Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

Двойник во сне

Сон был долгим и мало чем запомнился, кроме нескольких сцен. Вот я вместе с бригадой работяг на съемной квартире. Рабочий день закончился, все уставшие разбредаются спать. В комнате, которую я застолбил, как будто кто-то умер: свет горит, но угол обзора почему-то очень небольшой, всё остальное скрывает мрак. На стенах висят старые совковые зеркала в тяжелых рамах, я стараюсь в них не смотреть, потому что если там не я буду отражаться, то обязательно затянет в мрачное место, где нет даже такого понятия как пространство.
Следующая сцена: какие-то злодеи похищают ничем не примечательную молодую девушку и её подругу. Меня же прихватили в качестве слуги для пленниц. Жрать-пить при этом не дозволено, так как жить осталось недолго. В результате я устроил побег и истощенный побитый довел пленниц до большого цветочного поля под темлым ярким солнцем. В ушах звенело от напряжения и естественной тишины этого места, беззаботно чирикали птицы и казалось, что вот оно -всё самое худшее закончилось.
Третья сцена - это зимняя дорога. Я точно знаю, что по ней можно доехать до двух небольших городков. Один из них - это бывшее военное поселение с пустыми казармами, брошенными домами и набитой старой электроникой складами. Точно посередине этой дороги расположился старый деревянный дом, где я живу. Людей определению в округе просто нет. Зато со мной зимуют друзья и знакомые, на которых я периодически ору, что хата не из резины. На улице метель, сильный холод и непрекращающаяся ночь.
Последняя сцена - это я сижу за компом у себя дома. Чувствую, что кто-то резко хлопает по моему плечу, и оборачиваюсь. Но там никого нет. Тут же другая рука опускается мне на правое плечо и я пытаюсь посмотреть в ту сторону, но кто-то сзади обхватывает меня обеими уже руками и стаскивает с кресла на пол. Я пытаюсь бороться, хватаюсь за одежду нападающего.. И понимаю, что на нем одета моя же футболка, по комплекции он такой же как и я. Да и вообще это я и был.
Проснувшись, долго думал. А не занял ли моё место тот двойник? Украл мою память, внешность и всю жизнь? Или может наоборот - это ОН был настоящим и просто пытался выгнать подмёныша со своего места?

отпуск на Титане

Приснилось, что я по чьей-то нелепой ошибке был схвачен и заперт в переговорой комнате заброшенного здания миссии ООН в какой-то очень бедной, опаленной солнцем и безнадежностью стране. Мне оставили телефон, с которого я мог позвонить только на один номер. С этого же номера звонилии мне, приятный женский голос шептал мне, что в целях национальной безопасности я тут буду оставаться какое-то время. Меня называли чужим именем ивидимо считали, что я сотрудник разведки с очень большими полномочиями. Я пытался доказать, что это не так, но меня не слушали. Мне регулярно доставляли еду и давали послушать записи автоответчика, где то ли друзья то ли коллеги того шпиона, за кого меня все принимают, радостно сообщали, как здорово они отдыхают на одном из европейских курортов. Я только больше бесился, я ведь тоже ехал вотпуск, когда началась заваруха. А теперь девушка в телефонной трубке говорила, что тут я пробуду до глубокой осени, так что мой отпуск все равно пропал.
Когда меня выпустили, выяснелось, какое недоразумение произошло, мне предлагали денежную компенсацию, в ответ на которую я только плевался, так как был очень зол из-за потраченного времени. Впереди ждала только работа и никакого отдыха больше.
По поводу компенсации сомной разговаривал лысеющий дядька небольшого роста лет под сорок. Когда я со злостью отверг все предложенные мной варианты, он на пару минут задумался, а затем предложил все е провести отпуск, искупаться в теплой воде, позагорать,а на моем рабочем месте меня отмажут.
Я согласился и в итоге очутился там, где наверно еще долго никого из людей не будет: на другой планете, точнее на спутнике Сатурна, Титане. Дядька полетел сюда со мной, а еще была небольшая компания из двух девушек (одну из которых я вроде бы узнал по голосу, во время моего заточения в телефонной трубке я слышал именно ее) и трех молодых людей крепкого телосложения, сверкающие голливудскими улыбками.
Место, где я провел отпуск было просто волшебно: большой залив, окруженный суровыми скалами был полностью песчаным, на песок накатывались с ленивым шумом волны, все почти как на земле. Только океанская вода имела коричневый оттенок, как будто бы не вода это была, а разбавленый шоколад. Как обьяснил лысый, океан на самом деле для человека очень опасен из-за своего химического состава и бурной живности, но в залив поступает вода, очишенная системой сеток и углеродных пленок, протянутых как рыболовные сети.
Здесь было очень тихо и тепло, воздух был немного горьковат, однако ветер как-то очень по земному ласково обдувал со всех сторон и шевелил волосы на голове. Целыми днями я то купался, то прохаживался по берегу с банкой холодного пива с кем-нибудь из отдыхающих, то валялся на песке глядя в глубокое небо.
Когда на Земле лежишь лицом вверх, то постепенно возникает ощущение, что ты завис над бескрайним океаном и вот-вот в него упадешь. Здесь же на Титане, это ощущение еще острее, так как сквозь облака нависала громадина Сатурна, а так же виднелись очертания его малых спутников. В эту бездну тянуло нырнуть еще сильнее, так что даже дух захватывало.
Совсем скоро прийдет срок возвращаться домой и сюда я уже больше не попаду, однако это место я уже никогда незабуду, так думал я неспешно доставая из холодильника очередную запотевшую банку.

