[Вольпертингер]

Вольпертингер (он же кролень, он же зайцелоп).


Чудовище с головой льва и телом льва, но другого
Иногда я смотрю на себя и чувствую, что это какое-то животное, в которое меня подсадили и которое мне приходится терпеть - оно злится, шипит и скалится, фоном я понимаю, как это глупо, как это стыдно - но у меня нет ничего, чтобы его задобрить, так что я отворачиваюсь и делаю вид, что мы незнакомы.
А потом мы приходим домой и, как приличная жена и(или) мать, уже я шиплю - не позорь меня; за что мне это наказание; у всех животные как животные - а оно кладет морду на лапы и двигает печально бровями и вздыхает, как большая собака, - и мы ничем не можем друг другу помочь.
Если в общем и коротко, в последнее время я испытываю эмоции, а они испытывают меня.
Есть люди с войной внутри, есть - с китами и космосом, есть с картошкой и вишнями, как пироги, есть с музыкой, с цирком, с разметкой, как ежедневники, с большой цветастой мишенью, с наклейками и открытками, с мусором, с квитанциями, с желе, с клеем, с самими собой, выползающими, как тесто, через край. С обидами, с желаниями, с юмором. Невесомые и теплые, хранящие все в себе и выпускающие наружу маленькими порциями - как кошка трогает что-то лапой. Люди с прозрачными от времени вырезками из журналов и репродукциями картин. Люди с идеями (не люблю этих) и люди совсем без идей.
Я полна по самую крышку пылью и когда я вздыхаю, она разлетается вокруг серыми клубами. Возможно, я мумия - я могла бы, кстати, спать веками, чтобы проснуться, наделать гадостей и закончиться. Очень похоже, что я мумия.
Здравствуй, дневничок. Иногда у меня ломаются слова и это обидно. Я превращаюсь в ребенка или иностранца или ребенка иностранца (или ребенка-иностранца) - на то, чтобы вспомнить каждое слово уходит полдня, еще пару часов, чтобы собрать их вместе. При условии, что я редко испытываю достаточно сильное желание говорить, это мешает - двое суток на то, чтобы собрать предложение, которое уже без пары секунд двое суток как испортилось.
Мне до сих пор кажутся прекрасными и достойными восхищения навыки чего-то особенного - готовить мороженое, садиться на шпагат, стоять на руках, танцевать танго, побороть медведя. Но открываются новые навыки - говорить людей. Жить и не уставать. Не накручивать себя. Думать мысли, а не позволять им думать самих себя. Двигаться так, чтобы телу было хорошо - всегда. Сделать дома красиво и хорошо, сделать себя красивым и хорошим и не потому, что истек невротической тревогой, а потому, что это приятно.
Дорогой дневничок, мне 26 лет, я умею готовить мороженое и садиться на шпагат, а учусь ходить и говорить. Жизнь сложная, жизнь простая.
Я не курю два месяца и три дня
Месяц не ем джанк фуд -
Джанкой, поправляет меня автокоррект, а я даже не знаю где это.
Мне бы понравился Джанкой?
Пару недель занимаюсь - немножко - йогой два раза в день.
Моя жизнь наладилась меньше, чем я от этого ожидала.
Например, сегодня я даже натерла ногу,
А в пятницу шла почти ночью по темным улицам и думала почему я такое уебище
А сегодня я вроде бы не уебище
Но это все берётся не из меня
И это страшновато, что я берусь не из меня
И почти не могу повлиять на то, буду ли я однажды - в один прекрасный день - уебище или нет

