Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6
Мы как птицы садимся на разные ветки.. зелено-красная.. сине-желтая, мы сотней километров в час проносимся под друг другом, мы путаем следы в переходах, а от взглядов, бросаемых мной на прохожих, их кидает в дрожь.
Город-проказник так невыносимо близко.. но дальше, чем было бы возможно. Затем, свернуть все в тугой клубок, опутать паутинкой утекающего сквозь пальцы времени и бросить против ветра. Чтобы было то, что будет. Мы с ним придумаем пакость и ты еще попляшешь! Он на моей стороне)) в отличие от тебя.
Моя Земля вертится.
Поднимается из метро, проносится через мосты, возвращается после полуночи,
и не звонит тебе.
Моя Земля не успевает за погодой и никак не дошьет летнее платье.
Она пишет письма, преимущественно на край ее самой, Земли.
Она убегает из под ног
и смеется навзрыд.
Иногда, она хотела бы вертеться назад, проматывая вёсны то взад, то вперед, но
это невозможно, не стоит и думать.
Она ускоряет свой бег, а по утрам
звенит будильник
и трамваи едут рвано, толчками
под punk и запах ванильного молока.
Ей говорят - она не думает, ни о чем!
Потому что думать столько мыслей contemporaneamente
глупо,
а ей хочется хоть в чем-то быть реалистичной.
Она хочет заказать электронный билет
но не знает куда ей лететь
хотя бы вверх по экскалатору.
Туда, где
ветер.
Непослушная льняная веревка путалась меж ее пальцев, постепенно сползая с коричневых боков хрустящей оберточной бумаги. Она еще не знала, что ей - упасть на дощатый пол, неумело завязанным бантом скользнув по пузатым краям бутылки ямайского рома. Она слышала шорох, бессвязный шепот, на цыпочках шаги и хлопок дверцы минибара. Она слышала, но ей еще видилось ямайское солнце, почтовые штампы, песни портовых див и их подружек - беспутных чаек.
Новая владелица бутылки яростно смяла упаковку в руках и отправила в мусор. Она знала: в ней не затерялось ни строчки, обо всем расскажет первый же выпитый глоток.. чего там? Ямайского рома? в прошлый раз были чикагские виски, жегшие горло и душу в придачу. Даже сейчас при воспоминании о них - першит в горле, хотя прошло больше года.
Где же она Ямайка? Наверно там танцуют странные танцы женщины с браслетами на руках, смоляными волосами и жарким сердцем. Ее накрыло ощущение того, что сердце вот-вот вырвется наружу, что в комнате стало десятью градусами жарче, а за стеклами окон больше не капает северный дождь.
Когда я дочитаю этот роман,
И в городе N закончится дождь,
Я спущусь на пару этажей, не спеша,
И выпью кофе.

А может она купит новое белье. Распустив волосы, взлохматив их руками от самых корней, накрасив ногти самым ярким лаком что найдет в этом доме, надев самую безмятежную улыбку и простое платье. Она зайдет в магазин и будет выбирать его долго-долго, чтобы оно шелком нитей и кружев ласкало чуть тронутую загаром кожу, чтобы оно впитало в себя и солнце какой-то ямайки и тонкий аромат волшебного рома, и холодное прикосновение влажной от дождя травы, и светлое-светлое небо белых ночей, темных дней. Ей запакуют его в коробку, на ней будет лента, мягкая и податливая. Но она отправится вслед за ямайской бечевкой.
Она будет в нем, а в ней будет ром, когда ветер, когда придется возвращаться домой, когда не найдется бесчисленных планов на тонну ближайших секунд, когда тело изгибается по непонятной нервной системе траектории, когда она слышит очередной обратный отсчет: 4.. 3.. 2.. 1.. уже практически на старте, но не она, а кто-то другой.

И варю вишневое варенье.
Там, где ты, теперь, наверно, вечер,
Я пишу тебе на побережье
Ты устал и вышел к океану,
Горизонт красив и бесконечен,
Корабли плывут в чужие страны.
Я варю вишневое варенье.

Чтобы однажды вручили посылку, перевязанную ненарочно косо, не сделав из этого тайны, чтобы ответить, не сомневаясь в собственной лжи: Probabilmente ha fatto lo sbaglio, questo non di me...
А самой бежать, бежать мысленно, искать глазами место и время, цифры штомпов, буквы марок, рисунки чужих стран, где картины Ван Гога красками стекают с зонтов, где каменные лягушечные рты проглатывают свет дня и шум моря: infatti li c'e lo sbaglio. Io torno lo indietro.
в моей борьбе с обстоятельствами
розовым лаком,
элем в Диккенсе,
клубниным вареньем,
цветными листами конспектов..

Собирала Маргарита маргаритки на горе,
Потеряла Маргарита маргаритки на траве...

