Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

сон #1. замок

В который раз снятся мрачные развалины замка. Когда-то величественный и грозный, он расположился в глубине высоких скал, с одной стороны омываемых тяжелыми водами неизвестного океана. Мрачные свинцовые тучи все время нависают над этим местом изредка окрапляя его мелким дождем. Замок скалится обломками рухнувших стен, развалинами внутренних залов и помещений, открытых пасмурному небу. Некоторые из его высоких башен еще стоят, лишенные крыш и части стен, узкие их оконные проемы больше похожи на черные глаза мертвецов. Высокие стены замка почти рассыпались и массивные каменные блоки из которых эти стены были построены, лежат беспорядочными замшелыми кучами по всей округе.

голод

Снился голод. Сильный-сильный голод, от которого что-то в животе постоянно болит, мысли наполняются видениями всех вкусных вещей которые когда-либо пробовал и от этого рот наполняется слюной, словно вот-вот воображаемые вкусности станут настоящими и их тут же можно будет жевать. Тело чувствует какую-то слабость, наверно старается поберечь как можно больше сил до того момента, как можно будет снова поесть. А между тем живот будто прилипает к спине, а в голове бьется:"вот еще чуть-чуть потерпеть и я буду кушать."
Все было против меня. Я набрал в магазине всего пр-немногу, ровно чтоб хватило наличных денег, но в очереди в кассу, как только я начал выкладывать покупки, каждый покупатель и даже кассир начали капать на мозг, говоря, что я слишком мало взял, что это не вкусно и вообще мне нельзя все это покупать. Едва отбился, сложил покупки в драный пакет из макдоналдса и понес домой.
В соседнем доме какой-то странный человек пытался попасть в свою квартиру, разбегаясь и прыгая с шестом. Едва в лицо мне своей палкой не попал. Делать нечего, час уже поздний и никого на улице нет. Закинув к себе домой пакет с едой я пошел помогать бедолаге. Он мне всю жизнь рассказал, пока мы думали как ему попасть в квартиру. Живот еще сильнее свело от голода и мне наконец пришло в голову попросить помощи у местного знатока черной магии. Уж он-то откроет чертову дверь. Мага дома не оказалось, зато дверь пообещали вынести какие-то байкеры, которые кучковались на лестнице возле квартиры мага. Понимая, что мое дело сделано, я ушел домой, предвкушая, что вот сейчас я смогу поесть.
Но нет. Дома кто-то похозяйничал и вся моя еда была отдана дворовым кошкам, собакам, птицам. Мне же оставили только отвратительную на вкус лапшу быстрого приготовления. Громко ругаясь, я выбросил её в окно...

мертвецы

снились пустые улицы мертвого города. Ледяной ветер гонял по потрескавшемуся асфальту обрывки бумаги, листья, какие-то коробки и пластиковые стаканчики.
Этот город вселял в сердце ужас своей тишиной, ужас, который заставлял бежать прочь из этих мест. Мои ноги постоянно запирались о трещины в асфальте, но я все равно не останавливался, хоть и не чувствовал уже ступней, стертых до мяса. От усталости я едва удерживал в руках тускнеющий фонарик, сердце готово было вырваться из груди, а дыхание в пересохшей глотке вырывалось с громким хрипом.
В голове внезапно мелькнула мысль, почему же до сих пор не рассвело? Так долго продолжаться не может, еще немного и я просто упаду на землю без движения. А они выжидают, неспеша выходят из проулков и провожают меня взглядом мертвых глаз.
Как они вообще могут двигаться, если у некоторых разворочены грудные клетки, разбиты головы, а части тела напоминают фарш? Некоторые взмахивают сломаными руками, пытаясь поймать меня, но я каким-то чудом уворачиваюсь, продолжая бежать. И вдруг неудачно подвернувшийся камешек заставляет меня оступиться так что я лечу носом в землю. И тут же наваливаются холодные тела, прижимая к земле, а мертвые пальцы рвут одежду, пытаясь добраться до тела. И все в полном молчании и почти беззвучно, слышалось только мое тяжелое дыхание, когда я пытался отбиваться. Все равно, что от драться с мороженой куриной тушей, воняющей тухлятиной. Чьи-то зубы вцепились мне в ногу, чей-то глаз оказался у меня в пальцах, а затем один из них вгрызся мне в горло...

