Страницы: 1 | 2 | 3
Давненько меня здесь небыло....За это время преобрела 4 новых татухи и проколола соски...вот относительно недавняя фотка.


[]
Сознание. Ты носишься с этой штукой, пытаясь найти ей достойное применение.
Сознание – это все твои радости, мечты и устремления.
Сознание – это также все твои проблемы, страдания и несчастья.
Ты хочешь, что бы это было всегда. Ты очень этого хочешь.
Сознание. Похоже на темницу с узниками.
Это те, кого ты любишь.
Все они здесь, ходят строем, воспевают тебя.
В твоем сознании ты упиваешься властью над ними,
Ведь они такие, какими ты хочешь их видеть.
Все остальные тоже здесь. Болтаются на крестах твоих представлений,
Торчащих из благодатной почвы жизненного опыта.
Сознание. Похоже на подземелье с призраками.
Это те, кто в прошлом были тобой.
Это ужасное подземелье буквально кишит ими.
Вот этот был тобой пять минут назад,[Сокращено]
Сегодня все ночь провела в полиции нравов. Из-за двух дур на роботе, которым захотелось подработать проституцией....
Ужасно устала. В начале робочей ночи к нам ворвались маски шоу, запихнули нас всех в машину и увезли. Было страшно.


Ужасного качества фотка...
[фотка с роботы]
Сегодня утром возвращаясь с роботы, не могла пройти мимо....ненавижу зиму, но этот вид засыпаных деревьев...красота просто развернула мои ноги, мое сознание, заставила застыть дыхание. Вот фотка...качество не очень, ибо с телефона, довольствуюсь подручными средсвами...



[парк вокруг моего дома]
Петербург рисовали пастелью,
Мягкой, дымчатой акварелью.
Или это дожди размыли
Краски яркие?
Только шпили
Непогодам наперекор
Пляшут ввысь, в небесный простор
Острия свои золотые.
Да чугунных решеток вязь
Прорисована тушью черной,
Обрамляет каймой узорной
Силуэты дворцов, где связь
Между прошлым и настоящим
Проникает звуком звенящим
В повседневную толчею,
От которой так устаю...
Петербург...
Петроград...Ленинград...
Этот город каждому рад.
Этот город умеет ждать.
Я приеду туда опять.
Стоит мне закрыть глаза и у меня появляется ощущение полета, наверное это от слобости. Но мне все равно. Мне наплевать на все. Я иду в темноте, пробираясь все медленей и медленей на ощупь. Толи у меня закрыты глаза. И я люблю танцевать в темноте. Я начинаю видеть тебя, я чувствую твои руки на мне. Мы танцуем вальс.
Бред…нэ….


Не долго мне осталось ждать
Конца судьбы, увы он близок.
Я мир хотел бы весь обнять,
Но он, огромный, слишком низок.
[cокращено]
Читаю свой старый дневник...год назад запись:

Недавно переклеил обои на кухне. Никому ничего не сказал. Вот захожу туда и понять не могу, что не так. Вроде обои красивые, смотрятся не плохо...но...
На днях зашел брат. Я открыл перед ним дверь, не соображая, что ему вдруг понадобилось. "Идем на кухню" только сказал он. Наша привычка...еще с детства, просто сидеть на кухне, в тишине, или под любимую музыку пить чай. Мы прошли по длинному коридору, на входе в кухню он остановился...новые обои..новая кухня. Вижу он почувствовал то же, что и я. "Что так плохо?" "Да нет..." "Понять не могу, что не так."....."Как мордой об кирпич" Вот именно! Как хорошо он высказался! Что ж уже не переклеишь назад.
Мы уже сидит час...молча...глупо, я заметил, что теперь не только я схожу с ума. Его поведение выдает. Резкие вспышки безсмысленных мыслей в премешку с чем-то действительно мудрым. Безвыходность. Но с чего бы? Не уже ли это у него из-за любви? Что же еще, кроме этого...странное чувство любовь...похоже мне этого не понять..."Хочешь новый год?" вдруг прервал он поток моих мыслей, я отрицательно покачал головой. Не люблю этот праздник. "А ты?" он повторил мое движение. С чего бы это? Это же его самый любимый праздник...
Мда...на удивление в этот год, я об этом празднике почти не задумывался...наверное из-за того, что нет никого рядом, кто мог бы вечно компосировать мозги от привкушения скорого празднества.
С расписанных автографами стен снимаются маски.
Белый кот в розовой дымке
уныло крадется по краю степной помойки.
Раскаляется свет на сегодняшний вечер,
чтобы согреть встреченных на перекрестке.
Перманентно бредовый кошмар,
уже вполне достойный
того, чтобы считаться удачной шуткой.
Посмеяться, пока есть зубы –
таков, похоже, единственный выход…
Слезы с избытком излиты до нас,
осталась только желчь и немного слюны.
Впрочем, есть еще чуточку тухлой крови,
но когда на все наплевать,
это – вряд ли козырная карта…
Итак,
счастье и страдание – одно и то же,
свет раскаляется,
роли разобраны,
поднимается занавес век.
Ваш выход, маэстро!..
Еще один непреднамеренный акт…
Я падаю в бездну,
Я падаю в бездну...
Мне всё интересно,
Но жить бесполезно.