с переменным успехом..
Rah-rah-ah-ah-ah-ah!
Roma-roma-mamaa!
Ga-ga-ooh-la-la!
Want your bad romance

В выглянувшем солнце, в улыбках прохожих
я обнаружила весну
и теперь мне не так легко мечтать о лете,
но.. гораздо проще бороться с обстоятельствами..
Греть руки о чашку клубничного чая и вспоминать осенние сказки incantevole...

...сегодняшним днем в сегодняшнем городе
погода была анизотропна.
Сердцебиение сбито на полфазы. Ему не угнаться за бегущей со стаканчиком кофе мостовой.
Сзади стуком каблуков пронесется чувство вины... за то что толком обьяснить не смогу.
Застреленная в упор прошлая ночь вселяет в нас жажду бежать, искать... несуществующий номер троллейбуса...
Сессия. mission complete. Ho finito una missione? ладно, пусть будет finire.
Чем же теперь заняться?
Дед Мороз в прошлом году я была хорошей девочкой, поэтому в этом подари меня, пожалуйста, плохому мальчику.
Или хорошим друзьям.
Ша пошел он! т.е. да пошел он! у меня сегодня явно непорядок с буквами.. да пошли они тоже... и туда же...

и надолго. Amore no - никто никому не принадлежит, мы только делаем вид. Или думаем будто делаем вид.
Закрываем глазки и сним себе сон,
в котором я бегу к тебе,
проказник-ветер ерошит легкое платье, а ты...

на этом моменте учащается дыхание,
на губах играет блаженная улыбка...

я кусаю твое ухо,
попытка соблазнения,
обреченная на удачу.
вот опять брусчаткой мостовых
иду, закрывая волосы платком от летящего навстречу мокрого снега
почти на бегу сквозь рой людских тел...
...как пепел с мотылька
упал за горизонт
неоновый закат
в невидимый песок...
Снег, преследуя меня, мокро и вязко ложиться в руки, закрывает глаза, ненавистный снег заставляет волосы виться и мне не защитить их тонкой тканью цвета плачущих глаз.. но это увы не про меня.

toužila kroužila kryla mi záda souložila
kouřila mě měla mě ráda poháněná
chtíčem vrněla jak káča moje milá
cplakala

еще один взмах платка и...
карусель улочек начала новый круг, а у меня как всегда разногласия со временем.
Оно не пишет мне писем, не будит по утрам. Оно вечно занято или позволяет себе излишнюю вольность.
Наивный циферблат не в силах понять, что происходит и лишь снег корявыми крючьями раздевает меня.
...зачем тебе она?
она теперь одна,
в моих объятиях
навеки сожжена,
кто изменил мой мир...

plakalag amimodlila se hlásila se o svý práva
motala se na mý trase byla to tráva
poháněná chtíčem vrněla jak
káča moje milá cplakala

30 ноября 2009

Эди Седжвик, муза Энди Уорхола, занимает очень уважаемое место в истории, но на этой неделе вам захочется представить современный образ его «Фабрики». Солнце входит в созвездие Стрельца, ставя вас в эпицентр узкого круга авангардных художников, постмодернистов, нонконформистов и сумасшедших ученых. Сейчас вы их официальный лидер, Водолеи. Это означает, что на вас ложится ответственность за создание мероприятий, где вы сможете обменяться идеями, обсудить философские течения или даже организовать свое подпольное движение. Вам не обязательно полностью брать на себя планирование этих встреч. Обратитесь с просьбой к своим друзьям и знакомым. Быть частью вашего круга– это привилегия для многих людей. Вы не обременяете их, вы даете им шанс. Некий проект достигнет своей логической контрольной точки. Вместо того чтобы пытаться «закатить камень в гору», отложите его в сторону на неделю (или, возможно, на месяц). Дайте идеям возможность увеличиться. Исследуйте новые методики, возможно даже те, которые практикуют люди из других стран.
Наслаждаться прохладой? Люди, о чем вы?!
Наслаждаться можно только солнцем, целующим твои плечи и отправляющим тебе письма далекой зимой
в пожелтевших выцветших конвертах с расплавленной печатью и марками из неизвестных мест.
Я вложу в этот конвертик свое настроение,
немного стервозности, две щепотки пляжного песка, штучки три улыбок
(и одну запасную). Я надушу листочек беспечностью и радостью,
и не забуду добавить высошенный мной одуванчик.
У меня не сразу получится красиво завернуть его,
и, возможно, я оставлю на нем отпечатки пальцев,
испачканных в соке малины.
Ты получишь его в самый холодный день февраля,
и после прочтения на губах останется пряный запах летней ночи,
а вокруг на несколько градусов теплее.
Которыми можно наслаждаться.
Я так и не выяснила, любил ли ты в детстве сказки.
Но я все же расскажу тебе одну, хотя... я на редкость плохая рассказчица.
Я начну ее со слова "однажды", его мне не приблизить никак, и вечно строгий календарь мне тут не помощник.

