Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6
Я в ахуе. Мне очень неприятно жить с дедушкой и бабушкой. Пока здесь мать, чувствую себя постоянно в состоянии кабинетки. Хуй его знает, что бабушка говоритт обо мне за моей спиной. Вроде бы разобрался и все нормализовалось. А вы еще смотрите Дом 2? Я, видимо, не смотрю, потому что у меня и так такой же почти пиздец. Но я все равно в ахуе.
Собираюсь водить Темные Века. Это действительно сложная система, водить которую будет очень непросто и очень интересно. Я не люблю водить не свои системы, но это наверное наиболее интересная версия втм, которую я видел.
Да, иногда я очень злой человек. У всего есть обратная сторона столь же сильная как и первая. Как там еще говорят? У всего есть мера? Как и у количества ударов головой об стол. Впрочем, когда там были длинные волосы, было бы удобнее. Наверное хорошо, что передо мной сейчас нет этого человека.
Что за маниакальная страсть к тому что тебе не принадлежит? Тем более к человеку, который тебе не принадлежит. Он и в Сталкере чуть не воспитал это чувство.

Прости, солнышко, но я злюсь:)
Смотрел фотографии со своих первых кабинеток. Как же все это было классно и радостно. И ведь не умел нихуя, все на энтузиазме мастера и игроков, на работе мозга и смелых решениях:) ну и спасибо Беркане:) Ты действительно тогда очень помогла, впрочем, ты не прекращаешь этого делать:)
И как-то кажется, что тогда я был добрее, моложе и лучше, а ведь всего-то год жизни. За это время я успел провести 6-7 кабинеток, в одну поиграть, стать опытнее, умнее и хуже. Что ж, ностальгия - она на то и ностальгия:)

Стихи из Небесного Города.

В гостях у Осени

Преодолев все завесы стихии,
И разучив по дороге в века
Танец безумной лихой энтропии,
Путник вступил в неизведанный край.

Там по янтарно-багровым аллеям
Вьются в безумном безудержном вальсе,
Жизни теряя в полете мгновений,
Те, кто отдался последнему танцу.

Жизнь без крупицы тревог и сомнений,
Спор без кинжального выпада в сердце…
Стоит ли скука любых сожалений?
«Нет» - прозвучало на выдохе смертном.

Там, по усыпанным золотом тропам,
Бродит хозяйка с усталым лицом,
С ней ее свита под алым покровом:
Трое пажей и слепой мажордом.

Юноши хрупки в доспехе ливреи,
Маски на лицах, однако, прочны,
Только виски безутешно седеют
И ожидают смертельной Весны.
Живя среди отравленных видений,
Тела, порой, меняя как перчатки,
Не стоит ждать глубоких откровений
От тех, чьи лица – только отпечатки.

Бессмысленно немое ожиданье
Ладони, занесенной над доской.
Отправить вашу пешку на закланье
Жестоко, но естественно, порой.

Не стоит в глупом поиске несчастий
Седлать безумных дерзких скакунов.
Бессмертье абсолютно, но отчасти,
Безвременье лишает нужных слов.

И с опытом, накопленным в столетьях,
В сопровожденье преходящих истин,
Перестаешь лукавить перед Смертью,
Не отступая перед страхом Жизни.

Лорд Дитрих.
Меня продолжают посещать боли по всему телу. Не то чтобы это расстраивало, но мешает. Интересно, зачем вампиру столько энергии...
Я совсем расслабился. Размяк, видимо, просто привыкнув к обычным ударам, которые не могли повредить мне всерьез. Но позволить увести у себя девушку - это слишком. Ощущения боли и дискомфорта заставляют меня ходить кругами. За последние несколько дней я сделал столько визитов и пообщался со столькими людьми, сколько обычно не видел за месяц. Все это чудесно, но противно. Мне просто противно.

Вчера водил в модуль Бочу с Котей. Это было весело, но слишком. Сегодня водил Густава с Чезой, Феникса и Айеро. Ребята молодцы, хоть я и устал, но их интересно водить. Может, потому что я еще к ним не привык.

А в остальном все неплохо, осталось только сделать так, чтобы стало лучше:)
Так, следующую кабинетку я делаю один и поменьше масштабом. Человек десять - это удобный максимум.
Кабинетка прошла хорошо. Настолько, что у меня даже потребовали продолжения в группе:) Ну, я его сделал.
Мы с Даниилом изобрели синонимную пару слов:

Тредность - она же Врудность - сочетание сложнопреодолимой проблемы с негативной окраской данной проблемы либо ситуации в целом.
Это что же такое творится?

