Записи по тегу "пономарёвское"

| перейти в дневник
Александра Пономарёва, специального гостя VI Московской биеннале современного искусства, без сомнения можно назвать художником мира. Он реализует свои идеи как в стенах музеев, так и на природе. На выставке «Ветрувианский человек» зрители увидят синтез перформанса, инсталляции и классической экспозиции. В данном случае современное искусство пытается перекинуть мост к историческому прошлому, чтобы зрители могли проследить связь между Да Винчи и «колдунами» Пономарёва, между Дюрером и Матиссом и сторонами света.
Подробнее об истоках идеи, о подготовке и реализации проекта в нашем интервью с Александром Пономарёвым.

Что побудило Вас исполнить роль Витрувианского человека в «колдуне»?

Вы знаете, я не исполнял роль, я просто все время, как и положено художнику, размышляю о каких-то вещах, которые мне близки. В моем случае это то, что связано с пространством, океаном, морем, со взаимодействием человека с природой. Поэтому я этим и занимаюсь. Я уже не первый раз делаю в океане такие перфомансы – это моя жизнь. Это, по сути дела, некая манифестация. Я часто думаю о классиках, художниках, об их роли в моей жизни; о том, каким образом я формировался. Можно сказать, что это точка сборки: в этом проекте отражаются и многие другие мои проекты. Исполнить эту роль меня побудило все предыдущее и, надеюсь, последующее творчество.

В течение какого времени Вы разрабатывали конструкцию Витрувианского человека?

Конструкцию мы сделали на судне. Мы не первый раз это делаем, нам еще помогают и капитан, и океанологи. Я сам сшил колдун, взял с собой – серьезная была история. Конструкция разрабатывалась неделю. Самое сложное – безопасно подвесить колдун между двумя мачтами, так как пароход идет в океане, дует ветер, а если там стоит человек, то все должно быть безопасно. Я залезал в этот круг, измеренный точно по витрувианским пропорциям. Меня поднимали метров на семь над мачтами, где я и летал.

А сама идея? Она пришла давно или это результат последних разработок?

Идея именно с "Витрувианским человеком" пришла не так давно – где-то год назад, как раз перед рейсом. Произведение искусства — это некое формообразование, концепция, которая должна быть обличена в форму и структуру, и тогда она становится идеей. Но идею нужно корректировать.

Почему в обращении к классике были выбраны именно Альбрехт Дюрер, Джованни Пиранези, Кацусико Хокусай и Анри Матисс?

Мы вместе с куратором определили четыре стороны света, так как ветры дуют с юга, запада, севера и востока. Поэтому мы взяли художников, которые своим творчеством отражают мощнейшие влияния этих четырех направлений. Дюрер в этом смысле символизирует Север, Пиранези – Юг, Матисс – Запад, а Хокусаи – Восток. Вот такая история – это диалог с классиками.

Чем обусловлен такой выбор цветов: красный, синий, желтый?

Это цвета, традиционные для морских флагов.

Вы тяготеете больше к реализации проектов в выставочных пространствах или на природе?

У меня был большой проект с Лувром, где я на лодке выплывал в сад Тюильри. Были также крупные выставки в Монако и в Третьяковке. Для художника безусловно важно провести выставку в таком музее как ГМИИ с точки зрения традиций в искусстве. И здесь как-то все сошлось.


[cокращено]
| перейти в дневник
Если художник раздобылся подводной лодкой, но при этом он НЕ Александр Пономарев, то мы, скорее всего, в это просто не поверим, ведь только капитан артистического подводного флота вызывает плотную ассоциацию и с морем, и с искусством одновременно. Наша любопытствующая команда Dart magazine категорически напросилась в мастерскую к художнику-моряку Александру Пономареву. И убедилась в том, что, если обычный человек состоит из воды только на 90 процентов, то человек-стихия на все 100.
Александр Пономарев один из самых известных современных русских художником. Его работы находятся во всех главных музеях мира, от Парижа до Токио. Александр впервую очередь известен акциями с подводными лодками под общим названием "Утилизация стай" , куда входят такие проекты , как "Северный след Леонардо"/ " The Northern Trace of Leonardo" (акция - обьект, Баренцево море, Северный ледовитый океан, 1996), "Субтициано" / Subtiziano (53-я Международная биеннале, Венеция, 2009) и другие..

