Псевдовоспоминания

Снилось, что я разбираю какие-то личные бумаги и натыкаюсь на очень странный отчет. Согласно нему, лет шесть назад, когда я учился в колледже, для нашей группы в качестве экзамена установили испытание. Нас разделили на несколько небольших групп и вывезли в какие-то безлюдные районы России. Там мы должны были выжить, выполняя разные задания, в течение недели.
Читая этот документ, я ясно начал вспоминать, как будто это случилось наяву, как остро я ощущал неуверенность, когда нам сообщили о таком испытании, и восторг в глубине души. Вспомнил, как впервые в жизни летел на вертолете, вдыхая морозный воздух из открытого бокового люка. Перед вылетом инструктор втолковывал, что ни в коем случае нельзя терять ни одной детали снаряжения, так как от этого зависила жизнь каждого. И я уже сидя в вертолете, глядя на проплывающие внизу пейзажи, судорожно цеплялся за свой довольно объемный и тяжелый рюкзак. Дикое ощущение реальности происходящего изгоняло все мысли из головы, оставляя только сжатые мышцы живота, трепет перед грядущим и неизбежным.
Самой частой мыслью за последующую неделю была: "О, бля!!". Как же это я попал?
Под отчетом лежали бумажки, заполненые неровными торопливыми строчками. Слова прыгали и плыли, часто прерываясь на последних буквах, просто трудно было писать на ходу и дрожащими от холода руками.
Помню, как с одним из этих листков я топал в снегу, проваливаясь почти по-пояс. Я шел один, голос инструктора в наушнике вещал, что на листе бумаги я должен написать стихотворение, пока иду. Я написал, продиктовал в микрофон и запихнул за пазуху к остальным таким же листкам, в которых вписывал дневник происходящего.
Голос в наушнике произнес: "А теперь возвращайся в лагерь. Ориентируйся по компасу."
"Вы же велели оставить его в палатке!!" - ору я в ошеломлении, понимая, что не знаю, куда меня завел инструктор.
"Мы думали, ты всё равно заберешь. Это же одно из основных средств выживания. Придумай что-нибудь" - и отключился. Оглянувшись, я увидел что пока писал стихотворение, запутал и затоптал все свои следы, кружась на месте.
Через три часа, промерзший до костей, так что даже легкие едва втягивали воздух, я добрел до нашего лагеря. Ничего никому не говоря, залез в свою палатку, вскрыл и одним махом сожрал банку консервов, каждую из которых надо было растягивать хотя бы на день. Никогда тушенка не казалась такой вкусной. Разогретая на маленькой горелке, так что подкопченые стенки банки обжигали пальцы, консервированая говядина источала такой запах, что я захребывался слюнями и с наслаждением жевал крупные куски, зачерпывая их ложкой. Уже согревшись и засыпая, услышал в наушнике удовлетвореное "Молодец". "Идите в жопу всей толпой" - буркнул я в ответ. Потом вся группа меня благодарила за то, что я раньше срока слопал свои запасы и голодал целый день. Иначе нас бы не забрали по прошествии семи дней, а продержали бы еще два, сославшись на нелетную погоду. Но у них была какая-то инструкция, по которой, если один из испытуемых не ест в течение суток, вся группа эвакуируется.
Экзамен нам зачли и всё произошедшее как-то начало забываться. Только разбирая бумаги я вспомнил всё это. И решил записать, чтоб снова не забыть. А проснувшись, понял что ничего такого не случалось в моей жизни.
Комментарии: 0

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.