Записи по тегу "на грани"

| перейти в дневник

Давно про этот сон хотела написать, но все никак

"It's always darkest before the dawn"
(с) немного измененная Florence английская пословица

"Свежо" (с сарказмом)
(с) муж


Две вещи снятся мне постоянно: проданный дом и как Баффи разбирается со всякой фигней, положенной ей по сценарию. Сегодня опять она мне снилась, под другим именем мочила каких-то упырей в детском лагере, куда меня занесло воспиталкой. Потому вспомнилось и про тот сон.
Особенным он был не из-за того, что перечисленные темы приснились тогда одновременно, а из-за одной маленькой детали, которую хоть экранизируй, как в одном моем сне про назгулов. Только тут и не экранизировать, и не нарисовать, только почувствовать. Жаль рассказчик из меня такой себе.
Началось все как обычно, мы просто бегали в компании означенной героини и пытались пробиться к упырям, зашарившимся в моем подвале. И тут выясняется что упыри там не просто так сидят а мутят какое-то грандиозно-эпичное колдунство и до апокалипсиса остались считанные часы.
Время глухая ночь, из душников подвала багровые отстветы, все канонично предсмертно и нашу команду охватывает коллективное уныние.

Какое то время мы продолжаем ломиться в подвал, но постепенно все куда-то разбредаются чувствуя безнадежность затеи. Я сажусь прямо на гравий перед гаражом и смотрю на восток. Ко мне выходит Оксана в Эовинском платье (помирать так красиво, че=) и садится рядом со мной разделять сие предсмертное уныние.

Я протягиваю руку к небу, сгребаю его в горсть и из этой горсти на землю осыпается пепел. Небо - тлеющие угли. Но после вот этого символа полного краха тлеющие угли разгораются в рассвет. Это было одна из самых красивых вещей увиденных и прочувствованных во сне и вообще в жизни.

И все меняется. Надежда и вера с неудержимой силой врываются в сердце, у упырей все пошло не так и они выскакивают из подвала сами, а мы задорно носимся кругами вокруг дома и их добиваем. Причем оружие мы раздобыли только ролевое) То есть по сути мы их не закалываем, а затыкиваем - тот еще трэш))) Последнего вомпэра я загоняю в гараж, он оказывается Джеймсом МакЭвоем (кажется так этого актера зовут), он кастует на меня обаяние и я его отпускаю. Что странно, ибо он мне совсем не нравится) Вот если бы это были Энжел или Спайк, муж бы меня понял и простил, а тут совсем стыдно как-то)

Здесь конечно должна был быть фотография рассвета сделанная именно с приснившегося места, но травить себе душу, залазя в ту папку с сотнями фотографий неба вокруг дома, я не готова пока
[675]
| перейти в дневник

Буря

Сегодня ночью сделано неопровержимое доказательство существования высших сил.
Я знаю себя, я знаю откуда у меня растут руки, я трезво оцениваю убогость своих познаний в живописи.
И потому решительно заявляю: через палку дорисованной в ночь перед экзаменом "Буре" нельзя причислить мое авторство. Она настолько настоящая, что я не верю в ее создание моими руками.

Я не знаю что фотоаппарат с ней сделал, но ей богу в реале подбородок выглядит куда лучше. И не только подбородок. Честно-честно=)

[2]
большая

В момент когда она формировалась в моей голове (в далеком 2009ом) ее сопровождала длинная графоманская писанина собственного авторства. Много-много слов про борьбу и веру.
Потом я нашла ее отражение в рок-опере "Юнона и Авось", особенно в грамм-записи 80-го. Строчки из пролога сейчас написаны на обороте.

"Господи, услышь меня, услыши мя, Господи!
По морям бушующим я плыву без компаса,
Я зову - без голоса
Пучинам отданный:
Родина, услышь меня,
Услыши мя, Родина!"
И летят покойники планеты по небу:
Кто-нибудь услышь меня, услыши мя, кто-нибудь!"

