Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

Сон печали...

Я ухожу видимо навсегда: какая-то тоска захватывает меня всего... Я шагаю к выходу по битому стеклу, в последний раз оглядывая свое жилище. Все такое знакомое: и покоробившийся книжный шкаф, книги в котором давно размокли и покрылись плесенью, и жуткая эмблема, когда-то давно нарисованная мною на стене черной краской, и немного сплющенный молот, прислоненный к стене под большим проломом, который я проделал этим же молотом... С осыпавшегося потолка свисают пучки гнилых проводов, которые я небрежно отбрасываю в сторону. Вот и сорванная с петель дверь, мне осталось только перешагнуть порог и пути назад не будет... Ну и пусть. Все равно когда-нибудь надо начать все с начала...

Тоже сон

Вчера...
Я иду по темной улице, освещенной мертвенным светом фонарей. Видимо недавно прошел дождь - асфальт блестит в свете стареющего месяца. Дыхание вырывается белым облачком - довольно морозно. Тишина заполняет воздух, звенит в ушах... Неприятно покалывает кожу и сводит мускулы. Тот же пар, который выдыхаю я, вырывается из настежь открытых дверей придорожного кафе, принося с собой запахи каких-то вкусностей. Я уже собираюсь завернуть туда, но внезапно внимание привлекает массивный автомобиль, сотканный из частиц тумана. он проносится мимо меня с неясным гулом, обдав теплым воздухом. Из открытого окна прямо мне под ноги падает металлический кругляш, подпрыгнув на асфальте с веселым звоном. Я поднимаю его и удивленно смотрю: какая-то гравировка на одной стороне, но я не могу понять, то ли это ящерица, то ли внимательно разглядывающий меня паук. Я просто кладу его себе в карман и иду дальше...
Сегодня...
Я куда-то бегу. Не знаю куда, зачем, но чувствую, что от этого зависит все. Я весь закован в метал, который бряцает при каждом шаге. На голове моем - стальной шлем, лицо закрыто ядовито-зеленой тряпицей. Со мной бегут такие же люди как и я, которых я совершенно не знаю. Их лица так же скрыты. Один из них несет на руках иссохший труп. Он весь почернел и сморщился, длинные волосы развеваются далеко позади. Он определенно мертв, но почему-то я постоянно слышу его издевательский смех... Мы не знаем усталости и бежим не переставая по заброшенным дорогам, сквозь оживленные города, распугивая жителей. Лишь иногда в глухом лесу мы останавливались, разжигали костер, совершенно нам не нужный, и кто-то разворачивал тряпицу у себя на лице, а остальные угрюмо глядели на пожелтевшие череп, сверкающие в глубине глазниц упрямые огоньки, отвисшую челюсть и каждый понимал, что с ним то же самое. Я же сидел и задумчиво-так вертел в руках блестящий веселый медальон с веселым паучком...
Завтра...
Мой иссохший труп несет уже следующая троица закованных в блестящую броню идиотов. Они бегут так упорно и бессмысленно, что я хохочу во все горло. Иногда, когда они останавливаются и не могут даже глянуть друг на друга, я смотрю на того, который не переставая вертит в руках медальон... МОЙ медальон...

