GOTHS UNDEAD

Вчера вечером трепался с новой знакомой "Вконтакте" она мне
невзначай рассказывает, что в группе (сообществе) "херки против готов"
(или наоборот?)выложили мою фотографию, где я давнооо, пару лет назад,
сидел на кресте. Ну и гадости всякие пописывали. Сталкиваюсь с подобным
не впервые, поэтому подобные вещи не вызывают ни обид, ни переживаний.
Ничего, кроме иронии и смеха.
Сколько не существует субкультура
под известным всем названием "Готика" столько и идёт этот, уже набивший
оскомину спор: "Мол, я гот, ты херка" и т. д.
Самое интересное я
увидел , когда просмотрел основную составляющую данной группы по
интересам. Готов я не нашел. Объясню , почему. Знаете, когда я пришел в
эту субкультуру( а там, где я жил, я с уверенностью могу сказать, что
там я её и создал), то понятия были несколько другими. Для меня они
таковыми и остались.Я всегда считал, что готика-это свобода души. Это
её состояние, когда человек умеет видеть прекрасное в ужасном, в
горе-счастье, в в боли- любовь и т.тд. Готы-какими я их знаю, моих
друзей, которые выросли и стали Личностями, и прочих - не сидели в
интернете, ведя постылые разборки кто есть кто, выливая ненужную желчь,
которая накопилась от неоправданной гордыни и безделья. Они просто Жили
и наслаждались тем, что Они есть, общением с себе подобными,
творчеством и т. д. А сейчас! Хоспаде! Напялят на себя хрен знает что,
размалюют рожу маркерами, выядятся, как протестантские священники,
послушают что-нибудь из придуманного ими названия "готической музыки",
пискнут что-нибудь типа "Варни -Бог" или "Херки сакс" и всооооо, я
гоооот. Я самый готитчный гоот! А все вокруг говно.
Всё это
было бы очень смешно, если бы не было так печально. Я никого не хотел
судить или оскорблять. я всего лишь хотел бы, чтобы люди побольше
обращались к себе и совершенствовались
, не тратя время на глупые вещи, а тем более на людей, которых они презирают.

Я сам пару годков назад часто любил поглумиться над подобным. Вот, к
примеру, существует во всемирной паутине такой чат, под названием
"Готический" было дело , и я туда забрел. Вот уже год там висит моя
анкета. Надо сказать, готов там, собственно, нет, только пара людей,
моих близких знакомых. А так, кого там только нет! И "панки" ,и
гопники, и, процентов 30-это малолетние херки и эмо. Так от, как-то
давно общался я там с другом, как вдруг зашла какая-то девица. Анна
Рейх, если мне не изменяет моя память. Не могу знать, что же мне тогда
так в ней не понравилось. Обычно меня раздражало, когда кто-то писал,
что, к примеру, Жить не может без нравоучений Ницше, а сам его,
собственно и не читал. Или что-нибудь подобное. Глумился я над
"херками" постоянно и повод находил всегда. Даже не общаясь иногда, с
чего-то вдруг решал, что это херка. Так вот, походу, обидел я
девченку. А девица-то оказалась злопамятная... . Скинули мне потом
адрес странички, где девушка эта ТАКИМИ непечатными словами со своими
друзьями -"готами" надо мной стелились, что я даже сам улыбнулся их
остроумию. Чего скрывать - было неприятно. Я даже адвокату своему
настучал. Тот предложил в суд подавать за фотки, оскорбления, моральный
вред. А я подумал-подумал и понял, что глупо это всё. Нравится людям,
нехрен делать- пусть стебутся, хоть весь свой фотоархив пожалую.
Так
что я, собственно хотел всем этим сказать? Да всё то же: следите за
собой и своими поступками. Мы живем в этом мире вместе и нам приходится
с чем-то мириться. И у любого человека, кем бы он не был, будь то
херка, гот, гопник, да кто угодно! У любого есть душа, которую легко
ранить. И стоит ли оно того?
Ах, да... . И конечно же, священное - Goths-UNDEAD!!! ;) []

ЯД ЛЮБВИ.....

Пальцы тают в отражении... . я скользил по тонкой оболочке
времени и сорвался в холодную бездну темноты.


Не плачь , мой ангел... . Твои слезы заставляют меня жить. Я
хочу навечно раствориться в твоей пустоте. В твоих глазах нарисована моя боль.