Дурной сон, дурные мысли, неприятные предчувствия... какая же все это херня. Все равно мы живем, и все равно будем жить, хоть нам и далеко не все равно как мы будем жить. Я люблю тебя, несмотря ни на что. Да и смотреть-то здесь не на что. Глупо, глупо любить вопреки или из-за. Я просто тебя люблю.

Потерявшись во времени. Наброски.

1. Домашнее задание.

Теплое весеннее утро на этот раз выдалось на славу. Веселое щебетанье птиц, легкий озорной ветерок, заставляющий трепетать листву молодого кустарника, солнечные зайчики, беззаботно играющие в траве. И как ни удивительно, но в середине декабря на холодном острове старой доброй Британии иногда может случиться и такое утро. Юный Сэмюель спешил, стараясь не растерять по дороге разрозненные листки конспектов, притом, не оступившись и не сойдя ненароком с дорожки, именованной его учителем Тропой Знаний, а иначе говоря, зоной локальной температурно-климатической аномалии, растянутой в хронотопографической плоскости. Поскольку выговорить сие длинное и не доконца понятное определение для Сэма представлялось весьма затруднительным, он быстро согласился на «Тропу Знаний» в качестве достойного имени для этого феномена. И несмотря на то, что в этот раз юноша поднялся с кровати на 3 минуты 45 секунд раньше обычного, все же он опоздал. В небольшой, но уютной беседке, обильно увитой плющом, уже сидел, покачиваясь в кресле-качалке, седоволосый немолодой джентльмен. В правой руке он держал фарфоровую чашечку, из которой отхлебывал всякий раз, достигая наклона в 37 градусов над поверхностью пола, а в левой руке он ничего не держал.
- Ты опоздал, Сэмюель. – раздался мягкий чуть хрипловатый голос, в котором при большом желании можно было распознать баритон – Снова опоздал на 3 минуты и 46 секунд.
- Простите, Учитель. Но как вы… Как вам так удается? Я имею ввиду, что я встал специально на то время раньше, которое в прошлый раз вас заставил ждать... – ответил запыхавшийся ученик, раскладывая бумаги на небольшом кофейном столике возле кресла учителя.
- Проблема не в том, во сколько ты встал, она состоит в том, как ты встал. Скажи мне, ведь ты специально рассчитывал время затем, чтобы придти точно к моему прибытию. Так или нет?
- Так, сэр. Но в чем же была моя ошибка?
- Была? Думаю, она при тебе до сих пор. Во-первых, я не советую называть меня сэром – не стоит вводить тебя в заблуждение относительно моего происхождения. Во-вторых, никакого толку в приходе раньше меня все равно нет, если конечно не хочешь тащиться сюда из своего Корнуолла семь километров по снегу и холоду. Ну, и наконец, в-третьих – не стоит придавать столь большое значение времени. Чем больше ты что-то ценишь, тем обиднее его потерять. Вот, в этот раз ты потерял секунду, а мог бы прийти позже, не опоздав ни на миг при этом.
- Но каким образом, Учитель? Разве время не является прямым вектором, по которому мы все движемся? От рождения к смерти, от творения к умиранию, от создания к разрушению?
- Не повторяй одного и того же, слова этого не любят. Да, безусловно, ты прав относительно времени, называя его вектором. Лучше, пожалуй, линией. Но это не прямая линия, а извивающаяся как змея, закрученная кольцами и спиралями лента Истории, сплетающаяся в клубке еще с ворохом подобных серпентологических экземпляров. Время пластично и многообразно. Его можно растягивать как упругую ткань, превращая мгновенья в эпохи и сжимать, умещая в секунду эон. Время… ведь при хороших навыках в хронической атлетике по нему можно и путешествовать. Прыгать там, знаете ли, скакать… от неолита до изобретения реактивного двигателя, потом в палеолит, небольшой визит к афинянам четвертого века, потом заглянуть в Колизей, поиграть в кошки-мышки с тореро в Испании… ах, прости, замечтался.
