучах персонального солнца, висевшего у неё над головой, сидела грациозная пантера и ласково мурлыкала. Он улыбнулся и подумал: «Да, они, конечно, хорошие. Но не для меня. Я ищу девушку, а не кошку». Во дворе на детской площадке, согреваемые десятью солнцами, резвились Воробьи, Котята, Синички, Зайчата… Он вышел из двора, ему навстречу шёл маленький шакал, из тучи над его головой во все стороны летели молнии. Шакал был зол, у него не было друзей, только стая. У него не было девушки. У него не было денег. И сегодня он не смог ничего ни у кого утащить. Парень ещё долго ходил по городу и смотрел по сторонам, жадно выискивая взглядом людей. Но людей не было. Были Боровы с бутылками водки. Были Свиньи с бутылками портвейна. Были Поросята с бутылками пива. Были Бараны в синих куртках и с чёрно-белыми полосатыми палками. Были Орлы. А за ними Стервятники. Были Львы. А за ними всегда шли Гиены. Кого только не было вокруг, но он всё не мог найти человека. Он дошёл до метро и остановился покурить у зала игровых автоматов, из которого выполз Ленивец, насквозь промокший от снега с дождём, который шёл из тучи над его головой. Парень лишь усмехнулся, увидев, что следом за Ленивцем из зала вышел гордый старый Волк, над которым было пасмурное небо, которое каждую секунду становилось всё светлее. Волку сегодня повезло. Парень стоял и курил, он окинул взглядом улицу и уже повернул голову направо, как резко повернул её обратно. Он не верил своим глазам – по улице шла Девушка. Он медленно пошёл к ней навстречу. Она тоже заметила его и замерла. Она тоже впервые видела человека. Точнее, цветного человека без табличек. Дело в том, что все люди были для неё серые и абсолютно одинаковые. Тысячи одинаковых мужчин и одинаковых женщин. И на каждом из них висели таблички. Была одна большая с профессией человека, но, если приглядеться, она видела и маленькие, на которых был написан возраст, настроение, что-то ещё. И она шла ему навстречу, купив эскимо у «Продавщицы. Лет 48. Доброй. Весёлой». Она угостила сигаретой «Студентку. 18 лет. Милая. Красиво одетая». Потом она увидела группу людей с одинаковыми большими табличками – это были футболисты, выходившие из спортзала. Она тоже всю жизнь искала человека. И тоже мечтала о парне. И тоже была уверена, что, встреть она его, он будет её первой и единственной любовью. И вот она его увидела. Она тихонько пошла ему навстречу. Когда они были уже друг напротив друга, почти нос к носу, они оба остановились и с улыбкой смотрели друг другу в глаза. Она протянула руку и потрогала его волосы, он сделал тоже самое. Они ещё долго разглядывали друг друга, потом он её обнял, и они, обнявшись, пошли гулять. А недалеко от них под своим личным хмурым питерским небом стоял добрый, но грустный Пёс с гитарой. Или «Музыкант. Уличный. Гитарист. Певец. Добрый. Грустный». Но это не важно. Важно, что они шли вместе, а им вслед раздавалась его песня: «Если б не было тебя, и мне не быть собой самим. Так и жил бы твой призрак, любя. Призраком моим любим»…………………..

Девушка

Это довольно длинный рассказ, но, по-моему, он того стоит.:) Если не удобно читать здесь, скопируйте в Ворд и сделайте шрифт побольше.;)