Глобальное потепление

Приснилось как внезапно в конце лета на весь мир обрушились последствия глобального потепления. Именно обрушились: в Европе и Азии жуткая жара, все сохнет и умирает, а на североамериканском континенте похолодало до -30 и выпал снег. Нико не был готов к такому, особенно передовые страны, где вся техника, вся инфраструктура городов встали от сильного перепада температур. Крупные города на долгий срок лишились центрального электроснабжения, вода и продовольствие доставлялись только на грузовиках или стараниями энтузиастов.
В основном мне снилась именно Америка. Как я туда попал, не помню, наверно в командировку был послан незадолго до событий. Я был в замерзающем небольшом городке, окруженным лесами и кольцом двух рек. Половина жителей неделю назад попытались сбежать в ближайшие крупные центры, но многие вернулись, в основном пешком, потому что их автомобили застряли в глубоких сугробах. Особой паники не было, люди терпеливо завели дизель-генераторы, растопили печки и камины, заделали окна фанерными листами и стали ждать действий правительства.
Потом в городок потянулись грузовики с продовольствием, половина из которых застревала в лесу в снегах, проваливались под лед на реках. Целые отряды из горожан вытаскивали застрявших и волоком тащили до города.
Последние минуты своего сна я и группа американцев, которые пытались со мной балакать на своем языке, а я не понимал, вытаскивали небольшой грузовичок из ледяной воды, вытягивая его двумя длинными канатами. Водила сидел возле импровизированного костерка и грелся, укутавшись в толстый плед.
- Эх, навались! - громко говорил я, таща канат на себя. Амерканцы скалились от непривычной речи, но понимали смысл и действительно наваливались в одном ритме со мной. Так слаженно и быстро мы выкатили грузовик на берег...

Осенний сон

Снилась золотая осень заваленная пожелтевшими влажными листьями и наполненная меланхоличным настроением. В такое время лучше всего греться дома,обернувшись в шерстяной плед и прихлебывая горячий напиток, сочиняя при этом короткие грустноватые стихотворения, которые тут же можно и забыть.Солнце просвечивало сквозь поредевшие кроны деревьев совершенно не согревая, однако множество людей гуляли по улицам, паркам и скверам с усыпляющей неторопливостью и так же не спеша переговаривались тихими голосами. В этот осенний день, свободный от постоянных дождей, я и Солнце решили поймать последний отзвук ушедшего лета и поехали купаться в остывающих водах диких озер. Добраться к ним можно было только по раскисшим грунтовым дорогам, которые вели через запущенный городской парк, медленно переходящий в сумрачный безлюдный лес. На стареньком раздолбаном Икарусе мы двинулись в путь. По дороге встречались прогуливающиеся пары, одиноко бредущие старички и вороны. Нас трясло на кочках, подкидывало на ухабах и казалось что вот-вот старый автобус перевернется, но наконец мы выехали из леса и увидели умиротворяющую гладь озер. С печальными криками над водой носились птицы, вода плескалась о песчаные берега, словно приглашая искупаться в последний раз перед тем как всё замерзнет на зиму. И мы поддались этому искушению - плескались и резвились как дети, грелись на солнце и занимались любовью на пустынном пляже.

новый сон

Снилось, что мы всей семьей - я, Солнышко и наша дочурка-ангелок, едем на машине по практически пустой дороге, пролегающей через солнечные кристаллические поля, рощи и сады. Настроение приподнятое - у нас выходной и мы всей семьей приглашены в гости к нашим инопланетным друзьям. Точнее, это мы здесь инопланетяне, но это мелочи. В конце концов мы отличаемся только внешностью и не более того. Яркое солнце ласково льется в салон авто, заставляя немного прижмуриваться. Как же красиво золотистые лучи играют на изумрудных листьях деревьев и на гранях бирюзовой травы. А какие здесь должны быть закаты! Наши друзья обещали проводить с нами заходящее солнце и я этому несказанно рад. Эту радость совсем не омрачить мой двойник, упорно преследующий нас далеко позади. Не стоит его бояться - он идет пешком и к тому времени, как сюда доберется, мы уже поедем домой.
А вот и особняк наших кристаллических друзей. Он высокий, летящий, напоминает чем-то сказочный замок из разноцветного стекла.
"Мама! Папа! Смотрите - замок Принцессы!!" - в восторге верещит с заднего сиденья дочка.
Нас уже встречают - на ажурных ступенях парадного входа стоят красивые существа. Они словно выросли из горной породы стремительными росчерками хрусталя, изумрудов, алмазов и рубинов. Их тела наполняют воздух приветливой вибрацией, а глаза лучатся дружелюбием. Очень гармоничная семейка - муж, жена и их отпрыск. Примерно так, потому что я еще не разобрался с их семейным построением.
Наша дочка выспрыгивает из машины первой, волоча за собой объемный чемодан, и бежит к кристаллическому ребенку. Я уверен, что они найдут общий язык и подружатся. это было бы замечательно - читается в глазах моего Солнышка.
День прошел просто замечательно, мы много разговаривали о том о сём, узнавали друг от друга много нового. Эти существа совершенно неконфликтны, они приятно вибрируют, когда смеются, а смеются они довольно часто. У них приятные голоса и как они нам сказали, наш язык им оказалось проще выучить, чем нам - их. Они нам пели и играли на своих кристаллических музыкальных инструментах, показывали свой особняк, рассказывали удивительные истории. Ну и мы не остались в долгу - наша дочурка, желая удивить кристаллического ребенка достала из своего чемодана детскую электрогитару и небольшой усилок и с энтузиазмом от души сотрясла весь кристаллический дом старой доброй Металликой. Наши новые друзья были просто в восторге от этого и подарили нашей дочке сказочный кулон, который был их семейной реликвией. Реликвия оказалась с секретом. Она действовала на людей так, что мы получали способности творить чудеса. Магия теперь перестала быть просто сказкой на Земле и начало этому положила наша дочь, но это уже совсем другая история.