А вообще все неплохо
Расцветает липа
Пахнет медом, чаем и молоком
(ассоциативно, если можно пахнуть ассоциативно)
Не жарко, не холодно
(в конечном итоге мы все становимся комнатной температуры)
Немного неловко
(но это в общем-то неизменно)
Подумала, что у людей за пределами выученной беспомощности есть чудесная способность обживать мир. Выбирать то, что тебе нравится, избегать того, что не нравится, делать жизнь комфортнее, приятнее (что похоже, но необязательно одно и то же). И пока ты скачешь на невидимом коне к неведомой цели, ты (я, конечно, откуда тут ты) упускаешь возможность улучшить прямосейчас. Потому что, разумеется, нет смысла трогать прямосейчас - вот догоним неведомую цель, тогда и будет хорошо. Ну или ты просто энергосберегающий мудак. Ну или ты застрял по уши в рефлексии и не успеваешь смотреть наружу. Все это время ты мог бы обживать мир и делать его лучше.
Например (опять же (конечно)), я. Может быть, я не люблю маршрутки не потому, что я ничего не люблю. Может быть, я люблю поезда, воздушные шары и метро. Может быть, я люблю выходить из дома пораньше и идти до метро по зелёным утренним улицам, а потом рассматривать под землей студентов и бабушек.
Выходить из дома пораньше, ха. Все возможно, но мы этого никогда не узнаем.
Очень глупая, очень. Зато умею трактовать сны - правда, только свои. Никаких предсказаний, сплошной Фрейд и, честно говоря, это не особенно сложно, учитывая, что я все время думаю об одном и том же - и ночью не успеваю отвлечься.
О чем ты думаешь, уточка? Кофе и захват мира. Ну, почти.
Хочется делиться чем-то ощутимым, практическим - если теряешь контроль, перечисли 5 вещей, которые видишь, 4, которые чувствуешь, 3 звука, 2 запаха, 1 вкус. Сложнее всего со звуками и вкусом - оказалось, я нахожусь в сравнительной синтетической тишине большУю часть времени.

Ощути, как ступни касаются пола, почувствуй свой вес. Расправь плечи, расслабь шею, дыши - 5 счетов на вдохе, 5 на выдохе.

"Если", повторила она, "у тебя нет карандаша, но если ты уже умеешь читать и писать - вот что он хочет сказать, понимаешь теперь, балда? - то попробуй нацарапать номер на земле при дороге..."
Местная плохая верстка, как бардак и невкусные дешёвые бутерброды в баре у дома, воспринимается как часть атмосферы.
Жизнь сузилась до работы, что происходит за ее пределами я помню смутно, выходные проходят в тумане - с первого апреля я не курю (и куда мне девать весь нуар, оседающий в моем усталом теле офисного планктона (тело планктона я представляю себе почему-то как тело креветки; я состою из панциря и глаз)) - с первого апреля я не курю и приходится искать другие причины выходить из дома, к счастью, одновременно случился апрель.
Апрель тут почти настоящий, ветер яростно выметает из города зиму, на улицы выползают маргиналы в грязных спортивных штанах, солнце хочется целовать в белые щеки, сегодня внезапно расцвели абрикосы. Все улицы забиты людьми, они красивые и живые настолько, что мне немного неловко (я работаю за компьютером, я работаю в подвале, мое тело состоит из панциря и глаз), очень хочется в лес и к воде, это надёжный признак того, что зима кончилась.
Я пришла сюда написать - про работу, конечно - что мои самые постоянные клиенты, которые приносят мне дружелюбных смайликов и рассказывают, что мы супер-пупер, вызывают у меня печальное и нежное раздражение. Лучшие из лучших не вызывают ничего. Как только тебе становится что-то нужно от человека, всякие человеческие отношения у вас заканчиваются и начинаются профессиональные - и вот это я уже не про работу.
Вот если, например, любить человека по-хорошему (тут бы закрыть оригинальную тему и начать про по-плохому), то приходится сдерживать желание сожрать его или уничтожить, почесать об него свое маленькое эго и прочее разное - а надо быть хорошим и терпеливым, и осторожным, и не давать то, что тебе нужно дать, а не ему получить - и в общем, конечно, никаких сил не хватит.
Можно ещё любить как получится - это лучше чем ничего, но частенько хуже.
Мне кажется, все искреннее, что человек может ощущать - про сожрать или уничтожить. Но все, что мне кажется, конечно, про одного конкретного человека, так что и смысла говорить дальше особенно нет.
Спокойной ночи, дневничок.
По-моему у меня кризис среднего возраста.