Дыши... только живи,
и я буду воспевать твою скорбь холодной осенней листвой... я нарисую ее седыми
облаками в ночной тишине... Я подарю тебе звезды... . Я буду там... .


Боль в сердце не остановится... . И в холодной могиле,
отравленный ядом любви, я буду помнить твои руки... .


вернется рассвет и солнца огонь я подарю тебе.... .
проснутся цветы, опьяненные красотой жизни... . Ты проснешься от пения птиц...
. Ты выйдешь в жизнь и увидишь мир, что я нарисовал для тебя.... . Ты вспомнишь
обо мне и сердце наполнится болью... .


Мы встретимся там, где нет боле никого.... . Где будем мы и наша боль. вечная, холодная
бездна, где я нашел тебя...


Где были мы вдвоем среди других,.. Где пели души наши и сердца... .


Где света нет.... и шепотов людских... . Мы... только мы с
тобою.... навсегда.... . [My Goddess]

ЦВЕТЫ

Я правил свет на перепутье тьмы,
Где плачет ночь о брошеных надеждах.
Терзая мысли, мне являлись сны
В них ты стояла в траурных одеждах.

И черных похорон таинственная месса
Над гробом деревянным накренясь,
Холодных белых глаз серебряного блеска
Искала на распятие молясь.

Старуха-смерть поцеловала в очи,
Мгновеньем слезы в жемчуг застудив.
Шептала над челом Богиня ночи
В последний танец с тенью проводив.

И ты склонилась над холодным телом,
И сердце замерло от алчной немоты.
Там я почил, под белым покрывалом.
И ты к ногам мне бросила цветы… .
[]

