Страницы: 1 | 2 | 3

Нужен заброшенный объект без бомжей для фотосессии. Иначе моей модели придётся на шпильках по аквапарку лазить.
Музыка: Радислава Анчевская - Ты умрёшь в этом городе

Такой я была на выпускном. Сама в изумлении.
[]

Город завернулся в серый саван, пряча полуулыбки в полутумане дождя.
А значит, можно прятать живое лицо - со всеми его гримасами - за веером непринужденности.
Говорить - бесстыдство.

Переливающая в жёлтом свете фонарей улица уходит вперёд, туда, где на подъёме возвышается церковь цвета старой бирюзы. Уже несколько длинных минут без остановки звенят колокола, кажется, всё громче, не заглушаемые ни голосами людей, ни шумами проспекта.
Небо чистое. Но водоворот чернил на дне твоих глаз черней его.
Реальность - скорее ворох мимолётных видений, рассыпающихся, как сухие листья, в моих руках.

Окружены плотным сигаретным дымом и сливающимися в шумную какофонию голосами посетителей уютного бара. Одна вдавливает длинными тонкими пальцами окурок в пепельницу. С силой, столь юные девушки так сигарету не тушат. Вторая слушает монолог, изредка откликаясь на порой всплывающие вопросы.

Что делать, что делать... хочется выбежать вон, а потом сидеть где-нибудь в подворотне, прячась от неизвестно чего, сжавшись в комок и обхватив руками голову. В конце концов, я всего лишь зёрнышко ржи, подхваченное и влекомое ручьём талых вод. И не более того.

Неподвижность-неизвестность.

Не жалей меня, будь жесток. Моя кровь - томатный сок... (с)

Пусть - выдавленное из сдавленных лёгких, как просьба о пощаде: "Люблю".
Пусть - болящие красные полосы на теле.
Пусть - лукавая улыбка, лихорадочный взгляд, безотчётность и свобода.

Слишком много странных мыслей, чтобы придать им словесную форму.
Слишком много странностей вобще.

Стужа. Облака опустились на землю, заполнили мою голову. И даже в сердце нет ничего, кроме этой белесой облачности.

[]


Но я здесь, на земле, среди тех, кто держит меня за руки. Значит, я не оторвусь от земли и не исчезну в сероватом небесном тумане, как оторвавшийся от сухой ветки лист... не пожелавший ложиться в землю.

Музыка: Мой Розовый Фашистик - Мои новые чёрные крылья

[]

Ночь - близко к утру... Набережная канала темна, свет преломляется и пропадает там, за поверхностью. Переулки пустынны, только слышны шумы машин с Лиговского. Старые дома таращатся чёрными окнами и ухмыляются в спину сетками трещин.
Петербург...

Взмахом руки отгоняю тени. Возвышенное - низвергаю. В упор расстреливаю часть себя: ту, что вечно жмётся в угол, избегая прямых взглядов - та покорно стоит на коленях.

Низкое - возвышаю. Всё дикое, примитивное, неразумное.

Даже воздух кажется прозрачней, разреженней. Только свинцовая тяжесть в голове и гул в ушах - серое пятно перед глазами.

...медленную Майю торопливых дней...

Каждый невредим в своем шёлковом коконе. И волна проходит мимо, оставляя задыхающееся тело лежать на песке.
Нить дрожит в руках пряхи. Загадки о грядущем. Ночами - мерцание глаз тысяч Сфинксов.
[]

Вереница бесмысленных встреч и разговоров. Грусть ни о чём и светлая тоска по несбывшемуся. Память как едкое лекарство, прописанное врачом с незапоминающимся лицом и равнодушным голосом. Дайте мне немного этой горечи и не беспокойтесь, натыкаясь на отсутствующий взгляд. Действие скоро прекратится, и я снова буду лукаво улыбаться вам в лицо.

Быть... не быть... быть... выписывают кривые в воздухе падающие лепестки истерзанной ромашки, сорванной на поле между двумя железными дорогами. Там ещё вдалеке стояла старая церковь в стороне от деревни. Теперь мне хочется там побывать: идти пешком по сельской дороге мимо кладбища.

[]
Страницы: 1 | 2 | 3