Афера. Часть 3

Полночь, нейтральная территория.
Вампиры задерживались, но Джейсон пока не волновался. Всё в рамках плана. И судя по ощущениям, Рысё действует правильно.
Вот они. Взгляд Князя недоверчиво скользит по фигуре Вожака. Снова не понять, что не так. Охранники вытащили мальчишку-оборотня. Выглядел тот паршиво: регенерация всё ещё заглушена.
- Я выполнил условие, Рональд. Твоя очередь.
Вожак взял у Князя предложенные письменные принадлежности - вампиры пытались исключить малейшую возможность подвоха. Документ составлялся с четверть часа под почти постоянный нервный рык обеих сторон - никто не хотел уступать.
И всё же...
- Свободен! - Князь толкнул оборотня к своим.
Тот уцепился за руку вампира.
- Нет! Не пойду!
- Гляди-ка, Рональд, - рассмеялся Князь, - Чем же ты так собственным котятам не угодил, а?
Джейсон подозрительно смотрел на Рысё, остальные оборотни недовольно скалились и рычали - предательство!
- Впрочем, это уже не моя проблема. Давай договор!
Джейсон не выпускал бумагу, Князю пришлось выдирать её с силой, даже оставить у руке оборотня клочок бумаги - несущественно, на нём ничего не было написано. Тусклое освещение не мешало вампиру внимательно прочитать документ. В процессе он удовлетворённо хмыкал, однако, добравшись до подписи, замолчал, замер. Сверкающий взгляд поднялся на Вожака.
- Подлог!
Джейсон недоумённо покосился на Князя.
- Ты. Не. Рональд, - с расстановкой заявил тот, - Раз нет нам Договора, то нет вам и мальчишки, - приставил нож к горлу Рысё, - Впрочем, он мне нравится. Оставлю. Себе. Насовсем.
Котёнок просиял.
- Давно у нас не было такой игрушки, - продолжил Князь.
- А... - Рысё забормотал что-то типа "Как же так?!"
Смех в ответ.

Афера. Часть 2

Джейсона порядком колотило, но Вожаку было определённо хуже. Впрочем, это всего лишь мелкое личное неудобство для общего блага. У Рональда и его котят достаточно безумия, чтобы навредить себе, если это поможет Клану.
- Который час? - сквозь зубы спросил Вожак.
- Почти одиннадцать, - откликнулся Джейсон.
- Пора.
Оборотень вышел, ему предстояла непростая игра, но всё же не главная роль.

Не в привычке Князя было доверять своим "птенцам". Когда ярость поутихла, он предпочёл лично разобраться, что произошло с мальчишкой.
Запах. Тоненький, едва заметный запах, которого издали не почуять. Ясное дело, что охранники и не думали обстоятельно обследовать оборотня.
- Ко мне в кабинет! - Князь кивнул на Рысё.

Просыпаться было ещё рано, но что-то упорно тащило из забытья. В тело снова впивается боль, заставляя окончательно очнуться.
- Ловкий ход! - ухмыльнулся Князь, - Но слишком уж известный.
Оборотень растерянно смотрел на него.
- Что задумал Рональд? - пальцы с силой сжимают плечо.
Рысё дёрнулся, всхлипнул.
- Что? - повторил Князь, наклоняясь, почти касаясь губами уха мальчишки.
- Я... я не знаю, - заплакал.
- Ты ведь знаешь, что я могу заставить тебя говорить правду?
Рысё вздрогнул, сжался, закивал головой.
- Так что задумал Рональд? - голос почти ласков, рука скользит по волосам оборотня.
- Я... правда, не знаю. Не знаю! - срывается на крик, - Не знаю! Ничего не знаю! Не... - запнулся, шумно выдохнул, - Но я могу узнать, - почти спокойным голосом.
Князь удивлённо поднял бровь, рассмеялся.
- Переигрываешь, мальчик. Я не собираюсь тебя отпускать к Рональду.
- А я к нему и не хочу, - Рысё шмыгнул носом.

