Страницы: 1 | 2
Основной сложностью текста
является его приглашение к бесконечной рефлексии;
тщательный подбор слов пресыщает смыслом читаемое, так
что с каждым предложением сложнее и сложнее
воспринимать текст в отрыве от личного опыта.
Бесконечная череда метафор и отсылок
представляет невообразимый простор для интерпретации текста,
однако сквозь все эссе собирают его воедино несколько основных понятий, явно и неявно выраженных,
что помогает воспринимать текст целостным и связным.
То, с чем знакомит нас автор, если оперировать языком автора -
это Другой, как нечто явно присутствующее,
и Время, неосязаемое, но неотвратимо вдыхаемое,
дым насыщающий и пьянящий, увлекающий к Другому.
Несомненно, это вопрос самопознания, неизбежности самопознания,
иррационально ужасающий путь к самому себе
через Другого, непознаваемого до конца и пугающего.
Невозможно не смотреть в это зеркало, на этого двойника,
так как в какой-то мере
форма существования человека зависит от представления о самом себе,
узнать этого двойника необходимо для понимания собственного бытия,
это понимание необходимо для обретения силы быть.
Уникальный субъективный опыт существования становится не так важен,
открыт доступ к коллективному опыту - "мне тысяча лет",
и череда метафор делает второй круг,
как вначале приведен вспомогательный ряд понятий,
приводящих к появлению этого текста (двойник, другое, со-деянное),
так дальше идет череда художественных образов, передающих процесс мучительного поиска истины.
Другой - это мрамор, в котором заточен шедевр,
и невозможно создать статую без непосредственного взаимодействия,
и время неминуемо подталкивает к другому,
требует открывать череду дверей познания,
- но непреодолимой стеной встает невозможность рационализации этого процесса.
Бытие открыто Другому независимо от того, существует ли он в действительности,
независимо от того как его существование откликается во мне.
Другой - это то, что невозможно постичь,
но и невозможно избегать тяги к нему,
и это и создает "анфиладу дверей",
каждую из которых время открывает перед тобой
и ты лишь можешь с замиранием сердца
"вверять Неизвестному свое неизвестное".

[merzbow]


