Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 23
Глупый мальчик, не бойся и не реви - за лопатками вьется тьма.
Если солнце погасло в твоей груди, я во всем разберусь сама.
Если руки уже не удержат меч - мне останется сила слов.
Глупый мальчик, позволь мне тебя сберечь, ты так зелен и безголов!

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты еще не почуял смерть.
Твоих стен бесконечные этажи не дают подойти к тебе.
Твоих стен - безоконных, бездверных стен - не разрушить моим теплом.
Ты прости меня, мальчик, раз ты в беде - буду двигаться напролом:

Каждый волен лелеять родную боль, каждый волен баюкать страх,
Но когда выбираешь судьбу и роль - не носи другой на устах.
Ты не жертва, не воин, не раб, не плут, не спаситель и не купец.
Выбирая страдания по нутру - выбираешь и свой конец.

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты не ведаешь силы слов.
Врачевание ран для твоей души - ох, нелегкое ремесло...
И пока ты жалеешь себя - смотри! Что ты можешь еще суметь?
Если солнце погаснет в твоей груди - то останется только смерть.
На самом деле, я отлично знаю, почему больше нет стихов - потому что я, наконец, проиграла.
От меня остались только затихающие отголоски. Все, что когда-либо трогало меня, интересовало, все то, что я любила и берегла, больше, попросту, не имеет смысла.
Я не могу слушать музыку. Новую, старую, самую любимую - любую. Вместо музыки я слышу бессвязный шум, не имеющий ни мелодии, ни эмоциональной окраски.
Читать стихи и книги я тоже больше не в состоянии - я полностью потеряла чувство формы. И эмоции тоже, конечно. Все это - просто слова, напечатанные на бумаге или горящие в мониторе.
Театр? Больше не интересно. Вокал? Тоже. Животные? Не умиляют. Ничто не вызывает никаких чувств.
Мне ничего не интересно, мне ничего не хочется, мне ничего не нужно.
[cокращено]
И сейчас я бесконечно и неизменно разочарована. В себе, в людях, в мире вокруг меня, в любви... Да даже в сексе.
Меня не ранит жестокость. У меня нет чувства теплоты, когда ко мне добры. Как следствие, нет сочувствия и сострадания.
Я - неживой механизм, самостоятельная независимая единица.
Я пытаюсь потакать каким-то мелким своим капризам и желаниям, но, на самом деле, их тоже не осталось. Я просто помню, что вот то платье казалось мне красивым, а вот такую игрушку я хотела обнимать по ночам.
Но нельзя не признать - все эти желания, скорее, похожи на фантомные боли в отсутствующих конечностях.

If I touch the burning candle - I can't feel the pain.
If you cut me with the knife - It's all the same (c)

Нет, я, может, и плоха на сцене. Но в жизни в актерской игре мне мало равных. Люди думают, что мне весело, когда я решаю, что мне должно быть весело.
Что я грущу - когда я решаю изобразить грусть. Но маски, как известно, хорошо срастаются с нашими лицами. И сейчас мне кажется, что все те немногие, кто был и есть мне близок, попросту не помнят, что я из себя представляю на самом деле.
Или никогда этого не знали.
Боги, как я устала. Я же совсем не воин, совсем не боец.
Я просто маленькая и слабая женщина, которая хочет, чтобы о ней заботились не потому, что она выпрашивает эту заботу, надоедая всем окружающим, а потому, что её действительно любят и знают, что именно в этом она нуждается больше всего на свете.

Но я должна - ничего нового. Должна помнить список дел (своих и мужа, конечно), должна помнить расписание врачей, схему приема лекарств. Еще должна работать над своей самостоятельностью, потому что всех вокруг давно раздражает моя неспособность позвонить, когда это необходимо. Или неспособность поговорить с незнакомыми людьми, или то, что я совершенно отвратительно ориентируюсь на местности.
Надо всеми этими минусами я непременно обязана работать каждый день. Изо дня в день. И каждый день меня будут тыкать носом в то, что у меня это недостаточно хорошо получается и - "пойди-ка, попробуй еще раз, я не буду больше тебе помогать".