счастливое светлое будущее

Снилось, что я выхожу из метро и сталкиваюсь нос к носу с ней... как говорят - любовь с первого взгляда, искра проскочила и мы оба встали в ступоре. Я пошел за ней, болтал всякие глупости, шутил и балагурил, а она молчала, улыбаясь загадочной улыбкой, и кивала моим словам, пряча взгляд. Наконец я уговорил её подойти к специальной будке, разделенной внутри прозрачной перегородкой. Мы заходим с двух сторон и двери захлопываются, прижав нас к холодной поверхности сложного аппарата. Мы выдыхаем воздух в специальные трубки и заглатываем крупные пилюли, прикрепленные к аппарату длинным эластичным проводом. Теперь нам остается только ждать. Я смотрю на ее напряженное лицо за прозрачной перегородкой, которая постепенно мутнеет и преображается. Сквозь молочную муть проступают кадры, как будто бы снятые на видеокамеру, как семейная кинохроника. Вот мы вместе сидим на залитой солнцем зеленой лужайке, смеемся, дурачимся и обнимаемся. Вот мы идем держась за руки по оживленной улице - осень, холодно, а мы этого не замечаем. Вот сплетаются в ночной тишине неясные тени - это страсть, стук крови в висках... вот она в свадебном платье с горящими от счастья глазами и я кружку ее в вальсе в просторном зале в окружении родственников и друзей. Вот мы заходим в только что купленный дом, хоть и старый, но просторный и уютный. Она срывает пыльное покрывало с массивного кресла и начинает чихать, а я смеюсь... вот мы держим в руках новорожденного, который заходится в своем первом крике... вот я играю с уже подросшим пацаном на лужайке возле дома, а она полулежит в кресле, наблюдая за нами.... затем кадры начинают меняться с пугающей скоростью на них проносятся изображения газетных вырезок: "Новый табачный завод - началось строительство.", "Общественность против - производство исскуственного табака отравляет окружающую среду.", "Новый табачный завод построен! Безопасный табак для всех.". На следующих вырезках уже мелькает мое лицо: "Владелец земель возле табачного завода против безопасного табака.", "Против табачного завода подан иск в суд.", "Иск против табачного завода проигран - истец потерял все.", "Новый табак! Теперь с добавками марихуаны и совершенно легально.", "Владельцы табачного завода заявляют: слухи о том, что наш табак опасен, надуманы.", "Люди погибают! Почему?", "Уполномоченый инспектор говорит: страшные смерти были вызваны некачественной водой, табак здесь ни при чем.", "Взрыв на табачной фабрике! Около 520 рабочих погибло!", "Взрыв на фабрике - дело рук человека!", "Задержан террорист, взорвавший фабрику!", "Террорист заявляет: вы убили мою жену и ребенка! Токсичные выбросы вашей фабрики убили их!", "Шеф полиции: убийце нет оправданий.", "Террорист приговорен к смерти.", "Смертельный приговор приведен в исполнение. Сотни невинных жертв отомщены.", "Найдена рукопись террориста, взорвавшего завод. Семь лет счастливой жизни и вот итог..".