Полная ж*па огурцов

Помогайте, родные мои. Очень сильно нужна работа. Всё, что связано с компами - сборка-разборка-чистка, установка ПО, операционок, (хоть винда, хоть линь). Сетку настроить, показать какую кнопку нажимать - могу. Не дурак и не раздолбай. За помощь буду зверски благодарен..
Спасайте зверька!

Лестница из темноты

снился очень продолжительный сон. В нем было много всего: и путешествия во времени, и внезапно вспыхнувшая любовь, и покупка приятно пахнущих досок для каких-то домашних нужд, вызывающих предвкушение приятного тепла и улыбки от сделанной своими руками работы. Снилась погоня по грунтовке с глубокими колеями, петляющей по зеленому полю на мощном автомобиле. Снилась цивилизация Сирен, исчезнувшая давным-давно, как и Атлантида...
Но самое главное - это разговор одного юноши со своим наставником. Учитель не такой уж и старый интеллигентного вида, уже приготовился умереть, для чего всё вокруг заминировал, заложил везде всевозможные взрывчатые приспособления и собирался с мыслями, зажав в руке небольшой цилиндр детонатора. Чтоб не струсить и не убежать он приковал себя за руки к стене и думал. Постепенно на лице его все отчетливее проявлялось выражение спокойствия, решимости и смирения с судьбой. Внезапно в помещение врывается его ученик и видя такую картину пытается отговорить учителя.
"Знаешь, что такое лестница во тьме? - спрашивает профессор в ответ - "Когда человек умирает, он попадает во тьму, где вокруг него ниоткуда вырастают мертвые, сухие деревья. Они такие высокие, что ни один солнечный лучик не пробивается сквозь их кроны. Они окружают человека всё плотнее и плотнее и этот мрачный, еще более усиливающий тьму, лес наполнен ужасами, невыносимым одиночеством, тоской и монстрами, созданными разумом самого человека в течение жизни. Всё, что он пережил настигнет его еще раз."
"Мне жутко," сказал юноша.
"Но есть надежда, что человек сможет спастись от вечного скитания в этом лесу," продолжил профессор. - "я многого достиг в этой жизни, мне есть чему гордиться и чему радоваться. Это и будет лестницей из этой тьмы. Я поднимусь по ней над темным лесом моей души и там, быть может, до меня дотянется небольшой лучик света. А пока я не разрушил эту лестницу, мне пора. Уходи"
И он взорвал себя.

Шпионские истории

Снился темный лес. Тёмный на столько, что при взгляде на погруженные в темень стволы деревьев, на тени, которые мечутся под кронами и за темными массами кустов, пробирала жуть и панически хотелось убежать подальше, потому что вот-вот что-то нечеловеческое схватит и утащит в глубь этого мрачного места к самому старому дереву с оплывшей корой. И там что-то молчаливое будет медленно есть тебя, парализованного ужасом.
Я и еще пять человек испытывая свою смелость шли по этому лесу и рассуждали на разные темы, стараясь разговором подавить чувство страха. Мы говорили о недавнем прилете пришельцев, рассуждая о том, правда ли они такие наивные или пудрят нам мозги. Мы разговаривали о полетах над горами на самодельных дельтапланах - модный на сегодняшний день спорт. Наши голоса немного успокаивали нас, так что идти вроде как легче становилось.
Наконец после долгого пути мы вышли к развалинам старого особняка. Ему уже без малого было лет 150 и от былого великолепия остались только кирпичные стены с облупившейся штукатуркой и два этажа пустых помещений с кое-где провалившимся полом.
Собственно это и была цель нашего похода. С величайшей осторожностью мы прошли вовнутрь, стараясь не потревожить развалины, чтоб не дай бог, они окончательно рухнули. По полуобвалившейся лестнице мы поднялись на второй этаж и один за другим зашли в просторное помещение справа от лестницы. Окно в этом помещении пропускало свет снаружи, поэтому было более-менее светло. Мы стали что-то искать, копаясь в кучах мусора возле стен. И тут в помещение зашел мужчина невзрачной внешности в аккуратном пальто и в шляпе. Мы все замерли, потому что в руках у него был пистолет. Знаком он нам показал встать возле стены подальше от выхода и заговорил с нами. Терпеливым, но настойчивым голосом он стал нас убеждать передать ему всё, что мы нашли здесь. В ответ мы предложили ему обмен. Мы ему отдадим ту ценность, которую он ищет, а он нам расскажет где здесь спрятано то, что хотим найти мы. Мужчина молча оторвал от стены кусок ДСП и показал его оборотную сторону. Это была знаменитая картина, утерянная в начале прошлого века. Собственно именно ее мы и искали. Кто-то из моих друзей молча протянул мужчине мятые клочки бумаги с какими-то схемами и формулами. Я едва слышно спросил друга, что это за бумаги? Он ответил, что это формула самого страшного химического оружия, придуманного человечеством. Как же так, стал я возмущаться, как можно этому человеку отдать формулу? Этот мужчина был иностранным агентом, давно разыскивающим эту формулу для своей большой и гордой страны. Эта формула позволила бы окончательно поставить мир на колени.
Но этому не суждено было случиться. Схватив обломок мебели, я с криком бросился на этого шпиона и забил его палкой. Там и оставили мы его труп там, а формулу сожгли и молча удалились прочь.