Девушка
Противный писк будильника разорвал на мелкие куски её сон. Она нехотя открыла глаза и стала смотреть на потолок, вспоминая вчерашний день. «Была вечеринка…Так…Много выпила…Угу…Миша…Где он? Надеюсь, со мной…Или это был сон? Так… Всё, пора вставать». Она встала с кровати, посмотрела в зеркало. «Как отвратительно в России по утрам». Быстро накрасилась. Тут она услышала звук льющейся воды из ванной. Она открыла дверь и за шторкой увидела явно мужскую фигуру.
-Миша?
-Да. Ох, всё никак не отмоюсь, весь рыбой пропах!
Она улыбнулась и подумала: «Шутник, какая рыба? За что его и люблю, всегда с ним весело».
-Миш, завтракать будешь?
-Да, не отказался бы. Главное – чаю.
Она пошла на кухню, поставила чайник на плиту, открыла холодильник. «Хм, откуда здесь пиво «Жигулёвское» со старой этикеткой? Да какая разница, главное – холодное пиво. Опохмел – святой дело». Она выпила бутылку пива и задумалась, почему у «Жигулёвского» такой хороший вкус. «Да, с похмелья у всего хороший вкус». Звук воды из ванной прекратился. И мужской голос заговорил: «Мне, конечно, говорили, что в Москве всё не как у нас в Архангельске, но я не думал, что настолько… Какая-то волшебная трубка с горячей водой, да и дом изнутри не как моя изба». Он подумала: «Белочка. Не иначе. Какой Архангельск? Он всю жизнь в Мытищах жил! Странно, обычно на него алкоголь особо не действует». И тут этот мужчина вошёл на кухню. И она застыла. Перед ней стоял незнакомый мужчина, с очень знакомыми чертами лица. Он ей улыбался, а она не понимала, что он здесь делает. Наконец, он нашла в себе силы заговорить: «А Вы, извините, кто?» Он улыбнулся и сказал: «Как кто, хозяйка? Михайло Ломоносов! Вчера с обозом рыбным в Москву приехал». Она уронила чашку чая на пол. Он странно на неё посмотрел и спросил: «А год сейчас какой?» Он, заикаясь, ответила: «Две тысячи пятый…» Он грязно выругался и сказал: «Чёрт, ошибся опять…» Выбежал на балкон и прыгнул с него. Она в ужасе побежала за ним и увидела, что как только тело коснулось земли, оно мгновенно исчезло. «Пить надо меньше, меньше надо пить»,-бормотала она себе под нос. Наконец, она решила, что только свежий воздух приведёт её в порядок. Она оделась и вышла на улицу.
Выйдя из подъезда, она начала успокаиваться. Родные до боли надписи на заборе. Бабушки у подъезда. Вечно пьяные соседские мужики во дворе. Она сунула руку в сумочку в поисках сигарет. Вместо них нашла кубинскую сигару. «Что за чёрт?» Она увидела свою молодую соседку и попросила у неё сигарету. Она села на лавочку и закурила. «Ну вот, вроде всё в порядке. Это были просто отрывки сна. Наверное…» Посидев во дворе минут пятнадцать, она пошла домой.
Открыв дверь, она сразу рванулась на кухню, потому что увидела дым. «Боже мой, пожар, пожар!» Вбежав на кухню, она замерла в дверях и уронила сумочку на пол. На табуретке сидел мужчина в одежде цвета хаки и чёрном берете с красной звездой, курил толстую длинную сигару и напевал песню по-испански. Он поднял на неё глаза и что-то сказал по-испански. Она не знала ни одного языка, кроме русского, но она, к своему удивлению, его поняла: «Сеньора, я не понял, где карта Боливии? У нас послезавтра встреча с местными партизанами, а мы не знаем, где можно высадиться!» Она попыталась собраться с мыслями. «Так, я в порядке. Это сон. Точно, это ж сон! Сейчас я ему отвечу что-нибудь». Она подняла с пола сумочку и, стараясь говорить как можно серьёзнее, сказала: «Извините, Вы, наверное, ошиблись адресом». Мужчина посмотрел на неё и сказал: «Чёрт, Фидель явно дал не тот адрес, простите, сеньора». Достал пистолет и застрелился. И исчез. Она в ужасе прижалась к стене. «КАК? Боже, что происходит? Я что, сошла с ума? Так, холодный душ, холодный душ, да, только это…» Она пошла в душ, встала под холодной струёй воды, зажмурила глаза и попыталась успокоится. Холодная вода не помогала добраться до холодной логики. Наконец, решив, что это либо сон, либо похмельные галлюцинации, она более-менее успокоилась. И включила тёплую воду. Она нежилась под потоком ласкающей кожу тёплой воды, когда она услышала песню. Как будто бы в соседней комнате кто-то пел песню на английском с ямайским