Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

Я не знаю что мне делать....

Я больше не хочу жить, надеюсь Ты сможешь простить…
Наверное во всём виноват я, просто человек не сознаётся в ошибках, и ты не смогла (ведь я- это ошибка)…
Клянусь я Люблю Тебя и буду Любить вечно, ещё раз прости я не хотел…
Просто я должен…
Не волнуйся, всё это тебя недостойно…
Не хочу больше причинять тебе боль, не хочу пробуждать слёзы…
Ты мне не любишь? меня больше не должно быть? прости…
Видимо я очень тебя люблю, что бы решиться на это…Ты моя Жизнь и Ты смерть - как Ты хочешь???

ZforM

Опять глупо, опять я не тот, хотел как лучше, всегда одно и то же(глупо), я не достоин, а как жать.... Я Люблю.... и я плачу от чувств Любви к себя,.., я рад, я безумно рад, всему что получаю от тебя, я готов принять смерть, лишь бы ей была ты, ведь я тебя люблю...я умираю бес тебя...
Скоропостижные муки пленила судьба,
Сон, лишь молитва, взглянувши в тебя.
Костры, разжигая, туман испаряют,
Дневные оковы с слезой утекают.
В секунды затишья твой вздох поглощая,
В мгновенья покоя себя разоряю,
Для блеска кресала потухшей звезды,
Хотел стать осколком застывшей слезы,
Стать частью души, источником тьмы,
В которой обрёк попытку на жизнь.
Себя поглотить, Тебя покарать,
Склонить и убить, в веках наградить…

Как жаль, что печаль мне в себе не унять,
Трепещет душа, так мука сладка,
Себя, убивая, тебя подставляю.
Стремящихся в путь не часто пугает,
Тот бурный поток, что грудь пробивает,
Тот вечный намёк, со смертью играем,
И голос в душе, что близко от края…

Рожденье росы, похоже на чувства,
В которых вина становится вкусной,
Похожей на муки и боль от тоски,
Прости меня смерть, что тебе изменил,
Прости меня жизнь, что тебя позабыл,
Прости меня Ты что тебя Полюбил.
Всей силы прибоев, всей силы миров,
Не хватит заставить меня на покой,
Пока я надеюсь, что буду с тобой,
Пока я в забвенье, что чувства с тобой,
Пока я достоин, кричать Имя твоё,
Что рвётся из недр в кристальной душе,
Так радуя слух, для пропащих во тьме,
От радужных чувств испытавших в ночи,
Для скорбной молитвы остаться в луче,
Что льётся из Вас посреди пустоты…
Две недели не был в интернате....как в первый раз...всё сложно и непонятно!
чёртова работа!!! Фак, я очень соскучился...по людям, верней по их мыслям...
Я умер и воскрес, что бы опять умереть............
Так давно не писал, что страшно…перечитываю написанное…бывает же.

////////////+\\\\\\\\\\\\

Разве грех? (for Mortelia)

Кто огонь разжигает в воде,
Кто печаль пробуждает во тьме,
Для иллюзий, что болью в груди,
Для покоя в гниющей душе…

Разве можно читать изнутри,
То что в клетке зажато в тени,
То что прячут как солнца лучи,
Избегая взора внутри.

Для чего мы страдаем всю жизнь,
Ради вечных опущенных лиц,
Всех тех преданных рвущихся в блиц,
Кто пугал, что у них нет границ.

Жалость бьёт по вискам,
Дрожь кидает к ногам,
Ради них нет преград,
А для них это мрак.

Разве можно убить, всё то время на жизнь,
Ради этих убийц, что тянули за нить,
Не взирая на боль, мук итог наградить,
За порывы и злость, протянуть, превозмочь…

Восхищенье и смех, благодать вечный грех,
Превосходство в сердцах, ведь для них это Ад,
Им не ведома боль, от истерик бьёт кровь,
Вены режут вески, как струна ноты лжи.

Закрывая глаза, твой полёт как слеза,
Воспаряет Душа, в ней покой на века,
Толь жалость и гнев, бурей свергнутся вниз,
Снова чист будет сон, от судьбы нету троп…

Кто не знает, тот мёртв,
Кто покой, тот полёт.
Разве нужно кричать,
После битв, заострять,
После бурь, пробуждать,
Убивать и карать,
Тех кто жизнью своей,
Ради этих потерь,
Сокрушал и Молил,
Что б узнать лишь о дне,
Что Ты грех в их душе?