Самый невероятный звуковой экспириенс вышел у меня таким уникальным и многогранным для меня событием, что сравнить этот опыт по силе эмоциональных переживаний я могу его только с айсдайвингом. Прыжок вышел затяжной - классе в седьмом, когда были пройдены Корсары2 и экспрессия пгс в Симс была развита до уровня Гауди, нам провели хороший, большой человеческий интернет (вап-версии с раскладушки-нокии мы в расчет не берем, как и передавание альбомов panic at the disco по ик-порту), и в нём оказался контент, совершенно не предназначенный для неокрепших детских умов, а именно - азиатская авангардная сцена. Постмодерн ещё не был нам знаком и воспринять иронично Gerogerigegege и совокупление с пылесосом мы могли, а осознать харш-нойз - нет, он бередил душу как невыясненные отношения с пленящим тело и разум партнером, поэтому на простенький плеер без дисплея была залита пара альбомов Масами Акиты и периодически к этому вопросу я возвращалась. Как-то раз у меня даже отобрали на уроке наушники, прервав процесс познания, но состава преступления не нашли - в самом деле, не музыку же я слушаю, а вообще неясно, слушаю ли я что-то. В какой-то момент наступит расцвет пабликов Е:/всякое в ВК и мне даже выпадет честь что-то в них делать, и в поисках музыкальных новинок я отправлюсь в пучину диггерских сайтов и там мне попадется на глаза 'Veneorology' Merzbow, выпущенный зачем-то в России, и конечно же я выкуплю его у очень странного дядьки, которого буду ждать часа три под проливным дождем. Было ощущение чего-то нелегального, признаюсь.
...И вот спустя какое-то время (очень, очень много времени вновь) - в СПб заявлен концерт Merzbow. Я хожу и полгода не верю - это чья-то шутка, метапостирония, такого просто не может быть, харшнойз-концерт в современной России, господи, это просто жестоко, надо идти конечно же! И вот, когда до сего исторического мероприятия остаются сутки, мне приходит сообщение от старого друга с вопросом о веганских заведениях Питера. Как веган со стажем, я не глядя накидываю варианты, и уточняю, с какой же целью у меня интересуются. И оказывается, что мой товарищ выступает переводчиком у мастера Акиты, и я могу вот прямо сейчас схватить тот альбом, что есть у меня, и примчаться быстрее ветра за автографом, потому как другой возможности не будет ни у кого. И конечно же я лечу. И вот знаете, это тот момент, когда ожидание - бледнее чем реальность, потому что такой заряд спокойствия, мудрости и позитивного подхода к миру мало у кого встретишь, и это конечно чудо, когда музыкант обо всех с кем ему довелось работать говорит подчеркивая их сильные стороны и отмечая, как ему повезло что выпал шанс сотрудничества.
И на такой счастливой волне я иду на следующий вечер в ZAL. И это неправильно было бы строить какие-то предположения о том, как всё будет, единственное что я сразу поняла - надо оставаться на тысячу процентов внимательной и эмпатичной к тому что услышишь. И я закрыла глаза и слушала. И за стеной шума я почувствовала что я - ракета, которая стартует с Байконура. И у меня стальная обшивка корпуса и сопротивление ветра чуть покачивает меня в полете. Почувствовала гул двигателей и шум сгорающего с невероятной скоростью топлива. Свист, скрежет и отсоединяющаяся первая ступень. Радиопомехи, переговоры с пунктом управления. Преодоление силы притяжения планеты. Мой колоссальный размер и то как от трения о воздух раскаляется металл. То, как вырвавшись из плотных слоев атмосферы, полет стабилизируется, и накрывает безумная эйфория свободы и бесконечного пространства и бесконечного счастья свободы воли.
...Мы вышли и поехали на Рубинштейна с ребятами, и там были люди, которые выпивали и спорили, а я сидела и думала - зачем это все? Зачем люди не ощущают внутри бесконечную силу своей свободы? И мир навсегда стал красив и спокойн для меня, и появилось чувство трансперсональной любви, которая та самая, не перестает и долготерпит. Потому что харш нойз - это палитра, которой ты сам рисуешь что тебе важно и приятно, и однажды почувствовав себя свободным - ты свободен навсегда, и полюбив жизнь - любишь её что бы ни случалось.

[]

[форма обратной связи]

Вести дневник круто и полезно,
и сообщения тут еще будут появляться, но,
как и всегда, туманные, пространные и написанные лишь для меня
на случай повторной амнезии.
Для всего остального есть ТГ с возможностью пообщаться.
Со многими - буду рада.

Там всё свободное время бородавочник кричит и свежие фото,
и гетто-готика моей бренной жизни, а ещё ремонт студии.

[state standard of sunsets and sunrises]

...и в этот момент я снова начинаю вести осмысленный дневник.
Хотя мне вовсе не хочется даже и самой себе рассказывать о собственных событиях жизни.
Кетамин дает ощущение того, что ты абсолютно один и ты не можешь найти никого, и никто не может найти тебя. Почему это комфортное ощущение? Потому что я избегаю всех, и не могу дотянуться ни до кого, и никто не можешь дотянуться до меня. Почему Романовски испугался? Потому что почувствовал свою зависимость, и увидел что я не замечаю этого. Почему я не замечаю этого? Потому что я не замечаю никого, и не слышу никого, и не могу никому ничего сказать, и до меня никто не может докричаться, и никто не может заставить меня услышать.
...alienation. В какой момент появилось это ощущение?
Когда мне попался клип из кадров 'Лето с Моникой' Бергмана, и мне пришло в голову, что мне никогда не приходило в голову веселиться или как-то романтично дурачиться с VZ. Мне приходило в голову:
- учить его выбирать вино;
- досконально обсчитывать и критиковать его идеи;
- ходить по улице прижав ладонь к его спине;
- злиться, заподозрив его в немыслимых вещах вроде службы в МВД;
- принять решение оградить его от себя (единоличное, разумеется);
- безутешно рыдать от внутренних переживаний, забыв об опции обсудить.
VZ пишется так же геометрически красиво, как и ВЗ, и отчасти потому в моих инициалах ВЕ при сочинении подписи в 14 лет мне пришлось перевернуть никуда не годную Е и сделать из своих ВЕ такое же ВЗ, а теперь я сижу и при абсолютном штиле межличностных отношений сокрушаюсь о том, какое кошмарное испытание я сама себе транслирую. А с того конца провода приходит только "Все будет хорошо, и ты всегда можешь во всем на меня положиться". Почему я читаю это как полный ужас и самые агрессивные слова в мире? Потому что я не замечаю никого, и не слышу никого, и не могу никому ничего сказать, и до меня никто не может докричаться, и никто не может заставить меня услышать.