королева нашего кошмара

Снилось, что люди все же доигрались... Конец света для человеческой цивилизации наступил быстро - третья мировая война, или как ее еще можно назвать, разразилась внезапно. Впоследствии уже невозможно было узнать, по какой причине она началась, и кто первым применил ядерное оружие, но в итоге выжившие проклинали и завидовали тем, кого ядерные взрывы превратили в пепел, сохранивший силуэты людей на обломках стен и асфальте дорог.
Еще до войны люди построили обширные крепкие бомбоубежища, которые позволили сохранить им жизни и некоторые достижения цивилизации, без которых невозможно было бы отстроить все заново. Только мир все же был полностью уничтожен, и радиация вместе с ураганными ветрами и вездесущей пылью делали свое дело. Люди пытались воссоздать свой образ жизни, отстраивая небольшие защищенные городки, собирали уцелевшую технику, пытались вырастить урожай и разводить животных... Но каждое последующее поколение животных и растений мутировало все больше, воду пить без предварительной обработки нельзя было и все люди страдали от лучевой болезни. Кто не умирал быстро, те оставались калеками, а их дети могли вообще не походить на людей, если и рождались живыми.
На пустынных землях остались не только превращающиеся в тени люди. В заброшенном московском метро кроме крыс жили еще странные пугающие существа, некогда бывшие людьми. Только нас они не пугали... Меня и мою единственную, ту, которую я называл "цветок моей души". Я не видел себя со стороны - в нашем логове не было зеркала, но от нее я не отрывал взгляда в течение многих лет после катастрофы. Волосы ее выпали от радиации, а глаза и кожа переродились, так что теперь я постоянно смотрел в два вертикальных кошачьих зрачка, гладил ее белую кожу, похожую на шелк, но в то же время очень прочную. Когда ядерные снаряды достигли нашего города, мы находились в метро, да там же и остались. Вместе пережили безумство тысяч запертых в метро людей, звериный голод, который пришлось утолять единственной доступной едой... Когда метро полностью опустело и мы остались вдвоем, то решили не отказываться от своего рациона. По ночам мы выходили наружу и искали тех, кто покинул безопасные убежища и расселился в округе. Ее закостеневшие в острые коготки пальцы оказались идеальным оружием - никто ни разу не ушел от нас... Мы поселились в тоннеле метро, который выходил на надземный перегон, поближе к выходу, чтобы приступать к охоте сразу с заходом солнца. Весь день обнявшись мы спали на куче тряпок,которые раньше были дорогой дизайнерской одеждой, потом просыпались и вместе встречали закат, окрашивающий грозные клубы пепла и пыли над головой в кроваво-красный цвет. Ночью мы теряли всякий разум, пока наши животы были пусты, но все же охотились только вместе, прикрывая друг другу спины. А потом сытые, не спеша бродили по ночным развалинам, смотрели на едва различимые звезды, разговаривали и смеялись своим шуткам.. Восходящее солнце заставало нас целующимися на какой-нибудь скамейке в парке, полном мертвых высохших деревьев, мы спешно удалялись в свое логово, но по пути я обязательно залазил в витрину какого-нибудь ювелирного магазина, чтобы вытащить особо понравившееся украшение и тут же подарить его своей охотнице... А по праздникам мы устраивали роскошный ужин - накрывали большой стол, зажигали свечи и серебряными ложками ели охлажденные мозги прямо из голов наших жертв...

зараженные

Снился старый особняк на берегу теплого моря. Окна первого этажа были заколочены наглухо изнутри трухлявыми досками, а на втором этаже они были выбиты. Оконные рамы а так же стена, смотрящая в сторону моря, были изрешечены пулями. Лет пятьдесят назад в этом громадном особняке скрывался мятежный генерал одной маленькой, но непокорившейся страны, вместе со всей свитой и семьей. Все там погибли. И он сам и его бестолковые солдаты, и слуги, и его брат-калека, и жена с двумя дочерьми, а так же некий ученый, построивший рядом с особняком громадную установку неизвестного назначения. Через пятьдесят лет здесь впервые появились люди и принялись с интересом исследовать, изучать, расследовать, что же здесь произошло. Как оказалось в конце давней войны страна-агрессор решилась применить биологическое оружие - некий вирус, превращающий людей в безмозглых животных, поедающих трупы или живых людей. Генерал со своими людьми забаррикадировался в особняке, когда его родную землю заполнили кровожадные чудовища. Но один монстр пробрался в особняк через крышу. Стоило ему ранить нескольких людей, как те тоже стали такими же чудовищами, бросающимися даже друг на друга. Последним погиб сам генерал, наблюдая как его жена отгрызает головы дочерям, как его брат ползет по полу, волоча раздробленные выстрелом из дробовика ноги и как орут и плюются кровью солдаты, попавшие под взрыв гранаты...