танцующая мясорубка

Снилось, что я провожаю мою Радость на экзамен, пытаюсь ободрить, внушить, что всё хорошо и у неё всё получится. В конце концов мы расстаемся, она с обреченным видом идет в универ, а я, улыбаясь и глядя ей вслед, через какое-то время разворачиваюсь в сторону метро. И лицом к лицу сталкиваюсь со своим знакомым, у которого некоторое время назад просил помощи. Видимо он меня специально поджидал. Не давая мне опомниться от удивления, он быстро приближается и тыкает мне в шею чем-то острым. После этого мне словно по голове мешком дали, в ушах зазвенело, стало мучительно трудно соображать."Пошли со мной." - говорит знакомый, хватает меня за предплечье и куда-то ведет. Дорогу я воспринимаю смутно, отрывками. Вот мы пробираемся через толпу людей, знакомый переругивается с людьми, чтоб они уступили дорогу. Вот мы идем по тротуару мимо автобусной остановки, вот подходим к высокому черному забору, за которым угадываются белые стены трехэтажного особняка. Тут я чувствую второй укол в шею и ватная муть в голове постепенно проясняется. Мы обходим ограду и заходим в небольшую калитку. Видимо идем к черному ходу. Знакомый между тем говорит о человеке, на встречу с которым меня ведет. Этот человек из криминальных кругов, мой знакомый обращался к нему, чтобы решить мою проблему."не ругайся в его присутствии, четко отвечай на вопросы," наставлял меня знакомый - "если он говорит - не перебивай. себе же дороже выйдет."
Действие наркотика видимо еще не прошло до конца, так что меня охватывает пугающее ощущение нереальности происходящего. Мы идем к железобетонной пристройке особняка, я вижу непонятные стальные конструкции, нависающие над пристройкой. Больше всего они напоминают стрелы башенных кранов, обвешанные цепями. Они качаются на ветру, словно на шарнирах, издавая резкие звуки, как если бы кто-то бродил по стальной рельсе железной палкой.
Внутри пристройки уже собралось много людей, выглядевших как явные уголовники, они все вальяжно рассиживались в мягких креслах, поставленных в несколько рядов полукругом напротив самого роскошного кресла. В этом кресле, задумчиво подперев голову, сидел человек лет сорока, с короткими седыми волосами. Это видимо и был тот криминальный авторитет, с которым я должен был встретится.
Меня усадили в первом ряду, справа от авторитета, а мой знакомый сел рядом со мной.
Дальше пошел разговор из которого я понял, что из-за моей просьбы эта криминальная группировка выявила новую конкурирующую группировку, которая уже хорошо так набрала обороты. В результате столкновения их интересов, погибли некоторые члены обеих группировок.
Дальше я не слушал. Меня всё больше беспокоил металлический лязг, доносившийся снаружи. Посмотрев наверх, я увидел через окна в крыше, как металлические конструкции всё сильнее раскачиваются над пристройкой, всё ближе и ближе к крыше, при этом металлический звон всё усиливался. Наконец с жутким грохотом одна из стрел клюнула крышу пристройки, вдавив её вовнутрь. Прямо над моей головой осталась трещина между продавленными блоками, которые чудом не грохнулись на меня.
А меня даже сбросило на пол, так сильно тряхнуло пристройку, но к своему стыду увидел, что мало, кто в этом зале даже вздрогнул. Люди только скалились и громко смеялись.
Тогда я вернулся в кресло, а мой знакомый едва слышно сказал мне, что это называется танцующая мясорубка и лучше с кресла не слезать, иначе я рискую остаться со сломаной шеей и пробитой головой."Так она же прям надо мной грохнула! А если бы потолок пробило?!" - возмутился я и замолчал, потому что встретил ироничный взгляд криминального авторитета.
Над головой с затихающим грохотом раскачивались обвешенные цепями стрелы танцующей мясорубки.

Метеоритный сон

Снилась набережная широкой реки. Я шел по этой набережной, по серому бетону и смотрел как прямо на меня летит что-то громадное и светящееся. Река была очень широкая, так что здания на противоположном береге казались игрушечными, настолько далеко было. Справа обзор перекрывало высокое монументальное здание, с окнами, похожими на бойницы, на столько узкими они были. Слева на воде болталось у небольшой пристани суденышко, доверху набитое каким-то железным ломом. Река впереди меня круто изгибалась в правую сторону и набережная точно повторяла этот изгиб. Я как раз шел к месту, где тротуар поворачивал и щурился от яркого света солнца, бьющего прямо в глаза. Оно висело низко над водой и я подумал, что уже вечер, но солнце светило всё ярче и я понял, что это вовсе не солнце, так как не могло то, что больше Земли во много раз, лететь над поверхностью воды и ослеплять. Это был громадный огненный шар. Он летел по направлению к набережной и я видел, как от него отрываются огненные части и падают в воду, поднимая столбы пара.
Наверно это метеорит. Он грохнулся, не долетев до меня нескольких метров, пробив в бетоне порядочную воронку. Почему-то мне показалось, что мне несказанно повезло, главное побыстрее присвоить этого небесного гостя, пока не пришел кто-нибудь другой. Я подбежал к воронке, в которой полыхал ярким пламенем раскаленный, неправильно формы камень, и стал сгребать на него руками и ногами снег, который большим сугробом громоздился неподалеку. Остудив метеорит, я вытащил его из воронки и понес, радуясь своей удаче.