А потом у группы Торба-на-круче появилась песня, вобравшая в себя все это и даже больше. Просто невероятная

[cокращено]

Нас не оставила мечта
Нас не покинула надежда
Под их чудесными лучами
Идем мы днями и ночами
Идем не ведая куда
| перейти в дневник

"Ветер с моря"

Я как-то похоронила это в себе и не собиралась возвращать. Но по-видимому сия часть во мне слишком сильна, чтобы просто так сдаться от оценок "уд" в универе и долгосрочного отсутствия вдохновения. Оно возвращается и крайне настойчиво стучится в крышку сколоченного мной гроба.
Да, худ-граф, с твоей точки зрения я художником не была и не стала. Я не вижу зеленых бликов на баклажане, лежащем на алой драпировке. И врать, что вижу, не умею. Не умею рисовать ноги, руки, да и чего уж там - фигура в целом не мое. Я плохо усвоила анатомию и у меня "проваливается" ключица. Я редко воспринимаю объем. И врать, что воспринимаю и выдумывать рандомно новые плоскости, не умею.
Мне теперь все равно. Я буду рисовать. Остальное рано или поздно приложится.

[4]

[оригинал и сопровождающая записка]
| перейти в дневник

Летели нафиг облака с большой скоростью (с)

Да, с нами сбываются те сказки, в которые мы верим. А я так ошиблась.. Я поверила в очень плохую сказку.
Все говорили, что она бездарна и низкопробна. Но я заперла ее в своем сердце и не терпела возражений - она про меня и про нас.
Когда я в нее поверила, я еще не знала, чем она закончится и это только делало ее привлекательнее в моих глазах.
И пошло все так, как я совсем не хотела.
Сначала он предал ее.
А потом его предала она.
И строка песни "тебе несколько легче, чем тем кому пришлось выбирать" перестала успокаивать. Потому что да, ей пришлось выбирать.
Я знаю теперь, чем все закончится и это бы здорово успокаивало меня, если б не одно различие между моей жизнью и этой сказкой - она простила, а я нет. Боль и отвращение затихает и забывается, но неизменно появляется вновь. Оттого мне неизвестно, пойдет ли все и дальше по сценарию этой сказки.
Неизвестно.
| перейти в дневник

Я полон миром, часть первая

И то был чудесный день, наполненный важными событиями до отказа и прожитый сполна.
И желание ходить, дышать, летать ночным городом впервые пересилило страх возвращаться домой поздно.

"..а мне не хочется домой, я полон миром!.."

И я летала, и не было боли в уставших за этот длинный, самый длинный в моей жизни день. И вселенная, история, жизнь - все казалось мне можно описать одним единственным словом, и уже в него вкладывать все обилие остальных.

Полет, полет, полет...

А впечатления, хорошие и плохие, наполнявшие меня на протяжении недели дошли до краев и взорвались, и хлынули неудержимым потоком. И смерти не стало - да ее просто не может быть! Не стало времени, не стало прошлого, не стало будущего.

я просила у Нее только одно - научи прощать, помоги простить. ибо это причина всех причин. только простить, только сбросить с себя эти вериги, только освободиться. и тогда я смогу проживать так каждый день...
| перейти в дневник

И еще раз о книге "1+1=1"

"Я не знаю как жить, если смерть станет вдруг невозможной"
Ю. Шевчук

Она не только вернула меня к жизни, к желанию жить, но и излечила от страха смерти.
Я отчетливо помню тот момент, когда впервые почувствовала этот страх. Лет 8-9 мне было. Проснулась среди ночи с этой непомещающейся в голове мыслью о том, что вот я есть, а когда-нибудь меня не будет. Я подошла к зеркалу, долго смотрела на себя и плакала.
Этот страх по мере взросления трансформировался, но вопрос оставался неизменным - ну как же, как же так? Как может быть так, что меня не будет? Я убегала от этого, пряталась за другими вопросами и мыслями, а эти старательно прогоняла.
А потом пришел сентябрь 2009-го. Я взяла в руки меч и стала искать Смерть сама. Страх на время уступил моей отчаянной решимости, но возможно это была просто еще одна его трансформация. Я не знала что делать, как жить дальше и жить ли?.. Жить ли?

