Нет, не я тебе нужен.

Коряво и грустно,
Написан роман
Разбито и пусто.
Сердце, карман.

Красивые лица,
Гнилые души.
Ты самая лучшая,
Но не я тебе нужен.

Как звёзды прекрасна,
Как степь пуста.
Растает весь лёд,
И будет вода.

Лишь лёд в глазах,
И вода в словах.
Нет ни капли тепла,
В белоснежных руках.

Ты словно богиня,
Но не я тебе нужен.
Вода без потока -
Болото и лужа.

Мясной супермаркет объявляет начало предновогодних скидок! Готовимся к чёрной пятнице, заряжаем ружьё...

Заебали потребляди. Что мальчики, что девочки. Мальчики даже больше - они громче воняют. Если девочки хотя бы иногда стесняются "оценивать коня по зубам" и то потому что их стыдят (такие же как они мальчики). Мальчики готовы громко и чётко орать на каждом углу, что он потреблядь, и какой товар нужен. Выбор человека для банального общения превратился в службу заказов. Им ещё кол центра по контролю качества не хватает. Такое ощущение, что они родились в торговом центре и там же были воспитаны каталогом и кассовым аппаратом. Которые заменили им и мать и отца.
Каждая пореблять имеет свой шаблончик, списочек. Как мальчик, так и девочка. В нём параметры товара по списочку. Самое интересное, что некий "ментальный кэш" потребляди, всегда меньше чем её запросы. Им нужно всё и сразу, желательно по распродаже, а лучше так. Потребляди обожают халяву! Они хотят нереальных партнёров, если это мальчик - заказывают пакет услуг "Сиськи, ноги, жопа..." Ну и дальше уже "по желанию заказчика" собирается комплект. Если девочка "Деньги, подарки,замуж" Они в отличие от мальчиков-потреблядей, больше ценят не вид товара, а функционал и комплектацию. После покупки друга или второй половинки, потреблять разве что чек не требует. Они проверяют товар на наличие изъянов, устраивают ему тест драйв, пишут отзывы, оформляют сделки. Им разве что штрих кода на лбу не хватает - а так чистой воды Ашан не далёких людей. И когда тебя в качестве "покупки" начинает рассматривать очередной шопингоман или боже упаси - КУПОНЬЩИК! Хочется взять ружьё. И это кислое ебало, если им сказать "я не продаюсь морально", у них такое ебало - это пиздец! Как не продаёшься? Все продаются - а ты нет ? Что, физически? Что, наличные берёшь?
У них вообще отношения за рамками товар-касса-деньги выходят за грань фантастики! Они на полном серьёзе "не понимают такую систему расчёта". Это какой то пиздец господа и дамы. Мы превратились в коробки дешёвого барахла, по совместительству оценщиков, маркетологов на мясных ногах. Эта блятская ферма, преподносится как культ из каждого говорящего утюга. Нам каждый день все внушают - что это нормально, что так и надо, но так ли нам это надо, как нам пытаются продать? Хочется крикнуть им - Эй люди! Вы люди? Или хуй/пизда на блюде?!
И бежать пока они не обиделись и не решили тебя списать как бракованный товар. Главное не забывать ружьё...

Новое ложе.

***
Птицами в запертой клетке,
Бьются о стёкла дожди.
Я никогда не вернусь,
Больше меня не жди.
Ночь погасила солнце,
Пламя погаснет в глазах.
Сердце твоё затихнет,
Где то на небесах.
Это не важно что завтра,
Больше уже не наступит.
Кто-то рождается заново,
Кого-то больше не будет.
И с каждой минутой всё тише
Стук наших сонных сердец.
Мы покидаем мир старый,
Новый рождается здесь.
Здесь тишина и забвение,
Холод глубоких могил.
Здесь всё равно как ты умер,
И всё равно как ты жил.
Нет больше боли и счастья,
Времени и суеты,
Кто-то рождается заново -
Кто-то, но это не ты.

Дом у реки.

Этот дом, что давно заброшен,
На высоком холме у реки.
Много лет хранит наше прошлое,
Что осталось давно позади.

Где то там, в наших снах возможно,
Вновь вернёмся с тобой мы туда
Где реки воды темные прошлого.
С головой накрывает вода.

Меж деревьев мелькнут наши тени,
Задевая огромные ветки,
Завывают под ними звери,
Словно запертые в тесной клетке.

И наш дом, у реки под деревьями
Полный мрачных угрюмых чудовищ,
Распахнёт на мгновение двери нам.
Приоткрыв пред собой наше прошлое.

Вновь услышим мы чьё то дыхание,
И глухие шаги за спиной.
Из подвала его завывания,
Позовут нас во мрак за собой.

Я прошу поскорей просыпайся!
Забывая всё что увидел,
Если ты отдашься печали -
Тьма внутри навсегда победит тебя.

Мы сожгли этот дом дотла,
Превратили его в пепелище!
Отпустив на свободу все души,
В нём когда то во тьме заблудившиеся.

Это пламя огня над рекой,
Озарило собой эту ночь.
С диким визгом зловещая тьма
Навсегда уносились прочь.

Зима

В моём сердце застряла зима,
В моём сердце запели птицы,
Тихим шёпотом декабря,
Белым инеем на ресницах.
И руками в объятиях холода,
Вопреки всем моим сомнениям,
Разрываются тучи свинцовые -
Необъятного белого севера.
Замирали как снежные статуи,
Замерзая как реки глубокие,
Все мгновения самые светлые,
Где то в памяти очень далёкие.
Навсегда сохраняя прекрасное -
То что создано или не создано
Тихо сказанное не специально,
Громко сказанное осознанно.
Яркий свет, в моём сердце знаменем,
По холодным садам разольётся,
Твоих глаз голубых сияние,
Твоего сердца стук донесётся.

Тёмные окна.

Мне отвратительны лица людей.
Они как пустые окна домов.
Я знаю их много и где то есть свет,
Но в многих из них ни кто не живёт.
Во многих так холодно,
Так одиноко...
И в каждом окне не хватает кого то.
Из тёмных их окон доносится зло.
В пустых и холодных сердцах поселяясь
Оно изнутри пожирает его,
От этого лица мне и не нравятся.

Плохое завтра

Завтра опять будет хуже.
Завтра, снова рассвет,
Вечер и дождь по лужам.
Талый, грязный снег.
Завтра - немного фальши,
Завтра - вставать не туда.
Зная о том что дальше,
И что уже никогда.
Завтра серые стены,
Завтра опять тоска.
Сегодня опять не станет.
Где-то загнётся весна.
Всхлипнет, и улыбнётся,
Вновь покидая твой дом.
Больше не шелохнётся,
И не вернётся потом.
Закрой же глаза поскорее,
Не думай о том, что завтра.
В своей одинокой постели,
Засни сном вечным и сладким.

...

Скажи, когда я признаюсь тебе
И сердце моё разорвётся,
Останешься ли в пустоте, в которой
сердце не бьётся?
Останься же в мире богов!
Не со мной, в мире глупых иллюзий.
Что лучше, чем счастье рабов,
Простое, что придумали люди.
Мечты заменяют как сахар,
В твоём горьком утреннем кофе.
На сколько же это сладко,
Тонуть в ежедневном пороке!