Сон о вечном 2

Снилась пустынная земля под изумрудного-зеленым небом. Такое глубокое было небо до боли в груди, до рези в глазах и там в глубине, далекая как самая сокровенная мечта и занявшая полнеба, повисла тень луны этого мира, окруженная размытым облаком каменных осколков. отраженный свет голубого солнца заливал гранитную скалу до самого основания. Эта скала, вонзившаяся клыком в небеса, была единственным, за что на этой унылой равнине мог зацепиться взор. Мертвый лунный свет серебрил волосы сидящего на вершине скалы человека, заполнял его пустые глазницы и словно стекал по серой, сморщившейся как старый пергамент, коже. Ссохшаяся кожа обнажила треснувшие остатки зубов, слезла с пальцев рук, сложеных на коленях. Он определенно должен быть мертв, высушеный двойным солнцем и непрерывным ветром. Но раз в день с хрустом разгибалась и спадала грудная клетка, делая очередной вдох, и затхлый воздух свистел между сведеными челюстями. Ожидание - самая изощренная пытка. Когда-нибудь за ним вернутся, не может быть, чтобы его так бросили... ожидание когда-нибудь кончится. Еще вдох.
Приснился бескрайний лес толстенных белых столбов, поднимающихся из небытия. Скорее всего они сливались внизу в сплошной монолит, потому, что там где начинались опоясывающие каждый столб спирали ступенек, столбы почти касались друг друга гладкими боками. можно было прыгнуть от одного столба к другому, пройти несколько поворотов и перейти на третий. и люди шли по ним - целыми толпами они поднимались по скользким, будто стеклянным, ступенькам, таким крутым, что трудно было удерживать на них равновесие. Шли вместе парами, группами, потом разделялись и продолжали накручивать повороты в других группах. чем выше, тем тоньше становились стволы столбов. ступеньки тоже укорачивались, так что дальше люди могли по ним идти по двое-трое, затем только по одному. Так как множество людей срывались со ступенек еще раньше, то сюда доходили единицы - самые упорные и выносливые. В конце концов ступеньки укорачивались до едва заметных выступов, а столбы можно было обхватить руками. Они качались и норовили скинуть в пропасть тех, кто все же дополз, дорвался сюда. В конце концов единственный человек останавливался, чтобы перевести дух и оглядеться. Он видел, что кроме него никто не дошел до такой вершины, что окрестные столбы в отдалении пусты. Ветер раскачивал его столб, шевелил седые волосы, высвистывал заунывную песню. Можно было бы вложить последние силы и продвинуться еще выше и выше, но человек глубоко вдохнув, отталкивался от столба и нырял туда в небытие, откуда все и началось. хотя бы за несколько секунд падения он представлял, что летит в полной свободе...

И снова на космическую тему

Снился глубокий космос и небольшая капсула с врозрачной крышкой, повисшая в пустоте. больше всего она походила на гроб, но не только своей формой, но и содержанием. внутри в прозрачную крышку растопыренными пальцами упирался человек с перекошеным лицом. на первый взгляд он был абсолютно мертв, его широко раскрытые глаза покрывал пушистый иней. но автоматика капсулы поддерживала тело в том состоянии, когда человек находится на тонкой грани между жизнью и смертью, и так будет пока она работает. когда-то давно этот человек спасался из гибнущего межзвездного лайнера. тогда в такие же капсулы были помещены тысячи людей. их всех уверяли, что это безопасно, что всех впоследствие найдут по сигналам мощных маячков, но в итоге оказалось, что вся эта надежная система спасения дейтвовала практически на удачу. какие-то повредились практически сразу же, сталкиваясь с обломками погибщего корабля и друг с другом, какие-то разлетелись очень далеко, под воздествием силы притяжения близлежащих звездных систем. эта какпсула еще при старте получила сильный ускоряющий импульс от пусковой системы и поэтому продолжала движение еще очень и очень долго.сколько лет прошло? десятки, сотни... автоматика капсулы была рассчитана на века, никаких подвижных частей, быстро изнашивающейся электроники, а тело человека было надежно сохранено. разрабатывая эти капсулы человеческий гений придумал самый простой способ заморозить человека с минимальными энергозатратами. как только капсула вылетела из чрева гибнущего корабля в капсулу был впущен весь холод космоса. это продолжалось несколько мгновений, но они показались человеку вечностью, в течение которого длилась его агония. он колотил в прозрачную крышку, скреб ее ногтями и кричал, хотя воздух постепенно заменялся охлаждающим газом. в итоге Смерть все же посмотрела прямо его глаза, выдохнула ему в лицо ледяным холодом... и оставила. пусть себе висит в пустоте, когда-нибудь он присоединится к остальным, забраным ею...

сны о будущем?