Афера. Часть 1

Похоже ему дали какое-то особое снадобье - оборотень всё ещё был в сознании. Рысё попробовал перекинуться, тоже не вышло. И регенерация...
Открылась дверь, чьи-то шаги и довольный, но жёсткий смех.
- Поставьте-ка его на колени.
Аккурат на раздробленные кости, на свежие раны, что никак не хотят затягиваться. Если б не держали, уже бы рухнул лицом в пол. Губы закушены до крови, но всё равно пробивается кошачье хныканье. Это в книжках показывают героев, которые под пытками не проронят ни слова. Блеф. Хотя да - хочется быть таким. По щекам ползут слёзы.
Князь кивнул охраннику отпустить мальчишку.
Резкий пинок вперёд, не удержать равновесия. Голова гудит от удара, хлюпает кровь. Кое-как удаётся подтянуть скованные руки к лицу, теперь можно хоть чуть-чуть подняться.
По спине хлестнула боль, заставляя снова ткнуться лицом в пол. Ещё один удар. Третий, чётвёртый. Затишье. Удаляющиеся шаги. Сознание всё же проваливается в пустоту, уже не понять от боли или просто от усталости.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Вожак злился. Он в таких ситуациях всегда молчал и пристально смотрел на собеседника. Хочешь-не хочешь заговоришь.
- Он был с Дарэком. В переулке. Специально ведь туда ставили, чтобы никто не потревожил...
Это было правдой. Котёнка надо было выводить на дело, но пострадать он не должен. Слишком ценен Рысё для Клана. Словно проклятие какое-то: весь молодняк умирал в течении двух-трёх лет после Обращения. Только вот последний котёнок Вожака и остался в живых. Восемь лет. Нельзя было потерять его в банальной уличной потасовке.
- ... Мы услышали выстрелы, крики. Бросились туда, но Рысё не нашли.
А Дарэк погиб.
Рональд молчал. Цена за жизнь мальчишки слишком высока, но...
- Их там ждали, - Тайн недовольно оскалился, - Среди нас предатель! - рыкнул он.
- Заткнись, - бесцветным голосом отозвался Вожак, - Князь хочет подписания договора...
- За жизнь Рысё? Но...
- Мы подпишем договор.
Вряд ли Тайн заметил лёгкую, секундную ухмылку Рональда.

- Какого ты тут делаешь, блохастый?
Джейсон проигнорировал оскорбление:
- Вожак хочет знать, что котёнок жив.
- Он жив.
- Я прислан убедиться в этом. Лично.
- Мне думается, что Рональду стоит поторопиться с договором, - Князь появился, видимо, из какой-то потайной двери.
- Вожак подпишет договор, - Джейсон старался выглядеть спокойным, - В полночь. Я хочу видеть Рысё.
- Пропусти.
Охранник посторонился, Джейсон вошёл в комнату, присел рядом с мальчишкой.
- Я могу его приподнять?
- Хочешь увидеть агонию? Да пожалуйста, - усмехнулся Князь.
Оборотень презрительно рыкнул, взял мальчишку на руки. Князю и охраннику сейчас будет не видно лица Рысё и левой руки Джейсона. Котёнок вхлипнул, приоткрыл глаза.
"Лемар", - сейчас не объясниться словами, - "Тебе будет легче. Потом ты уснёшь. Ничего не бойся".
- Эй ты! Не болтай мыслями! - прочитать не смогли, но всё же засекли.
Джейсон быстро сунул таблетку в приоткрытые губы Рысё, отпустил того на пол, погладил по волосам. Мальчишка проглотил "лекарство", едва заметно улыбнулся. Посланник Вожака быстро поднялся, бросил:
- В полночь, - и вышел.
Князь приблизился к юному оборотню, наклонился, резко ухватил за плечо.
- Ты - хорошая приманка. Думаю, нам с тобой ещё многое удастся.
- Но... - Рысё почти плакал. Казалось, что планы Рональда рушатся.

- Как вы допустили?! - теперь негодовал Князь.
- Он во сне умер.
- Ты думаешь, это оправдание?!
Подвох. Где-то тут кроется чья-то тонкая игра, но не понять пока.
Часы на башне пробили одиннадцать.
- Что мы скажем оборотням, а? Я тебя спрашиваю! - Князь тряхнул охранника за плечи, приложил о ближайшую стену.