П.Л.Е.Н.

Падающий свет, кроны древа сгорают, тень на тропе, так сильно пугает.
Привычный испуг, для корней внятный звук, искажают ветра ради вопля глотка.
Пропадая в теши, слышны грозы вдали, тех пронзивших мольбой и терпящих тот зной.
Превосходство и страх, избегая прячь глаз, искушая- судьбу, разрезая- тоску…

Льёт как град по Души, мрачный отблеск и тоске, извергался вулкан, кто глаза закрывал.
Ледяные сердца, лава греет слегка, реки сходят сума от признанья тепла.
Лиры бродят в ночи, их призвать нету сил, все молитвы пусты, только смерть пробудил.
Ласка, боль и слеза, за обрывом нет дна, только Лунный прилив, только ждать нету сил.

Если вздох, есть толчок, выдох явный щелчок, для обрывистых фраз и растерянных глаз.
Едкий запах в лесах, шум листвы и пожар, точный повод для нас, свой поход оборвать.
Ежечасный урок, кто просил, тот поймёт, на коленях стоять только боль поглощать.
Ею манят во тьму, ею тянут ко дну, жаль, что это судьба, а не крик из меня…

Набегает слеза, разбивая сердца, столько воли в груди, только мы не они.
Настегает испуг, долог, будет тот Дух? Жаль не видно конца, закрывается мгла.
Нарывая порез, истребляют всех тех, кто рожден ради сна, и умрёт от хлопка.
Называя, прячь взор, клетка помнит узор, тени слышат шаги, от стены до стены…

For Mortelia...

Если бы мне сказали что это произойдёт, я бы не поверил, я бы подумал что это не реально…
Я полностью провалился, без остатка, без шанса на выход, В Чувства которые испытываю к тебе, их можно описывать бесконечно, вечность, бесконечность и не будет повода изменить это , только дополнить к тому что Вечно…
Это как Смерть, преображенье, рождение, переоценка, Воскрешение, что я чувствую, проглатывает и растворяет в себе, это как Сон, как туман, тьма, мрак, это Красивей всего что можно представить в сознании, это сравнимо лишь С Душой, Которая глубока, чутка, , красива, необъятна, как ком из лепестков роз, созревших во мне, в день когда я понял что чувствую к тебе. Я проваливаюсь и переливаясь, теку к расколам заглаживая их…

С днём Святого Валентина…
.+"+..+"+.
"+ +"
"+..+"

Места не столь отдалённые...

