Записи по тегу "рассказы"

| перейти в дневник

Записки на путях

Свет снова очень настойчиво пробивается сквозь закрытые веки, но я не испытываю ни малейшего желания вот так сразу открывать глаза. В конце концов чего я тут не видел за последние дни? Первым что я увижу, открыв глаза, будет свет- неестественно яркий и чистый свет, дальше глаза немного адаптируются к окружению и станут различимы стены, покрытые ошметками некогда ровной штукатурки в верхней половине и облупившейся и почти уже облезшей зеленой краской в нижней. Потом появится дощатый, тоже пытающийся разойтись и потерять вид, пол и потолок: серая бетонная крышка на этом гробу. Одним из последних во всей окружающей обстановке перед моими глазами покажется стол- старый деревянный, по всей видимости дубовый, очень солидный и массивный, покрытый редким в наше время зеленым сукном, в общем настоящий раритет, который наверняка притащили с поверхности. На этом столе и стоит источник столь раздражающего мои глаза света: такая же старая настольная лампа с зеленым металлическим абажуром. А за столом сидит человек: первый и единственный человек, которого я хочу убить. Последние несколько дней... три или четыре уже точно не помню, а часы у меня отобрали и следить за временем не получается, это единственный человек, которого я вижу. Не высокий, на удивление полный человек, вернее даже человечек, едва достающий мне до груди (если мне когда-нибудь удастся встать в полный рост, не рискуя получить пулю промеж глаз или в сердце) с круглым, пухлым, что является большой редкостью после того как остатки человечества перебрались в метро и с едой стало, мягко говоря, плохо, лицом. Его маленькие, цепкие глазки, казалось, все время смотрят в мои глаза, и даже не столько в глаза, сколько залезают в самое нутро и разглядывают мою душу, пытаясь найти там что-то известное только их владельцу.[далее многа-многа букаф]


Продолжение следует
| перейти в дневник

Время Тьмы

Августовская ночь окутала город. Стояла прекрасная погода: уже не было той смертельной жары что была в июле, но еще не было и осеннего холода. По такому случаю многие вышли на улицы... с разными целями, но большинство шло просто насладиться уходящим летом. Только один человек выделялся из толпы. Он шел по улицам явно с определенной целью и по вполне определенному маршруту, да и внешне он отличался от остальных: он, наверное, единственный во всем этом огромном муравейнике был одет в строгий костюм, но, кажется, не испытывал по этому поводу неудобств. В руке он нес небольшой чемодан, содержимое которого представляло огромную ценность для очень и очень многих. Человек с чемоданом периодически опасливо оборачивался, когда ему казалось, что его настигли, но ему нечего было опасаться, совсем нечего. Опасался он Иных, он знал о них если не все, то очень и очень многое, а в чемодане у него лежал едва ли не величайший миф мира сумрака - "Фуаран". Каких сил и средств ему стоило добыть эту книгу доподлинно не известно, но факт остается фактом: книга в этот момент находилась у него в руках, и это была его месть. Он знал, что о том обладателем ЧЕГО он стал станет известно инквизиции, так оно и было, и теперь инквизиция вместе с обоими дозорами вела охоту на одного человека, который стал сверхопасен для состояния инкогнито, которое поддерживали Иные. У охотников была лишь одна проблема: они не могли даже приблизиться к объекту на расстояние эффективного воздействия. Когда несший "Фуаран" человек оказывался в радиусе видимости, любого иного, каким бы сильным он ни был, охватывал панический ужас, как будто перед ним был не человек, а один из Предтеч - самых первых Иных, любой из которых был сильнее всех существующих на земле иных вне категорий вместе взятых. Поэтому у Иных просыпался здоровый инстинкт самосохранения, и они уходили с пути ОБЛАДАВШЕГО КНИГОЙ, и никакие посулы инквизиции не помогали. Человек продолжал свой путь. Он всего лишь хотел стать Иным, для того чтобы отомстить, отомстить тем, кто посмел считать себя поборниками добра и справедливости. Он решил стать темным, и пути назад у него уже не было.
Без особых приключений дойдя до места встречи, человек позвонил в квартиру мага, с которым он договорился о проведении ритуала. Дверь открылась, но ровно настолько, насколько позволяла цепочка, и голос, явно принадлежавший человеку в возрасте, произнес: "Гроза близится", на что получил ответ: "Да содрогнется сумрак!" Дверь открылась, но хозяин квартиры почти сразу попытался забиться в темный угол, настолько сильно его ударила волна ужаса, исходящая от его гостя.