акцентом. Она замоталась в полотенце и вышла из ванной. Она боялась того, что она увидит в комнате, но она всё-таки вошла. В комнате туманом стоял сладковатый дым. Через него она разглядела темнокожего мужчину, который сидел к ней спиной, играл на гитаре, пел песню и курил марихуану. Она села на пол. Она не понимала, что происходит. От этого она заплакала. От непонимания, от беспомощности перед ситуацией. Мужчина услышал её, обернулся, широко улыбнулся и начал петь: «No woman, no cry!». Он подняла полные слёз глаза и робко спросила: «Бобби?» Мужчина снова улыбнулся, кивнул головой и сказал: «Марли». Она попыталась встать, и тут же упала на диван. Да, это был Боб Марли. Она любила его музыку, он был её кумиром. «Но он же мёртв…» Она глубоко вздохнула и спросила: «Бобби, ты знаешь, что ты в Москве?» Бобби странно посмотрел на неё. Усмехнулся и, покачав головой, достал нож и перерезал себе горло. И сразу же исчез. Она вскрикнула и забилась в угол. «Я не сошла с ума, я не сошла с ума. Со мной всё в порядке, да. Это сон, просто дурацкий сон, да». И рассмеялась. Подняла глаза и увидела мужчину в чёрном костюме с красным бантиков на кармане и в кепке. Он посмотрел на неё и спросил: «Извините, а где у Вас телефон? Мне надо позвонить в Смольный». Она упала в обморок. Мужчина достал из её аптечки нашатырный спирт и дал ей понюхать. Она быстро очнулась. Он покачал головой, достал какую-то коробочку, взял что-то из неё и съел. И упал замертво. Тело тут же исчезло.
Она вскочила. «Так. Это какой-то бред. Надо это прекратить. Немедленно. Откуда они берутся? Куда они пропадают? Есть только один способ узнать. Да и другого выхода нет. Да. Так. Бритва. Опасная бритва. Где же она?» Она нашла опасную бритву и пошла в ванную. Заглянув на кухню она увидела мужчину, который что-то написал в толстой тетради, закрыл её и на обложке написал: «Зигмунд Фрейд. Я и оно». Она крикнула ему: «Пошёл к чёрту отсюда!» Он пожал плечами и выпрыгнул из окна. Она в полном отчаянии вбежала в ванную. «Всё, только суицид. Я больше так не выдержу!» Она резанула бритвой себе по горлу. В глазах потемнело…
Она очнулась на большом облаке. Перед ней стояли огромные золотые ворота. Вокруг были только белые облака. Тут она увидела большой стол с кафедрой. За ней сидел бородатый мужчина лет 60-ти и что-то ел. Рядом стояла дымящаяся пепельница. Она уставилась на него. Он явно почувствовал её взгляд, посмотрел на неё, достал откуда-то табличку «ОБЕД» и поставил её на стол. Она начала говорить «Извините….», но он сурово ткнул пальцем в табличку. Она была в полном шоке. Тут она почувствовала рядом чьё-то присутствие. Она обернулась и увидела существо, как две капли воды похожее на демона из какой-то книжки. Он был высокий, стройный, мускулистый, с небольшими рогами и красной кожей. Он тоже смотрел на мужчину. Тут он повернул голову к ней: «Будешь ждать конца обеда или со мной пойдёшь?» Она кивнула. Он взял её за руку, и они оказались в начале длиннейшего коридора с миллионом дверей. У его начала был стол, за которым сидела толстая неприятная демонесса в очках. Он сказал ей: «Вот, новенькая. Оформи её как надо». И исчез. Девушка нерешительно подошла к демонессе. Та нехотя подняла глаза и равнодушным голосом спросила: «Имя?» Девушка ответила: «Сухарева Анжела Георгиевна». Демонесса что-то записала на бумажке: «Так. Причина смерти?» У девушки подкосились ноги: «Что?». Демонесса улыбнулась: «Девочка, умерла ты как?» Девушка еле-еле выговорила: «Суицид». Демонесса критично посмотрела на неё: «А так и не скажешь… Несчастная любовь?» Девушка сказала: «Да нет…» Не успела она договорить как демонесса сказала: «Ладно, не моё дело. Но тебе, девочка, к психологу. А уж он решит, куда дальше. Вторая дверь справа». Девушка, ничего не понимая, послушно вошла во вторую дверь справа. И она оказалась в длинном кабинете, уставленном книжными шкафами. Она стала разглядывать названия: «Офис как оружие массового уничтожения. Психические расстройства низших демонов. Тетрис как средство зомбирования. Эти забавные люди, основы психоанализа сумасшедших самоубийц». Она медленно шла мимо этих стеллажей. Перед ней оказался большой