Как-то много позже, я рылась в своих листках и набрела на сложенный вчетверо тетрадный листок. Какая-то незнакомая девочка моим почерком писала о том, что она не желает больше жить и заключает со Смертью договор. Что она закончит начатые дела (список прилагался) и уйдет, потому что здесь ей нечего делать. Ибо то, что она пыталась изменить, изменить невозможно. Я могу привести только это краткое безэмоциональное описание, потому что листок этот я немедля сожгла, а слов не помню - слова были совершенно дикие, совершенно не мои. Но смею заверить - текст был подобен летящей в жизненноважный орган стреле - четок, уверен, смертоносен. Безнадежен. И страшен.. как же я его испугалась.. Ибо столь сильные и уверенные слова не могли не иметь последствий, а я их сказала, хоть и совершенно не помню об этом. Я их сказала.

И вот эта книга. Примирившая меня со вселенной и собственной жизнью. В тот вечер я вышла на улицу, глубоко вдохнула и прочувствовала себя всем, что существует, от перистых облаков до земных недр. И Смерть показалась мне дуновением ветра, смахивающим пыль с асфальта. Или поднимающим морскую волну. Или срывающим лист с дерева. А я показалась себе этой пылью, этой волной и этим листом - как нет ничего страшного в этих явлениях, так нет ничего страшного в том, что я сменю свое нынешнее состояние на что-то иное. И теперь так - легко и спокойно.

[12]
| перейти в дневник

Дары Смерти ч.2

Получасовым мучительным ревом над самим фильмом моя психика не ограничилась. И потому транс распространился на день сегодняшний. Полное отрицание реальности - перед глазами они, и в ушах они же. Хэппиэнд вышел крайне спорный из-за того, что не перекрыл собой общей разрывности фильма. Плюс картины семейной идиллии заставляют меня реветь так же, как те, в которых умирают любимые персонажи - ввиду полного отсутствия хоть какой-либо идиллии в моей собственной жизни. А потом меня еще добили хорошей новостью. А потом я совершенно не выспалась. И понеслааась.
На живописи натюрморт вышел мрачный аки ноябрьская грязь. Замажу грунтовкой, как только отстреляюсь на просмотре - из него уныние так и лезет.
Госпожа Громыко худо-бедно спасает ситуацию, не доводя ее до крайней точки, но облегчения маловато..

Буду рисовать Снейпа. Может хоть так отпустит.
| перейти в дневник

Всё.

Блаженное слово на самом то деле. "Всё". В какое-той мере доброе и справедливое.

По шее, ненадолго освободившейся от хомута, гуляет приятный ветерок. Икону дописала в пятницу, сейчас сохнет лак, утром отдаю заказчику.
Я счастлива и довольна, что мне довелось на своем веку сделать хоть что-то серьезное и полезное не мне одной. Это мне дорогого стоило в плане затраченных сил и я рада, что выдержала. Хотя я по другому и не умею - выдерживать, доводить до конца. На два года правда иногда растягиваю, но то детали))

Что касается остального - радостей мало. Одна радость черная с белыми лапками, вторая - рыжая. Вторая радость откормила себе внушительное пузо и уже совсем самостоятельная. А сегодня стали проявляться потихоньку признаки котеночной вредности-игривости.
Ну а больше радостей нет. В работе-учебе-квартире зарываюсь, устала одна одинешенька нести это все неподъемное, а так хочется тепла, черт возьми.. Да что там - поговорить просто хочется с кем-то, кого могу назвать родным. Нашла два рукописных письма от Вики. Той которая поменяла прописку в моей аське. Написала ей, она не ответила.
А у небес денег на счету нет.
Я даже хотела в субботу взять билет до Полоцка, а лучше два - на братишку еще. Он мне так нужен в последнее время. Он слушать умеет - всю мою бесперебойную тираду за жизнь выслушивает. Это бывает очень важно и поэтому с ним очень хорошо.
Но почему-то передумала. Ну да, работа-учеба-квартиры. Только это не причина, а отмазка на мой взгляд.
Мертвею и зарастаю - вот что плохо. Вещи на меня давят, слишком много их стало - раздавать пора.

