Я тут вернулась домой, стёрла макияж, сняла с головы повязку, стала одну за одной вынимать шпильки, добралась до резинки для волос, чтобы распутать хвост, с тоской взглянула на ночную одежду, подумала как снимать ту, что на мне, и вдруг поняла, что мои бабки и пра-пра-пра занимались тем же самым, т.е. каждый день они мучительно собирались и вечером всё это стирали, снимали, ослабляли корсеты...декорации изменились, но не суть. Об этом нужно вспоминать почаще, каждый раз, когда я буду вновь охвачена иллюзией того, что женщины вот-вот добьются равноправия.