Музыка Жизни оборвалась так же внезапно, как началась, на надрывном, взрывающем барабанные перепонки, аккорде. И всякий, кто заметил - опустил голову в молчаливом согласии, а кто не заметил - ощутил холодок скорби, ветерком пробежавший по раскрытым сердцам. Нельзя рождённому мёртвым осознать ускользающую красоту жизни. Когда бредёшь сквозь ряды очерневших острых скал, в лабиринте без входов, выходов и целей - свыкаешься с паразитирующей обречённостью. Каждый шаг - мириады шагов, мириады Жизней и Смертей. Все формулы Мироздания в равновесии обращаются в абсолютный ноль, в Пустоту. А та, в свою очередь - соткана из всех наших Жизней и мгновений, из наших чувств и разочарований, из чаяний и обретений.
Я разучился ткать себе образы и лица, я остался лишь как часть чужих Миров, как сказанные кем-то слова, как старая фотография в запрятанном где-то в шкафу альбоме. Сквозь формалин и стекло я был так смешно искажён, что увидев бы себя со стороны - непременно бы улыбнулся. Таков был я, скучающий по сожжённым страницам, по Мирам, от которых я отрёкся, по собеседникам - гостям моего разрушенного замка без крыши, из которого я, кажется, вечность, наблюдал за звёздами в ожидании, когда в ночь Самайна зажгутся костры, и у одного из них будут меня ждать.
Неказистая вышла жизнь, множество историй так и не было рассказано до конца, линии повествований запутались, персонажи остались тенями, множество имён обратились в туманную дымку.
Змей, вцепившийся в свой хвост, занял место точек и троеточий в прочитанной книге. Лишь заблудившийся разум способен расправить крылья и обратить в пыль несуществующие оковы. Край Пустоты никогда не был краем, Странник никогда не покидал пределы Замка, Страницы Книги были всегда пусты, а вихри чувств - лишь самообман психики, цепляющейся крючочками за искусственную ткань бытия.
Всю сознательную жизнь я ждал, когда мой самообман станет моей реальностью, психика перестанет быть такой устойчиво-цепкой, а мысли такими чужими. И сейчас я чувствую то, что чувствует герой недописанной книги, чей автор кладёт перо на стол, разжигает камин и заряжает пистолет своей решимостью, усталостью и смирением.
Всю сознательную жизнь я хотел заглянуть за грань, и теперь мне стало интересно, а есть ли моё отражение, и кто отразится в грани...
Комментарии: 0

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.