Страницы: 1 | 2

Мдя....время..

Пролетело "беззаботное" время, даже пора, когда я был студентом, заканчивается моя учеба, а я не могу найти силы закончить её, добить, допинать...как это назвать...остался один диплом, зарекался, что еще в апреле он будет на полке пылиться, но нет, осталось две недели и теперь только я начинаю кусать локти...
Во вторник утром...с бодуна...после чумового дня рождения друга...выхожу с просони в обед на балкон....и вот, что собственно я видел....

[1]

[2]

[3]

[4]

)))))))) я просто умирал когда фотографировал...)))
Йоунас Хадльгримссон
(1807–1845)

Привет


Блаженный юг сегодня ветром нежным
над морем веет, волны погоняя
туда, где дом мой, где земля родная,
к родимым долам и холмам прибрежным.

О! мой привет приютам безмятежным,
да будет свят покой долин и взгорий;
целуйте, волны, челн рыбачий в море,
прильни, о ветер, к щечкам белоснежным.

И ты, гонец весны, к родным местам
лети, мой пестрокрылый, в поднебесье,
на север лето песнями зови;

А если встретишь ангелочка там
в шапчонке с кистью, в домотканой пейсе,
пропой, о дрозд, привет моей любви.
Зима

Что там за всадник
торопит яростно
коня снежно-белого
в высоком небе?
Мерзлые хлопья
мечет с гривы
могучий конь
злобно на землю.

Щит ледяной
на плече у всадника,
сыплются с лат
искристые иглы,
облекает голову
страшный шлем,
вкруг этого шлема
сполохи вспыхивают.

Тот всадник извергнут
логовом полночи,
там — вечный источник
силы земной,
там бурное море
бьется у берега,
что весен не видит,
что лета не ведает.

Тот всадник не старится,
хоть старейшие боги
друзья с ним были
еще до мироздания.
Свой путь он закончит,
когда солнце погаснет
и последнее слово
на земле отзвучит.

Крепкий окрепнет,
услыхав его поступь,
земля затвердеет
от ласк его диких,
станут алмазами
ее слезы,
горностаевой шубой
станут черные ризы.

Вовсе неправда,
что теплым летом
зима отступает
в северный край.
Она выжидает
там, в поднебесье,
пока лето бродит
среди пестрых лугов.

Руки зимы
землю вращают,
от мощи тех рук
полюса трещат,
и все на земле,
что к небу близко,
не расстается
с зимой никогда.

Всем известно,
что даже летом
горы одеты
в зимний наряд:
всем известно,
что лето не сгонит
небесный иней
с головы старика.

Бьярни Тораренсен
Над морем

Глядел я с утеса, где вечен прибой,
в сутемные дали,
и, в пене вздымаясь, валы подо мной
тяжко вздыхали.

И плакал туман, и отзывно скала
стонала, как море.
Немотная мгла берега облегла,
как смерть или горе.

«Ты, море, вместилище вихрей и гроз,
поешь заунывно,
и сердце мое, как прибрежный утес,
стонет отзывно.

Мой дух изнемог, слыша голос тоски,
бессильной угрозы;
и брызги твои солоны и горьки,
как горькие слезы.

Глаза воспаленны, и сердце горит,
исполнено горем,
и сам я готов, как ребенок, навзрыд
плакать над морем».

Но море метнулось к вершине скалы,
забыв о печали,
и гневно взревели на воле валы,
и мне отвечали:

«Ты, смертный, ничтожен! И в бурю и в штиль
ты — прах перед морем.
Что слезы? Как я, ты себя пересиль —
и властвуй над горем!»

Песнь лебедя над вересковой пустошью

Я ехал летним вечером
по вересковой пустоши.
Мой путь был долго и уныл,
но вдруг прекрасный звук поплыл
по вересковой пустоши.

Светились горы вдалеке
над вересковой пустошью.
Песнь лебедя, святой хорал —
он для меня в пути звучал
над вересковой пустошью.

Отозвалась моя душа:
над вересковой пустошью
летел вперед я на коне, —
часы летели, как во сне,
как лебеди над вересковой пустошью.


Стейнгримур Торстейнссон
Наследство

Народ наш и вправду безжалостно тверд,
и каждый воитель, наверное, горд,
влача за собою из битвы
того, кто ослаб, защищая свой дом,
кто жил на свободе, а тут стал рабом,
добычей военной ловитвы.

Сияньем побед озарен ваш чертог,
и пленник в оковах, ступив на порог,
падет на колени, — и пенный
сладимей вам кубок, чем горше ему,
и ярче ваш праздник, чем глубже во тьму
душой погружается пленный.