И эта песня... Да нет целый альбом. Это третья и последняя радость. Все, что я люблю собралось в нем - Осень, поезда, дороги, бездомность. Все песни родные в доску.
Коли помирать, то уж точно под "Счастье чужое". Весело так помирать, безумно, разгульно, смеясь над своей глупостью, рогоча над своими бедами. Я эту картинку вижу ясно. Она прекрасна.

"Мои – те, что голыми по ветру.
Моим, что собакам, семь вёрст - не круг!
Мне чаю без сахара и поспать,
Найти бы свой дом, а в доме друг.
Смеётся кукушка и кашляет,
Считает мои оголтелые,
Мои за спиною белые
Иные звёзды и знаки,
Слова, сохранённые в драке…
За что же мне, блядь, это вечное

Счастье чужое в окне напротив?!
Счастье чужое в окне напротив...
Счастье чужое в окне напротив...
Счастье чужое в окне напротив...
Счастье чужое в окне напротив..."
| перейти в дневник

"Некогда болеть"

Один из единственных толковых рекламных лозунгов на моей памяти. Настолько толковых, что я им иногда лечусь, одними этими словами.

Нет, я все понимаю.. Но, Господи, сколько можно? Даже у нас, стальных дев, есть пределы.. Хватит, пожалуйста, прекрати испытывать меня на прочность. Мало того что я сломаюсь, так я еще и разлетевшимися кусками железной обшивки окружающих сильно поцарапаю. Я их уже сейчас царапаю.

Выйти на улицу с острым железом это вообще подвиг - мне хочется набить моррду каждому второму. Точнее - каждой второй. Оглядывающей меня с ног до головы аки я музейный экспонат. Они правильные, а я недоразумение. Я не знаю как они это вычисляют, я кажется прекрасно маскируюсь и меня не различить в серятине пейзажа. Темные джинсы, рубашка, вельветовая ветровка. Никаких опозновательных неформальных знаков. Только вот косметика перевелась у меня года два назад, уж простите.
Достаточно незаметна, достаточно прилична, чтобы не вызывать ни внимания, ни отвращения. Что им надо?
От них разит духами так, что у меня начинают болеть мысли в голове. Ненавижу баб. Женщины и девушки - прекрасные существа, достойные любви и уважения. Но их фиг встретишь, вокруг именно бабы. И они меня презирают так же, как я их.

Еще в пятницу организм попытался вякнуть, что заболел, но я послала его нахер со словами "не до тебя сейчас". И принялась заменять маму двух-недельному существу. Существо ест из рук, еле держится на ногах. Кошка отнеслась к нему враждебно. Живу одна. Как завтра уходить на четыре пары я понятия не имею.

С небес вестей нет. У небес нет денег на счету видимо.

Стиснула зубы и вышиваю. Что еще остается
И болеть некогда. Никто не умер, и на том спасибо.
| перейти в дневник
Я никогда не умела успокаивать. Еще больше я не умела соболезновать.
И знаете, учиться не хочу и не буду. Все слова, даже если они и правда искренни, а не являются данью стадной моде, кажутся мне неуместными. Неправильными, нелогичными, в какой то степени лживыми. Помним (вы забудете максимум через неделю, я ручаюсь. без обид - так устроен человек), Любим (многие из вас не слышали раньше об этих людях, как вы можете их любить?), Скорбим - самые ненатуральные и неуместные слова, которые я слышала.
Прощаются молча. Поминальные речи никогда не передадут настоящих чувств и никогда не заменят их тем, кто их не имеет.
Прощаются молча. А самое искреннее соболезнование - быть рядом и держать человека за руку. Молча.
| перейти в дневник

Роптания

Воспринимать все всерьез не есть всегда хорошо. А с моей тягой к крайностям это вообще может быть опасно.