Фантазия, навеянная сном

...А на следующее утро выпал первый снег. Белым ковром он покрыл опустевшие автомагистрали, крыши домов, брошенные автомобили... Зима заботливо укрыла город пушистым одеялом, как любящая мать. Блики выглянувшего из-за туч солнца играли на кристаликах снега, уложенного идеально ровным слоем. И на этом белом ковре вдоль прямой как стрела улицы тянулась цепочка следов (кто нагадил на белый снег?) - единственные наверно во всем городе следы, оставленные живым человеком. Рядом тянулась непрерывная полоса взрыхленного снега. Ничего странного, просто тяжелый черный двуручник оказался слишком тяжёл и я его волоку с глухим скрипом прямо бесконечно острым концом по укрытому снегом асфальту. Холод кусал меня за лицо, только я не обращал на него никакого внимания, я его полностью сосредоточил на том, что бы сделать очередной шаг. Ветер беззаботно кружил вокруг меня, гремел и свистел в пустых переулках. Или это не только ветер? Ну-ка, что там свистит и щелкает за углом того здания? Так и есть - на меня идет целая толпа поющих скелетов. Отвисшие челюсти, покрытые инеем ребра и торчащие мослы. Я делаю все уже на автомате - шаг вперед, руки, обхватившие рукоять двуручника, резко поднимаются наверх и в сторону. Первый костлявый развален пополам, а второй таки цепляет меня своими пальцами...
Когда все закончилось на стене здания остались потеки быстро застывающей крови (моей крови!). Черный клинок глухо звякнул об асфальт и вновь заскрипел, кода я потащил его дальше в неизвестность прямо на этот солнечный свет...
Мне снился, наверное, конец света... Или его обновление... Черт знает что.
Я жил в небольшом одноэтажном доме, построенном бог знает когда в самом конце главной улицы. Дом довольно неплохой, но уж слишком неподходил он для этой местности. Жизнь тянулась монотонной струной без всяких перемен. Я подумывал о том, чтобы сменить место своего жительства, как вдруг резко все начало меняться. Мои соседи без спешки, но уверенно все вместе собрали свои пожитки и уехали на восток. Там наверное было единственное место, где можно было спастись. От чего?
Однажды я вышел из своего дома и побрел по пустому городку, чтобы выяснить, какая смутная тревога беспокоит меня. Я обошел все, но так ничего не понимал. И тогда я в нетерпении взлетел над покатыми крышами домов и глянул на запад. Там вдалеке происходило что-то необъяснимое - небо, которое должно было радовать взгляд своей глубиной, затянулось однотонной пеленой, словно на мир кто-то накинул бесконечное покрывало. По ровной поверхности земли прямо под этой пеленой катилась волна какой-то пыли.
Я полетел вперед к этой волне и увидел, что она занимает пространство от горизонта до горизонта и почти упирается в серую пелену над головой, оставляя лишь чуть-чуть свободного пространства. Я полетел дальше над этой циклопической волной. За ней с грохотом катилась еще одна, а дальше - еще одна. Волны сметали все на своем пути, оставляя за собой мертвое пространство. Они зацепили и меня и закружили в яростной круговерти... Я почувствовал, что меня больше нет.
Длинный-длинный коридор. Стены окрашены белой краской, как в больнице. Лампы дневного света под потолком не включены - света и так хватает. Он льется из широких окон, отражаясь от белых стен, заволакивая все какой-то яркой дымкой. Здесь очень тихо, так что звук каждого шага на кафельном полу отражается гулким эхом. Я иду неспеша, оглядываясь по сторонам, пробую открыть каждую дверь в стене. Но за ними те же коридоры, как тот по которому я иду. Иногда слышится металлический звук, словно кто-то стучит ложкой по стеклянному стакану. Потом что-то падает и разбивается с хрустальным звоном. Свет из окон слепит глаза и я никак не могу разобрать - что там движется на противоположном конце коридора, может кто-то живой?