Мне плевать. Я ничего не хочу. Я ни в чем не нуждаюсь. Я ни о чем не мечтаю. Мне никто не нужен и сама я не хочу быть никому нужной.
Я - неживой механизм. Я - слабая маленькая женщина.
И меня никто не защитит.
Мир людей состоит из боли. Мелких и крупных переживаний, важных и глубоких обид. И в этом мире всех нас ждет почти одинаковый путь.
Когда мы рождаемся, Вселенная только наблюдает за нами, мы еще слишком малы, чтобы заметить и осознать ее. Наша маленькая жизнь вращается вокруг нас самих.
То у нас сломался синий игрушечный паровозик, то выпал самый любимый молочный зуб. Нас дразнят в садике, школе, соседу Димке покупают крутой велосипед, а нам приходится ехать домой на стареньком дедушкином "аисте".
Мы живем в этих важных и, несомненно, судьбоносных событиях, лелеем маленькие мечты - будь то мечта о дорогом роботе-трансформере, которого так упорно отказывается купить мама, или же мечта о большом шоколадном торте, какой подавали на Машином дне рождения. Мы думаем, что вот уж когда мы вырастем - все это точно у нас будет и сразу станет можно больше ничего не хотеть, просто узнавать мир, который больше не будет зациклен на нас самих.
Мы ждем этого момента с навязчивым нетерпением и Вселенная верит этому нетерпению - надо же только немножечко подождать и как много она сможет дать и рассказать нам!
Часы неумолимо отсчитывают шаги, мы взрослеем. Вселенная тянет к нам руки-солнечные лучи, играет музыку огромных небесных тел ночами у изголовья наших кроватей.
Но мы отмахиваемся от нее. В нашем мире еще остается столько необходимых дел, столько недопрочувствованных эмоций!
Ведь сосед Димка вырос настоящим красавцем, да вот беда - голубой, а дура Машка ушла к Пете, а ведь мы так любили его/ее!
На работе опять аврал, кот снова загадил любимое постельное белье. И ипотеку, ипотеку же надо платить!
Мы живем, упиваясь своими крошечными жизнями. Такими же крошечными, как в самом далеком детстве, такими же важными, глубокими и переживательными!
Вселенная молчит. Зачем слова и звуки, когда ее не желают слушать? Когда поцарапанный бампер нашего автомобиля в режет нас в тысячи раз больнее, чем тоска по далеким планетам?
Мы мечемся, как загнанные звери, в клетках, построенных нами для самих себя, в клетках, состоящих из страхов и чувства собственной важности.
И когда уже просто нет сил выдерживать эту боль - все вдруг становится таким неважным...Мы забиваемся в угол и плачем от внутренней пустоты.
А Вселенная ласково гладит нас по волосам и наполняет нашу пустоту звездами.
Что-то начинается, что-то заканчивается.
Что-то всегда неизменно.
Я - пленница темной стоячей воды. Поток ее холоден, слаб, и не имеет конца.
В час, когда сквозь меня, наконец, прорастет трава, и придавят ладони сухие пески и камни - я пойму, наконец, что забрал этот мир, что дал мне. Пусть глаза освещает небесная синева, пусть текут ручейки, огибая ступни и плечи, пусть взвиваются ввысь разноцветные мотыльки и чужая рука не коснется моей руки. И закончится мир. И начнется другая вечность.


Просто непередаваемо реализована атмосфера безумия. Жаль, игры от силы на час...
Но это было классно.
Единственный шанс спасти сервис - собрать за МЕСЯЦ 100 тысяч. Да, долларов.
Восторг. Мы столько за всю жизнь не заработаем. х_Х
Итак, сборники не продались, вернее, половину их я продала себе в минус.
Для груминга сейчас не сезон и заказов мало, на врачей уходит по 8 тысяч каждую неделю, плюс скоро нужно будет потратить еще 15 тысяч.
Сервис сносят. За снос платить нам. И потом, чтобы сервис существовал дальше, нужна будет какая-то аренда помещения, на которую денег нет.
Меньше, чем через два месяца, переезд в Израиль. У нас большая собака.
Без собаки я ехать не могу. Он - единственное, что удерживает меня от многих необдуманных вещей, связанных с состоянием моей психики и некоторыми отклонениями в эмоциональном развитии.
Но требования авиакомпании, которой нам лететь, невозможно пройти. Они требуют клетку 71х51х50 и чтобы животное могло в ней стоять и развернуться.
Но в клетку таких параметров наша собака даже не войдет, не то, что там стоять или ходить. Если мы каким-то чудом найдем решение - оплата перевозки собаки в Израиль в багажном той же авиакомпании - 200$.
Есть вариант с перевозкой собаки частной транспортной компанией, НО это будет стоить от 70тыр и они не несут ответственности за проблемы с состоянием животного во время полета.
Наша собака - эпилептик.
Можно я уже сейчас удавлюсь?