ЛИКИ СМЕРТИ

Вчера, лежа в кровати перед сном, я думал о том, что происходит с моим сознанием. Любой здравомыслящий, заглянувший в мои мысли, счел бы меня душевнобольным, в этом я уверен. Но что же заставляет меня окончательно не "дойти до ручки"? Иногда мне кажется, что достаточно одного нервного потрясения и тогда все. Я потеряю контроль.
Меня иногда посещают мысли такого характера, что я сам пугаюсь. Иногда бывает, что мне хочется закричать... . Просто так, без повода. А порой просыпается жуткая агрессия и мне хочется избить кого-нибудь. благо, пока я умею с этим бороться.
А недавно мое сознание нарисовало сон, который я не забуду никогда. Я лежу в сыром, но теплом склепе, вокруг болезненно-желтый свет. Я лежу в гробу, в объятиях полусгнившего трупа Могила осквернена, а рядом груды земли. Черно-синие руки плотно сжимают мою шею холодными объятиями покоя. Этот запах... запах гнилой, полуразложившейся плоти вызывал во мне наслаждение и... восторг. Трупный запах. я не могу описать его словами. С непривычки он кажется неприятным, тошнотворным, но после ... ты хочешь ощущать его снова и снова... сладкий... , а если смешать его с ароматом цветов, он опьяняет и дурманит. И нет ничего слаще и таинственней того аромата... .
Один раз я отравился трупным ядом. Когда в мучениях от рака умерла моя бабушка, я последние дни ( а точнее ночи, я сидел с ней по ночам) проводил у ее постели. Когда она умерла (Я никогда не забуду тот день, когда в дом приходит смерть.. это ощущение таинства, мрака и преклонения перед великим.), мы сняли дверь в ванной комнате с петель, установили ее на табуреты, а сверху положили бабушку (чтобы труп красиво и ровно лежал в гробу, его кладут на твердую плоскую поверхность), она уже начинала костенеть, и пришлось связать ей руки и ноги, чтобы она ровно лежала в гробу, так как после того, как труп закоченеет, очень трудно его уложить, иногда даже ломают кости, чтобы согнуть руки.
Так она лежала дома всю ночь. Я смотрел на Неё... . Когда люди умирают, на их лице всегда (за исключением тех случаев, когда гримасы просто ужасны и преисполнены болью) нарисована беззащитность и невероятная печаль. Её глаза долго не закрывались полностью, так как (это свойственно людям, которые больны смертельными заболеваниями, когда под конец жизни, облегчая им мучения и боль, их накачивают наркотой) последние дни перед смертью ее глаза были все время открыты.
Трупный яд... черной пеной вытекает он изо рта, когда ты случайно качнешь гроб или пошевелишь покойника... .
По христианским обычаям покойного хоронят на третий день после смерти, а все это время он находится дома, и близкие прощаются с ним. Так же, в квартире нужно завесить все зеркала ( по христианским поверьям, душа умершего может остаться в зеркале) и не открывать форточки ( чтобы душа не улетела, опять же по древним обычаям). И , как известно, на день , эдак второй, труп начинает гнить и источать смрадный запах. Тот самый, тошнотворно-сладкий. Изо рта периодически черными пузырями вытекает тлен. я вытирал эту слизь голубым платочком с белыми цветами.
Когда днем пришел отец Андрей, чтобы петь кафизму, все стояли вокруг гроба (самого красивого, что мы нашли), держа вокруг церковные свечи. И вот тогда я почувствовал, что отравлен. Закружилась голова и меня повело назад. Я быстро сунул свечу в руку кому-то, кто стоял рядом, и пошел к выходу, услышав, как кто-то из родных шепнул мне в спину, что уходить нельзя. Я побежал по коридору, очнулся на полу. Видимо, я потерял сознание.
Шел сентябрь. День был пасмурный. Знаете, существует поверье, что умершие навещают своих близких в виде насекомых, чаще всего пауков и мотыльков. Так вот в день ее похорон все постоянно видели белых пауков. Они ниоткуда появлялись на полу, падали с потолков. Кажется, я за всю жизнь не видел их столько, как в тот день.
Прошло больше года... . Я несколько раз видел ее во снах. Странно, я не боялся ее смерти( в том смысле, что я не боялся, что ее призрак будет преследовать меня в кошмарах), но сны... . В них она каждый раз пугала меня. В снах она была безумной. Самый жуткий сон, в котором она являлась мне, был до ужаса реалистичен. Я видел опустевший город Будто все уснули. многие дома были без стекол в окнах. Пара фонарей еще горели , но свет их терялся... . Я шел по улице мимо серого дома.... Я посмотрел в окно и увидел там Её... . Она корчила жуткие, безумные гримасы и била кулаками по стеклу. Я перекрестил ее силуэт и она начала корчиться от боль.
И вдруг сон переносит меня в неосвещенную комнату. Ту самую, где я только что видел бабулю. Я лежу в кровати с белым постельным бельем, напротив меня шкаф. Серый свет, подобный лунному, стекает на пол. И тут я понял, что под одеялом есть кто-то еще. Я резко одергиваю одеяло и оттуда, смотря на меня безумными глазами, с чудовищной улыбкой бабушка сильно, до боли сжимает моё запястье. Я проснулся в ту же секунду. Моя рука горела. я ОЩУЩАЛ её пальцы. Сон был словно явь.
Еще два раза бабуля посещала меня во снах, и каждый раз сны были жуткими, сумасшедшими... . Как то во сне, я помню, она должна была принять лекарства. Я напомнил ей об этом, на что она резко ответила: " Мне уже не больно, мне не нужны лекарства... ."
Так что же есть таинство смерти? Простой процесс круговорота или, все же, что-то большее? Я склоняюсь ко второму варианту. К тому, что смерть лишь начало чего-то нового, неизвестного нам до того момента, когда легкие в последний раз наполнятся воздухом, а сердце в последний... самый последний раз гулко стукнет в груди, разгоняя по венам остывающую кровь... .[Post Mortem]

POST MORTEM

POST MORTEM

Я прошлых лет альбом листаю,
Где мрачен сон... и жизни нет.
И шепот сердца замирает,
Познав таинственный портрет.

Мужчины, женщины и дети... .
Застыли в вечности оков... .
И, будто спят... и нет на свете
Чего-то слаще этих снов... .

Ее мне лик терзает взоры ,-
Дитя, объята сотней роз.
Рисует смерть свои узоры
На тонких пальцах детских грез.