D.: Александр, почему именно морская тематика проходит главной линией через все ваше творчество?

Море и искусство интересовали меня с самого юного возраста одинаково сильно. Это две моих страсти. Я учился и в художественной школе, и в Одесском высшем инженерно-морском училище. В морских рейсах я никогда не выпускал из рук карандаш.

D.: Почему военная служба на флоте особенно выделяется и считается более сложной?

А. П.: Всё, что связанно с морем, с техникой, с кораблями - как подводными, так и парусными - требует от человека знания, умения и образования. Подводная лодка - это повышенная опасность, это замкнутое пространство, в котором находишься длительное время в одном коллективе.

D.: Чему Вас научило море? Как оно повлияло на Вас как на личность?

А.П.: Во-первых, научило ценить дружбу, честность. Ведь все мы находились на одном корыте, и если какой-нибудь человек не будет работать, как положено, он будет обузой для всей команды. Такие люди сразу отсеиваются. Есть простые вещи, понятные всем. У нас моряков всё просто: врать нельзя, говоришь, что сделаешь – должен делать, если нужно бороться со штормом – мы все вместе боремся.
Для меня море и искусство тесно связаны. Море, как и искусство, одна из самых древних областей деятельности человека. Если бы не было моря и мореплавания, не было бы и цивилизации.
К примеру если брать Венецию, то море и искусство стоят тут совсем близко. Первые католические соборы строили кораблестроители. «Неф» означает в переводе с латинского языка корабль. Но не только католические соборы наполнены морской символикой, но и древнерусские.

D.: Расскажите о проекте 2007 года на Festival d’Automne a` Paris.

А. П.: Этот проект 2007 года очень важен для меня, и, как оказалось, для Франции тоже(смеется). Моя задача как художника – это создание особой художественной реальности. Мой проект «Параллельная вертикаль» в церкви Cан-Луис Салпетриер (центральный проект Festival d’Automne a` Paris 2007) и был для меня одним из таких опытов. Я построил сорокаметровый объект – гигантский перископом, и каждый зритель мог в него видеть окрестности Парижа с высоты птичьего полета, мог расширить свое представление о городе, посмотреть на него с другого ракурса. А потом как бы «подарить» «свой взгляд. Людям,находящимся в палатах и помещениях прилегающего госпиталя Салпетриер,куда в режими реального времени по специальному телеканалу транслировалось изображение окуляра перископа.

D.: Расскажите про ваш Венецианский проект 2007 года.

А. П.: В 2007 было 3 очень важные для меня инсталляции: «Волна/ Душ/ Дворники», занимали целый этаж выставочного павильона. Центральная инсталляция называлась «Волна» («Далай»). Далай (Океан в переводе с тибетского языка) понимаемый как объединяющий Мир ,Целое, некий символ, стоящий у эпицентра, у ядра моего понимания искусства. Инсталляция представляет собой двенадцатиметровый тоннель, внутри которого переодически возникает синусоидальная реальная волна, вызываемая виртуальным дунавением с экрана. Инсталляция «Душ» - это кабина из мониторов, из которых мощными струями льется бесконечный поток информации, который невозможно остановить. Но можно переключать каналы – и это, своего рода демонстрация иллюзорности свободы выбора человека.

D.: Что для Вас означает понятие «свобода»?

А. П.: Знаете, как сказал Карл Маркс? «Свобода – это осознанная необходимость». И, правда: в подвале осознанно посидел, поработал, потом вышел на улицу и ощутил природу, жизнь. В буддизме похожий принцип понятия свободы –стремление от рабства к «нирване», ты осознаешь себя как человека. Декарт понимал свободного человека, как человека, прежде всего, способного осознано действовать. Важно понять, что если ты по отношению к миру свободен, и мир перед тобой открыт, то это еще не значит, что мир тебя не задавит. Если ты будешь внимателен, «бдителен» по отношению к миру, тогда ты будешь по-настоящему свободен.


D.: Вас так много связывает с Венецией, Вы дважды принимали участие в Венецианском биеннале. Венеция сейчас, по оценке специалистов, находится на грани катастрофы и разрушения. Какое будущее ждет этот прекрасный город?

