Больше всего я ценю спокойствие, тишину. С годами я выработал хладнокровие, которым обладает не каждый. И это вовсе не означает, что меня ничего не тревожит, не расстраивает. Я немедленно скрываю тот огонь, что вспыхивает в моем сердце. Эмоции делают тебя слабее, они позволяют понять тебя, ты становишься уязвимым. И вот, находится тот кто сыграет на твоей слабости. Я взращивал высокомерие подобно хрупкому цветку. И нет, я не самоуверен. Просто так проще жить. С этой маской, что кажется уже вросла в тебя. Но она же и капкан. Как и любому человеку мне свойственны жалость, сопереживание и все такое. Однако, только оставаясь один, я могу их проявить. Иначе, ты становишься слабее в глазах окружающих. Конечно, получаешь одобрение, что ты не такой уж и чёрствый. Но именно это может принести новое разочарование. Года 2, 2.5 назад, во время отдыха на Гран-Канария я познакомился с девушкой из Петербурга. За достаточно длительное время, я был почти абсолютно откровенен при общении. Удивительно, но она не вызывала тупого желания. Хотелось именно провести время с человеком, больше узнать, все обсудить, делиться какими-то эмоциями. На мое счастье она отдыхала одна. Она не употребляла формулировок "мы", не склоняла к клятвам в любви, казалось, мы были знакомы давно. Кажется, я до сих пор помню нежность этой кожи, запах этих волос, то безмятежное счастье. У нее были длинные волосы, такие светлые с какими-то медными переливами. По окончанию отдыха каждый вернулся в свой город: Москва, Петербург. Я обещал приехать, изнутри выжигала мысль сорваться к ней. Но я решительно отгонял все мысли о ней. У нее успешная карьера и конечно, можно все изменить. Только стоит ли? Я по умолчанию буду виноват. Готов ли я взять на себя ответственность за человека? Нет, на словах все просто. Но главная сложность даже не в этом. Я не готов доверять. Наше общение было прекрасным сном, и пора возвращаться к будням. Я пропустил несколько ее звонков, но тут честно: не специально, а перезванивать не стал. И спустя время, я часто вспоминаю ее. До сих пор, мне кажется, она единственная кто был так близок мне.
Каждый раз послушно я возвращаюсь к ней. Я опять был не прав, слишком прямолинейным, слишком грубым, слишком высокомерным и можно продолжать бесконечно перечислять все мои ошибки. И я готов принять за правду любое ее слово. Лишь ее слова могут ранить. Критика других вызывает насмешку. Просто они ошибаются: я ещё хуже, чем они могут подумать. Но она, ей прощается все. Моя милая Л. Такая нежная, такая дорогая, такая не моя. Я заплету ей косы с звёздной нитью. Я расскажу ей сказку и буду беречь ее сон. Что ещё я могу? Она доверяет мне тайны, я знаю всех ее ухажёров. Как же любит она купаться в чужом внимании. Но что от него? Лишь временное удовольствие. Как не стараюсь, а показать живость мне не удаётся: живым, живым казаться должен он! Я все чаще угрюм и не хочу шептать незначащие речи. А ей нужна нежность, все эти кружева слов, бессмысленные речи о ней одной. В своей легкомысленности понимает ли она, что эти их слова в сущности не значат ничего? И конечно, я люблю ее. И отлично знаю, что она меня тоже. Только уж слишком мы различны и не стоит пытаться смешивать. Достаточно того, что на ее плечах красным остаются мои поцелуи и тогда ее пальцы путаются в моих волосах. Достаточно того, что утром она варит кофе в моей рубашке, а я еду домой в этой рубашке и ощущаю ее рядом. На этом хватит.
Вспомнилось сегодня. Крылья. Все же о чем-то мечтали, что будут не такими серыми взрослыми, утратившими свет в своей душе. И вот, выросли и защищать внутренний свет стало сложнее. И пламя уже не горит так ярко. И от того, ты особенно трепетно его хранишь.
Я снова открываю дневник. Каждый раз я стараюсь написать то, что скрывается в моей душе. Я ищу новую страницу, но вновь зачеркиваю написанное. Нет, все не то. И я устал искать. Искать тебя в сотнях других. И ты знаешь, что я не один. Но только ты знаешь, как одинок. Сегодня я не выпил ни капли, но я пьян от воспоминаний. Воспоминаний, которые я отгоняю в повседневной жизни. Стоит только подумать, как эти чувства туманят сознание. Я устал, дорогая. Быть серьезным, расчётливым и циничным. Я устал. Ничего в окружающих людях не может удивить. Их холод, их жестокость, их насмешки. Знаешь, как смешно слышать потом, что они считают тебя жестоким. Удивительно лишь от того, что знаешь как ведут себя они. Просто передо мной они не могут себе позволить вольности, в силу субординации не более. Да, я жесток. Чаще всего. Иной раз просто безразличен. Но я так нуждаюсь в той одной. В той, что осталась лишь в снах. Может когда-нибудь я смогу, наконец взглянуть в твои глаза. И исчезнет все, что было до. Не просто исчезнет, а больше не будет тревожить. Все мои маски падут и разобьются, а я и не буду собирать осколки. Просто будет не нужно.
Обычно я включаю музыку, чтобы погрузиться в свой мир. Просто успокоиться, не думать. Музыка. Она повсюду: в твоей жизни, твоей душе, твоей улыбки и разумеется, печали. Но иногда наступает такое отчаяние. Со стороны кажется, что у тебя все есть в жизни, значит и нет повода печалиться. И ты улыбаешься в ответ, потому что да, у меня все круто. Но там внутри скрыта такая печаль. Это давящее чувство безысходности. Музыка. Даже ее не можешь включить, просто не хочешь, нет сил и замираешь от боли.
Как-то прям под настроение попалось.

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.
В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сияньи голубом...
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чeм?
Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!
Но не тем холодным сном могилы...
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб вечно зеленея
Тeмный дуб склонялся и шумел.

Михаил Лермонтов
За то недолгое время, что я здесь, так и не разобрался в происходящем. Конечно, для постоянных авторов дневников все очевидно. Но вот, ты открываешь страницу и вся вереница мыслей рассыпается. Когда-то давно я достаточно активно вел здесь дневник, сейчас же был приятно удивлен самому факту существования сайта. Что ж, спасибо его авторам за то, что не оставляют ресурс. Мне посоветовали вести что-то вроде дневника, просто записывать мысли. Меня хватило только на два дня. Да, в бумажных дневниках есть особый шарм, тогда даже стоит предпочесть изысканное перо шариковой ручке. Однако, вспомнилось как в 15 - 17 лет я активно вел интернет дневник. И пожалуй, сейчас я остановлюсь на этом. Не хотелось обезличенную маску и я выбрал аватар. Забавно, но можно вновь почувствовать себя робким готичным юношей. Как же давно это было? И было ли. Ладно, чуть разберусь почему некоторые посты есть на главной, а некоторые нет, и с прочими пунктами, тогда и начну писать активнее. Возможно.