В глазах открытых время тает.
Ни звука здесь, лишь шепот стен.
Ей косы ветер заплетает,
И согревает черный тлен... .
http://thanatos.net/galleries/categories.php?cat_id=7
Я схожу с ума… Мой мозг покрылся пеленой вожделения… Я жду продолжения боли, убегая от нее.
Божественна близость ночи. Влажным от крови языком коснуться лепестков черного неба…
Белый снег… ты заставляешь меня плакать от холода… . С невероятной скоростью ты поглощаешь мои вопли, усыпляя души порошком страха.
Я слышу, как ты плачешь. Мои нервы разрываются, наполняясь твоими слезами. Сколько еще ты будешь терзать мою тень? Прячась в лучах тепла, она мечется в забвении, пытаясь найти выход.
Я потерял твои ключи в осколках разбитых иллюзий… .
Нежность… Касаясь пальцами замерзшего стекла, ты рисовала на нем наше счастье.
Прекрасный цветок с прожженными лепестками невинности…
Рубины боли стекали по твоим рукам, покрывая их горячими поцелуями. Ты смотрела на меня белесыми глазами, пытаясь поймать взгляд. «Я хочу,-шептала ты в предсмертной агонии,-я хочу… жить…»
Замерзший потолок глотал сгоравшую от стали кровь… Остывшими пальцами ты писала на моем лице слово «нежность»… слезами и кровью…
Ты будешь жить, моя прекрасная кукла. Лишь там, где нет лжи и масок. Совершенство теряет свою ценность среди грязи…
Белый снег… Я собираю его в ладони, и он тает, превращаясь в твои слезы… . Слезы счастья… .

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ОСЕНЬ-ОСЕНЬ…

«Я устал себя мучить бесцельно,
И с улыбкою странной лица,
Полюбил я носить в легком теле
Тихий свет и покой мертвеца

Сергей Есенин

Маленькую каплю боли… Всего одну… Разве, я много прошу?
Я умер сегодня, как и умирал сотни дней подряд… 6288 дней… Убей меня…
Я болен… Я схожу с ума… Нет лекарства от того, что причиняет мне боль.
Холодный стальной пол нежно хватает меня за горло.. « Я люблю тебя!»-нежно шепчет он мне на ушко, когда мои глаза наполняются безудержной жаждой кислорода.
Я люблю вас, мои трупические куклы! Закрывая глаза и пытаясь уснуть, я каждый раз вижу ваши счастливые лица. Кто первый бросит в меня камень?
Ты спасаешь меня от одиночества… Моя маленькая боль… Тебя нет…
Слезы отчаяния, словно приторный порошок экстаза…
Помнишь страх? Я умираю… Никто не слышит… Я… УМИРАЮ… никто…
Ты клялся, что будешь со мной вечно… Мой листопадный дождь… Осень-осень, ты прекрасна! Твои золотые плечи, золотые глаза… Я любил тебя, как никто другой… Мой мертвый снег… Ты клялся, что будешь со мной вечно… Ты бросил меня одного, умирать в слезах дождя.
Я дышал тобой, я сгорал с тобой, я умирал без тебя, осень. Ты вплетала в мои глаза нити печали… Ты шептала, что я не должен оставаться один… и вновь убегала по черному небу, пронзая мою боль холодными стрелами дождя…
Ты все так же прекрасна, как и сотни тысяч лет… а я ничтожен… С каждым твоим рассветом я загниваю… Что ты скажешь, когда я не вернусь…? Ты убежишь по звездам, собирая мои слезы…
Я целовал твои руки, когда ветер пел о смерти, и был счастлив.
3 капли смерти… 3 капли за 9 жизней… Я живу 9 жизней, прогибаясь от ветра, в ожидании тебя, смерть… Ты заплетаешь косы, вплетая алые ленты моего страха.
Прожженная агония, вечная дрожь… Сколько дней я бежал от ветра, убивающего все живое? Я упал, споткнувшись о ложь… Свет догнал меня… Обжигая глаза, он смеялся над моими мечтами… Солнце целовало мои руки, умиляясь мольбами о пощаде.
Брошеный камень не отыскать среди сотни тысяч других… Лишь ожидание спасает нас от тоски… Мы всего лишь твои марионетки, осень…


ТЕНЬ

«Только сердце под ветхой одеждой
Шепчет мне, посетившему твердь:
Друг мой, друг мой, прозревшие вежды
Закрывает одна лишь смерть…»
Сергей Есенин


1

«Оставь мне свою тень… Ты можешь уйти, но… умоляю… оставь мне свою тень!»
«Зачем тебе моя тень?»-смеялась она.
«Она-это ты… Но тень всегда молчит… Она не смеется, не плачет… Она просто всегда будет со мной…»