стол из красного дерева, заваленный всякими книжками и бумажками. За ним сидел пожилой демон, с седыми волосами и явно видной лысиной и в круглых очках. Он читал журнал «Самые страстные демонессы пятого уровня ада», положив ноги на стол. Он поднял глаза, увидел её, поспешно убрал журнал и поставил ноги на пол. Он мило улыбнулся, посмотрел на неё и сказал: «Садись, милая». Девушка села в из ниоткуда появившееся кресло. Демон посмотрел на неё отеческим взглядом: «Итак, девочка, по какому вопросу ко мне?» Она постаралась справиться с шоком: «Меня к Вам из…Регистратуры послали». У него удивлённо поднялись брови: «Сразу из регистратуры? А, так ты, милая, самоубийца, стало быть?» Она смутилась: «Вроде того…» Он приободрился: «Ты хочешь поговорить об этом?» Тут уже приободрилась она, надеясь получить ответы, она сказала: «Да, очень хочу! Понимаете, у меня в квартире появлялись люди, которые давно умерли. Они говорили со мной, а потом кончали жизнь самоубийством и исчезали…» Она не успела договорить, как демон, написав что-то на бумажке, сказал ей: «Дорогая, это не ко мне. Тут психиатр нужен. Вот тебе направление и руна телепортации. Ты её разламываешь и оказываешься в нужном кабинете. Поняла?» Она встала, кивнула головой, взяла направление и руну. Прошептав «Спасибо, до свидания!», она разломила руну. И тут же оказалась в другом кабинете.
Там её встретил ещё один демон. Тоже пожилой, но весьма крепкий. На стенке кабинета висели портреты Фрейда, Ницше, Да Винчи и Дали. Демон заметил, с каким интересом девушка на них смотрела. Он усмехнулся и сказал: «Мои пациенты. Самые успешные!» Тут же он засуетился, предложил ей прилечь на диванчик, достал блокнот и ручку. Она легла, закрыла глаза. Демон молчал. Она тоже. Он глубоко вздохнул и спросил: «Ну?» Она удивилась: «Что?» Демон вздохнул ещё раз: «Девочка, как ты тут очутилась? Почему?» Она попыталась расслабиться и начала рассказывать свою историю. Когда она закончила, демон присвистнул и сказал: «Да… Это даже не ко мне. Могу тебя успокоить, ты психически здорова. Но тебе надо обязательно в кабинет 587. Там тебе помогут». Она, чувствуя себя уже опытной спросила: «А руну?» Демон усмехнулся: «Да я тебя сам перенесу». Он хлопнул в ладони, и она оказалась в следующем кабинете. Там сидели три демона и болтали друг с другом. Посреди комнаты на полу была нарисована пентаграмма. Демоны не обращали на неё никакого внимания. Она вежливо покашляла. Все трое обернулись и внимательно посмотрели на неё. Один откашлялся и сказал: «Присаживайтесь. По какому вопросу?» Она села на стул и раздражённо спросила: «Что, и тут бюрократия?» Тут рядом появился демон, которого она встретила первым. Он достал сигарету, закурил он огня, горевшего на конце его пальца, затянулся, выдохнул дым и сказал: «Да. И знаешь, что самое смешное? Что и в раю тоже самое. Только там царят пафос и скука. Лицемеры… Ты потерпи, девочка. Кажется, даже Хозяина ты заинтересовала. Но он ещё не уверен…» И демон исчез. Три демона в кабинете переглянулись между собой и начали по очереди задавать ей разные вопросы. Она не понимала их смысла. Зачем им знать, какой фирмы было лезвие, которым она перерезала себе горло? Какое им дело до того, кто являлся ей в квартире и каким образом они убивали себя? И для чего демонам знать, какие сигареты она курит? Наконец, три демона сказали ей: «Подождите минуточку». И она оказалась в комнате с большим чёрным кожаным диваном, красной лампой и неким подобием телевизора. По телевизору шёл сериал «Весёлые приключения бесёнка в раю». Она с удивлением смотрела в экран. И когда она уже было начала понимать, чего же хочет бесёнок сделать в этой серии, она оказалась снова в том кабинете. Демоны ещё раз оглядели её с ног до головы и сказали: «Ну, думаем, Вам надо увидеть Хозяина. Не знаем, будет ли он рад, но, кажется, ему Вы должны быть интересны…Встаньте в центр пентаграммы». Она послушно встала в её центр. И оказалась в большом кабинете. Посредине стоял трон, на котором восседал некто, кто очень был похож на традиционное изображение Сатаны. Он гневно посмотрел на неё и в кабинете раздался громовой голос: «Что ты, жалкое существо, делаешь