Записи по тегу "Стихи"

| перейти в дневник

[#723] Орел и решка

Решка

[]

Словами тяжко - получится не любыми.
Мне страшно нужно, чтобы меня любили.
Не чтобы рыдали, мучались и страдали,
А чтобы где-то пели и где-то ждали.
Не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
Не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
От страшного сна, от горести и от боли,
От ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
Я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
Мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
Хвалили за дело, ругали бы за обновки,
Чтоб рядом со мной стояли на остановке,
Не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
Не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
Не чтобы меня пластали на покрывале,
А чтобы со мною яблоки воровали.
Храни меня славный бог от любой печали.
Мне страшно нужно, чтобы меня встречали
С работы, чтоб на ночь ласково целовали,


Чтоб рано утром дверь за мной закрывали.
Я вряд ли стану лучше, исправлю что-то,
Я вряд ли буду готовить, стирать и штопать,
Я буду бояться мышей, темноты и крови,
Но если нас поймают, то я прикрою.
Господь придумал летать воробью, оленю
Придумал бежать, огню - пожирать поленья,
Сосне - расти, вцепляясь корнями в землю,
Змее - ползти, хвостом раздвигая зелень.
Меня - хорошими снами служить твоими,
Хранить твое имя, красивое твое имя.
Я знаю это, не знаю только, зачем мне
Такое простое это предназначенье.
Я выйду из дома, руки в карманы суну,
Мороз рисует на лужах смешной рисунок.
Распахнуто утро створками голубыми
И мне так нужно, чтобы меня любили.



Орел


[]
Нет сил. Нет сил. Нет сил. Нет сил.
Я бы сдох сейчас, пожалуй, если б кто-то попросил.
Я бы рад, но ведь не просят.
Ветер ост, а время осень,
Юго-юг, востоко-запад... Это древо Иггдрасиль.

Нет слов. Нет слов. Нет слов. Нет слов.
Я вишу на тонкой леске, я - дневной ее улов.
Сеньке - шапка, волку - рыбка,
Я - дурацкая открытка:
Текст, написанный вслепую, и замятый уголок.

Сто дел. Сто дел. Сто дел. Сто дел.
Я сижу на этом месте, будто вечно тут сидел.
Книжку в зубы, морду в книжку.
Нет меня и ты мне снишься...
Даже в вечном механизме есть понятие "предел".

Есть дом. В нем кот. Он не спит, он пол скребет.
Я плыву ему навстречу, мне навстречу мир гребет.
Кот голодный и когтистый.
Пищу - греть, кота - затискать,
Больше я не представляю на сегодня фронт работ.
Тик-так. Тик-так. Тик-так. Тик-так.
Я пытаюсь жить иначе, а выходит всё вот так.
Инь длиннее, ян короче,
То есть день короче ночи,
За рубашкой в шкаф полезешь - вот тебе и гутен таг.

Жди, верь, лезь сквозь. Не выходит - значит, брось,
Жили вместе, жили рядом, жили плохо, жили врозь,
Обломали, покосили
Ветки в нашем Иггдрасиле,
А осенние остатки обовьет Уроборос.

Я сир. Мир синь. Колкий воздух, сладкий сидр,
Каждый день богат на встречи, о которых не просил.
Иггдрасили, Иггдрасили...
Выйду на Электросиле,
Может там еще осталось для меня электросил.

Я был плохим. А теперь я мал и хил.
Запоздалый одуванчик, здравствуй, Осовиахим...
Ярко светят окна-ниши, нет меня и ты мне снишься.
Капли падают так редко, что домой пришел сухим.


(с) Аля Кудряшова

Медиа контент блокирован
| перейти в дневник

[#617]

А давай мы не будем заканчиваться с тобой нигде? Ни в угрюмых хождениях утренних из пододеяльников на работу, ни в бездушных коробках офисного болота, ни у верного выхода или надежного входа, ни в счастливом, ни в самом ужасном сне... Даже в солнечных летних зайчиках на луне. И уж тем более не в головах друг друга. Ты для меня как толстый огромный Будда - тот, что сияет золотом на горе.
А давай мы не будем заканчиваться с тобой никак? Словно в поле весеннем цветущий пожаром мак, распластал свои корни в сырой охладевшей к зиме земле и ночует до следующей весны вот так. Или станем подобны звёздам на вечных небесных путях, чтобы после себя оставлять электронно-протонный прах и его отправлять к самым дальним вселенским краям - продолжение звездного света носить в телах. А потом - обратно вернуть во мрак.
И давай уж не будем кончаться с тобой ни в одни времена, даже если весь брошенный мир поглотит война или новая атомная барракуда, ни в минутных страданий иль радостей амплитудах, ни в одной из возможностей - таких, как пространственная петля, как восхождение в азимут жизни из точки юга, как вокруг Фукусимы немая морская вода... Ты - моя земля под ногами, моё каждодневное чудо.
А давай мы не будем заканчиваться никогда?

