Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 21
...а это блять астероид,
который въебался в меня,
не совладав с моим притяжением,

оставив кратер,
глубиной с Марианскую впадину.
и все мои динозавры вымерли.

и появились люди.
.
Разорви это небо, разряди эти улицы,
Я не враг тебе, я заступница.
Позабыли зонты, проебали мосты и белые ночи
Все было круто, короче.

Всё так и стало, мне Боже пророчил.
А позже всклокочил и обесточил.
Нева, Фонтанка - все канавы топорщатся
Все вокруг ёжится, корчится, морщится.
У города головная боль

Твой поезд в девять ноль ноль.
А потом, еще нули и еще нули
И мы в никуда канули.



Собери меня или мне, как их? герберы?
Прими меня, как ислам берберы.
Совет да любовь
Господи, подготовь.


В пору на сердце рисовать йодные сеточки,
Биться лицом, кланяться в ноги сотрудникам ржд,
Постить в жж о проливном питерском дожде,
О мертвом советском вожде и о межнациональной вражде,
О неутолимой жажде, заполучить тебя, или хотя бы клочок одежды,
И черт с ней, с надеждой.

Кому рассказать о скрипучих сидениях кинозала,
О том как отчаянно выбирала : верхнее или нижнее в поезде.
О том, что понятие "тут", стало уже "везде". Полярной звезде?
О дюжине беговых лошадей, метрах жилых площадей,
Лимонаде в стекле, о переполненной пепельнице на столе,

О живом тепле,промерзшей земле,о надетой наспех петле.
Как искали на карте, в гугле, как сильно испачкались туфли, о том, как фонари тухли.
Как швырялись умными фразами, тупыми рассказами,
"пиздец" или "блядь", через пол слова употреблять.

Кому рассказать о чертовом этаже, о зиме в неглиже,
о том, что все нервы обнажены и о большом таком вираже?
О разодранной кисти,
О самой сложной из истин?


В пору рисовать йодные сеточки.

Тут все без затей, как мишки на севере, вырванная прядь волос,
как телефонный разговор в один голос, как рука вырезанная в двадцать полос,
как одна буква на твой вопрос.

Как горячий чай обжигает нёбо, как выжигает луна дыру в небо.
Как поезда уносят в лето, заметенное черным снегом.
Как твой голос во мне, делает все не ладным, делает отчаянье храбрым
,
как будто у птицы вырастают жабры, как будто море, можно отжать в стаканы.
Будто точки и звездочки, дороже любых фраз, что наша судьба не влезет ни в один приличный рассказ.
Что сумасшествие это одно из зараз.

Нева или Москва, в этом нет разницы.У меня в рукаве по синице, платье из ситца, и влюбленность, которая колосится.
Если бы сигареты стоили грош, мы бы курили ложь. Но если слова станут нулями, то я воткну нож.
Мы все потенциальные мертвецы,
нас хоронят в двадцать, подвязывают венки на наши кровати, и пускают по реке Ганге.
В надежде на нашу отвагу.
Ничего не осталось кроме 4 гигабайтов фотографии, старой монетки и твоей выцветшей футболки.
Все остальное - международные переговоры и прокисший чай.


-"Давай сделаем так, будто наши глаза створки фотоаппарата. Давай фиксировать вечность"
я ходила и хлопала глазами, что есть сил, что бы все запомнить, абсолютно все.


Небо неистово синее, практически черное.
Звезды словно брызги спермы. Белые кляксы на истошно синем, чертовом синем небе.
ты сидишь на крыше, я лежу у тебя на коленях,
ты уже весь пахнешь мною, твои волосы и пальцы пропитались, как промокашка на моей коже.
Я как умелый режиссер, указательным и большим пальцем, пытаюсь взять края неба и сжать их в крошечную точку

у самого горизонта. Угол камеры резко меняется.Ты закуриваешь.Я закрываю глаза.
Я понимаю, что повсюду пахнет сливой и табаком, что я конкретно вляпалась,
в какую вязкую экзистенцию, мне хочется, что бы сейчас в этот дом на бешеной скорости влетел самолет и
вдребезги раскрошил эти квартиры, турбиной размолол в порошок наши тела,
лишь бы только, все остановилось.

Но музыка играет все сильнее и сильнее, как ебанная карусель, меня затягивает все сильнее,
я хватаюсь руками за одну из деревянных лошадок, и умоляю все ракеты вверх или о ядерной бомбе.


но ничего не происходит.
ты покупаешь билет.я улетаю.


а теперь я жду, тебя, как того самолета, который должен был раскурочить дом к чертовой матери.
спаси меня, я не могу больше есть эти чертовы штрудели.
я хочу быть шеей прижатой твоими руками.



[]
Настало то время, когда дни исчисляются километрами выкуренных сигарет,
Терабайтами музыки из разряда меланхолии и чертовой дюжиной выпитых стаканов вина.

Время больше не исчисляется ни минутами, ни часами , ни днями.
Оно измеряется количеством метров от Восстания до марсового, валютой эквивалентной чашкой кофе и дерьмовым салатом.
Время перестало существовать, осталась только тоска.

Тоски у меня предостаточно, она складируется в двойном размере, в зависимости от единицы измерения боли.
Она пылится, старым рыжим чемоданом под столом, тюфяком на балконе, и картонными коробками на шкафу.
Спешить больше некуда... все карточки обналичены, все билеты потрачены в обе стороны.

Ты уже откатала свое, поспала на своем белье, выпила свою чашку чая, проехала свои 54 часа на верхней полке.
Всё уже. Всё.
Синяки заживают, облака режут небо надвое, откуда вываливаются птицы и катапультируемые пилоты.
Дожди заменяются палящим солнцем, солнце же заменяется, тяжелыми коричневыми занавесками.
Конец лета, звучит во мне словно реквием.

Некуда больше бежать, сломя голову, пытаясь посмотреть и попробовать все на своем пути,
Твое путешествие кончилось.
Твоему лету тоже пришел конец.

Только уж ты не обманывай себя.
Выпускайте листья.Давайте.
Уже вторая неделя как сломано все.


я так тоскую по тебе,
что кажется, чернеют стены.
пол ночи теребить край подушки.
пол ночи искать под одеялом твои босые ноги,
но
натыкатся на пустые пачки сигарет и мобильный телефон
или просто запутываться о скомканные мокрые простыни.
просыпаться.курить.срываться.

пытаться уснуть,
но
междугородние городские линии связали мне шею
прям у самого основания глотки.
и мне хочеться тошнить этими клавишами с буквами.
пол ночи ворочится,
пол ночи пытаться найти твои руки,

пол ночи пытаться заснуть.

пол ночи как целая вечность.
и если давать приговор заключенному,
обвиненному в тридцати двух жестоких убийствах,
то я бы дала ему -
пол своей ночи.

несознательное.знаменательная С.

От тебя слезы, как из ствола пули,
как из стола стулья,для самых больных мест.


на моих запястьях уже ни живого места, а ты мне всё-
жених и невеста.
жертва моего инцеста.
самою с собой.


от тебя горче,чем от полыни,
непонят. левее, как от латыни,
и что не слово, то залпом меж ребер,
тысячью маленьких "нет", между холодных бедер.


скажи мне потом, когда наконец то проснешься.
в сонливое, мокрое утро, когда до меня опять доебешься,
скажи, обязательно...
..

а он и вправду лучше?
у талого снега цвет паршивого понедельника, мутного кофе
и отцветшего можжевельника.

и от самой северной точки на глобусе,
ненавижу тебя я ,сидя в дурацком автобусе.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... 21