Ещё сны

Нынешний сон состоял из двух частей. В первой части я был членом экипажа космического корабля (снова эта тема снилась). Мы все заканчивали свои дела, чтобы лечь в криогенные капсулы. Предстоял очень долгий полет, лет так на двести - двести пятьдесят и на всё это время в корабле просто не хватит воздуха и энергоресурсов. Поэтому на корабле ничего не должно работать, кроме криокапсул, двигателей и некоторых основных систем, а воздух из помещений и коридоров выкачивается. Большая часть экипажа уже разместились по своим капсулам и только оставшиеся заканчивали свою работу и постепенно присоединялись к уснувшим.
Я ковырял нутро какого-то сложного аппарата, когда система оповещения объявила о начале отсчета. У меня оставалось где-то двадцать минут, а очень важный научный прибор все не желал работать. Наконец я плюнул на это дело и поспешил по длинным коридорам к большому отсеку, где на массивных постаментах покоились длинные как гробы криогенные капсулы. Еще пара человек укладывалось в свои капсулы, а моя оказалась неисправной. По кораблю пронеслась целая гамма звуков от скрежета до пронзительного визга. Это все механизмы и системы корабля останавливались и переходили в режим ожидания. Мигнул свет и погас, работала только подсветка криокапсул. Вот-вот должна была отключиться искусственная гравитация, так что я поспешил к одной из занятых криокапсул и вскрыл ее.Там как раз спала моя Радость, которая проснулась от такого бесцеремонного вторжения. "А я к тебе" - сказал я с улыбкой, улегся рядом и захлопнул крышку.
Во второй части сна я оказался вампиром. Я жил среди вампиров и нас было очень мало. Люди нас истребляли, как животных, поэтому нам приходилось прятаться, борясь за свое выживание. И вот однажды случилось то, что должно было дать нам силы более успешно бороться с человеческой расой. С неба просто грохнулся метеорит. Он пролетел совсем недалеко от нашего убежища и развалился на куски. Мы вдруг почувствовали небывалый прилив сил, ярости и жажды. Оказалось, что именно метеорит так на нас влияет. Мы поняли, что нам нужно собрать как можно больше частей метеорита, чтобы люди не могли так легко нас уничтожать. Мы даже надеялись, что это люди будут уничтожены.
Но пока что мы были слабыми и нам приходилось скрываться в ночи, рыская по окрестным землям в поисках осколков метеорита. Один из них, самый крупный попал в большой город людей и их ученый уже почти разобрались в свойствах этого камня. Но пока еще они не знали, как он влиял на вампиров. Я должен был выкрасть этот булыжник и подошел к этому делу ответственно. У меня был разработан подробный план проникновения, ухода я знал, где хранится камень, кто его охраняет, не знал я только, что в город приехал мой давний враг. Этот человек специализировался на уничтожении нечисти, конкретно - вампиров. Он знал всё о нас и по-моему даже чувствовал шестым чувством наше присутствие. Но не смотря на него, отступать я не имел права. Первая часть моей операции прошла успешно, я оказался в человеческом городе, добрался до камня и выкрал его, но охотник всё же почуял меня. Мне пришлось спасаться в городском подземелье, спускаясь всё глубже и глубже, туда где люди уже давным давно и сами не появлялись. Я прятался среди нагромождений серых камней, убегал по тёмным лестницам и мрачным коридорам, слыша за спиной уверенные шаги охотника. Он словно знал наперед каждое мое движение, каждый мой шаг. Нигде не спрятаться и не укрыться, но у меня еще был осколок метеорита, который заставлял мое сердце учащенно биться, а грудь раздуваться от переполняющей меня силы. В большом помещении, где из щелей в потолке падал неяркий свет я встретил охотника и мы сцепились в яростной схватке.