здесь? Как ты посмела нарушить мой покой?» Она не успела ответить, как из-за кресла вышла красивая обнажённая девушка с еле видными маленькими рожками. Она прижалась к сидевшему на троне и сладким как мёд голосом стала говорить, попутно гладя его руками: «Милый, ну зачем ты так с бедной девочкой? Видишь, как она испугана? Давай её хотя бы выслушаем. Ну, пожалуйста, ради меня?» Она посмотрела на девушку, которая была в полном недоумении. Усмехнулась и представилась: «Лилит». Хозяин смягчился и сказал: «Говори, дитя». Девушка, сбиваясь от страха, рассказала свою историю. Хозяин улыбнулся. Лилит рассмеялась, подбежала к девушке, обняла её и страстно поцеловала: «Милая моя девочка! Извини! И у нас ошибки бывают. Сейчас Хозяин тебе всё объяснит». Девушка смутилась, больше от того, что поцелуй ей понравился, что ей было крайне странно. Хозяин, продолжая улыбаться, сказал: «Вышла ошибка. В твоей квартире пересеклись несколько измерений. А переход из измерения в измерения для смертных происходит только через смерть. На самом деле ты не должна была это видеть. И уж тем более умирать самой… Я бы мог забрать тебя себе, но кое-кто, - он поднял глаза наверх, - мне этого не простит. Так что я сделаю тебе дар. Я верну тебе жизнь. И, в качестве моральной компенсации… Как же ненавижу это слово…Ладно. И сделаю тебе ещё один подарок. Я дам тебе подарок на выбор – ты либо будешь гениальной писательницей, либо очень богатой женщиной, либо тебе будут верить все люди.» Лилит толкнула его в бок. Он огрызнулся на неё: «Всё равно это никто не выбирает!». Посмотрел на девушку: «Ну, предложить я, наверное, должен. Или ты пойдёшь, по так называемому «пути света». То есть, будешь уметь лечить тела и души и всё такое. Но, естественно, никто тебя не признает как целительницу, да и не поверит никто, что ты одарена высшими силами. А будешь за это что-то просить, лишишься дара. Ну, что выбираешь? А! И ты, естественно, будешь помнить, что с тобой произошло здесь». Девушка успокоилась, немного смутилась и сказала: «Последнее». Лилит улыбнулась и шепнула Хозяину на ухо: «А ведь есть они ещё. А то я уж было подумала, что это игра в одни ворота». Хозяин посмотрел на неё и сказал: «Да. И нашему светлому другу приятно. А счёт-то всё равно в мою пользу». Он улыбнулся девушке, и она, к своему удивлению, почувствовала какое-то тепло. Он сказал ей: «Иди. Вот портал. А если ошибёшься измерением, ты знаешь, что делать, не так ли?» И усмехнулся. Она тоже улыбнулась, помахала рукой ему и Лилит и вошла в портал. Лилит прильнула к Хозяину и промурлыкала: «Иногда мне кажется, что твоё ангельское прошлое ещё в тебе живо». Он оттолкнул её, но ласково, шутливо и с улыбкой на лице.
Она вышла из портала. Она обнаружила себя в маленькой квартире, тускло светила лампочка, с крыши сочилась вода. На кровати сидел немолодой человек с гитарой. Он удивлённо посмотрел на неё. Она спросила: «А какой сейчас год?» Он ответил. Она улыбнулась и кое-что ему сказала. Потом она вышла на кухню, взяла нож и без страха воткнула его себе в грудь.
Очнулась она на своей кухне. Надрывался мобильный телефон. Она посмотрела на экран и улыбнулась: «Миша». Он говорил, как он за неё волновался. Спрашивал, почему она не брала трубку. Благодарил за прошлую ночь. Извинялся, что ушёл рано утром и не разбудил её. Объяснял, что его срочно вызвали на работу. Обещал, что вечером придёт к ней и принесёт роз, конфет и коньяк. Она просто улыбалась. Сказала ему: «Буду ждать! Целую! Пока!» и отложила телефон. Она закурила и тут же дико засмеялась. «Нет, ну надо же, вот это сон! Приснится же такое, а? Нет, алкогольные сны – это нечто. Хоть рассказы пиши…» Она включила радио. Шла программа по заявкам. Она услышала голос слушательницы. И вздрогнула: «Лилит из сна…» Голос сказал: «А эту песню поставьте для Сухаревой Анжелы Георгиевны. Она – большой молодец! Думаю, она поймёт, как это песня относится к ней». Зазвучал гитарный перебор и человек запел: «Тусклое здесь электричество, с крыши сочится вода. Женщина, Ваше величество, как вы решились сюда?…..Кто Вы такая? Откуда Вы? Ах, я смешной человек…Просто Вы дверь перепутали, улицу, город и век»…