Это будет заснеженным вечером под лукавым блеском окон соседнего дома или
в пустом холле отзывающемся дрожью на стук моих каблуков.
Я введу свой пароль, я увижу твои слова, теплые как меховая варежка.
Ты спросишь, найдется ли у меня для тебя пара часов.
- Я чуть не отвечу, что да, вся жизнь, но вовремя прикушу язычок.
Ты кинешь ссылку на событие, без объяснений и обещаний,
а я уже мысленно побегу покупать платье.
Чтобы стать волшебницей хоть на одну ночь, чтобы в нем тебя обнять,
а вечер будет пахнуть солнцем и акварелью, только ей можно нарисовать все несбыточное.
Удивлюсь этой хрустальной туфельке-возможности увидеть.. пришедшейся мне впору среди... сколько их там?
Знаю, ты не ответишь.
В свете искуственных елок, холодного ветра за окном и бесчисленных взглядов.
И одним моим.
Восхищенным.
За нами кто-нибудь будет следить, старый кардинал, ухмыляющийся в усы, любующийся нами как можно любоваться снегом в свете белых фонарей. А я разочарую его, что соблазнить тебя невозможно.
Он не поверит. Может он все еще верит в сказки? Так глупо.
Я не буду ждать твоей кареты, у меня свое мнение насчет избалованных принцев,
в отличие от капитанов гвардейцев, пиратов и волшебников.
Мои руки на твоих плечах, румянец моих щек тому подтверждение. Веришь?
И будут смешные шутки, а через хрусталь бокала с шампанским эта ночь покажется
отражением сна в бальных залах бездонного серого неба.
Мы бы кружились, смеялись и я бы решилась...
Я постараюсь выяснить любил ли ты в детстве сказки. И на всякий случай присмотрю себе платье.
Карамельное пиво, футбол, оглушенная одиночеством среди веселой кампании, обезоруживающая улыбка, заснеженный дворик, качели, верхушки берез, розовеющее небо, громкая музыка в наушниках.
Почти привыкла. На целое почти больше чем возможно)
Состояние: Придуманы ответы на все вопросы, которые ты не задашь.

Снежинкопад, волшебство в мартобре.

Город купался в пушисто-снежной пене наступающей зимы, ненадолго позвонившей тебе, но не получавшей приглашение войти.
Город заснеживало, стирая следы чужих ног на аллейках и несказанных слов из памяти.
Шаги по утопавшей в снеге тропинке в городе мутного неба серо-голубого стекла бутылки с волшебным джинном внутри,
пылящейся на полке в чулане.
Она возвращалась домой.
Смеясь слышимым только ей аккордам гитары, и лишь танец ресниц выдавал ее радость.
В шлейфе его парфюма летящей походкой еще несколько заметенных зимой двориков назад она ловила губами хлопья снежинок
и бежала с горки, обняв подружку-березку на крутом вираже.
Теперь же, кутаясь в теплый шерстяной шарф, усыпанный брильянтами снежинок искусницы зимы
в этом ноябре, улыбалась своим мыслям.
Рядом мальчишка усердно пытался скинуть в сугроб отчаянно визжащую девчонку.
Кутаясь глубже в шарф такой же серо-зеленый как ее глаза эхтой весной, она на миг встретила его восхищенный взгляд.
Он любовался каждой черточкой лица с румянцем раскрасневшихся на морозе щек, каждый изгиб фигуры,
волосы чуть припорошенные снегом.
Он смотрел на нее как на возникшую перед ним богиню, на саму красавицу метель, затаив дыхание, пока девчонка, смеясь, цеплялась за его шею.
Но он не удостоил доверчивую глупышку даже взглядом - все еще следил за девушкой и со смущение и благоговением.
Он полетел бы за ней, если бы красотка только махнула варежкой или улыбнулась в ответ.
Она улыбнулась, взмах заснеженных ресниц, как маленькая буря, подхватившая только что осевшие на наст снежинки.
Хоровод маленьких звездочек.
Он встряхнул головой, избаялясь от волшебного видения.
Осенний снежинкопад продолжался.
Иногда я чувствую себя птицей,
свившей гнездо на одной из высоких башен города.
Это дурацкая шутка нейропептидов моего мозга,
но, иногда,
мне и вправду хочется быть ею. Лететь на юг, под пристальным взором
холодных ветров,
наблюдать за звездопадом золотых листьев. Тогда
нам не нужны были бы печати в паспортах
и на границах
(что за глупость эти границы!)
не досматривали бы багаж.
Я могла бы быть везде
одновременно. Я могла бы быть...
Нет, не могла.
Это очередная глупость нейропептидов моего...
А реальность - мягкое одеяло
в когтистых пальцах.