Улочки Монмартра. Часть 6

Ты прижимаешься ко мне. Так нежна, так пластична. Сама удивляешься, что умеешь подобное. Это тоже часть сказки.
Твои губы скользят по моей груди, по шее. Я блаженно улыбаюсь, закрываю глаза и...
Тонкий металлический визг. Его слышу только я, отрешившись от человеческих ощущений. Мой Дар - чувствовать фальшь. Ты сейчас только задумалась над одним делом, а я уже знаю, чем это может закончиться. Хочется отстраниться, но игра должна продолжиться. До утра, до того мига, когда побелеет горизонт. Солнце решит за нас.
Игра, сказка - называй, как хочешь, то, что происходит сейчас. Оно продолжается, просто стало больше возможных жертв. Три.
Всё идёт так, словно не было того визга. Я искренен, как это не показалось бы странным. Мне действительно нравится эта безумная ночь.
Но за несколько минут до рокового времени ты узнаёшь всё, и в тебе просыпается Зверь. Только меня не убить, это не твоя роль.

А дальше я ошибся в своих предсказаниях.
Мне тоже не убить тебя. Не могу. Не хочу.
Ты уходишь, солнце тебя не достанет. Утром портье найдёт только труп "ночной бабочки", залитое кровью бельё и деньги на прикроватном столике - плату за своё молчание. Он будет ждать меня следующей ночью и ещё много ночей. Ты тоже временами станешь прогуливаться мимо отеля. Но...
Я не вернусь.

Улочки Монмартра. Часть 5

Я сбрасываю с кресла на пол тяжёлое покрывало, ложусь на него. Кружится голова, тело чуть подрагивает. Сложно сдерживать Силу, которой уже положено во всю бесноваться. Но это напугает тебя.
Оглядываешься на меня. Кровь жертвы на твоём лице. Прищуриваюсь, ухмыляюсь.
- Иди ко мне.
Но ты отрицательно мотаешь головой, отворачиваешься.
Я поднимаюсь, вливаю в рот жертвы оставшееся в бокале "вино" - это поможет ей ещё некоторое время жить, беру тебя за плечи. Ты пытаешься вырваться. Не выйдет.
Мы падаем на покрывало. Смотришь на меня гневно.
- Потом разрешу ещё, - почти беззвучно, но ты поймёшь.
Твои глаза светятся так, как я ещё ни у кого не видел. Мне нравится, но это может быть опасным.
Прижимаю тебя к себе, откидываю с шеи волосы, касаюсь - пока только губами. Вздрагиваешь - снова страх, что я сделаю с тобой тоже, что с нашей жертвой. Нет, я не потому привёл тебя сюда. Не буду тебе это объяснять. Не время.
Губы скользят по твоей шее. Успокаиваешься. Ловлю момент, чтобы укусить.
Гневно рычишь, а мне смешно.
Не отпускаю.
Тебе ведь нравится?
Постепенно стихаешь.
Уже довольна.
Отпускаю тебя и отстраняюсь. Интересно, что ты будешь делать.

Улочки Монмартра. Часть 4

Люди часто называют сказкой то, чего не понимают. Но ты всё скоро узнаешь. Сейчас я не думаю, насколько это понравится тебе. Ты не сможешь воспротивиться.
Меня захлёстывает та Сила, что дремлет во мне днём.
Я распахиваю дверь ванной, выволакиваю оттуда деваху. Ты не видишь - увлечена игрой света, которая кажется тебе, не зависящей от тебя самой. Я припадаю губами к руке жертвы. Да, девчонка, подобранная на улице, всего лишь моя очередная игрушка. Как всё, кого привожу сюда. Кроме тебя.
Девчонка вздрагивает, почти взвизгивает, но замолкает, поймав мой взгляд. Мои зубы впиваются в её запястье. Становится легче. "Вино" в бокале не сравнится со вкусом живой крови.
Я с силой отталкиваю жертву на пол. У неё нет сил удержаться. Набрасываюсь, впиваясь зубами в шею. Вот тут ты замечаешь происходящее. От тебя исходит волна страха и любопытства. Даже не знаю, что сильнее.
Маню тебя взглядом. Ты дрожишь, кажется, сильнее, чем наша жертва. Наша - потому что всё равно попробуешь её крови, не сможешь отказаться.
Ты спускаешься с кровати, садишься рядом, смотришь на девушку. Рука тянется смахнуть с её лица прядь спутанных волос, затем пальцы касаются щеки.
- Хочешь её?
Ты киваешь, но я всё ещё чувствую твой страх.
- Это просто.
Я снова вонзаю зубы в запястье жертвы, но наблюдаю за тобой. Смотришь на шею девушки. Я подозревал, что тебе захочется именно так. Слишком соблазнительно.
- Смелее.
Жертва давно не сопротивляется, ещё смотрит затравленным зверьком, но сознание скоро угаснет.
Ты наклоняешься и робко кусаешь её шею. У тебя ещё нет сил прокусить кожу. Чуть отстраняю тебя, наклоняюсь сам. Деваха вяло шевельнулась. Ухмыляюсь, прижимаю её к себе и поднимаю, бросаю на кровать.
- Она твоя.
Ты в растерянности. Но вот снова прикасаешься губами к шее жертвы, слизываешь кровь. Ты ещё не знаешь, что твои глаза начинают бешено светиться. Это вынуждает меня снова успокаивать свою страсть бокалом "вина". Иначе развлечения закончатся слишком быстро.