2

Сегодня я видел, как она бежала… За мной… Когда я оборачивался, она замедляла шаг или пряталась за светом фонарей, делая вид, что ей никто не нужен. От ее бесшумных шагов за моей спиной леденящий холод пронизывал тело.
Она смотрела на меня… Невозможно описать взгляд того, у которого нет глаз. Он страшнее сотни взглядов зрячих. Все ее нутро словно медленно пожирало меня.
Она хотела, чтобы я ее заметил. То забегая вперед, то осторожно шагая рядом, она ждала… Ждала, что я подам знак. Что я заговорю с ней… Но я молчал…


3

«Тебе страшно?,-спросила она, сидя со мной под столом,- Почему ты меня боишься? Зачем прячешься?… Ведь ты меня любишь…»
Я боялся обернуться на манящий звук ее бархатного голоса, ибо не знал, где ее глаза… Глаза получает лишь тот, кто имеет душу.
Длинными худыми пальцами она коснулась моей руки, но тут же испуганно ее одернула.
Я не мог выйти из своего убежища, ибо это было единственное место, где я не видел ее, лишь где-то далеко, в воображении,вырисовывались смутные очертания пугающего образа.
«Свет! Она боится света!!!». Я выполз из-под стола и сорвал с окна черный занавес, который скрывал мой маленький мир от карающих лучей тщеславия.
Глаза зыкрыл ослепляющий свет… Мою плоть прожигали бесконечные пули солнца… От боли из глаз покатились горячие слезы.
Как долго я не видел света… Невидимый убийца, открывающий все тайны, грязно выставляя их напоказ…
Тень сидела в углу, обхватив голову руками.Дрожь беспокоила ее силуэт, напоминавший тлеющий комок боли.
«Прости меня! Прости…,-прошептал я,-я не хотел сделать тебе больно…»
Слезы катились из моих глаз. Я ощущал себя черной тенью, которая беспомощно дрожала, прячась от прозрачной смерти. Черный занавес по-привычке спрятал боль.
«Поговори со мной»,-чуть слышно промолвил я.
Тень испуганно отползла в другой угол, будто желала сбежать.
«Люди жестоки…,-сказала она,- вы убиваете тех, кого любите… Со слезами на глазах распинаете душу, а затем молите о прощении…»
«Прости… Я не умею любить… Ты… ты просто нужна мне…»
Она бесшумно села подле меня, испуганно оборачиваясь в сторону окна, словно не верила, что я больше не сделаю ей больно.
«Хочешь, мы создадим свой собственный свет?, прошептал я,-свет, который не причиняет боль… Он будет рожден здесь, где нет людей, нет лжи… Они не узнают… Без боли…»
«Это невозможно… Прозрение и боль едины…»
«Тссс… Они здесь… Слушай, как они дышат…»
«Стены…»

4

Тусклый свет зажженных свечей озарил серую комнату, наполнив пространство неуловимым теплом жизни. Кровь стекала по моей руке, причиняя сладкую боль бесчувственной плоти.
Тень коснулась рукой моего плеча. Обернувшись, я впервые увидел ее глаза… Бездонные, словно вся боль моей души воскресла в ее открытых глазницах. Она протянула ко мне руки, немым взором касаясь холодной стали лезвия, которым я ласкал свою плоть.
Я коснулся ее рук холодным поцелуем боли. Проходя через ее силуэт, лезвие наносило мне глубокие раны, из которых медленно вытекала черная кровь моей тени. Она запрокинула голову, наблюдая за тусклыми бликами играющих огней, что танцевали на сером потолке комнаты. Воздух пропитался приторным ароматом крови, опьяняя мысли и разум.
«Я люблю тебя… Ты мне веришь?»
«Стеклянная любовь… С нее легко стереть пыль, но она может разбиться…»
«Она совершенна… Наша святая стеклянная любовь выше плотских утех.»
Тень поднялась со своего привычного места. Ее движения были подобны на колышущиеся от ветра лепестки цветов., на дрожащее пламя самой прекрасной свечи…
«Я могу смотреть на тебя вечно…»
***
Мягкий свет догоравших свечей нежно обнимал силуэт танцующей тени… Она скользила по шершавым ладоням четырех стен, пытаясь сойти в пространство…