И опять сон на космическую тему

Внезапно приснилось, что я иду в просторной раздевалке, полной суетящихся людей. Молодые девушки и парни, все как на подбор, подтянутые, мускулистые, торопливо одевались в какие-то сложные костюмы, совсем не стесняясь своей наготы. Сверкают нашейные медальоны, в воздухе стоит негромкий возбужденный гул голосов, видимо что-то намечается. Внезапно я понимаю, что это все военные и при том я тоже. Я петляю в лабиринте вещевых шкафчиков в поисках своего. Мне тоже надо срочно одеваться и бежать к своей батарее. Значит я - артиллерист. Сложные костюмы оказываются легкими, но прочными скафандрами, а закованные в них люди спешно покидают помещение, чтоб уступить другим своим товарищам, ведь им тоже нужно как можно быстрее подготовиться. Какая-то женщина с жесткими чертами лица с размаху лупит меня по плечу и кричит, чтоб я не копался. От её толчка я влетаю в один из шкафчиков и замечаю на дверце своё имя. Там внутри на крючке висит такой же как и у всех серебристо-белый скафандр, термоизоляционный комбинезон и куча всяких вещей. Среди них я замечаю стопку каких-то бумаг, писем, фотографий, всё та же женщина, ловко натягивая на себя скафандр, сказала: "Это всё, что я нашла по твоему прошлому. Ты ж ни хрена не помнишь. Потом посмотришь, после боя! Шевелись!" Я поспешно начинаю переодеваться. Сперва основной комбинезон, потом на голову шапочку с различными датчиками и радио, на ноги - толстые носки. Комбинезон на руках и ногах разделен поперечными вздутиями - это нужно если пробьёт скафандр, они просто раздуются и поврежденная часть будет изолирована. Перчатки жутко неудобные, пальцы в них вообще не гнутся. Женщина сзади сказала, чтоб я их вообще не одевал, потому что нажму на все кнопки сразу и всех угроблю. Скафандр лёг на плечи как влитой, легкий, удобный, даёт чувство какой-то неуязвимости, только горб систем жизнеобеспечения за спиной сильно мешает. Сильный толчок в спину заставил меня полететь к выходу из раздевалки, но я устоял на ногах. Там в коридоре уже собралась вся наша группа, одного меня ждут, поглядывая кто насмешливо, а кто - хмуро и с презрением..
Дальше я бежал через какой-то ангар громадных размеров. Створы его были настежь открыты и там расстилалось бескрайнее космическое пространство. Какая-то гигантская тень закрывала собой большую часть звезд и при частых вспышках света было видно, что это космический корабль. Он огрызался в нашу сторону частыми всполохами плазменных сгустков, плевался ракетами, прочерчивал рубиновые дорожки лазеров. От попаданий вздрагивал пол, да так сильно, что меня катало бы по всему ангару, если бы не магнитные подошвы. Но и мы огрызались в сторону чужого корабля, причем довольно успешно. Вражеские ракеты резали лазером, плазма встречалась с плазмой, а всё, что достигало корпуса врага, вызывало яркие взрывы, высвечивающие уродливые дыры на месте попаданий. Несколько орудий находилось прямо здесь в ангаре и они постоянно стреляли. Какие-то мелкие летательные аппараты постоянно пытались пролететь в ангар, но сбивались этими орудиями. Я брел через весь ангар, полу оглохший от какофонии криков, грохота, скрежета в наушниках. Внезапно через всю эту кашу прорезался самый громкий голос:"Они выводят защитную сферу! Всем приготовиться!". Бросив взгляд на чужой корабль, я и увидел эту сферу - громадная конструкция, ощерившаяся орудиями, выплывала из его недр. По-моему там и людей в ней нет, одни автоматы, сейчас они нас сделают. Эта сфера, сколько её ни долби, будет стрелять и стрелять, пока не подавит все наши орудия и не откроет путь вражеским десантным кораблям. Сфера взорвалась вспышками выстрелов, как будто включилось множество прожекторов. Тут уж я не удержался на ногах от страшной тряски и покатился прямо к одной из малокалиберных батарей, а мне на голову свалилось тело стрелка. Видимо один из выстрелов сферы как раз на этот ангар был направлен. Я торопливо взобрался к разбитому пульту, ну всё не так плохо - само орудие цело и можно вручную наводить. "Всем орудиям! - заорал голос в приемнике - наводите на Сферу! Я хочу чтоб вы её сбили!" Ну как тут не подчиниться приказу? все сосредоточились на защитной сфере, в том числе и я, хотя моя малокалиберная пушечка и доставала до сферы, но мало чем могла помочь. Такими выстрелами конструкцию не разрушить, а вот расколотить отдельные её орудия - это можно. Несколько раз я выпрыгивал из кабины управления за секунды, как по ней лупили выстрелы сферы, но в итоге возвращался и продолжал нажимать на спуск. Наконец главное орудие нашего корабля злобно харкнуло один раз, второй и сфера разлетелась на уродливые обломки.
Это еще был не конец. Я выполз из покореженной кабины и побежал на свой пост, бой еще продолжался, так что расслабляться было рано. Через какое-то время, втиснутый в узкое кресло почти за пределами корабля я продолжил поливать огнем вражеский корабль, его мечущиеся истребители. Это было жутко вот так висеть над бездной в пузыре прозрачного блистера, как будто и нет никакой преграды и защиты. Вражеский корабль начал отдаляться, наверно пытаются убежать, напоследок несколько раз выстрелив. И надо такому случиться, что один из выстрелов попал именно в мою батарею. Автоматика сработала добротно - защитная броне плита опустилась вовремя и я остался жив. Брызнули во все стороны осколки, полыхнуло пламя и я понял, что меня выкинуло из кресла вообще за пределы корабля. Зажужжал зуммер, вспыхнули красные сигналы внутри шлема, предупреждая, что система жизнеобеспечения повреждена, но я всё еще дышал, значит горб на спине еще на месте, может просто сорвало с некоторых креплений.. Напрасно я орал в микрофон, чтоб меня забрали обратно на корабль, наверно радио было повреждено, а сама громадина корабля неумолимо двинулась вслед за удирающим врагом. Сейчас они ускорятся и я вообще останусь среди обломков один. Я цеплялся за страховочные скобы, пытаясь залезть в любой из технологических люков, в любую дыру, но всё уже наглухо было задраено - корабль готовился резко набрать скорость, а меня в итоге сорвало с обшивки, протащило по обломкам разрушенных надстроек и откинуло в сторону. Я беспомощно смотрел на то, как раскидывая в стороны обломки, удаляется мой корабль, полыхая кормовыми двигателями.