Но кровь, что кипит в непокорных сердцах
народа, влачащего рабство в цепях,
кричит об отмщении скором.
Вас память осудит, — взгляните, вокруг
пустыня, разруха — дела ваших рук, —
и слава затмится позором.

Оковы и цепи раба не согнут,
пускай высекает безжалостный кнут
горячую кровь, — этим средством
его не удастся смирить никогда,
а ваши потомки сгорят со стыда,
владея позорным наследством.




Торстейдн Эрлингссон
"О глиняном человеке"

Ведь мы родня! И кровь и плоть
у нас с тобой едины:
меня из праха слепил господь,
тебя — гончар из глины.

Нас замесили на одном
весьма непрочном тесте:
коли мы об пол брякнем лбом —
развалимся на месте.

Еще нас признаком родства
наградили боги:
у нас большая голова
и тоненькие ноги.

Коль мы вином до горла полны,
в питье перестарались,
нести нас бережно должны,
чтоб мы не расплескались.

Но есть различие одно:
разбившись грешным делом,
я исцелюсь, быть может, но
ты уж не станешь целым.

Хадльгримур Пьетурссон

Мои работы:

"Велес"
Материал: береза.
Ноябрь 2007г.

["Велес"]
"Домовой"
Сделан по подобию рисунка из книги про жизнь славян.
Материал: сосна.
Сентябрь-октябрь 2007г.
[Сокращено]
Будет приятно почитать отзывы))
Дорога Водана

Когда с толпой не по пути,
Постыден хлеб обглоданый -
Тебе, как видно, уходить,
Бродить дорогой Водана.
Тебе, как видно, уходить,
Тебе, как видно, уходить,
Тебе, как видно, уходить,
Бродить дорогой Водана.

Пускай любовь давно грозит
Одними непогодами,
Оставь её и прочь иди
Дорогой тайной Водана,
Девичьи сердце и душа
Богами будут поданы,
Тому кто смеет прошагать
Дорогой бычьей Водана.

Когда почуешь - всё вокруг
И предано и продано,
Ты протяни ему ладонь,
Пройди дорогой Водана,
Он повернётся - не отстань,
И ухмыльнётся в бороду,
А ты ступай, за ним ступай,
Пройди дорогой Водана.

За годом год текут лета
Волшебною мелодией,
Но нет начала, ни конца
Дороге вечной Одина,
Но нет начала, ни конца,
Но нет начала, ни конца
Но нет начала, ни конца
Дороге вечной Одина.
Вот огромный драккар ткнулся килем в песок,
Под ногами волна, брызги плещут в лицо,
Здесь не место тоске, скуке будничных дней,
На прибрежном песке пляски черных теней.
Искры высекла сталь, пляшет пульс на виске
И азартный порыв в бесшабашном броске.
Нет удачи врагам, ни один не уйдет,
Черный меч - ураган - Песню смерти поет…
Узкоглазая смерть подступала во тьме,
И в Вальхаллу уходят друзья налегке,
У десятка врагов викинг встал на пути,
Чтобы жить по-людски, или смерть по-мужски.
Я такого еще никогда не видал:
Вал изрубленных тел на песке вырастал.
Слишком много врагов, вот и конунг упал,
А за нашей спиной загорался драккар…
Мы стоим впятером по колено в крови,
Среди сотни врагов, Локи их побери,
Все давно решено, но наш час не настал:
С криком "Тор!" мы вошли в берсеркеранг…
Мы рванулись вперед, словно стая волков.
И железным кольцом обложили стрелков,
Почернели мечи от английской крови,
И потеха пошла в две руки…
Я лежу на песке, враг последний убит,
Меч сжимаю в руке и изрубленный щит.
Я остался один, но мой час не настал,
А в прибрежный песок новый ткнулся драккар…
Там холодный рассвет - умытый кровью
Врагов,иль славной дружины моей?
Пронизанный скорбью,гневом и болью
Один! К тебе я взываю песней своей.