В суровых небесных реках, завязших болтах плоти предков, под скалами корней вековых дубов, лежали плиты, знаки которых были числа «от и до». Помнившие их, скорбящие им, давно обрекли покой в лесах сумрака и теней. Те места были под покровом ядовитый туманов и струившихся из земли фонтанов горных пород, растопленных до угля, что привело эти земли в разорение зелени и превосходство пепла, смока, тьмы, а самое главное призрачной тени. Которые сводили сума своими воплями, гнались за жертвой разрушая всё на своём пути, выдирая с корнём деревья, переворачивая скалы, что превращало их в песок, ради наказания за муки и боль, что вручили им при рождении. Ими становились лишь те, кого матери оставили в лесах после их рождения, из-за уродства, болезней или по поводу лишнего рта. Эти существа могли стать чем и кем угодно, стать облаком или огромной стрелой пронзающей тьму настигая свою жертву,
Их плачь, их стоны был невозможны, это сводило с ума. Взглянув им в глаза, обреченные не могли пошевелиться, издать звук, отвести пристальный взор, от их гипнозного взгляда. Только противоположная часть реки могла остановить его и железо, он ненавидел его, любой предмет: нож, меч, вилы, что угодно, хватало иглы, и он исчезал, так же неожиданно как появлялся. Это был Утбурд, выброшенный ребенок, призрак мести, которая ждала каждого в ночи…
Эти места избегали все, кто знал о них. А кто не знал? Те пропадали и становились поводом для очередной истории, которую я вам рассажу.
В тот день Луны располагали всемогущем светом, и земли Карпатских лесов были поражены этим даром Богов. Стремящиеся к дому путники останавливались и разбивали лагеря, не дождавшись темноты, для наслаждения этой красотой. Волчьи стаи сходили с ума, не прекращая свой вой, придавая ночи оттенок чувств, эмоций, и мира. Но это только Миф, для всех кто не знал, что бывает потом…
Смыкая губы, набирал воздух в грудь. Перед глазами кранный закат, алые облака рассеивались, превращаясь в синий узор на гладком небе. Цвета мелькали, не давая чётко определить их, что давало повод для долгов наблюдения за ними, без страха и тревоги, только спокойствие и пустота, которая растворяла Душу и Сознание. Можно было вечно смотреть, набираясь впечатлений, которых бы хватило до конца дней, но жаль, это продлилось не долго.
Гром, раздался крик. Страх в душе возник. Ворон сделал взмах и пал на землю в судорогах. Боги дали знак, что делать, Бежать? Просить? Молить? Или просто Смотреть?
Решать не им, а вам. Так хорошо осознавать, что ты мёртв, что ты Утбурд.
Слои трупов придавивших друг друга в погоне от бездны, огонь и дождь из звёзд, обрекли землю на истребление всего живого и разумного, всего зелённого и тёплого, всего кроме пепла, смока, тьмы и тех кто был в ней, под покровом снов и мифов, под загадками и сумрачными расколами во времени. Не было ни одного человека, которому бы пришло в голову искать укрытие там, а не в пещерах залитых лавой, церквях и святых убежищах, сгоревшим дотла.
В тихих впадинах дремучих зарослей, долинах гремучих змей и белых волков, за той частью реки, где был другой мир, где слабость превосходство, а сила верный признак поражения, там, где любовь превосходила жизнь, а смерть любовь, но самое главное, там была она. Сводящая сума красотой, завораживающая, одним словом, одним жестом, одним взглядом. Ей нельзя было стать, ей можно было быть, лишь одной, как смерть, как покой, как любовь. Она ненавидела всех, кто был не таким как она, всех кто был, всех кого она встречала на своём пути. Они были влюблены в неё и отдавались без разочарования, без робости, потери и смятения к ней в объятья, за которые боролись в бреду и сумасшествие, за неё. Она же брала их жизни, выпевая кровь, бес остатка, за свою боль и голод, которых нельзя было остановить, можно было лишь затмить. Это была Она, Смерть, Любовь, Вампир, Леденящий плоть укус, который ждал каждого под покровом тьмы…
Она первый раз испытала страх за свою жизнь, за свою долгую вековую жизнь, что это может быть конец, всего что она накопила в себе, всего что копила для дня, который она не ждала в эту ночь. Она знала, что на той стороне реки есть место, где все осталось по-прежнему, но она не знала, что её там ждёт, выхода нет, есть выбор, который она сделала.
Как по мосту, она прошла по воде. Прошла пепел, смок и тьму. Пройдя через сумрачный раскол, Она услышала плачь ребенка, как это мило ей показалось, ему это показалось ещё милей. Она делала беззвучные шаги, он играл, ломая ветки и создавая порывы голосом, как ветра создают бури. Пытаясь взглянуть ей в глаза, перемещался и перелизал с дерева на дерево, как животное, сопровождал и ждал, когда она устанет идти, что бы насладится её болью, что б почувствовать её страх, увидеть её взгляд и разорвать когтями в пыль, проглотить, растворить, уничтожить, это были его мечты всегда и во всём. Она знала что он смотрит, знала о чём думает, но не боялась, её улыбка, её глаза, кожа, не один волос не чувствовал страха и неожиданности. Она знала все, что могла знать о нём, всё и даже больше, он не знал, а она да, всегда, и всё.
Крик, плачь, взгляд, остолбенение, иллюзия сна, в глазах боль, нет сил, волю сменила пустота, разум чувства, укус, нет дна, удар, нет зла, порыв, как плен, боль, как смех, мороз и мгла, пустота как шторм, всегда первей, чем вздох, для пустоты в душе слишком много чувств во тьме, как в тебе, в сердцах и сне…

For Mortelia ...

Стекает вода, проливает река, пробуждают снега, всё тепло от тебя,
Лавы бурный поток, пепла плотный покров, созревает во льдах откровений.
Тонких пальцев слои на моих и твоих, руки плотно лицо закрывают,
Крайность воплем ревёт, ради жизни глоток, что напиться мечтает в объятьях.
Мой рывок, слышно вздох, от разлуки клеймом, на глазах кристалл соли разбился,
Я б не смог выжать сок, для поверий глоток, что отвечу на эти вопросы,
Где небес громкий хор, где поля чёрных роз, где сердца, что в отваге сражались,
За тебя и меня, за признанье до дня, когда луны твой свет отразили,
В пелену облаков, что б я раньше не мог, сваи тропы в тумане развеять.
Этот долгий полёт, вихрем пепел сметёт, с плеч забытых в тени чувств покоя.
Кровоточит рука, от мороза она, разрезая, покажет всю силу,
Так приятен глоток, вдоль могил алый смок, превосходство над здешней стихией,
Нет тепла под землёй, их понятен покой, я скорбил по причине ухода…

Упавшие листья в земле остаются, по воле магнита земли,
Так верится мало, что торф это люди, а смерть это повод остаться в живых.

