Эллинскiй учёный мужъ Аристотель, насколько V.'у извѣстно по наслышкѣ, называлъ idejami такiя хуйни явленiя, которыя пронизываютъ, то влетая, то вылетая изъ предметовъ, нашъ миръ. Такой вотъ idejej, а то, пожалуй, и хуйнёй, побывала на уходящей рабочей недѣлѣ, одна specifikacija къ дóговору, который давеча вступилъ таки въ силу, и который можно назвать первымъ самостоятельнымъ дóговоромъ V.'а.
Въ одинъ нужный мигъ влетела въ дóговоръ, чтобы убѣдить однихъ, что оный не основополагающiй [ramochnyj]; въ другой - она вылетела, доказуя другимъ, что всё-же оный таковой.
Важно, что по долгу работы - а куда более по неумѣнiю V. очень много врётъ.
И отъ сего его тошнитъ.
Пока всё.