Мир тонет в сумеречной дымке. Всюду опадающие листья и ледяной ветер, проникающий в Душу. Небо играет оттенками серого и, кажется, медленно опадает на землю.
Время движется едва заметно, тягуче. Дни становятся неразличимы, как повторяющаяся строчка заевшей пластинки.
Снова я пленник комнаты с тяжёлыми жёлтыми шторами, снова я осознал тот ад в котором пребываю, к которому, с омерзением осознавая, я всё же привык.
Уже совсем скоро настанет Самайн, время перехода. И я чувствую накопленную энергию, и иногда выходя на улицу ощущаю, как окружающая осень питает меня своей силой. Завершается очередной цикл и природа отдаёт оставшееся нечто перед Смертью-Зимой, что бы возродиться вновь с приходом Весны - обновлённой, полной энергией Жизни.

Становится трудно дышать. В этих стенах как будто изоляция от жизни. Я застыл вне времени, оно течёт снаружи, за окном. Где-то там все мои не прожитые жизни. И я брожу где-нибудь в лесу среди деревьев, под опадающими листьями, вглядываясь в безумие красок, вслушиваясь в окружающий шелест, хрустя сухими ветками и листьями под ногами и ощущая ветер, с воем проносящийся сквозь лес. И возникает желание то ли бежать, то ли кружиться до того момента, как земля примет в свои объятья павшего без сил обезумевшего, и накроет одеялом из разноцветных листьев.

В окно заглянула неполная Луна. Ей осталось расти всего несколько дней, но любопытство не позволяло ей смиренно плыть среди звёзд по ночному небосводу. Её привлекал одинокий огонёк, мерцающий в лесу. Это был мягкий свет, льющийся через небольшое оконце бревенчатой избы. Серая дымка неспешно тянулась из печной трубы. И если обострить обоняние, то можно было учуять аромат горячей похлёбки. А прислушавшись можно было услышать потрескивание поленьев, голоса людей и смех. Время от времени постукивали деревянные кружки. Вскоре и вовсе запели гитарные струны едва слышным мелодичным перебором. И негромкий хор голосов начал повествовать какую-то старинную и печальную историю любви. И лишь в последних строчках прозвучала искорка надежды. Струны и голоса умолкли и в воздухе повисло молчание, нарушаемое лишь потрескиванием очага. И кто-то тяжело вздохнул, подумал о чём-то своём, а кто-то просто молчал сочувствуя героям легенд и сказаний, чьи сердца были затронуты священным чувством, перед которым отступали все страхи, страдания и смерть.
Но вновь наполнились кружки. Короткая фраза и гулкий стук. Короткое молчание. И чей-то мужской голос начал повествование, уже не тревожа струны гитары. И ко внимающим разказчику людям, греющимся в доме прибавилась Луна, украдкой заглядывающая в оконце...
Комментарии: 0

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.