Для страждущих крови напиться в ночи, луна зов инстинктов прольёт,
Пристанище кровных, во власти клыков, признаться я тоже готов…
Закат вспоминая, рассвет пропуская, жизнь дарит мгновение сна,
В нем все искаженно и давит так больно, проснувшись от света в глазах,
Так долго пытаюсь, проверить реальность, но вновь забываюсь, в могилах потерянных снов.
Чем дальше, тем глубже, тем слаще укус, пронзив мои вены, ты знаешь их вкус,
В них сахар и горечь, соль и роса, холодные реки кипящего льда,
Испуг и смущенье, доблесть и рок, миф и рассудок, что смог превозмог,
Ту боль и сомненья, те крики и злость, всю пагубность мыслей, о смерти намёк.
Ты тянешь и манишь к ступеням души, что кроются в свете надплитных вершин,
Всех сфер и забвений, что мир породил, единственным раем тебя сотворил,
В тебе нету края, нет свергнутых фаз, до днях моих скромных бессмысленных фраз,
Тебя я люблю, как земля любит град…
Как вампир любит blood,
Как Рассвет Лунный спад,
Как Закат Солнца крах,
Как Сердца стук груди, близкий им в ночи…

НТВ

передача по НТВ про суицид ... слабо, но интересно...молодцы

Рассказ...

Капли растаявшего снега стекали по окну, Она смотрена в даль, не зная и не видя того что, хотела увидеть перед собой. В глазах всё тот же снег, Она часто проливала слёзы из-за непонимания всего мира, из-за стремления понять его, найти то ради чего стоит жить, но чаще просто по состоянию души…
Услышав зов, источник которого был центр груди, манил её закату.
Промокли ноги, на лице была маска растёкшейся туши, Она сидела, перевесив ноги через ограду моста, вода была черна, лёд скрипел об каменные стены набережной. Стоило приглядеться и сотни рук появлявшихся из воды, просили её присоединится к ним. Она была под гипнозом своих желаний, который стаскивал её с моста.
Ночь… Кому придёт в голову вести свою повозку через мост зимой, отчаянному глупцу, выбора нет, стоит заделать шаг и нет больше бессонных ночей, боли, страхов и вечного присутствие смерти за спиной.
Шляпу подхватил ветер, Она никогда не завязывала её на подбородке, считая, что это выглядеть глупо и пошло бы скорей маленькому ребенку, чем ей.
Ветер играл её белыми прядями, возносил их, обрушивал на тёмные ткани одежды и это мог бы некто не увидеть, некто кроме него. Он постоянно, из-за дня в день проезжал по мосту со стороны лесов в сторону заброшенных равнин, где стоял его разрушенный много лет назад дом, скорей склеп, именно так называли его люди. На старом кладбище, что лежало на равнинах, его склеп мешать мог лишь больным манией страха, что он не такой как все, скорей животное, чем человек, как белый волк, в стае серых тружеников скорби, как ворон в туче падальщиков, как мрак для света…
Он весь день проводил в лесах, только там его могли оставить в покое, для своих мыслей, рассуждений, теорий, всего того, что не приходит в голову остальным, всего того, на что нет точных ответов, всего равному тьме.
Подковы бьют по мостовой. Это особый звук, который пугал ночь, пугал каждого, кто терялся в сумерках, заставлял забыть всё ради чего он забылся и бежать, бежать дальше, до поры, когда резкий, громкий цокот не оставит его.
Лёгкий испуг, передёрнуло, кровь побежала по венам, как обрушивается вода с гор, которую она видела на открытке, посланной ей одним из родственников на день рожденье. Мгновенно Она осознала своё присутствие, иллюзия пропала, действительность шокировала, она уже не была уверенна о своём шаге к вечности, которая её так манила.
Шляпа прокатилась мимо, он любил все, что мог найти, эта находка была его лучшей, по сравнению с тряпками и ржавыми предметами интерьера кухонного стола.
Она обернулась на шум, при этом, издав робкий крик, её нога соскочила со скользкой железки прибитой к краю моста.
Ещё никогда слух не подводит хранителя склепов, Он всегда знал, кто и где создаёт звук, ему рассказал об этом лес, с его голосом, лишь Он мог его понять.
Рукам не придаётся сила и уверенность, когда холод обвивает пальцы, а ткань не знает хватки, которой можно придать надежду…
Она боялась, как никто и никогда, она знала Его присутствие на мосту, но не могла попросить о помощи, губы смыкались, а голос молчал, это могло убить, могло остаться с ней, внутри, забытой, в ярости, навсегда, ради потерь. Все чувства оставшиеся в Ней просили дать шанс, мысли были об одном: спаси…
Душа сжала грудь, она давила как луна прилив, чувства переливались в стон, поток разумного истёк, дав прилив инстинктам и интуиции. Нельзя было это понять, можно было это почувствовать, Душа тянула к истокам сознания, который начинает свой путь из под корней и достигает пика в начале гроз, испускаемых небом.
Руки сжимали ветви, желание переходило в ор, не видя итог просил Богов, Тёмные и Белое пряди волос, отблеск воды, падающие снег и слеза, мороз леденяще не даёт вздохнуть, нету повода для панического страха, есть обреченность, рвенье в груди, всё ниже и ниже, рука теряет опоры, лунный взгляд, нет сил держать себя, взрыв, скрежет, мольба сумрака, всплеск, за ним ещё, тишина, крик бесполезен, объятья греют лишь миг, спокоен, я ждать мог бы век, приступ, хлопок, тела в комок. Так глубока триоль тепла, что нет исхода ждать конца, река тянет путь для следующих в глубь, счастье не вечно, обрывистый путь. Перед глазами всплывают обрывки в памяти, так мило, тепло покидает, превращаясь в пар, он не вечный, видно как он растворяется над Ней, жизнь покидает, в глазах отблеск, она и он, и голос: Прости что не смог….
Сердец прерывания,
Объятий глоток,
В душе нету силы,
Почувствовать вздох.
Так долго стремленье, узнать свой сход,
Для тяжкие сравнений в истории нот.
Она этого хотела, Он этого ждал.… Этого не понять, это можно почувствовать.
Одно целое, как ком. С одной верой, узнать что потом. Так близко духовность, для тех кто погиб за…..
В реке отраженье застывших чувств, смерть.