- Эммм… но если вдруг лента порвется? Ведь если с усилием долго растягивать ткань, то какой бы упругой она ни была – непременно она порвется.
- Ты всерьез думаешь, что у нас с тобой это получится? Видишь ли, бывают еще непредсказуемые и непроверенные возможности нашей с тобой небольшой вселенной. Не забывай, что со временем всегда неразрывно следует пространство, а также событийная составляющая, названная мною «Свободная Судьба». Все компоненты «порвать» не представляется возможным. Даже такому талантливому молодому джентльмену, как ты.
- И все же? Какие могли бы быть последствия? – настаивал ученик
- Какие последствия? Ты так уж сильно хочешь узнать? – несколько повысил голос учитель, но тут в его правом ухе заиграла мелодия, смахивающая на вальс, но немного приправленная звуковыми эффектами более высокого технического уровня. Протерев ухо платком, мэтр продолжил – Что ж, на сегодня придется закончить.
- Но мы же ведь только начали! – искренне возмутился ученик
- Не стоит повышать голос без надобности. Это может тлетворно повлиять на качество голосовых связок. А теперь, вернемся к домашнему заданию. Раз уж ты так заинтересовался прочностью времени – я дам тебе простое задание.
- Ага, знаем мы эти простые задания… - прошептал себе под нос юноша
- Нужно просто порвать секунду. И зафиксировать, как поведет себя время в своем прерванном состоянии. Неплохая тема для творческой работы, кстати. Материал я предоставлю, над инструментарием думай сам. – сказал Учитель, сделав несколько пассов и щипков руками по воздуху.
После пары странных пассов, Учитель выудил из воздуха небольшую серую ленту, длинной всего в пару дюймов и положил ее на кофейный столик, рядом с чернильницей. После этого он пожелал юноше удачи в «нелегком занятии по убийству времени» и исчез.
- Инструментарий, говорите… Хмм… Что ж, надо попробовать, пока эта пространственно-климатическая… тьфу, пока Тропа Знаний не рассеялась. Ибо уж в чем Учитель прав абсолютно, так в том что топать пешком по снегу в морозное утро семь километров до дома совершенно не полезно и малоприятно.
Сэмюель убрал с кофейного столика чернильницу с пером и конспекты и расстелил в его центре секунду. Периодически вздрагивая от забредающих порывов холодного ветра, Сэмюэль напряженно думал и набрасывал какие-то схемы в блокноте. Надо сказать, что нахождение Тропы Знаний в данном участке пространственно-временного континуума становится все более вероятным и все менее фактическим. Хотя Учитель и утверждал, что никакого пространственно-временного континуума, строго говоря, не существует, но в данной сложившейся ситуации это не представлялось столь важным. Более важным было успеть выполнить задание до того, как Тропа закроется. Идея исполнения задания именно здесь, в области смещенных вероятностных и других линий, представлялась ему очень удачной – никакого лишнего внимания, никаких ненужных следов, никакого нарушения семейных традиций.
Прошло 43 минуты, а Сэм так и не нашел подходящего решения. Он перепробовал массу методов. От перенасыщения замедленной секунды событиями, до внедрения в нее хаотических частиц. Ничего не помогало, и Сэмюель все-таки решился на отчаянно глупый поступок. Он просто взял ленту и с усилием потянул за оба конца. Секунда оказалась эластичной, но не бесконечной. Домашнее задание можно было считать практически выполненным, и юноша развернулся было чтобы как можно скорее добраться до дома, но тут его постигло разочарование. Тропа Знаний рассеялась. Но еще большее разочарование постигло юношу (вместе с немалой толикой удивления, надо сказать), когда он огляделся по сторонам.