5

Ночь тихо играет со снами, а я по-привычке слежу за ней. Луна уплыла с облаками, оставив свой печальный свет в каплях серебра, что оросили панораму могил.
Я бреду по узкой тропе, а рядом со мной бесшумно ползет моя тень.
Тень… Она… или я?… Я не вижу различий между нами. В живом теле давно спит вечный покой. Я скольжу по стрелкам часов, рассыпаясь в песок времени. Мы прячемся от света, что обрекает нас на смерть.
На мраморной плите покоится тусклый свет небесных слез. Ветви деревьев нежно склоняются к почерневшей от боли земле.
Тень послушно садится рядом. Связанные невидимой цепью, мы мечтаем скрыться от невыносимого бытия, но беспомощно оставляем все как есть…
Мы неспеша плывем по дороге. Я-под черной шалью неба, она, касаясь своими ногами моей плоти,- ползет по грязной земле…
***
Черная гладь воды играет с ветром, баюкая плеском волн одряхлевшие деревья.
Мир уснул… Что видит он в своих черно-белых снах? Наверное, свободу… Свободу от грязи… Мир никогда не отмоет свою ггрязь из лжи и боли… Он прячется за светом небесного огня, пытаясь ослепить беспомощных рабов иллюзий, завораживая души поддельными улыбками и иллюзорным счастьем.
Опустив голову, тень неподвижно следит за мной. О чем она молчит? Этого я уже не узнаю… Я мог познать Вселенную, но только не ее- лишенную образа марионетку времени…

6

Черная тень с завороженным видом наблюдала, как я размешивал на ладони свою смерть. Она мечтала уйти со мной…
Веки сомкнулись в поцелуе с тьмой. Моему взору открылось бесконечное пространство Вселенной. Тусклые звезды уплывали вдаль, обнажая бессмертный занавес пустоты, увенчавший сотни начал. Бледные силуэты скользят по черному бархату, воспевая смерть. Багровые реки, звонко смеясь, вытекают из их погасших глазниц.
Я открыл глаза. Серые стены мгновенно ослепили мой взор, угрожая оглушить своим дыханием. Пропахший смрадом пол душил меня в объятиях, пытаясь выдавить из себя мольбы о прощении.
Тень сидела в углу, уставясь на догоравшую свечу. Тоска и бессмертная, вечная скука черной акварелью была нарисована в ее глубоких глазах.
«Потанцуй для меня… В последний раз…»-прохрипел я.
Она тут же поднялась со своего места, будто заранее ждала моих слов.
Стены, покорно затаив дыхание, тянули свои холодные руки, пытаясь поймать черные силуэты, плавающие в пространстве склепа. Тень медленно скользила перед моим взором, уворачиваясь от серых рук. Она не зависела от них, как прежде. Она была свободна…
Протяжный стон оглушил мое сознание… Стены… Они рыдали от своего бессилия перед свободой. Самолюбивые, они привыкли владеть тем, что никогда не принадлежало им по праву. Они забрали меня… Забрали давно, когда я был еще жив… Безжалостно отрезав мне крылья, они распяли мою душу на своем потрескавшемся от времени лице…
Это была моя месть…
Бесконечное пространство Вселенной… Холодные руки тени втирали в мои глаза пресные останки смерти… Красный бархат со сладкой болью впился в мое сознание… Красный бархат и застывшие серые стены…

7

Возле серого надгробья, опустив голову, сидела тень. Беспрерывно дрожа, она бесшумно рыдала. .. Вместо горячих слез из ее черных глаз на алые цветы падали осколки разбитого стекла.
«Хочешь, я покажу тебе что-то красивое?-шептала она,- что-то живое?… Ты снова будешь смеяться и рыдать, глядя на мою боль… Почему ты ничего не видишь? А хочешь, я дам услышать тебе, как поет рассвет? Когда его ладони касаются земли, он плачет… И слезы его поют чудесные песни… Песни, которых ты никогда не слышал… Цветы умеют говорить… Их лепестки касаются моих губ, и они говорят со мной…»
«Прости меня… Прости за то, что я умер… Я не мог слушать их… Не открывай глаза, не слушай… Они убъют тебя… Ты придешь ко мне… Когда прозрачные ладони рассвета обнимут землю, ты придешь…
Я не сплю… Я слышу твои мысли… Слышу так, как другим не дано… Тебе больно? Не плачь… Они не должны видеть наших слез… Ты знаешь, что они делают с ними? Они питаются нашей болью…
Пусть осколки нашей стеклянной любви навсегда застынут в твоих красивых глазах…
И тогда я вернусь… Вернусь оттуда, где молчит рассвет, где птицы не воспевают жизнь, где молчат цветы…Если ты захочешь…»