UPD: Ах, да. Еще нужно несколько форм от ветеринаров, консультация насчет седативных, анализы и замена вет. паспорта собаки. Это еще тысяч 7. Восторг.
Тут, ребят, такое дело:
Мы вдвоем с подругой взяли и выучились на грумеров.
Так что, если кому чего надо - мы пока работаем порядком дешевле, ибо нет большого опыта. Но работаем осторожно, животных ни разу не порезали за все время обучения, стресса им не причиняем, очень их любим.
Даже кошек брить и купать умеем, если надо. Вот. Вроде как, ищем работу.

Под катом цены и много некачественных фоточек наших работ с занятий:
[cокращено]
А у нас 11го числа прошел концерт в честь дня рождения замечательного человечка и отличной поэтессы, Хельты Машкары (Витковской).
Ссылочку на все видео оставлю в конце поста, а пока просто послушайте это:



Концерт целиком.
Сколько бы не проходило лет, актуальность не исчезает.
Кажется, это то, что в моей жизни никогда не изменится.

Bomba Nulo

Откровенно говоря, я терпеть не могу, когда путают автора с литературным героем.
Каждый раз находится такой "умный" человек (а часто и не один), который будет пытаться залезть мне в душу своими неумелыми пальчиками, делая выводы о моей личности и моих психологических проблемах.
Да-да, совершенно нелепые выводы, основанные... тадададам!... на истории и чувствах литературного героя, фигурирующего в одном из стихотворений.
И нет этому абсурду конца и края.
Люди, люди! Что это за оды собственному эгоцентризму? Почему вы считаете, что писать можно только_про_себя?! Или только реальные истории? Судите по себе весь окружающий мир?
Воображение, проницательность, умение наблюдать и прятать между строк - это вам совсем незнакомо?

Это все равно, что пытаться поставить человеку диагноз "бронхит", глядя на то, какие фенечки он плетет.

Накипело.
Мать вплетала мне в косы горести и печаль,
Говорила мне мать: - Если хочешь изведать жизнь,
Будь холодной и хлёсткой жестокостью палача
И за то, что твоё, всем своим естеством держись.

Говорила мне мать. И рядила на плечи мне
Плащ тяжелый из собственных страхов, обид и бед.

Да на шею примерив льняной поводок-петлю,
Подносила к груди моей свой неподъемный крест.
Говорила мне мать: - Я люблю тебя, так люблю -
Не расскажет ни крик, ни удар или грубый жест.

Так росла я, под тяжестью веса хребет скривив,
Стерегла эту ношу ревностно от других.

И я выросла с хмурым изгибом надбровных дуг,
С цепкой хваткой пираньи, а речь, как кинжал, остра.
Мать моими глазами глядит. Кто мне враг, кто друг -
Не могу разобрать!

И тогда
родилась
сестра.

Мать качала с улыбкой заветную колыбель.
Я кривилась под ношей. Что будет со мной теперь?

Мать плела ей венки из спокойных и добрых слов,
Говорила ей мать: - Для тебя целый мир открыт.
Будь надеждой и солнечным светом среди штормов,
Будь собой и тогда ты сумеешь изведать жизнь.

Говорила. Я слушала, глядя, как в руки ей
Мать давала накидку из самых счастливых дней.

Так сестра стала взрослой. Тонка и нежна, как шёлк.
Голос звонок и весел, да руки её мягки.
Вечнодоброе солнце. И каждый, кто к ней пришёл,
Возвращался домой исцелившимся от тоски.

Материнскою лаской мне шею грызёт петля.
Путь сестра хоть чему-то научится у меня.

Чаша времени полнится, хлещет через края.
На дубовом столе поминально свеча горит.
Мать моими глазами глядит - и жесток мой взгляд.
Целый мир любит мать нежным сердцем моей сестры.

Мы остались вдвоём. И неведомо каждой из,
Кто из нас верно понял и лучше изведал жизнь?

Чаша времени полнится. Время продолжит ход.
Мать любила так сильно - не сбросить её дары.
У меня седина, одряхлевшая грудь, живот.
Золотистые косы и сны у моей сестры.

Говорю сестре: - Мир есть зло. - отвечает: - Нет!
Мир есть ветер и дождь, мир - любовь, чудеса и свет.