Посвящение ненайденному убийце.

Безжизненная суетность бессмертий
Теряет свои смыслы день за днем,
Рождения и гибели империй
Покажутся коротким ярким сном.

Неправильность незаданных вопросов
Теряется в обыденности быта,
И все, что доставалось слишком просто,
Давно без сожаления забыто.

Бессмертие без права на погибель
Никто и никогда не выбирал.
Постойте, мой усталый победитель,
Ведь я вас так давно искал.

Но взгляд, пронзающий осколком
Того, что вы б назвали болью,
Покажется лишь тихим отголоском
Молчанья перерезанного горла.

Лорд Дитрих, Город Туманов.


Это первые стихи, посвященные нелегкой жизни бессмертного лорда.
завтра экзамен, еще дохера учить. а не учится...
все, сука болит - это неприятно
Беркана скучает - это плохо.
А в остальном все хорошо:)))))))
Кендоист таки побывал на дуэли с Кирком. Если это можно назвать дуэлью. Впрочем, как я понял, сначала кендоист честно выиграл. Но вот потом... за то, что произошло потом, я теперь не хочу видеть Кирка, боюсь сорваться на него. И не очень рад был бы видеть Машу, прости Неко, но я усматриваю в этом ее недальновидность. Это если мягко. И по поводу всего этого я злюсь. Что ж, злость - это вредно и неудобно. Завтра экзамен - буду готовиться.

Побывали с Яной у Кира. Академик весьма прикольный, но это общение нужно дозировать. Снова дежавю, или как там оно пишется... Меня расстраивают мои проблемы с памятью и то, что иногда память пытается работать в обратную сторону. Помнить то, чего еще не произошло достаточно неприятно. А внезапно вспоминать еще хуже. Вы хотите особый дар? Конечно!:) Пусть меня лучше покусает радиоактивная уховертка, которая даст мне суперсилу, и я стану крутым долбоебом в цветном трико. А еще можно плащик и трусы поверх трико. Это почему-то у них модно, у супергероев:) Ладно, хватит пиздеца на сегодня.

Кабинетка прошла хорошо. Мы молодцы, огромное спасибо Яне:) Я люблю тебя, солнышко:-*
Новая игра по Совету Гильдий должна получиться неплохо. Возможно лучше чем эта, но спокойнее. Да, и нам нужен там глава Гильдии Фехтовальщиков:) Кендоист, не хочешь эту роль? Или любую другую?:) Очень хочу увидеть тебя на следующей кабинетке:)

Все, учить. Экзамены, учеба, сессия... а как бы вы продолжили ассоциативный ряд?:)

Когда ломаются замки.

Порой, когда ломаются замки,
Мы вылетаем через окна,
И кажутся нелепыми шажки,
Что мы привыкли делать в пропасть.

Полет, и взмахи серых крыльев -
Остервенелая работа слабым мышцам.
Мы так привыкшие к бессилью,
Бессмысленно завидовали птицам.

Взлетев над смогом серых улиц,
Мы снова падаем в асфальт,
Но приподнявшись, криво улыбнулись,
И снова учимся летать.

Страшная Сказка. Канцлер Ги.

Ты последнюю ставишь точку,
Выткав сказку при лунном свете.
Ты счастливо ее окончил -
Чтоб не плакали ночью дети,
Только кто-то свечу уронит
И десяток страниц забелит:
Есть такие, кто точно помнит,
Как все было на самом деле

И перо возьмут чужие руки,
Записать себе присвоив право
Хронику чужой тоски и муки,
Всыпать правды горькую отраву.
Приоткрыты двери преисподней,
Ангелы растоптаны конями,
И сюжет известный новогодний
Переписан серыми тенями.

Ты стоишь на каминной полке,
Глядя в пол, как в пустой колодец;
Отраженье в стекла осколке -
Безобразно-смешной уродец.
Ты в тени от зеленой ели,
Ты - орудье людской потехи:
Служишь ты для простейшей цели -
Чтобы детям колоть орехи.

Был когда-то ты мечтой девичьей,
Был когда-то ты прекрасным принцем -
Безобразным нынешним обличьем
Ты обязан серым злобным крысам.
Проклятый крысиной королевой,
Обречен игрушкой стать навеки,
Ты глядишь без боли и без гнева
Сквозь полуразомкнутые веки

Поздно ночью заслышав шорох,
Замирают в испуге люди,
И зловещих предчувствий ворох
Преподносит тебе на блюде,
Как служанка дурная, память,
Что сидит в закоулках мозга,
Чтоб вспомнить тебя заставить,
Как все будет - а будет просто:

Оттого-то бьют на башне полночь
В Новый Год куранты так зловеще:
Некого тебе позвать на помощь -
Ведь игрушки это просто вещи!
Ты не жди спасительного чуда -
Пусть в груди от горя станет тесно:
Помощи не будет ниоткуда -
Ночью умерла твоя принцесса…

Ты изгрызен и переломан,
Перемешан в кровавом меле…
Крысы помнят, о Мастер Гофман,
Как все было на самом деле…
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6