Не узнаю себя.

Неделя до Нового года. Не страшно меняться внешне. Волнительно меняться внутри. Не ощущая себя самим собой, но при этом живя с ощущением, что приобрел ровно то, что приобрести хотел, и просто не мог. Кто мог подумать, еще год тому назад, как буду выглядывать по пояс в окно и выпускать дым сигарет в сторону серых и безобразных девятиэтажек напротив. Кто мог знать, что в шкафу с одеждой будет уйма спиртного, упрятанного от потусторонних глаз в шерстяные зимние свитера. Которое буду попивать порой после тяжелого рабочего дня. А на столе стоят сухие розы, разложены кольца, горит свечка с ароматом яблока и корицы. Взгляд в отражение окна, непроизвольное соотношение между "до" и "после" ввергает в тихий, безмолвный ужас. Тряпье изодранной души, что похожа уже на рваный нестиранный тюль, словно колышется на ветру, издает в неспокойной груди тихий свист сквозняка. Но нет ни капли сожаления за прошедший год. Невелика цена в сравнении с тем, что приобрел внутри. А именно - непроходимое ощущение присутствия, неоспоримую мысль "вот уже, на самом горизонте". Не потому что придумал. Потому что действительно там. Все меньше и меньше я верю в случайности, когда на сигарете тлеют написанные мной имена...

Страх перед завтрашним днем.

Интересно сесть поудобнее в кресло. На мгновение закрыть свои глаза и окунуться в Мир будущего. Отправиться в недолгое путешествие на несколько лет вперед. Где мне уже двадцать шесть, где я уже, наверное, совсем другой. Увидеть хотя бы неясными очертаниями, как я выгляжу, во что я одет. Какие у меня руки, какие волосы. Какой у меня взгляд. Где я живу, кем работаю, кто окружает меня, какие люди.
Случается, что стараюсь, хотя бы, просто представить. Устроившись на диванных подушках, возле штор голубых, в уютном углу, который облюбовал для себя в течение одной-двух недель. С каждым глотком теплого зеленого чая, посредством обжигающего самообмана, отправляясь прямиком туда. Я слышу давящие на виски тишину и шепот шоссе за окном. Я вижу тусклый свет коридора, кремового цвета стены, дорогую дубовую мебель. Зеркала, много зеркал. Вижу белоснежные плечи, черный шелк длинных волос, усталые холодные глаза, застывшие глубоким зеленым взором на уходящую вдаль магистраль, что видна за окном. На столе бутылка дорогого спиртного, портсигар черного цвета и пепельница. На краю стола листки, обрывки, салфетки, исписанные аккуратным почерком всего того, о чем следует не забыть. Моя фигура смотрит в окно. Я больше ничего не жду. Вернее, делаю вид, что не жду...
И картинка исчезает с очередным глотком. Оставляя на душе послевкусие желаемого и тревожного одновременно. Главное, что не здесь. Вопрос только лишь в том, для чего? Но смысл еще не утрачен. Да только кто знает, сколько из этого выдумки? И кто может знать, что поджидает меня за углом...