Снилось далекое будущее человечества. Люди наконец вырвались за пределы Солнечной системы и расселились по окружающим звездным системам. Чудеса, которые раньше казались только сказками, стали обыденностью. Мертвые миры, покрытые куполами изолированных городов, планеты покрытые живыми городами-лесами и ухоженными с величайшей заботой кладбищами. Чудеса человеческого гения соседствовали с древними животными инстинктами и только это нелепое смешение не позволяло цивилизациям скатиться в глубокий упадок и развиваться все дальше и дальше.
Иногда возле какой-нибудь планеты, находящейся вдалеке от густонаселенного скопления миров, пролетал невообразимых размеров корабль, явно построенный нечеловеческими руками. Весь его корпус представлял собой смешение залитых металлом останков людей и каких-то существ, бесследно пропавших из вселенной в незапамятные времена. Те, кто населял этот корабль не знали жалости, страха и даже, что странно, ненависти. С холодным интересом они выжигали с планеты всю жизнь, разумную и неразумную, а тех, кто пытался сопротивляться они просто прибавляли к своей коллекции, покрывая их скелеты металлом и выкладывая из них жуткие узоры на корпусе своего корабля...

Яркий свет

Приснилось, что я нахожусь внутри плотного жесткого комка света... Он окружал со всех сторон, слепил глаза, резал кожу и как копьями пробивал насквозь череп. Казалось, он на столько плотный, что можно схватить руками, но пальцы не могли нащупать ничего материального. А свет продолжал свою мучительную пытку, все больше становясь похожим на живое существо, устремленное только на одно - ненавидеть и приносить страдание. Я пытался оттолкнуть эту субстанцию, выползти из ее холодных недр, но это было невозможно. И я просто кричал от боли в наполненую светом пустоту...

дом тысячи дверей

На самом краю безымянного города на тихой утопающей в зелени улице в глубине небольшого сада притаился старинный трехэтажный особняк. Потемневшие от времени стены с какой-то утомленной печалью смотрели на окружающий мир. Окна особняка по большей части были зашторены и выглядели так, словно вечерами из них охотнее лился теплый свет исходящий от свечей, а не от мертвых электрических ламп.Одинокая хозяйка особняка была подстать своему дому - с тем же налетом усталости на лице, и хотя еще не старая - лет сорока - пятидесяти, но как правило одетая в старомодные наряды. И все это было бы банальной обыденностью, вызывающей у обычных людей скуку и полнейшее равнодушие... Обычные люди и не знают что женщина, открывая двери своего дома, попадает в иные миры - шумные и суетливые, заполоненные людьми, либо мертвые, затопленные застоявшейся водой, занесенные песком и высушенные безжалостным солнцем. Выходя на каменистый берег о который разбивались волны изумрудного моря, женщина стояла, всматриваясь куда-то вдаль, затем возвращалась в свой дом и закрывала дверь, чтобы открыв попасть в совершенно другой мир...

Сон о вечном

Приснился сон со вполне сформировавшимся сюжетом, который был закручен на молчаливом человеке, облаченном в глухие массивные доспехи. Доспехи эти были вычурные, украшенные золотой инкрустацией и тусклыми драгоценными камнями, но не смотря на все украшения были на столько крепкие, что не пробивались даже от самых сильных ударов. На голове человека красовался шлем с забралом в виде двух створок, открываемых в стороны. Забрало на протяжение всего сна было закрыто, а сквозь узкие щели для глаз невозможно было разглядеть лицо. Человек этот тысячелетиями лежал в ящике-гробу из матово-черного материала. Руки его были скрещены на груди поверх рукоятки длинного двуручного меча. И этот человек был еще жив - это знали все, кто искал его по древним гробницам и захоронениям, глубоко под землей и в арктических льдах. Каким-то образом он был связан с тем, как на Земле образовалась жизнь. Все зависело от того, кто его найдет, в чьих руках он окажется. Когда заканчивался очередной цикл Времен, только он один имел возможность вернуться к самому началу и тогда решалось все - либо все будет так как уже происходило не один миллион раз и тогда в мир снова придут люди, все вернется на круги своя. Либо тот Незримый и Необъятный наконец сделает все так, как когда-то давно задумал, но в этом случае некому будет даже вспомнить о том, что здесь жили люди. единственный свидетель - закованный в металл человек упокоится навеки, растворится в том небытии из которого пришел. а пока что за право открыть матово-черный гроб разгораются нешуточные сражения, в которых используют не только грубую силу, но и хитрость и коварство. Глядя на эту свару, в голове бьется одна мысль - может все на этот раз пройдет по второму варианту?
Когда-то давно человек поднялся на ноги, с трудом распрямив скрипящие сочленения доспехов, и оглядев первобытный пейзаж, открыл забрало своего шлема...