А. П.: Как раз одна из возможных трактовок концепции проекта «СубТициано»(всплытие подводной лодки в Грандканале в 2009 г) в том, что Венеция – в какото смысле -это тоже подводная лодка. Проблемы Венеции – это те же проблемы подводной лодки, проблемы всплытия и погружения, просто они во времени развернуты по-другому. Венеция погружается в воду – а это уже проблема всего человечества. Этим необходимо заниматься и разрабатывать пути решения. Мы, члены команды артистического флота, художественными действиями помимо всего привлекаем внимание общественности к проблеме, а не просто «дурака валяем», плавая на подводных лодках по каналам. Другая трактовка этого проекта и проекта «Утилизация стай» – это антивоенная концепция. Леонардо да Винчи, которому принадлежит идея конструкции подводной лодки, зашифровал свои записи, так как предполагал ее использование в военных целях. Я же пытаюсь возвратить облику подводной лодки ее изначальный мирный, созидательный характер.

D.: Вы 7 лет «ходили» в море, это Ваша страсть. Вы путешествуете по морю сейчас?

А. П.: Моя деятельность как художника дала мне возможность, как я и предполагал, остаться моряком и путешествовать уже совсем в другом качестве. Я периодически выхожу в море с моими друзьями-океанологами на научных судах и в мировом океане реализовал некоторые художественные акции. За последние годы я много где путешествовал, в том числе в Антарктиду через Атлантику и пролив Дрейка. Инсталляции которые я сделал после путешествия были показаны на первом Московском биеннале. Так что я от плавания никогда не отказывался.

D.: Вы, наверное, уже побывали практически везде на планете Земля. Хотели бы Вы расширить географию и полететь, например, на другую планету?

А. П.: А почему бы и нет? Хотя художнику и не обязательно путешествовать. На самом деле, он может в мастерской сидеть, никуда не выходить и при этом быть великолепным автором, путешествуя в глубины и космос своего подсознания. Каждый человек всё открывает для себя сам, у каждого «своя» Земля. Мне же необходимо путешествовать, меня это будоражит.

D.: Сейчас обретает особое место в мире такое понятие как «космополит». Вы считаете себя таковым? Человеком мира?

А. П.: Конечно, но для того чтоб быть человеком мира – нужно все равно иметь родину. Это пафосно звучит, но мы здесь родились, мы слушали наши сказки. Я не смог бы просто взять и начать жить за границей. Родной язык, литература, друзья, родители, предки, могилы - это не просто так, не пустой звук. Это важно для любого человека. Всё требует длительного периода адаптации. Но при этом, закрытых стран для меня не существует, я не терплю любые националистические проявления. Это так распространено, к сожалению, и люди совершенно не понимают, что от этого всё зло и происходит – и война и терроризм. Есть люди плохие и хорошие – всего две нации существует, больше нет.
И для того, чтоб бороться с национализмом – нужно путешествовать, если ты путешествуешь с открытым сердцем – тогда и другие люди тебя будут так же воспринимать. И новое поколение должно к этому стремиться, стремиться быть открытыми миру.

D.: В России не развиты ни арт рынок, ни модная индустрия. В искусстве мы тянемся за западом, многие художники уезжают. Молодому поколению творцов- патриотов придется несладко, как Вы считаете?

А. П.: Да, это так, придется много трудиться и много вкладывать. Но зато тут такое большое пространство для творчества, здесь можно стать суперзвездой. Здесь практически нет конкуренции, а значит можно развивать свою линию в творчестве, тут подлинная свобода.


D.: Вы где-нибудь преподаете? Общаетесь со студентами, молодыми авторами?

А. П.: Меня зовут на мастер-классы, я с удовольствием рассказываю об искусстве тем, кто интересуется. Я не преподаю, но являюсь одним из создателей Школы современного искусства, она сейчас работает при Музее современного искусства. Мы когда-то придумали ее, чтоб устранить прорехи в профессиональном образовании, чтоб адаптировать художника, чтоб поставить проблематику, связанную с особенностью проектной деятельности. А главное чтобы молодое поколение понимало ,что самая лучшая профессия на земле-Художник.

D.: Александр, спасибо Вам большое за гостеприимность и за такое интересное общение!