- Вы действительно выполнили свою часть договора и принесли книгу?- спросил старый Иной.
- Да, правда, и я покажу ее вам, если получу доказательства, что не попаду в лапы этой вашей... как ее?.. эээ... Инквизиции.- ответил гость.
- Можете не сомневаться. Инквизиторы не смогут даже приблизиться к этому дому, благодаря вам, вернее, вашей злобе. Она - лучшая защита от любого Иного.
- Ну что ж , я вам верю, вот ваша книга, - сказал человек, открыл свой чемодан и протянул старику книгу.
- О да... да! ДА!!!! Наконец-то, наконец-то все узнают, что Фуаран - это не миф, что она существует!!!- заликовал старый маг
- Не надо так радоваться.- осадил его гость- Выполняйте же свою часть договора!
- Д-да, конечно, я понимаю уговор есть уговор, вы уж простите старика, понимаете же, что никто кроме вас, меня и инквизиторов, у которых вы ее стащили, еще не держали в руках это сокровище...
- Я вас понимаю, и рад за вас, но давайте ближе к делу.
- Хорошо, давайте начинать.
С этими словами маг ушел на кухню и, спустя какое-то время вернулся, держа в руках пузырек с кровью. С этого момента и начался ритуал Фуаран, который до сих пор проводился лишь однажды создательницей этой книги и, по преданию, сработал. Несколько часов старый маг читал заклинание, размазывая кровь семерых людей по страницам книги, а когда он закончил, произошло то, во что никто раньше просто не смог бы поверить. Человек, который добыл и принес Фуаран, начал уходить в сумрак, причем, делал он это самостоятельно, как будто он был иным едва ли не с рождения. Поначалу уход был медленным и неспешным. Новоиспеченный Иной какое-то время находился на грани между сумраком и реальностью, что очень удивляло наблюдавшего за этим старика - ведь ни один иной не мог настолько задерживаться в этом состоянии. Но потом переход в сумрак стал стремительным, и новообращенный просто исчез из спектра видимости, лишь на пятом слое была видна лишь смутная тень его присутствия. Спустя несколько минут он снова появился в реальности и в разговоре со своим "инициатором" сказал, что поднимал свою тень семь раз. От этого у старого мага почти буквально отвисла челюсть. Только теперь он понял, что он либо инициировал новое воплощение одного из Темных Предтеч, либо тот, кого он инициировал, и был Новым Предтечей, величайшим из Иных, живущих ныне на земле. Старик знал, что ему никто не поверит, но ему и не требовалось этого, ему хватало того, что он сам видел и знал... Через какое-то время, ночной гость попрощался с хозяином и ушел, забрав с собой величайшее сокровище, какое только можно найти в сумраке. Он ушел вершить свой суд и удовлетворить свою жажду мести... Так в городе появился Великий...
| перейти в дневник

Одиночество

Нет счастья больше, чем любовь,
Нет бездны большей чем разлука.
Есть лишь надежда повстречаться вновь.
И вместе быть хоть до скончанья века...



Ночь, судя по звуку, за окном идет дождь, причем очень-очень сильный. Из-за обыкновенно не работающих фонарей на улице, ничего из происходящего за стенами такого уютного и теплого дома не видно. Единственное, что хоть как-то показывает, что снаружи не полное ничто- слабый отсвет луны за тучами. В доме темно, за исключением нескольких свечей в одной из комнат. Обитатель этой комнаты, переставив стоящий на подоконнике горшок с каким-то растением, сел к окну с гитарой в руках и тихо, чтобы никого не разбудить заиграл очень грустную мелодию. Все это было странно, ведь прошло совсем немного времени и остатки радости того дня еще должны были греть душу, но увы, все волшебство любви быстро растаяло, когда самый дорогой человек на свете вдруг оказался так безумно далеко. Было грустно, даже тоскливо и природа, казалось соглашалась с ним. Но ничего не оставалось делать, кроме как считать дни... нет не дни- часы. Хотя днями было проще, не столь страшные цифры получались. Оставался месяц... для кого-то это был бы "всего" месяц, но для него это был "ЦЕЛЫЙ" месяц. Тридцать дней одиночества и тоски. Тридцать дней без нее. А мелодия продолжала тихо соскальзывать со струн, принося, пусть и на время, покой душе. Но это было лишь временное облегчение. А ведь когда-то он не верил, что такое чувство возможно, если людей разделяет такое огромное расстояние. Судьба решила посмеяться над ним и над его возлюбленной, подарив им любовь, но забыв сказать, что между ними почти непреодолимой преградой встанут чертовы километры. И ведь если рассказать родным все как есть скорее всего их не поймут и лишат даже той возможности быть вместе, которая у них есть сейчас. И ничего не помогало... только музыка. И надо ждать надеяться и верить... и все... и продержаться на этих трех... ммм..."филосовских" категориях месяц. Всего месяц или целый месяц...