Улочки Монмартра. Часть 3

... Отвожу волосы с твоего лица.
Мои глаза светятся в темноте. Ты давно это знаешь, но сейчас тебе неловко от этого. Ты ведь понимаешь, что я прекрасно вижу твоё обнажённое тело. А ещё ты постоянно вспоминаешь про деваху, спрятанную в ванной. Нет, ей выходить не время.
Я чуть отстраняюсь от тебя, и ты откидываешься на моих руках. Соблазнительный изгиб тела. Моё дыхание становится тяжелее, но пока сдерживаюсь, чтобы не наброситься на тебя.
Я задумал многое на этот вечер.
Ты ведь хочешь узнать всё?
Короткие поцелуи по твоей шее и груди. Дрожишь ощутимее. Нервно сглатываю. Не могу удержаться, и мои губы просто впиваются в твоё тело. Вздрагиваешь, но тут же расслабляешься. Твои руки на моих плечах, ты пытаешься притянуть меня к себе.
Погоди.
Скольжу лёгкими поцелуями всё ниже. Вдруг замираю, поднимаюсь, чуть толкаю тебя на кровать. Теперь просто молча выжидающе смотрю на тебя, а ты - на меня.
Кто не выдержит первым?
Я себе сейчас напоминаю гончую, уже взявшую след, но не спущенную с поводка. Моё дыхание хорошо слышно в тишине. Облизываю пересохшие губы. Сорвался - ухватил бокал, отхлебнул вина, и тут же приникаю к твоим губам. Чуть вязкая струйка сползает по подбородку. Ты уже не дрожишь, тебе интересно. Ты прислушиваешься к каждому, даже самому тонкому ощущению. Звук тишины, запах воздуха. Тебе начинает казаться, что всё в комнате чуть поблёскивает.
Я снова отстраняюсь от тебя, наблюдаю. Тебя волнуют только странные отсветы на всех предметах, словно не замечаешь меня; но вот поворачиваешься ко мне. Твои первые слова за всё время, проведённое в этой комнате. Почти шёпотом.
- Что это?
- Помнишь, я обещал тебе сказку? Это она.