То свяжут мне руки,
То рот заткнут кляпом,
То в клочья размажут
Фугасным снарядом.

Я падаю в вечность
С реальностью рядом,
Меня провожают
Прохожие взглядом.

Кому я здесь нужен?
Проклятия градом...
Я, маленький мальчик,
Со сказочным садом.

Я, с радостью, к смерти
Бегу, повенчаться.
Я падаю в бездну,
Там легче... смеяться.
"Душа моя" Ларичев
Как все странно...
Чьи-то глаза смотрят на меня из пустоты.

На днях позвонила моя давняя знакомая
которая занимается спиритизмом.
Сказала, что на одном из недавних сеансов
какой-то дух начал разговаривать про меня.
"И что же он сказал?"-спросил я.
"Сначало написал Сарус, я спросила: что Сарус?
Он ответил: вокруг него алхимики."

Нда...

Господи, как я ненавижу все это....
Алхимик взял в руки книгу, которую принес кто-то из путников, и перелистывая ее наткнулся на историю о Нарциссе.
Миф о прекрасном юноше, который днями напролет любовался своим отражением в ручье, Алхимику был известен: Нарцисс до того загляделся, что в конце концов упал в воду и утонул, а на берегу вырос цветок, названный в его память.
Но автор книги рассказывал это историю по-другому.
«Когда Нарцисс погиб, нимфы леса – дриады – заметили, что пресная вода в ручье сделалась от слез соленой.
- О чем ты плечешь? – спросили дриады.
- Я оплакиваю Нарцисса, - отвечал ручей.
- Не удивительно, - сказали дриад. – В конце концов, мы ведь всегда бежали за ним вслед, когда он проходил по лесу, а ты – единственный, кто видел его красоту вблизи.
- А он был красив? – спросил тогда ручей.
- Да кто же лучше тебя может судить об этом? – удивились лесные нимфы.- Не на твоем ли берегу, склонясь над твоими водами, проводил он дни зари до ночи?
Ручей долго молчал и наконец ответил:
- Я плачу по Нарциссу, хотя никогда не замечал, что он – прекрасен. Я плачу потому, что всякий раз, когда он приходил на мой берег и склонялся над моими водами, в глубине его глаз отражалась моя красота».
«Какая чудесная история», - подумал Алхимик.