Странные сны

Прохладное помещение - что-то вроде библиотеки. На полу - толстый ковер, который глушит абсолютно все звуки. Я беру наугад книгу с многочисленных полок и пытаюсь прочесть, что практически невозможно - текст в книге живет собственной жизнью, меняясь с каждой секундой. Отдельные фразы несут какой-то смысл, но уже не связаны друг с другом. Я закрываю книгу, которая тут же тает в моих руках, и иду к массивной двустворчатой двери, затерявшейся среди нагромождения книг. Пока я пытался прочитать ту книгу, библиотека вокруг изменилась, ужавшись почти вдвое, все предметы, заполняющие ее потускнели и как будто постарели. За дверью я попадаю на узкую балюстраду, полукругом опоясывающую просторный холл. Ощущение просторности усиливает заливающий все помещение солнечный свет, который попадает сюда через одно огромное окно шириной в половину холла. Там за этим окном виднеется ярко освещенный сад довольно приличных размеров. Сад очень хорошо ухожен, но как-то неприятно пуст. Я перевожу взгляд с огромного окна на потолок, который так же сделан из широких стеклянных панелей. Там прямо в глаза светит яркое слепящее солнце. Все глубокое небо кажется отражает солнечный свет прямо мне в глаза, но я почему то даже радуюсь этому свету. Как будто этот свет я не видел долгие годы...
Теперь я убедился, что с возрастом, человек теряет кое-что важное. Сегодня по пути на работу вдруг поймал себя на том, что уже не задумываюсь о глубине неба, о яркости солнца, они просто есть. Все мои старые мечты поросли плесенью и кажутся до того наивными что их не хочется вспоминать. Все что я до этого делал теперь вызывает у меня недоумение и один лишь вопрос: зачем? Свою душу, свое восприятие мира я собирал по крупицам, а теперь все это тает, как шоколадное мороженное на солнце: вот оно превращается в теплую жидкость, а потом засыхает бурыми пятнами. То, что остается - примитивно до отвращения. Нет ничего кроме тупой злости...
Ну а этот сон ни в какие ворота не лезет(надо сказать, сто снится он мне уже не первый раз).
Здесь я только наблюдатель. Я плыву по темному просторному коридору, который тянется на километры вперед. Кто-то меня зовет: женский приятный голос слышится совсем рядом. Затем я двигаюсь мимо стройных, словно летящих колон через едва заметный дверной проем прямо в огромный и пустой зал. Звуки здесь отражаются от стен гулким эхом, больно бьющим по ушам.
Я вновь слышу тот чудный голос, передо мной девушка лет двадцати пяти. Её глаза глубокого синего цвета смотрят куда-то вдаль, а само лицо лишено какого-либо выражения. Спустя какое-то время я понимаю, что она совершенно слепа. Кожа ее неестественно бледная, как мраморная, с чем очень контрастно сочетаются ее огненные волосы и кроваво-красные губы. Она что-то говорит гулким шепотом, но я не могу разобрать слов, их заглушает резкая ритмичная музыка, которая звучит кажется повсюду. Музыка все наращивает темп и громкость и наконец переходит в надсадный рев, который и вырывает меня из моего сна.

Бессонница

Всю ночь ворочался в полусне. Образы снов и реальности перемешивались в каком-то чудном коллаже. Вот полумрак сгущается и шевелится как живой, наполняя комнату непонятными фигурами, которые непрерывно меняют свои очертания и постепенно тают, уступая место другим. При этом мной овладевает сильное беспокойство: лежать на одном боку невозможно, так что я переворачиваюсь с одного на другой. А перед лицом возникают морды странных существ, они скалят свои белые клыки, посмеиваясь надо мной, их лапы скребут когтями по стене, потолку, впрочем не отавляя никаких следов.
Я все время хочу что-то написать. на одеяле кажется лежит лист чистой бумаги и я вожу по нему рукой, словно в ней зажата шариковая ручка. Буквы все никак не желают складываться в слова, но я бессилен что-либо сделать и это бессилие злит больше всего.
Наконец пролежав так около трех часов, совершенно измотаный я засыпаю и уже не помню какие сны после этого видел.

Кошмары

Сон третий.
Вот так. Темно и сыро. Вытянешь руку в эту темноту и упрешься во что-то склизкое и теплое. Оно течет вверх по руке, по плечу до самого лица. То что покрывает эта слизь в ней же и растворяется. А потом я сам шлепаюсь на пол этим комком слизи. И кто-то огромный с угрозой смотрит на меня свысока. Его глаза чернеют в темноте, он сам молчалив. Черная его фигура неподвижна, но он чего-то по-видимому хочет. Как будто голос в моей голове с непонятными интонациями и на непонятном языке.
Дослушать мне не дают. Чбя-то рука подхватывает меня за шкирку и тащит сквозь скрытые глубокой тенью стены, мимо залитых мраком улиц все выше и выше над землей и вот уже вся планета отодвигается вдаль. Мимо проносятся чужие звезды, галактики, все уносится от меня с огромной скоростью, сжимаетмя в одну далекую точку. Остается только небытие. Остаюсь только я со своими мыслями. Можно повести руками по сторонам - вокруг ничего нет. Можно крутиться волчком, плыть ,отгребая Ничто назад руками, можно дрыгать ногами... Можно, только незачем. А лучше всего открыть глаза и посмотреть на нависший высоко над головой небесный купол с плывущими куда-то ярко-красными облаками...