Икона близится к завершению, одежда прописана полностью за исключением узоров на зеленом "шарфе".Остались лик, руки (пишутся в последнюю очередь), подновить успевший замызгаться фон,рамку и.. книга.
Книга раскрыта, в ней текст. Вот над ним я и помру.
Буквочки сантиметр в высоту и 4 миллиметра в ширину, натыканы почти друг на друге. Ерунда если рисовать чем-то острым и трудно выполнимая задача, если в трясущихся руках неподатливый и гибкий кончик мягкой щетины кисти. Карандаш и стерка оставляют следы, потому приходится намечать контур карандашом, покрывать сверху белой краской и писать букву по едва-едва различиму контуру. Про трясущиеся руки и своенравную кисточку я уже говорила.
Концентрация и ответственность в крови зашкаливают, голова трещит, в животе ноет и в целом состояние такое себе. Одна буква и я падаю на кровать замертво. Просто иссякаю.

Вот так и бегаю туда сюда..)
| перейти в дневник
Жизни свойственно смеяться над смертью. Порой горько, иронично, отчаянно, но неизменно искренно. Ведь вечность невозможно напугать мгновением (с)

Ровно сейчас мне внезапно стрельнула в голову мысль, что понять это можно совсем не так как я понимала. Жизнь и смерть поменялись титулами. И я теперь совсем не знаю кто из них Вечность, а кто - только мгновение.. Наверное это дело каждого, как в нехитром тесте о наполовину полном/пустом стакане.

Тогда, на краю, я была уверена что Смерть невозможно напугать Жизнью. И сросшись с этой своей истиной, смогу ли я теперь поверить в обратное?
| перейти в дневник

Июнь, июль, хана, сентябрь, октябрь...

И вот уже кажется все, забыла. Все продезинфицировано спиртом, замазано йодом, замотано бинтами, спрятано под доспехами. Каждый день по чешуйке собирала в этот доспех. И уже не удивляюсь вражеским стрелам, уже не жду, уже не верю, уже спокойно занимаюсь своим делом и не завишу от чужих настроений. Уже выработала невозможную адаптацию и прошла такую же невозможную оклиматизацию. Уже свободна, уже никому ничего не должна. Уже не боюсь предательств, уже знаю, что смогу уйти. Уже не дрожат жилки на лице, уже пусты глаза, уже накрепко закрыты двери. Уже не чувствую вины и не считаю нужным извиняться, уже не хочу делать себя для кого то еще кроме себя самой. Уже ничья, уже своя собственная, уже_сам_по_себе_мальчик. Уже не тянет в груди и не сквозит, уже нормально все. Все хорошо - мертвенно-спокойным, невозмутимым тоном. И глаза уже не пустят никого дальше серо-голубой радужки. Все нормально.

И когда все это сделано, когда в комнате убрано, когда планы составлены, когда Сизифов камень водружен на гору, а Средиземье отвоевано у Моргота.. Обязательно, слышите, обязательно найдется какая то выродившаяся тварь, которая ткнет длинной иголочкой в едва заметную щель между чешуйками и Бард-лучник прикончит Смога.

И полетит к чертям со свистом вся моя работа. И я буду лежать, свернувшись бессильно раненым зверем, замотавшись в шерстяную шаль, надрываться каким нибудь сердцевыносящим музыкальным мазохизмом и пытаться схватить воздух сквозь раздирающие глотку рыдания.

А потом встану и начну все заново.
Состояние: "Доспехи одетые наспех на рваные раны в заплатах" (с) Веня
Музыка: Чиж все таки написал песню О Любви. И не одну. Вот Чижом и Чайфом и буду надрываться.
| перейти в дневник

А там ни зла, ни добра..

[freedom]

Жизни свойственно смеяться над смертью. Порой горько, иронично, отчаянно, но неизменно искренно. Ведь вечность невозможно напугать мгновением (с)