второй вариант

Эту зарисовку стоило написать именно здесь, на этих страницах белоснежной зимы черной пастой суббот и ненужных слов, наших с тобой числах пушисто-снежного января - холодно горького февраля.
Только стоя вот так на берегу залива, широко раскинув руки и смеясь, смеясь летящим навстречу порывам ветра, обволакивающему все вокруг тебя молочно-белой пеной твоих туманов. Я могу кричать, молотить кулаками по бездушной глади, как тревожная чайка, потерявшая сушу из виду.
А могу раскачиваться на цыпочках на краю деревянного настила, почти лететь, легко подхватываемая ветром, как багровые, желтые листья клена, усыпающие дорогу сюда.
Дрожь касания холодного шелка платья к пылающей коже, к черному кружеву белья надетого для тебя. Коварная стихия, притворно-покорные серые волны, маленький шторм, играющий распущенными волосами. Вызов самой себе.
Я прокричу в этот холод обмана и грохот вод все что хотела сказать ему. Они не посмеют не передать моих слов.
Наша близость с ветром вечна, как танцы страсти, серые дни и полнолуния твоего любимого цвета, ожерелья твоих городов, фонарей, чужих глаз, смотрящих на тебя с вожделением.
Резкое па, шум волн, играющих крещендо на острых кристалликах песка, больно ранящих костяшка пальцев. Затягивающиеся порезы, замерзшие губы цвета кленового листика, цепко зажатого в руке.
«у нас с ним просто по умолчанию ничего быть не может.
но за те пять секунд, что он сжимал мою руку,
я, кажется, сошла с ума.»
И вот опять. Я ждала больше часа, Хеллуин, стриптиз, жонглирование яйцами.. мартини, шампанское, фанты... я а по-прежнему жду. теперь уже следующей субботы, ведь эта.. не оправдала моих надежд..

Эти строчки написаны в ежедневнике, на страницах последней недели января и первого числа февраля

- просто это лучшее место, где они могли оказаться...

И эти строчки стоит написать именно здесь, на этих разлинованных листочках наших с тобой числах бесстыдно-пушисто-неснежного января, холодно-горького февраля.
Только стоя вот так на берегу залива, широко раскинув руки и смеясь, смеясь. Смеясь летящим навстречу холодным порывам ветра обжигающим кожу шелком сорочки под платьем, надетым для тебя. Обволакивающей все вокруг тебя молочно-белой пене его туманов.
Я могу кричать, молотить кулаками по бездушной зеркальной глади, как тревожная чайка, потерявшая сушу из виду.
А могу раскачиваться на цыпочках на краю деревянного настила, почти лететь, легко подхватываемая ветром как багровые, желтые листья клена, усыпающие дорогу сюда. Наша близость с ветром вечна, как танец страсти субботним утром, как серые дни и полнолуния моего любимого цвета. Цвета ожерелья твоих городов, фонарей, чужих глаз, смотрящих на тебя с вожделением.
Резкое па, шум волн, играющих крещендо на острых кристалликах песка, больно ранящих кончики пальцев. Замерзшие губы цвета рябиновой ветви, цепко зажатой в руке.

Я чего-то не понимаю, наверно я не понимаю всего.

Вчера был такой вечер! Чечтное слово, меня ткнули как котенка в собственную глупость, в разрушенные башни выстроенного по кирпичику сказочного замка на облаках. Да не могу я!!!! Не хочу! Без алкоголя, без феромонов, пестицидов, гормонов и нерифмованных строк! Без.. Так глупо, так..
Помнишь, были заговорщиками, помнишь бежали, и по выстроенному мной сценарию, ты должен был меня поцеловать. к сожалению, фильм покатился к чертям, и извинения бессмысленны. - Товарищ, встаньте в очередь за гонораром.

Берега укутались снегами.
Дни ноября сложились в журавля -
Он улетел, исчез за облаками,
А утром стали белыми поля.
Пришла зима, всё это как всегда,
Но может неспроста, да может неспроста
Сегодня первый белый день -
Давай начнем всё с чистого листа!

Назови мне своё имя, я хочу узнать тебя снова,
Всё по кругу, но всё будет иначе, я даю тебе слово.
Назови мне своё имя, я хочу узнать тебя снова,
Всё по кругу, но всё будет иначе, я даю тебе слово.

Пустые дни различны лишь календарями,
А в остальном как капельки воды.
И разбежаться, самый легкий выбор,
Подальше с глаз, и всё расстаяло как дым...

Я чего-то не понимаю. Скорее всего, не понимаю всего.
И то, что мы до сих пор не убили друг друга похоже на доброе волшебство.
Вчера мы припасли друг для друга гранаты, и завтра могли уже просто не встать,
Но сегодня такой светлый день - давай всё начнём с пустого листа...
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6