Ещё один сон

Я постарел. Моя кожа обвисла, руки и ноги двигаются с трудом, а цель в жизни ушла так давно, что даже не хочется вспоминать. Я иду медленно волоча ноги по светлой, прямой как стрела и пустой улице. Вдалеке виднеются несколько небоскребов, между ними как приклеенное повисло зимнее солнце. Оно не греет совсем, только слепит глаза. Воздух так же по-зимнему холоден, а снега как ни странно не видно совсем. Меня обгоняет стайка детей: "Здравствуй, дедушка!" Я приветливо машу им рукой и вот уже лежу в большой мягкой кровати. Не хочется ничего, только заснуть, но окружившие кровать люди не позволяют. "С днем рождения, дедушка!" - говорят они. Самый молодой из них, лет двадцати, вроде бы мой внук, говорит, что приготовил мне подарок, который вручит завтра. И я, заинтригованный, засыпаю.


Ничего себе подарочек! Я просыпаюсь на хромированной больничной койке совершенно молодым. Люди в белых халатах широко улыбаясь машут мне руками, среди них все тот же внук. Они говорят мне что я первый счастливчик, на что я ору: "Сволочи! Дайте мне сдохнуть нормально!" Внучок растерянно смотрит на меня, не понимая то ли я шучу, то ли серьезно говорю. Какой-то толстый хрен в массивных очках доверительным голосом сообщает мне, что процедуру омоложения я буду проходить регулярно, так что беспокоиться не о чем. Вся моя родня кивает на его слова. Видимо мне так и не дадут умереть.


Дальше я в окружении толпы репортеров стою на светлом кладбище, ухоженном и ярко-зеленом. Кто-то услужливо подает мне бутылку дорогого вина и я хлебаю прямо из горла, а затем остальное выливаю на могилу своей давно умершей жены. Потом я перехожу к следующей могиле - мой старый друг. Я выпиваю половину бутылки абсента и разбиваю её о надгробный камень. Следующая могила - могила матери, затем отца, сестер, братьев, всех моих знакомых. На надгробиях они изображены как живые и такие же молодые, как я когда-то. Пейте за меня, за мой день рождения, за мою вечную жизнь! Репортеры следуют за мной от могилы к могиле и все фотографируют. У меня все плывет перед глазами и я нетвердой походкой продираюсь сквозь кусты к старой деревянной лавке...

Мои сны 14.03.06

Вот, наконец, то, к чему я пришел. Здесь и далее мною описаны те мои сны содержание и смысл которых я не могу объяснить. Конечно же изложены они не в том виде, как мне приснились, но все же близко...


Так начинается сон приснившийся мне прошлой ночью:
Я иду по коридору длинному и просторному, постепенно перетекающему из одной формы в другую. Сначала это коридор из американского фантастического фильма - весь блестящий и полный каких-то труб, исходящих паром. Затем в нем проявляются ржавые ноты и вот уже не светлый футуристический, а темный весь в потеках воды, сырой проход в каком-нибудь подземелье.
Путь мой недолог, я наконец подхожу к овальному тяжелому люку в стене. Возле него стоит неприметного вида субъект, который осведомляется у меня, готов ли я. К чему? Я утвердительно киваюи подхожу к массивной двухстворчатой двери, появившейся на месте люка. Двери бесшумно втягиваются в стены, а за ними я вижу занимающий все пространство земной шар, как его обычно показывают в кино. Я делаю шаг вперед и падаю прямо на эту далёкую поверхность. Ощущение свободного падения захватывает меня, настолько, что даже сердце в груди начинает долбить с такой скоростью, что кажется пробьет дыру вылетит, обгоняя меня. с огромной скоростью земная поверхность двигается мне навстречу, а затем меня что-то подхватывает и дергает вбок с еще большей скоростью. Меня тащит вокруг всей Земли, раскручивая по спирали, перед лицом мелькают чужие страны, города и непонятные циклопические конструкции, по размерам сравнимые с городами. Наконец меня швыряет вниз и уже перед тем как коснуться поверхности я просыпаюсь.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5