...

Сумрачным плачем, глаза разрезает лёд,
Камень внутри груди давит, как пальцы шёлк.
Верность и честь, отличает все грани лжи,
Нет больше силы, держать на руках холмы,
Видя как, гладкий слой слезы отражает сеянье луны,
Преображая свет в твои зрачки, которых взор рождал узор,
На коже венами раскол, где роз бутон пленил мой сон…
Так дика боль висков при взмахе,
Так долог плен чуть слышного признанья,
В порыве сонного потухшего сознанья,
О красоте твоей, причиной для существованья.
Крови приток, сердца вздох, оно от ревности гниёт,
К своей же чуткости в душе, что раньше билась по тоске.
Как мотыльки, в свечах теряясь, пытаюсь выразить те знанья,
Что рвут в груди решетку рая, не дав себе понять изгнанье.

Распятье рук, лишь боль стремленье,
Обнять тебя, как сон забвенья,
Понять испуг и сокрушенье,
Миров, что красотой взорвала в пепел…


Скрежет в сознание о том что нет больше у человечества достойного чувства ко встречи со смертью. Нет больше скорби, истинного понимания, нет всего, что должно быть. Есть истерика и потерянность, что выделяет слабых и скрывает сильных духом, гаснувших в агонии слёз из-за жалости к себе. Смерть это событие в жизни, а не трагедия, отношение к этому влияет на многое, на все разумные вещи, которые заставляют пережить боль, а не дать ей повод на…
Неизбежность разделяет грани воли и разума, решение на поступок осознаётся лишь после его совершения, что всегда приводит к одному…

Behemoth у нас!!!