О счастливом пигмее....

А это уже полноценный рассказ, а не "зарисовка"... "Написан в стиле притчи", как сказала бы моя преподша по художественному переводу... :)

О счастливом пигмее.
Жил да был один пигмей. Жил в какой-то богом забытой африканской стране прямо посреди необъятной жаркой пустыни. Сам он был маленьким и чёрным, как и все пигмеи. И был он самым счастливым человеком на Земле. Так думал он. А думал он так, потому что у него был дом, работа, всё необходимое для жизни, жена и друзья. Работал он сторожем. Охранял огромный особняк, во дворе которого он и жил в своём маленьком домике. Особняк принадлежал одному мафиози. Он организовал в деревне-столице этой африканской страны концерт двойника Пола Маккартни, разумеется, не говоря, что это был двойник. В качестве платы за этот концерт жители этой страны построили ему этот шикарный особняк и подарили землю в радиусе 200 миль от него. Вот так и стал мафиози крупным землевладельцем. А нанял он пигмея, чтобы он охранял особняк не потому, что было от кого этот особняк охранять. Просто какой же это особняк без сторожа? Мафиози уговорил пигмея работать до конца его жизни, и тот согласился. Мафиози сказал, что будет приезжать сюда на отдых каждые полгода, а зарплату присылать по почте. Платил он пигмею 100 рублей в месяц. У мафиози была жена. Пигмей видел её всего один раз. Она показалась ему очень красивой. Видимо, потому что она действительно была очень красивой и работала фотомоделью. Но пигмею не понравился её рост. Видимо, потому что она была выше его почти в два раза. И ещё ему не понравилось, что она всё время плакала, то тихо, то громко. Он думал, что она плачет, потому что она не пигмейка и поэтому не может развестись со своим мужем и выйти замуж за пигмея, ведь себя он считал просто красавцем. Но на самом деле она плакала, потому что она была итальянкой, но болела за сборную Уругвая по футболу, за что её бил муж. Но ей не было больно, потому что муж её любил и бил не сильно. Она плакала, потому что всем сердцем хотела болеть за сборную Италии, но у неё это ну никак не получалось. Прошло семь лет, а мафиози так ни разу и не приехал в свой особняк. Но деньги по почте всё приходили. Пигмей думал, что мафиози был очень занят на своей лесопилке. Почему-то он решил, что мафиози работает именно там. Наверное, потому что вокруг не было ни одного белого и ни одного дерева, а такие две редкие вещи просто обязаны быть вовлечены в одно занятие. Но на самом деле мафиози убили, и родные его похоронили на самом маленьком кладбищем под именем Гоги Абрамович Иванов, чтобы никто не догадался, что там похоронен великий мафиози (чтобы никто не раскопал его тело и надругался над ним). Но их расчёт оказался неверен. На следующую ночь на кладбище пришли некрофилы и решили раскопать могилу человека с самым дурацким ФИО. И они выбрали, конечно же, мафиози. Он сначала хотели его просто выкопать, но когда обнаружили что первые буквы его имени, отчества и фамилии составляют ГАИ, решили над ним ещё и грязно надругаться. К счастью, перед смертью мафиози успел положить в банк зарплату пигмею на 70 лет вперёд и просил отсылать пигмею с этого счёта по 100 рублей в месяц. И каждый месяц с самолёта пигмею сбрасывали конверт, в котором лежали 100 рублей. И в этот же день из ниоткуда рядом с особняком появлялся маленький магазинчик, а котором пигмей покупал себе вещи, еду, сигареты и спирт у продавщицы тёти Зины. Каждый месяц он покупал себе 40 пачек «Примы», 4 ящика консервов и 30 литров спирта. На это ему хватало всех его 100 рублей. Иногда, по большим праздникам, он покупал меньше спирта и «Примы», чтобы хватило на пару бутылок портвейна «777» и какой-нибудь подарок жене. И он думал: «Да я самый счастливый человек на свете! У меня есть дом, жена, работа, зарплата, которой мне хватает на всё, что мне необходимо, да ещё я могу себе изредка позволить целых две бутылки портвейна «777»!» И он не знал, что где-то есть сигареты лучше, большой выбор алкогольных напитков, что где-то повара готовят шикарные блюда и что где-то есть женщины намного красивее его жены. Поэтому он и был счастлив. А ещё у него были друзья. Дело в том, что в сарайчике, где он хранил свой садовый инвентарь, была дыра во времени и пространстве. Иногда оттуда к нему приходили люди. Они-то и были его друзьями. Они вместе пили спирт, курили «Приму», рассказывали смешные истории, а потом друзья уходили назад. Всего у него было три верных друга: Ленин, Иван Таранов и Джа. И пигмея ничуть не смущало, что Ленин был великим политиком, Иван Таранов мультперсонажем, а Джа вообще богом. И так шёл год за годом. И однажды пигмею исполнилось 50 лет. Его друзья пришли к нему на юбилей. Ленин подарил ему полное собрание своих сочинений (Пигмей очень обрадовался, что будем чем топить печку холодными ночами в пустыне. Читать-то он всё равно не умел), Иван Таранов подарил два ящика пива (Он же всё-таки был пивоваром), а Джа сделал самый щедрый подарок – он перенёс пигмея в Москву. Пигмей давно об этом мечтал, потому что как же так, он получал зарплату в рублях, покупал русские товары и у русской продавщицы в русском магазине, у него было двое русских друзей, а сам он в России так и не был? И вот он очутился на улице Москвы и остолбенел: вокруг были красивые высокие дома, красивые девушки, люди в дорогой одежде, машины, много магазинов. И тут он увидел человека в дорогом костюме, который курил. Пигмей подошёл к нему и спросил: «Извините, а что это Вы курите?» Мужчина рассмеялся и ответил: «Я курю кубинскую сигару». Тогда пигмей сказал: «А я курю «Приму». А сколько стоят Ваши сигары?» Мужчина с гордостью ответил: «300 рублей за штуку». И пигмей, загрустив, молча ушёл. Он ещё долго бродил по городу, смотрел на людей, заходил в магазины, смотрел товары и цены. И он воскликнул: «О, Джа! Зачем ты так жесток со мной? Теперь я понимаю, что я самый несчастный человек на свете! У меня некрасивая жена, я курю паршивые сигареты, пью какую-то дрянь, получаю гроши на неинтересной и бессмысленной работе, живу в маленькой хижине, да к тому же двое из моих друзей мёртвый революционер и персонаж из рекламы пива!» Но Джа не появился и не ответил. Тогда пигмей решил покончить жизнь самоубийством и спрыгнуть с крыши самого высокого дома. Он нашёл подходящий дом, залез на чердак и только он собрался прыгнуть, как услышал голос: «Постой, братишка! Прежде, чем прыгать, расскажи мне, почему ты хочешь это сделать». Пигмей обернулся и увидел бомжа. И рассказал ему свою историю. Бомж всё выслушал и сказал: «Ты не прав, братишка. Выслушай меня, а потом делай, что хочешь. Вон тот мужик с сигарой, ты думаешь он счастлив? Он работает почти круглые сутки, его жизнь полна стрессов, из-за чего он, скорее всего, импотент. А деньги… Да, они у него есть, но они тоже не приносят ему радость – он всё время панически боится, что ради этих денег его убьют. У него есть жена-красавица, но красота её искусственная, созданная пластическими хирургами. А замуж она вышла не по любви, а из-за денег. К тому же, она ему изменяет. И тоже несчастна. И эти двое – живые стереотипы. Вообще, город – это сборище живых стереотипов. Даже я – стереотипный бомж. Уникальных личностей – единицы! А теперь взгляни на себя: ты пьёшь и куришь то, что тебе нравится, твоей зарплаты хватает на всё, что тебе нужно, у тебя постоянная работа, совершенно без стрессов, у тебя любящая и верная жена, и у тебя есть трое верных друзей. И таких как ты больше просто нигде нет – ты уникален! Да ты просто счастливчик!» И пигмей подумал: «А ведь правда, я самый счастливый человек на свете! Спасибо тебе, Джа, что дал мне в этом убедиться!» И тут появился Джа и забрал его назад отмечать юбилей.
И неправильно говорят, что счастье в неведении. Счастье – это получать удовольствие от того, что ты делаешь и что имеешь и видеть обе стороны медали жизни каждого.
Конец.