В ночь перед Бэтой произошло что-то страшное, и часть меня перестала функционировать нормально. Я не помню наших прогулок, и мы не делали совместных фото, потому что это вроде как не было важно. Я помню голос, но не помню того, что он говорил. Бесконечное отчуждение и... это довольно-таки болезненно. Как кризис трехлетнего возраста - отойди, я сам. Я смотрю снова и снова этот клип с нарезкой из фильма, и мне очень, очень больно, но как вести себя иначе я не знаю.
Я не могу взять человека за руку, потому что в каком-то смысле я всё ещё состою из песка, а он нарисован на бумаге плохой линией карандашом 6В. Я даже не пробую, потому что это смешно, ничего ведь не выйдет. Я как будто л*блю какого-то книжного героя. Он почти не существует, его нет в моей жизни, я плохо знаю его и все впечатления лишь положительны; он не может сделать мне ничего хорошего, но и плохого не может сделать тоже, всё с ним связанное - это только мои мысли и проекции. Я помню как VZ дотронулся до моего голого бедра и это вау.

Записки столичного дилера

10.
Дневник столичного дилы или репортаж из мундиальной Москвы


Здравствуй, дорогой друг мой, досточтимый читатель! По разным причинам давненько не обращался к тебе вот так запросто с экрана монитора (смартфона) и, признаться, соскучился! Эта причина , а так же и то обстоятельство, что многие подписчики часто задают вопросы, связанные с тонкостями моей редчайшей и деликатнейшей профессии))), заставили дилу снова взяться за перо. А тут еще ЧуМа 2018, называемая в простанорадье, муди…. ой, пардон, ….муНдиале нагрянула в столицу! То же ведь событие! Никак его к рядовым - то не причислишь. Вот, я и подумал убить двух жирных зайцев сразу: с одной стороны описать подённо рабочую неделю Килы-Дилы, а сдругой – рассказать об этой самой мудиале, как я ее вижу изнутри, так сказать. Мне кажется, что последнее будет ценно не только с точки зрения исторического свидетельства, но и прежде всего как репортаж с места событий. Такой подход, по моей задумке, должен быть особенно интересен тем из вас, кто не может сам, лично насладиться августейше подаренным зрелищем вследствие каких-либо причин.

Я сказал неделю? Ну, ок, пусть так и будет – 7 репортажей от Столичного дилы. Выпускать их намерен, начиная с сегодняшнего дня (т.е. с 18.06.18) в конце каждого дня, например, как сегодня, часов в 22-23. Ну, что погнали? Ок. С Богом!


[18.06.2018. понедельник]

[19.06.2018. вторник]

[20.06.2018. среда]

[21.06.2018. четверг]

[21.06.2018. суббота-воскресенье]

Мир вам и всех благ!
И пусть, выражаясь словами старика Хэма,
Праздник будет всегда с вами!

Записки столичного дилера

1.
Как я потерял свой первый миллион


[...........]

2.
Удивительные приключения Столичного дилы,
происшедшие с ним на краю земли во время поисков "белого золота"


[Часть 1. Вступление. Амиго Дон. Панама, Манагуа.]

[Часть 2. Гондурас, Марас Сальватруче, Город Марас, Сделка.]

[Часть 3. Совет в Филях, Корн-Айленд, Кокаин.]

[Часть 4. Эквадор]

[Часть 5. Лима]

[Часть 6. Белое королевство]
мы выросли.
и по-настоящему внушает страх мне нынче осознание того,
что многие, действительно многие люди попросту
неспособны на глубокую рефлексию.

[]
Страницы: 1 | 2