Псевдовоспоминания

Снилось, что я разбираю какие-то личные бумаги и натыкаюсь на очень странный отчет. Согласно нему, лет шесть назад, когда я учился в колледже, для нашей группы в качестве экзамена установили испытание. Нас разделили на несколько небольших групп и вывезли в какие-то безлюдные районы России. Там мы должны были выжить, выполняя разные задания, в течение недели.
Читая этот документ, я ясно начал вспоминать, как будто это случилось наяву, как остро я ощущал неуверенность, когда нам сообщили о таком испытании, и восторг в глубине души. Вспомнил, как впервые в жизни летел на вертолете, вдыхая морозный воздух из открытого бокового люка. Перед вылетом инструктор втолковывал, что ни в коем случае нельзя терять ни одной детали снаряжения, так как от этого зависила жизнь каждого. И я уже сидя в вертолете, глядя на проплывающие внизу пейзажи, судорожно цеплялся за свой довольно объемный и тяжелый рюкзак. Дикое ощущение реальности происходящего изгоняло все мысли из головы, оставляя только сжатые мышцы живота, трепет перед грядущим и неизбежным.
Самой частой мыслью за последующую неделю была: "О, бля!!". Как же это я попал?
Под отчетом лежали бумажки, заполненые неровными торопливыми строчками. Слова прыгали и плыли, часто прерываясь на последних буквах, просто трудно было писать на ходу и дрожащими от холода руками.
Помню, как с одним из этих листков я топал в снегу, проваливаясь почти по-пояс. Я шел один, голос инструктора в наушнике вещал, что на листе бумаги я должен написать стихотворение, пока иду. Я написал, продиктовал в микрофон и запихнул за пазуху к остальным таким же листкам, в которых вписывал дневник происходящего.
Голос в наушнике произнес: "А теперь возвращайся в лагерь. Ориентируйся по компасу."
"Вы же велели оставить его в палатке!!" - ору я в ошеломлении, понимая, что не знаю, куда меня завел инструктор.
"Мы думали, ты всё равно заберешь. Это же одно из основных средств выживания. Придумай что-нибудь" - и отключился. Оглянувшись, я увидел что пока писал стихотворение, запутал и затоптал все свои следы, кружась на месте.
Через три часа, промерзший до костей, так что даже легкие едва втягивали воздух, я добрел до нашего лагеря. Ничего никому не говоря, залез в свою палатку, вскрыл и одним махом сожрал банку консервов, каждую из которых надо было растягивать хотя бы на день. Никогда тушенка не казалась такой вкусной. Разогретая на маленькой горелке, так что подкопченые стенки банки обжигали пальцы, консервированая говядина источала такой запах, что я захребывался слюнями и с наслаждением жевал крупные куски, зачерпывая их ложкой. Уже согревшись и засыпая, услышал в наушнике удовлетвореное "Молодец". "Идите в жопу всей толпой" - буркнул я в ответ. Потом вся группа меня благодарила за то, что я раньше срока слопал свои запасы и голодал целый день. Иначе нас бы не забрали по прошествии семи дней, а продержали бы еще два, сославшись на нелетную погоду. Но у них была какая-то инструкция, по которой, если один из испытуемых не ест в течение суток, вся группа эвакуируется.
Экзамен нам зачли и всё произошедшее как-то начало забываться. Только разбирая бумаги я вспомнил всё это. И решил записать, чтоб снова не забыть. А проснувшись, понял что ничего такого не случалось в моей жизни.

Сон #3. Крылья.

Снилось время после какой-то глобальной катастрофы. В самом сне не пояснялось, что именно за катастрофа: третья мировая, глобальное потепление, истощение природных ресурсов или что-то другое. В конце концов все,что создали люди медленно разрушалось, хотя самих людей в мире стало не так уж и мало. Кроме выживания в этом густо населенном мире еще была одна цель - господство над осколками былого мира. Различные группы людей вели нескончаемую борьбу, применяя для этого всю свою изобретательность, свой интеллект и вкладывая всю душу. Я и Счастье моей души входили в одну из таких групп, хотя нас скорее называли бандами, потому что никому вокруг мы не давали спокойно жить. У нас в команде были два близнеца, которые с легкостью управлялись почти любым стрелковым оружием, еще странный молодой человек, который любил изобретать необычные вещи, которые впрочем мы с удовольствием применяли для себя, а так же мы двое. Моя Радость была спецом по компьютерам, а я всего лишь пушечным мясом. Если становилось очень жарко, если операция грозила большой опасностью, то я был впереди всех. Вот и в этот раз, когда мы уже почти дорвались до того, чтобы сместить правящую группировку, на меня нацепили белоснежно-белые самодельные крылья и отправили практически на удачу. Помню взлеты над крышами высоток, полет над заброшенным шоссе в дикой болтанке, так что все время казалось, что вот вот меня швырнет прямо об землю. Помню, как меня поймали и сбросили с крыши какого-то небоскреба и я в полете пытался судорожно засунуть руки в ремни крыльев, чтобы не шмякнуться об землю.
Мы добились своего, хоть и осталось живых только двое из всей группы. Тот, кто планировал все, направлял нас и использовал нас, взял в свои руки все плоды нашей победы. Многие месяцы спустя про нас все предпочли забыть, так что я и та, которую я называл Моя Радость, проводили время в угрюмых размышлениях в нашем старом логове, откуда все и начиналось. Мы наблюдали за тем, что происходит в мире через старые компьютеры, собраные на одном пульте. Тихо ненавидели нынешнего диктатора, который так удачно вылез на вершину мира посредством жизней наших товаришей и на наших спинах....