Об одном лишь прошу,в этот час полный гнева
Снизошли на меня благосклонность свою
Дай в бою умереть - быть достойным неба
Пусть валькирии встретят душу мою

Хлин,дай врага мне несметную рать поразить!
Хедр,приумножь смертоносную силу меча!
Лишь прошу об одном - перед тем как голову сложить
Любоваться, как враг убегает - от боли рыча.
На лазоревом поле
Высоких небес
Вьются белые змии,
Презревшие вес,
Над ладьей быстроходной,
С змеиной главой, -
Над драконом, что спорит
С соленой водой!
Бог - везде, где есть небо,
И водная гладь,
Где чуть стоит забыться -
Уже не сыскать!
Как и в сердце, лишь стоит
Туда заглянуть...
Да не слишком зевайте -
Легко утонуть!
Кто отважился Богу
Себя поручить,
И погибнуть со славой -
Лишь он может жить! -
И на этой земле,
И в бескрайних мирах,
И в пучине морской,
И в гневливых ветрах!
Кто достоин, тот жребий
В боях изберет:
Победит, или Один
Его заберет!
Этот свет - поле битвы
За блага Земли.
Мы - воители-викинги -
Мы - короли!
Мы властители мира!
Себе мы цари!
Нас венчают пожары
Кровавой зари!
Мы - сильнейшие, мчимся
На быстрых ладьях,
Смерть и Бог нас встречают
На наших путях!
И под белым драконом
Среди облаков,
Мы единственный знаем
Достойный нас кров!
Страны чуждые манят
Несытый наш дух -
Где один только клад,
Там не место для двух!
Пусть один проиграет -
Другой победит!
Да восславим погибших -
Смерть жизни растит!
И отправясь в пределы
Великих Богов,
Духи Дикой Охоты -
Властители снов -
Не оставим навеки
Мы этой земли:
Мы не люди - мы викинги -
Мы - короли!!!
Снова лоб холодит шлема сталь,
Соленые брызги в лицо летят.
Нас кличут викингами, значит едва ль
Есть у нас дорога назад...

На берегу забыли Одина и Тора,
Не хотите верить в Вальхаллу – не верьте!
Отнявшего жизнь не назовут вором,
Ветер попутный и нам, и смерти!

Нас боятся и нас ненавидят,
Нас не ждут никогда и нигде.
И так будет, покамест мы видим
След чужих кораблей на воде...

На берегу забыли Одина и Тора,
Не хотите верить в Вальхаллу – не верьте!
Отнявшего жизнь не назовут вором,
Ветер попутный и нам, и смерти!

И не каждый увидит старость –
Нам иная судьба придана:
Погребальным костром станет парус,
А курганом будет волна...

На берегу забыли Одина и Тора,
Не хотите верить в Вальхаллу – не верьте!
Отнявшего жизнь не назовут вором,
Ветер попутный и нам, и смерти!
Зачарованный викинг, я шел по земле,
Я в душе согласил жизнь потока и скал,
Я скрывался во мгле на моем корабле,
Ничего не просил, ничего не желал.

В ярком солнечном свете — надменный павлин,
В час ненастья — внезапно свирепый орел,
Я в тревоге пучин встретил остров ундин,
Я летучее счастье, блуждая, нашел.

Да, я знал, оно жило и пело давно,
В дикой буре его сохранилась печать,
И смеялось оно, опускаясь на дно,
Подымаясь к лазури, смеялось опять.

Изумрудным покрыло земные пути,
Зажигало лиловым морскую волну…
Я не смел подойти и не мог отойти,
И не в силах был словом порвать тишину.

(c) Гумилёв

Норвегия

Солнце клонится к горизонту,
Янтарем рассыпается по скалам.
В золоте расплавленном и свете
Узкие скалистые проливы —
Но не стали теплей эти воды.

Из извилистых и узких фьордов,
Точно стрелы с тетивы тугого лука
Вылетали на простор морей драккары —
Закипала вода под их бортом.
Так бросаются волки на добычу.

Отгремели те мечи и арфы скальдов.
В ледяной воде похоронило время
Кормщиков и воинов отважных,
Их тяжелые щиты и их кольчуги.
Не летят валькирии к Валгалле.

Берег опустел холодный моря.
О гранит упорно бьются волны.
Редкий вереск льнет к камням,
Едва согретым солнцем,
Низким и неярким. Реют чайки.

Но сквозь шорох, краткий плеск волны упорной
Долетают — но неясно — звуки речи,
Словно хочет кто — то рассказать о славе дней минувших
Иль открыть нам тайну лет грядущих.
Но у фьордов жизнь течет иная,
И никто не слышит этот голос.

Мои хорошие друзья и соседи ))) Sanctum Regnum!!!
Им нужна Ваша поддержка!
[Eeeee.....]
На нежных ножках пришла к нам осень и теперь гуляет по нашей земле теряя некоторые предметы своего одеяния, создавая огненую тропинку из листьев...и иногда она оплакивает людей, которые не воспринимают красоту природы, омывая их своим прощеньем...

Я люблю это время года и все, что с ним связанно...
Страницы: 1 | 2