Диалог во тьме

…Голос. Ты готов оправдывать все, что ты делал.
Я. Если бы я все оправдывал, я не стал бы с тобой разговаривать.
Голос. Значит, ты не будешь себя оправдывать?
Я. Я просто примиряюсь с судьбой.
Голос. А как же с твоей ответственностью?
Я. Одна четверть - наследственность, другая четверть – окружение, третья четверть – случайности, на моей ответственности только одна четверть.
Голос. Какой же ты мелкий человек!
Я. Все такие же мелкие, как и я.
Голос. Значит, ты сатанист.
Я. К сожалению, я не сатанист. Особенно к сатанистам зоны безопасности я всегда чувствовал презрение.
Голос (некоторое время безмолвен). Во всяком случае ты страдаешь. Признай хоть это.
Я. Не переоценивай! Может быть, я горжусь тем, что страдаю. Мало того, «бояться утерять полученное» - такое с сильными не случается.
Голос. Может быть, ты честен. Но, может быть, ты просто шут.
Я. Я тоже думаю – кто я?
Голос. Ты всегда был уверен, что ты реалист.
Я. Настолько я был идеалистом.
Голос. Ты, пожалуй, погибнешь.
Я. Но то, что меня создало, - создаст второго меня.
Голос. Ну и страдай сколько хочешь. Я с тобой расстаюсь.
Я. Подожди. Сначала скажи мне: ты, непрестанно меня вопрошавший, ты, невидимый для меня, - кто ты?
Голос. Я? Я ангел, который на заре мира боролся с Иаковом.
***
Голос. У тебя замечательное мужество.
Я. Нет, я лишен мужества. Если бы у меня было мужество, я не прыгнул бы сам в пропасть ко льву, а ждал бы, пока он меня сожрет.
Голос. Но в том, что ты сделал, есть нечто человеческое.
Я. Нечто человеческое – это в то же время нечто животное.
Голос. Ты не сделал ничего дурного. Ты страдаешь только из-за нынешнего общественного строя.
Я. Да же если бы общественный строй изменился, все равно мои действия непременно сделали бы кого-либо несчастным.
Голос. Но ты не покончил с собой. Как-никак у тебя есть силы…
…Голос. Жизнь не настолько сложна.
Я. Известно, что жизнь темна для всех, кроме «избранного меньшинства». А «избранное меньшинство» - это другое название для идиотов и негодяев.
Голос. Так страдай сколько хочешь. Ты знаешь меня? Меня, который пришел нарочно, чтобы утешить тебя?
Я. Ты пес. Ты дьявол, который некогда забрался к Фаусту под видом пса.
***
Голос. Что ты делаешь?
Я. Я только пишу.
Голос. Почему ты пишешь?
Я. Только потому, что не могу писать.
Голос. Так пиши. Пиши до самой смерти.
Я. Разумеется – да мне ничего иного и не остается.
Голос. Ты, сверх ожидания, спокоен.
Я. Нет, я ничуть не спокоен. Если б ты был из тех, кто меня знает, то знал бы и мои страдания.
Голос. Куда пропала твоя улыбка?
Я. Вернулась на небеса к Богам. Для того, что бы дарить жизни улыбку, нужен, во-первых, уравновешенный характер, во-вторых – деньги, в-третьих, более крепкие нервы, чем у меня.
Голос. Но у тебя, кажется, стало легко на сердце.
Я. Да, у меня стало легко на сердце. Но зато мне пришлось возложить на голые плечи бремя целой жизни.
Голос. Тебе не остается ничего иного, как на свой лад жить. Или же на свой лад…
Я. Да. Не остается ничего, как на свой лад умереть.
Голос. Ты станешь новым человеком, отличным от того, каким был.
Я. Я всегда остаюсь самим собой. Только кожу меняю. Как змея…
Голос. Ты все знаешь.
Я. Нет, я не все знаю. То, что я сознаю, - это только часть моего духа. Та часть, которую я не осознаю, Африка моего духа, простирается беспредельно. Я ее боюсь. На свету чудовища не живут. Но в бескрайней тьме еще что-то спит.
Голос. И ты тоже мое дитя.
Я. Ты тот, кто лишил меня мира. Тот, кто разрушил мое эпикурейство. Мое? Нет, не только мое. Тот, из-за кого мы утратили дух середины, то, чему учил нас мудрец Древнего Китая. Твои жертвы – повсюду. И в истории литературы, и в газетных статьях.
Я. Я… как тебя назвать, не знаю. Но если воспользоваться словами других, то ты – сила, превосходящая нас. Ты – владеющий нами демон.
Голос. Поздравь себя самого. Я ни к кому не прихожу для разговоров.
Я. Нет, я больше, чем кто либо другой, буду остерегаться твоего прихода. Там, где ты появляешься, мира нет. Но ты, как лучи рентгена, проникаешь через все .
Голос. Так будь впредь на стороже.
Я. Разумеется, впредь я буду настороже. Но вот когда у меня в руке перо…
Голос. Когда у тебя в руке будет перо, ты скажешь: приходи!
Я. Кто скажет – приходи! Я один из мелких писателей. И хочу быть одним из мелких писателей. Иначе мира не обрести. Но когда в руке у меня будет перо, я, может быть, попаду к тебе в плен.
Голоc. Так будь всегда внимателен. Может быть, я воплощу в жизнь, одно за другим, все твои слова. Ну, до свидания. Я ведь приду еще как-нибудь опять.
Страницы: 1 | 2 | 3