Улочки Монмартра. Часть 2

... Тебе ведь нравится запах?
Не отвечай. Я вижу, как чуть дрогнули в улыбке губы, как немного прикрылись глаза. Удовольствие.
Ты касаешься губами края бокала. Я прижимаю тебя к себе, касаюсь своей щекой твоей.
Ты чуть вздрагиваешь от неожиданности, отрываешься от вина. На твоих губах пурпурная капелька. Я касаюсь её языком, легко, на секунду, и беру свой бокал.
- За что ты хочешь выпить?
Впрочем, в Париже может быть только один тост, банальный и прекрасный: "За любовь!"
Тебе нравится вкус? Правда, необычный?
Чуть позже я расскажу тебе, как делают такое вино.
Твой бокал накренился, и капля летит вниз. К счастью, я успел подхватить её. Пятно, так похожее на кровь, на моих пальцах. Я касаюсь ими твоих губ. Словно жест "Молчи!" Тут действительно не нужны слова. Только поцелуй. Один, но долгий и жаркий.
Небрежно отставляю бокалы - они пригодятся позже - и обнимаю тебя, пальцы скользят по твоей спине, чуть массируя. А теперь мне хочется медленно расстёгивать мудрёную застёжку твоего платья.
Вспоминаю твоё смущённое лицо, когда я привёл тебя в один из самых дорогих магазинов города, и твои сияющие глаза, когда мы из него выходили. Твоя старая одежда так и осталась в примерочной. Её долго не выбросят, там принято заботиться о своей клиентуре. Но мы не вернёмся. К чему те тряпки?
Ты позволишь? - Касаюсь пальцами застёжки.
Ты чуть дрожишь от нетерпения. Мне это нравится.
Не хочу смотреть, что делают мои пальцы. Ловлю твои губы своими, прикрываю глаза.
В воздухе пахнет вином. Им пахнут наши губы, наши пальцы. Всё в этой комнате. Аромат дурманит.
Платье скользит с твоих плеч. Я приникаю губами к твоему плечу, потом осторожно тяну платье вниз зубами. Теперь оно едва держится на бёдрах.
Снимешь его сама?
Хочется, чтобы ты встала. Хочется любоваться на твою фигуру.
Ты смотришь на меня, чуть краснея. Знаю, нужно выключить свет. Протягиваю руку к выключателю. Остался только ночник да туслый фонарь, который едва заметен через тёмные, полупрозрачные шторы.
Теперь снимешь?
Ты поднимаешься, и платье падает. Мы оба замираем и смотрим друг на друга.
- Иди сюда, - протягиваю тебе руку, усаживаю на колени...

Улочки Монмартра. Часть 1

Над Сеной поднимается туман.
Хочешь, мы останемся в сквере у Notre Dame?
А Place Saint-Pierre утопает в огнях тех крошечных заведений, где для посетителей всего пара столиков.
Хочешь туда?
18-ый округ, проклятый Богом и им же возвышенный. Узкие улочки Монмартра и белые стены Sacre Coeur.
Мы идём по улице, тесно обнявшись, но какая-то девица всё равно беззастенчиво предлагает свои услуги. Ей лет двадцать, не больше. Лицо размалёвано совершенно бездарно. Непременно лично смою с неё всю краску. Да, и одеть бы её не в жёлтое, а в красное.
Мы ведь возьмём её с собой?
Куда мы идём?
В один из тех маленьких отелей на склоне.
Мы откроем дверь сами, потому что портье тут банально лень оторваться от собственного кресла. Он лениво бросает на стойку ключи. "36" на ярлычке.
Лифт как обычно не работает - можно не жаловаться. Мы идём на последний этаж, в самый конец коридора. Ключ нервно дёргается в замке, дверь открывается с трудом. Да, я давно тут не был. В последний раз... а неважно!
Я впихиваю в комнату девицу, а тебя вношу на руках и опускаю на кровать.
- Подожди, - одними губами, и волоку девицу в ванную.
Отбивается, но вяло - слишком хочется получить деньги. Она знает, что я дам много. Подружки небось рассказывали. Те, которым удалось выбраться отсюда.
Почему я так говорю?
Узнаешь. А может, и нет. Обстоятельства покажут.
Я смываю с девчонки так называемую косметику, рывком лишаю жёлтого платья. Она дрожит.
Привлекаю её к себе, смотрю глаза в глаза. Замирает.
- Одень это, - кидаю ей красный пеньюар, - Стой здесь, пока не позову.
Быстро кивает.
Я выхожу к тебе. Ты всё ещё лежишь на кровати. Простыни тут довольно грубые, так что я просил заменить. Серебристый шёлк. Он же на валике.
Ты ведь знаешь, что тут не принято использовать подушки?
Говорят, для здоровья вредно спать на мягком. Поэтому жёсткий валик под шею.
На тумбочке бутылка красного вина. Я разливаю его по бокалам. В комнате клубится аромат трав. Это особый рецепт. Такое вино не продаётся даже в самых дорогих магазинах.
Протягиваю тебе бокал...

О поездке

Дождя на озере не было, зато он был в Печерском монастыре и всю обратную дорогу. А ещё была шикарная пробка от Мшинской и до СПб.
Самое смешное: домой опоздали всего на 15 минут.

Закон подлости

Надо было собраться на выходные на Псковское озеро, чтобы именно на это время в прогнозе сплошной дождь. А деваться уже некуда.
Зато сейчас в Пскове солнце.