23.03.2015
| перейти в дневник

[#589]

И вновь возвращаясь к твоей опечатанной желтыми лентами двери,
стою и излишне спокойно курю,
как будто расшатанность нервов совсем не в моей манере.
А под ногами все те же трещины, словно всю эту чертову асфальтовую полосу
уложили назло и катком закатали прямо на ленту Мебиуса... Не верю.

В твоем доме скопилось на целый последний день прожитый больше прошлого,
чем еще удалось одолеть вчера, -
это слишком тяжелая ноша:
переполненный куб, общим весом, объемом и площадью
равный видимой части Вселенной со всей ее вечной сложностью
и уходящей куда-то за...

И его не поднять/не взвалить на костяшки плечей, не оставить, не выбросить -
потому что находишься изнутри.
Есть одна непреложная истина: любовь невозможно выпросить.
Ты - всего лишь одно нерешенное обстоятельство в чужом гиперпространстве памяти,
в чьем-то море квантовой тишины.
(by me)
| перейти в дневник

[#563]

Снег к снегу. И сердце к другому сердцу. Улыбка к ответной улыбке. А Он к Ней...

Если бы только заранее вызнать цену того, что становится неизбежно милей...
Если бы знать, где себе подстелить солому, прежде - до переламывания костей;
если бы только заранее вспомнить сводку еще не озвученных новостей,
то можно бы было не попадать в их списки и избежать в перестрелке эмоций пуль;
то можно бы было по-честному съэкономить такое большое количество горстей пилюль,
что ими бы с легкостью вышло до края заполнить и целое море без чаек, буйков или кораблей,
и удалось бы намеренно откупиться на пару дней раньше, чем станет еще больней.

Но так не бывает. Куда уж там. Как ты, родная, не бейся, и не извращайся, и не золоти - не выходит:
холодные улицы или холодные люди... На завтрак все те же французские тосты и кофе
со сливками, тот же жужжащий по комнатам зуммер в прострации или при полном off'e
(в профессии "скука", детка, ты настоящий профи),
те же скачки турбулентности и перепады давления в воздушной прослойке, как в авиакатастрофе.
В общем все тот же бардак изнутри и снаружи тоже. Еще в раю, наверное, стоило проверять -
всем выдавали счастливый билет на входе, но ты умудрилась тогда же его потерять.
И ровно в 11 гаснет свет в окнах напротив, а в черных зрачках обездвиженно стрелки стоят -
спокойно и медленно в собственном замкнутом круге под ними скользит часовой циферблат.

Ты знаешь сама, дорогая, весна - беспощадная сучка, пропиарив себя, внезапно напомнить сумеет:
грудной клеткой до отказа набитой любовным мусором и линькой уже прошлогодних перьев.
Вывернет наизнанку, прожует хорошенько и выплюнет к верху дном в голубое чистилище
прямо над головой или под ноги, не важно. Птица без крыльев - слишком трагичное зрелище.
В любом случае, понимаешь, в любом идеальном случае.
Так что собирай себя в хрупкие кулачки, то есть бери в руки и начинай верить в лучшее.
И как бы не жаждилось получать его опусы каждодневные целыми кучами,
завязывай.
Сработает рикошет.
Он - самое дорогое, чего у тебя нет.

Снег к снегу. Одно к одному. От весны привет.
| перейти в дневник

[#554]

Ты уверен, что все еще хочешь спросить почему я его люблю?
Знаешь, ведь даже воздух вокруг, впитавший мое дыхание,
стал переполнен ответом,
но дело вовсе не в этом.
Дело просто в паре бездонных подобных морю, где моему кораблю
всегда было так легко и удобно тонуть,
запутавшись там в золотых канатах его ресниц,
под неистовым криком стаи бездомных птиц
и насмешливо воющим ветром.

Но ни разу это
напомнить не смело

ни одну катастрофу, ни сбитый курс.
Мне не нужно было часы подряд, держа в тупом ожидании,
гипнотизировать телефон,
и ночами не спать потом,
чтобы долго замерзшей ловить пустое такси, пробуя утро на вкус,
и ложиться в чужую кровать - согревать
теплом тел еле тлеющий пепел чего-то хорошего;
в барабане стиралки перематывать прошлое
вперемешку с грязным бельем.

За бортом.
Все останется за бортом.

И мне это совсем ничего не стоило.
Не пришлось оплачивать чувства открытым бартером или
вести моральный аукцион,
но дело вовсе не в том.
Я знала, чего у нас быть бы не было и что могло, - не позволила.
И уже не застрять, по случайности выскочив
замуж, в полостях скучного полумертвого города;
не висеть на другом конце оголенного провода
пока базу пытается вызвать он:

"Хьюстон, прием,
Хьюстон, у нас проблемы..."

Главная фикс-идея любой реальности -
не запутаться в собственных замкнутых клеммах иллюзий
при условии остановиться
в нужной точке амбиций,
чтобы больше быть верным в горести, а не в самой веселой радости,
безразличие строго делить на три слова.
Знаешь, это похоже на якорь и цепь моему кораблю.
Дело в том, почему я его до сих пор люблю -
просто дико боюсь влюбиться

в кого-то другого.