Говорю: - Я есть зло. - а сестра за один присест
Разгибает мне спину и мой отбирает крест.
К тому, что в инстаграме на меня подписываются тренеры спорт-залов и продавцы средств для похудания, я уже привыкла.
Но сегодня на меня подписался пластический хирург!
Смешанные чувства.
Итак, я, наконец, дотащила своё теловище до компьютера, ибо с планшета писать посты до крайности неудобно.
За последнюю неделю произошли два значимых события. Первое из них - мне, наконец, доставили сборники "Антологии современной поэзии", о которых я писала ещё в прошлом году.
Сразу говорю, это не сольный сборник, кроме меня там ещё много поэтов. Кто-то хорош, кто-то не очень - судить вам. Так же, все стихи, которые там опубликованы, можно прочитать у меня в паблике, там нет ничего нового.
Обманывать я никого не собираюсь, покупаете на свой страх и риск. У меня на руках 26 экземпляров, которые я могу выслать почтой во все города России.
Ещё эти сборники можно приобрести на сайте издательства за 290 рублей. Я же конкретной цены не ставлю - со мной можно будет договориться в личке как о меньшей, так и о большей сумме, всё зависит от Ваших желаний и возможностей. Ну, а вдруг вы захотите помочь мне окупить публикацию? :D
В книжках, приобретенных у меня, я оставлю маленькие сюрпризики. Это может быть засушенный лист, запах вкусного эфирного масла, фенечка, наклеечка и et cetera, сюрпризы на то и сюрпризы, чтобы не знать, в чём они заключаются. ;)

Вторая же новость - я заняла третье место на поэтическом конкурсе "Бегущая строфа" в этом году.

[cокращено]

Бабские трагедии ака поход в салон "Матрикс".

Я пришла в себя, успокоилась и теперь расскажу о том, как я изменила привычке и сходила краситься в незнакомый салон.
Записалась я в салон "Матрикс" на Товарищеском переулке, так как мой любимый Кавайкэт был забит на ближайшую неделю, а покраска требовалась срочная. По плану был синий, с розовыми, салатовыми и фиолетовыми прядями. Краситься, как и всегда, я планировала Антоцианином, о чем сразу же по телефону предупредила администратора, разговор был примерно такой:

- Здравствуйте, Ваш салон работает с краской Антоцианин?
- Здравствуйте, да.
- В таком случае, не могли бы Вы сориентировать меня по стоимости работ? Мне необходимо покраситься в синий с салатовыми, розовыми и фиолетовыми прядями. Волосы темные, неокрашенные, длиной чуть выше локтя. Ещё нужно будет подровнять кончики.
- Да, конечно, примерная стоимость будет 8000 рублей.
- Хорошо, тогда запишите меня на завтра.


Как все уже, думаю, догадываются, о выборе этого салона я сильно пожалела.

[cокращено]
Холм холодным ветром, как шпагой, вспорот, скалит остро кости своих руин.
На останках прошлого вырос город, жадно пожирающий корабли.
Как ярится буря, кусает склоны - океан зализывает укус.
На причалах, горькой водой кроплёных, воздух бесконечно солён на вкус.
Как ярится буря - срывает крыши, стены осыпаются и дрожат...

Ты мои истории не услышишь с высоты десятого этажа.
Не поморщишь щёк, улыбаясь солнцу и подушки в стороны разметав.
Как скользит рассвет сквозь твоё оконце по худым волнам твоего хребта...
И в тенях больничных легко укрыться, неизменно тихи мои шаги.
Хочешь - будешь рыцарем или принцем, самым величайшим среди других?

Холм холодным ветром измучен, ранен, новый город крошится до корней.
Защити его колдовством и сталью, мой могучий маленький чародей.
Или возведи на его останках новый мир и новое естество.
Здесь твоей душе не нужна огранка. Ты - венец и суть, и творец всего.

Но пока же - слушай мой тихий голос и ладони скрещивай на груди.
Словно бесконечный бесцветный полоз лестница свивается впереди.
И тебе не снять сеть холодных трубок, неподъёмна тяжесть припухших век.
Хочешь - подарю тебе меч и кубок, мой бесстрашный маленький человек?

Ты лежишь изломанной бледной куклой и рассвет ласкает твоё лицо.
Хочешь - будешь статный, высокий, смуглый в мире без злодеев и подлецов?
Как утихнет буря - родится небо. Корабли покорно уйдут ко дну.
Хочешь - подарю тебе быль и небыль из руин и прошлого, лишь одну?

Сколько здесь бывало и сколько будет... Я скажу без лжи и без мишуры:
Нестерпимо больно из рваных судеб создавать истории и миры.
Дверь палаты скрипнет. И мать заплачет. На лице отца залегает тень...


Спи, мой храбрый рыцарь, мой милый мальчик. Завтра будет новый и страшный день.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 23