Социум

Приснилось бьющее безумной энергией общество, поднимающееся из грязи и нищеты куда-то в небеса. Самые нижние слои этого общества в буквальном смысле копошились в грязи. Это была самая основная рабочая сила, большая часть всего населения. Они не имели права громко разговаривать, смотреть вертикально вверх и иметь в собственности больше того тряпья, что на них было надето. Они таскали грузы худыми жилистыми руками, крутили громоздкие деревянные колеса сложных агрегатов, выдували грязными губами стекло и вручную выковывали различные изделия из железа. За их работой надзирали и руководили более удачливые люди, которые не спали прямо на земле или на голых досках и не питались грубой пищей из переработанных отбросов. Привелегией для них считалось спать на набитых тряпками и соломой матрасах в отдельном уголке большого деревянного барака.
Над ними торжествовали те, кто жил в отдельных домишках-хибарах, построенных на высоких сваях над землей. Эти даже не смотрели на тех кто ходил внизу по земле, с нескрываемой брезгливостью общаясь только друг с другом и с теми, кто на одну ступень ниже. Впрочим это отличало всех членов этого социума. Если кому-то из вышестоящих чем-то нравился подчиненный, он мог перевести его на свой уровень. Так из самого низшего уровня, с самого дна попадали в класс "М" и там забывали свои старые привычки смотреть только в пол и говорить едва шевеля губами. Поднимаясь все выше, становясь ближе к парящим садам и дворцам, люди превращались в надменных, разжиревших существ, одетых в золото и шелка. Но вонь с поверхности земли доходила и до самого верха...
Да пошли вы все на хер, страдальцы.
Мда. и я вместе с вами...

Солнечная пыль

Приснилось, что солнце подарило людям солнечную пыль. Мелкая, воздушная сыпучая, на ощупь похожая на мягкий пух, она появлялась там, куда падали самые яркие лучи солнца. Сильный ветер гонял ее по наполненным зноем улицам, поднимал золотистыми облачками в небо. И люди вдыхали эту пыль, а она легонько щекотала гортань, так что человек непроизвольно делал глубокий вдох, наполняя ею свои легкие. Человеку тут же становилось легко и радостно, так что хотелось взлететь в небо на встречу солнцу и смеяться даже без особой причины. И люди отталкивались ногами от серого потрескавшегося асфальта и взлетали высоко в небо. Потом они возвращались и начинали творить необъяснимые чудеса, которым удивлялись все те, кто остался на земле.
Но постепенно солнечная пыль теряла свою силу и людям требовалось вдыхать ее больше и больше, чтобы вновь вернуться в небо. И люди стали торговать этой пылью, а чтобы ее еще лучше продать запретили как самый страшный наркотик. Любой пойманный с горсткой пыли отправлялся прямиком на электрический стул, а обнаруженные летящими в небе, сбивались зенитными орудиями. Их изуродованные тела сбрасывались в глубокую яму на городской свалке.
Однажды солнце заполнит весь город своей пылью и все они смогут взлететь...

Сон в стиле матрицы

Серые одинаковые блоки сложных механизмов были расположены рядами, уходящимиь вверх и вниз и во все стороны так далеко, что даже невозможно было разглядеть, есть ли конец у этих рядов. Каждый отдельный механизм удерживался магнитным полем на постоянном расстоянии от других, так что в свободное место между ними свободно проходили узкие двухместные машины людей. Люди перемещались вдоль рядов, вниз и вверх от серой дымки к мрачному мареву, которым должно быть было небо. Остановившись возле любого из механизмов, люди могли подключиться к нему через кабели, идущие из их голов, и получить все, что только пожелают: информацию, связь с другими людьми, пищу, место для сна и даже сами сны...
В углублении на одном из блоков, опутанные проводами, обнявшись тихо спали мужчина и женщина, блаженно улыбающиеся сквозь сон...
Иногда так и тянет подолбить кулаком в экран монитора и заорать: "Эй!Там есть кто-нибудь?! Какого хрена я здесь один сижу?!"

В тревожном состоянии.