сон #2. Локомотив

Снился двор школы, в которой я в детстве учился. Широкие плиты покрывающие всю территорию были изломаны и вдавлены, словно по ним какой-то великан отплясывал бешеный танец. Уткнувшись в толстую колонну центрального входа, полыхал разбитый автомобиль и вообще по всему двору в беспорядке стояло очень много разной техники. Я прятался за кабиной старого рузовика и даже не пытался высунуть голову, потому что на площади кипел нешуточный бой. Из окна на третьем этаже кто-то бил короткими очередями по колонаде центрального входа, вышибая из плит фонтанчики каменного крошева. Ему отвечали одиночные хлопки не то винтовочных выстрелов, не то пистолетных. Я все никак не мог выгнать из головы глупую и совсем не к месту мысль, что не разбираюсь в оружии, а то сразу бы понял, кто из чего стреляет. Пули загрохотали по капоту грузовика и я как можно сильнее вжал голову в плечи, опасаясь, что одна из пуль попадет точнехонько мне в темя. Кто-то тяжело дыша, как загнаный зверь вылетел из-за передней части грузовика, быстро осмотрелся и повалился на землю от выстрела в спину. Его автомат глухо забряцав упал рядом со мной. Не знаю, какое непонятное чувство мной руководило, но я ухватил автомат и пополз в сторону кузова грузовика. Обогнув его я заполз за какую-то легковушку с выбитыми стеклами, но здесь мне не дали спокойно сидеть. Прям возле головы в металл двери ударила пуля и я, чувствуя неладное повалился на землю и затих. Спустя какое-то время какой-то тип со снайперской винтовкой упал на землю возле меня, прикрываясь кузовом машины. А я все старался не дышать, чтоб не показать этому снайперу, что я еще жив.
Когда все кончилось я торопливо поднялся с колен и опрометью бросился бежать к заднему двору здания. Там словно скала стоял громадный массивный локомотив, покрашеный темно-зеленой краской, местами облупившейся от старости. Забравшись по металлической лестнице я залез в тесную кабину и передвинув вперед большой рычаг заставил эту махину двинуться вперед. Захрипевс и застонав, словно просыпающийся великан, локомотив двинулся вперед по широкой колее железной дороги, проходящей через весь город, через промышленные пригородные районы, через широкие равнины и среди высоких холмов. В неизвестную даль пролегал мой путь в совершенном одиночестве. И эта дорога манила, заставляла прибавлять скорости, так что локомотив если бы у него были крылья взлетел над землей. Сердце сжималось от пьянящей свободы, которую дарила эта неизведанная даль, осознание того, что я уже не вернусь к своей старой жизни, всё еще мелькающей в грязных стеклах заднего окна кабины локомотива..

сон #1. замок

В который раз снятся мрачные развалины замка. Когда-то величественный и грозный, он расположился в глубине высоких скал, с одной стороны омываемых тяжелыми водами неизвестного океана. Мрачные свинцовые тучи все время нависают над этим местом изредка окрапляя его мелким дождем. Замок скалится обломками рухнувших стен, развалинами внутренних залов и помещений, открытых пасмурному небу. Некоторые из его высоких башен еще стоят, лишенные крыш и части стен, узкие их оконные проемы больше похожи на черные глаза мертвецов. Высокие стены замка почти рассыпались и массивные каменные блоки из которых эти стены были построены, лежат беспорядочными замшелыми кучами по всей округе.

голод

Снился голод. Сильный-сильный голод, от которого что-то в животе постоянно болит, мысли наполняются видениями всех вкусных вещей которые когда-либо пробовал и от этого рот наполняется слюной, словно вот-вот воображаемые вкусности станут настоящими и их тут же можно будет жевать. Тело чувствует какую-то слабость, наверно старается поберечь как можно больше сил до того момента, как можно будет снова поесть. А между тем живот будто прилипает к спине, а в голове бьется:"вот еще чуть-чуть потерпеть и я буду кушать."
Все было против меня. Я набрал в магазине всего пр-немногу, ровно чтоб хватило наличных денег, но в очереди в кассу, как только я начал выкладывать покупки, каждый покупатель и даже кассир начали капать на мозг, говоря, что я слишком мало взял, что это не вкусно и вообще мне нельзя все это покупать. Едва отбился, сложил покупки в драный пакет из макдоналдса и понес домой.
В соседнем доме какой-то странный человек пытался попасть в свою квартиру, разбегаясь и прыгая с шестом. Едва в лицо мне своей палкой не попал. Делать нечего, час уже поздний и никого на улице нет. Закинув к себе домой пакет с едой я пошел помогать бедолаге. Он мне всю жизнь рассказал, пока мы думали как ему попасть в квартиру. Живот еще сильнее свело от голода и мне наконец пришло в голову попросить помощи у местного знатока черной магии. Уж он-то откроет чертову дверь. Мага дома не оказалось, зато дверь пообещали вынести какие-то байкеры, которые кучковались на лестнице возле квартиры мага. Понимая, что мое дело сделано, я ушел домой, предвкушая, что вот сейчас я смогу поесть.
Но нет. Дома кто-то похозяйничал и вся моя еда была отдана дворовым кошкам, собакам, птицам. Мне же оставили только отвратительную на вкус лапшу быстрого приготовления. Громко ругаясь, я выбросил её в окно...

мертвецы

снились пустые улицы мертвого города. Ледяной ветер гонял по потрескавшемуся асфальту обрывки бумаги, листья, какие-то коробки и пластиковые стаканчики.
Этот город вселял в сердце ужас своей тишиной, ужас, который заставлял бежать прочь из этих мест. Мои ноги постоянно запирались о трещины в асфальте, но я все равно не останавливался, хоть и не чувствовал уже ступней, стертых до мяса. От усталости я едва удерживал в руках тускнеющий фонарик, сердце готово было вырваться из груди, а дыхание в пересохшей глотке вырывалось с громким хрипом.
В голове внезапно мелькнула мысль, почему же до сих пор не рассвело? Так долго продолжаться не может, еще немного и я просто упаду на землю без движения. А они выжидают, неспеша выходят из проулков и провожают меня взглядом мертвых глаз.
Как они вообще могут двигаться, если у некоторых разворочены грудные клетки, разбиты головы, а части тела напоминают фарш? Некоторые взмахивают сломаными руками, пытаясь поймать меня, но я каким-то чудом уворачиваюсь, продолжая бежать. И вдруг неудачно подвернувшийся камешек заставляет меня оступиться так что я лечу носом в землю. И тут же наваливаются холодные тела, прижимая к земле, а мертвые пальцы рвут одежду, пытаясь добраться до тела. И все в полном молчании и почти беззвучно, слышалось только мое тяжелое дыхание, когда я пытался отбиваться. Все равно, что от драться с мороженой куриной тушей, воняющей тухлятиной. Чьи-то зубы вцепились мне в ногу, чей-то глаз оказался у меня в пальцах, а затем один из них вгрызся мне в горло...
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5