Память о прошлом...

А этот мой любимый собственный стих-песня. Я вообще мало пою своих стихов, но этот просто идеально лёг на музыку... В последнем четверостишнии - "реверанс" в сторону любимого О.Митяева.;)

Тихое шипенье – чайник на конфорке,
Крепкая заварка, ночь видна в окне.
И опять сгорело что-то там в проводке,
И опять свеча горит на моём столе.

Старенькие джинсы и рубашка в клетку,
И мне так спокойно в этой тишине.
Я возьму из шкафа старую монетку,
А она так много помнит обо мне.

Моя память шире тысячи вселенных,
Но нужны мне вещи, чтоб не забывать
То, что с ними связано – пара дней ушедших,
Тех, что пережил бы я сотни раз опять.

Этот шкаф с плакатом и, конечно, столик,
И ещё кассета с песнями одна,
Ну и, может, этот старый подоконник
Снова мне напомнят: «Она здесь была!».

И хоть мало прожито, много пережито.
И порой вернуться я туда хочу,
Но пароходик в прошлое – это рейс закрытый,
Денег на билет туда я вряд ли накоплю.

Любимый из последнего...

А это очень важный для меня стих. Из последнего он мой любимый... Просто в нём всё для меня многое значит...

А где любовь? Какое-то мгновенье
Неслышный шёпот в воздухе витал.
Монах его назвал бы провиденьем,
А я бы просто сквозняком назвал.

То была осень, солнце тихо грело
Окно на кухне и стакан в руке.
Я был тогда мальчонка неумелый,
Плыл по течению я в той реке.

Я улыбался, после был серьёзен.
Я даже плакал, правда, был я пьян.
О боже, как я был порой несносен!
Мне место было в стае обезьян…

Я был раним. О, боги, даже…верил!
Я ненавидел, я любил, прощал.
Весь мир я чувствами своими мерил,
И каждый двор был для меня причал.

Я так хотел быть воином пути света,
Но нет, меня не взяли бы туда.
Я для небес – разменная монета.
Да что монета? Просто ерунда.

Ещё была она, я это помню.
Мы с ней гуляли, я любил её.
Эх, по бульварам набродились вволю.
Сейчас там вижу только вороньё.

Казалось бы, ведь было всё недавно.
Два года, год? Да ладно, разве три?
А началось… Не вспомню и подавно!
Но, помню, была осень. Посмотри:

Вот карточки, короткие фрагменты
Прошедшей жизни. Странные дела,
Я вижу их как будто кинолентой,
Что шепчет мне: «Родной, пора, пора!».

Но нет, сердечко что-то разыгралось…
Опять то чувство. Гнать или не гнать?
Чёрт, больно! Будто бы порвалось
Что-то во мне. Нет, доктора не звать.

А знаешь что, давай, старик, помянем
Ту жизнь, которая давно прошла.
Прожгли, пропили, братец, прогуляли,
И пролюбили мы её сполна.

Ну что, до дна? Пошла, родная…
Дай затянуться, дымом закусить.
А знаешь, ведь те дни мне были раем.
И у меня была лицензия грешить…

Да и сейчас мне хорошо живётся.
Я стал сильнее, я разумней стал.
Только и пиво по-другому пьётся,
Да и чего-то, братец, я устал.