Снились стаи ворон в пасмурном небе. Пронзительный холодный ветер своими порывами словно ножом резал, только никто на это внимания не обращал. Все бежали, спотыкались и падали, а затем поднимались и продолжали бежать, потому что вороны с хриплыми криками пикировали сверху и вцеплялись когтями в лица в поднятые руки, клевали незащищенные глаза. Те люди, которые прятались в домах, тоже не были в безопасности - вороны облепляли стены домов своими телами и со злобным упорством ковыряли их клювами, а затем забирались внутрь и там продолжали безумствовать. Потерявшие сознание люди лежали на дорогах, а птицы садились на них сверху и питались, выдирая из тел куски плоти...

Фентэзийный сон

Снился мир необычным образом разделенный надвое. Он был весь покрыт океаном с частыми вкраплениями островов. Причем одна часть этого океана была раскаленной лавой каменные острова которой были раскалены настолько, что текли и пузырились. Эта часть мира была обиталищем странных существ, дышащих сернистыми испарениями, покрытых роговыми пластинами и не лишенных какого-то свирепого разума.Оседлав ревущих крылатых существ, они летали в лабиринте тонких каменных образований, зависших над лавовым океаном.
Другая часть океана представляла собой обычную морскую воду. Линия, разделившая этот мир надвое тянулась от горизонта до горизонта и не сдвигалась с места уже несколько тысячелетий. На этой линии с шипением и оглушительным ревом вода сталкивалась с лавой, лава при этом остывала и уходила на дно, а вода кипела и испарялась. Жители обеих сторон старались избегать этого места, но все же иногда границу пересекали посланники, несущие как правило недобрые вести.
Вода становилась прохладнее и спокойней с отдалением от границы. Острова на этой части мира были и большие и совсем крохотные, густо населенные животными и поросшие буйной растительностью. Некоторые из островов были населены людьми, которые построили себе небольшие, но красивые города. На расположенных близко к границе городах они поставили укрепленные форты, тем самым обезопасив себя от вторжения с той стороны. Еще свежа была в памяти людей война, которая едва не уничтожила весь мир.
Два острова, расположенных ближе всего к границе, имели самую плохую репутацию. Именно туда приходили посланники с той стороны и если так случится, туда в первую очередь нагрянут враждебные войска. Эти два острова из-за своей формы назывались в шутку однояйцевыми. Один из них был полон солдат и военной техники, а второй, соединенный с первым широким мостом, патрулировался большими группами солдат.
Однажды один молодой человек вышел из ворот форта, перебрался через длинный мост с одного острова на другой и стал ожидать прибытия очередного патруля. Здесь вообще-то одному было опасно находиться. Под влиянием границы здесь все растения и живность были неправильными. И не только по внешнему виду, но и по поведению. Вспоминается, как дерево, которое раньше росло недалеко от моста, порубило целый отряд своими ветвями, оканчивающимися похожими на тесаки лезвиями. На дороге нашли только их отрубленые кисти рук с короткими мечами и ошметки мяса.
Мысли молодого человека внезапно прервало появление на ведущей из странного леса тропинке небольшой фигуры, одетой в серый балахон. Материя скрывала человека от головы до ног, но в движениях его было что-то такое, от чего у молодого солдата все сжалось внутри. Непослушными руками он выхватил свой меч, глядя на приближающегося человека. Человек не откликался на оклики солдата и продолжал неумолимо двигаться к мосту. Он даже не обратил внимания на солдата, просто прошел мимо и пошагал дальше по каменному настилу моста. Тогда солдат развернулся и схватил человека за плечо. Плечо оказалось каким-то мягким, слишком уж податливым. Когда солдат попытался дернуть его на себя, балахон просто соскользнул с фигуры и остался в руках у солдата. То, что скрывал балахон, имело схожее с человеком строение, но было словно слеплено, сшито из лоскутов разноцветных тряпок. У существа не было лица, его глаза были грубо обозначены какой-то бурой краской, а рот был всего лишь рваным разрезом в материи.
Неестественно сгибая колени, существо дошло до конца моста, где привратники торопливо открыли перед ним тяжелые створки ворот и пустили внутрь форта.
"Это посланец м ТОЙ стороны - объясняли потом молодому солдату. - Существа оттуда не могут так просто пересечь границу, впрочем как и мы. Да... Пока действует Договор - это так. Поэтому они посылают вот такие куклы.
Эти куклы наделены частицами души, которые им отдают демонические иерархи. Если куклу уничтожить война начнется заново, а так как наши чилы всегда были и будут равны...
И не стоило тебе так хватать их куклу. За это вообще она могла тебя убить."
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5