Я пока ещё здесь.

Суициднуть, как я хотела, мне не удалось. Я хотела замерзнуть насмерть, но не вышло. Пять часов пролежала на открытом балконе в подъезде на бетонном полу в одной футболке и колготках при овер двадцатиградусном морозе, но даже не простыла. Все прочие методы для меня слишком болезненны или мучительны, но я все равно что-нибудь придумаю. Меня все заебало и мне здесь больше ничего не нужно, я ничего не хочу, кроме как сдохнуть и никакая ебаная дурка не вернет мне желание жить, которого и так никогда не было.
Ебаные мрази, которых я считала подружками, сдали меня в дурку и я чалилась там почти два месяца.
Дневник опять заприватила онли-френдс: братец наложил в штаны, что мои записи подмочат его нахуйникомуненужную репутацию. Смищно. Всем на всех насрать. Лично мне ни за что не стыдно и я не смогу найти во всем мире ни одного человека, которому дала бы право себя судить - пошли все нахуй, за своей жизнью следите. Но похуй, попросил закрыть - закрыла.