Но ничего, ведь мы в шторма ходили,
В какие закрывали все порты,
А мы смеялись, кружками грог пили,
И с чёртом были мы с тобой на «Ты».

Всё будет хорошо, я это знаю.
От кармы всё равно мне не уйти.
Враги? Нет. Я их всех прощаю…
Я на пороге нового пути.

О воспоминаниях...

Помимо стихов ещё буду публиковать рассказы и вот такие "зарисовки"...

О ВОСПОМИНАНИЯХ О ЛЮБВИ

"Не плачь, потому что это прошло. Улыбнись, потому что это было" Габриэль Гарсия Маркез

Здорово, когда есть, что вспомнить. Особенно что-то романтичное. Особенно, если плохо помнишь - можно приукрасить. Или очень хорошо помнишь - тогда это как кино. Особенно приятно, если ты простил. Или боль прошла.... Тогда ты видишь красивые образы и жалеешь, что не умеешь рисовать. Или что не можешь снять мультфильм в виде картин, написанных маслом. Закрывая глаза, ты чувствуешь себя в мягком кресле-качалке у камина, с доброй трубкой (ну, если куришь) в зубах и с большой кружкой не менее доброго глинтвейна. В твоих ногах греется твой верный четвероногий друг - лабрадор, скажем. Вот ты сидишь и вспоминаешь... Как мягкий морской песок бежит сквозь пальцы, воспоминания кружат у тебя в голове. Ты чувствуешь себя внутри музыкальной шкатулки, играющей вальс и показывающей красивые картинки... Ты плывёшь по волнам своей памяти, чувства обостряются в тебе и ты думаешь, что, чёрт возьми, как же было хорошо. Но именно что было... Потом ты начинаешь мучаться мыслью - стоит ли всё вернуть или нет, ты думаешь, взвешиваешь, обижаешься и злишься на себя, понимая, что вернуть нельзя, и вообще не надо даже пытаться. Потом... Потом ты снова заводишь музыкальную шкатулку и уходишь в тот мир, где вы вместе и вам хорошо. И вот вы идёте по залитому осенним солнцем бульвару, держась за руки, она кладёт свою голову тебе на плечо, и вы улыбаетесь.... И вот вы идёте, камера Феллини твоего могза показывает ваши спины, и вы растворяетесь в этой осени как два призрака, которые отправляются на небеса, потому что их души заслужили покой... Ты открываешь глаза. Слеза? Откуда? Смахиваешь и улыбаешься... Потом смеёшься... Потом смеёшься, чтобы сдержать слёзы... А потом твоя рука снова тянется к ключу музыкальной шкатулки.....................

Ещё один стих...

На публикацию стихов меня вдохновила Eovin13.:) Просто есть смысл писать для себя, но публиковать надо только для кого-то... Пока буду публиковать любимое из своего. Когда кончится, примусь за остальное.:)

В терновом венке из разбитых надежд,
Разбитого сердца кровью залитый,
Держу я свой путь сквозь скопленье невежд,
Отвергнутый миром и жизнью избитый.

Мой крест идеалов впивается в плечи,
Верны мне остались лишь мысли мои.
И бьют по лицу мне циничные речи,
Пока несу крест на Голгофу Любви.

Жестокие гвозди вбивают мне в руки,
Цинизм и бездушье – мои палачи.
Во имя любви я терплю эти муки,
Молюсь за неё, хоть кричат мне «Молчи!»

И Матерь-Надежда порвёт воздух плачем,
И Вера склонится к подножью креста.
Толпа заревёт: «Еретик! Неудачник!»
Я им улыбнусь: «Ведь за вас умру я!»

Горящее сердце копьём остановят,
Впитают всю кровь безразличья пески.
По позже меня добрым словом все вспомнят,
Ведь смерть моя стала рождением Любви…
А вот уже литературный перевод... Это из английской поэмы King John and The Abbot (на Middle English) о том, как пастух пришёл к королю, переодевшись монахом. И король задавал ему всякие каверзные вопросы-загадки. Этот стих - ответ на вопрос короля "А сколько стою я?"

For thirty pence our Savior was sold
Amoungst the false jews, as you have been told,
And nine and twenty’s worth of thee
For I think thou art one penny worser than he.
“King John and the abbot”

Спаситель был продан за тридцать монет
Продажным евреем, сомнения нет.
Монет двадцать девять – вот Ваша цена,
Всего на монету дешевле Христа.

Что интересно, поэма была переведена в советские времена Маршаком. Не желая нарываться, используя образ Христа, С.Я. написал (в стихах, естественно), что-то типа "Я Вашу цену не знаю, но спросите у Ваших вельможей, которым так часто приходилось Вас продавать".
Страницы: 1 | 2