THE FLAMING ARTS Booking Agency представляет самое яркое событие начала 2005 года на метал сцене СНГ
DEMIGOD Eastern Europe Tour 2005
BEHEMOTH (Польша) + NEOLITH (Польша)ϵ.03 - Санкт-Петербург
На концерте вы сможете приобрести фирменную продукцию групп: майки,
диски,
плакаты и многое другое:
ПОДНИМЕМ РОССИЙСКИЙ ТЯЖЁЛЫЙ АНДЕГРАУНД
ТВОРЧЕСТВО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ В ПОДВАЛАХ, ТВОРЧЕСТВО ДОЖНО БЫТЬ НА ВЫСОТЕ!

http://mail.yandex.ru/img/%E0%F4%E8%F8%E0-222.jpg?hid=1.2&bid=1.2&mesid=890000000108120533

Вот что говорит по этому поводу организатор тура, менеджер BEHEMOTH в Восточной Европе, и владелец THE FLAMING ARTS Вадим Хомич: "Мы, действительно, рады, что у нас появилась возможность вновь привезти один из самых популярных метал актов BEHEMOTH в наши края. К сожалению, мы вынуждены были максимально сократить расписание тура из-за невероятной загруженности группы. В итоге из 17 планируемых концертов нам пришлось выбрать всего 10. Хотя не может не радовать тот факт, что с каждым туром к нам подключаются все новые и новые города, что свидетельствует о быстром развитии нашей сцены. Второй хорошей новостью является то, что кроме самих хэдлайнеров BEHEMOTH в DEMIGOD Eastern Europe tour примет участие еще одна уникальная польская death black metal формация NEOLITH, выпустившая летом 2004 года свой второй полноформатный альбом на THE FLAMING ARTS Records. Это позволит людям, посетившим концерты в своих городах, вдвойне насладиться высоким качеством польского метала"
Более подробную информацию о концертах ждите в начале февраля...
Погибших за веру, своих Матерей,
Теряли во гневе, рассудок мечей,
Рубили, не видя своих и чужих,
За мрачный исход, остаться в живых.
В крови возрождаясь, в земле пробуждаясь,
Как волк запах чуя, врага настигали,
Вонзались клыками, когтём добивали,
И долгую трапезу детей наблюдали.
Во знамя Луны и белых ночей,
Сестёр прикрывали грудью своей,
Они же взамен их кровь прерывали,
Вой пробуждали и сон прикрывали.
Лишь сон - их мечты и сомненья,
А жизнь - трудный путь, без остатка и время,
Для скромных надежд, просыпаясь от рвенья,
Инстинктам своим, отдаваясь с призреньем,
И мыслям о тьмы с тишиной обрученья,
Погибли, за жизнь Матерей, что новую кровь возродят на Земле.
Смерть отрывает часть родного, как сокол плоть сваей жертвы.
Чем дальше, тем этот кусок больше…

Тропы

Смятенье, разум отчаян,
Спустивший с цепей, так мило играет,
Душой, привычной для бедных, тоской,
Сравнимой с неверьем, судьбой…

Что! Что может быть лучше, чем траурный марш давно отдохнувшим,
И плавный рельеф степей в даль идущих, надежд,
На жизнь, на признанье, на долгий полёт за веру, за знанья?
Лишь ночь, в ней много покоя, в ней разум, как лёд, прозрачен до крови,
Чем радует глаз, привыкший до боли, ко тьме, к сравненью печали,
В ней столько надежд, для тех, кто с цепями,
Но мало тепла, для тех кто в сознанье…
А вихрь, из смеха и плача, догонит любого, кто думал иначе.
Ты знаешь, тебя рядом нет, но помню слова, что родились на свет…
О жизни и смерть, о ней и тебе, становишься ближе, всё быстрей и быстрей.
Страх, в руках рассыпаясь, пыль, с росою сжимаясь,
В веках, становится грязью, мечта в ней как порох, обрекший на пламя.
И время, так неумолимо, цепляясь за нити, ты врятли увидишь,
Тех радостных лиц, что будут в забвенье, от долгих минут, пробывших в затменье,
Лишь миг, он знает, где правда, так радует глаз всех тех, кто с ним рядом…
Туман, мой верный товарищ, с ним долог был путь, в места, где всё знают,
О ней, о той, что в печали, со слезою в глазах улыбку скрывает,
О той, кто встречает с объятий, в них холод, пронзая сердца леденяще,
Её приход осязаем, лишь труженик скорби об этом узнает,
И долгим воем луну-мать встречает, во имя Богов, что толком не знают,
Любви, тех долгих путей, что тянут их к мукам сильней и сильней,
Тех воплей и криков, той боли в ночи, от знаний, что нет тебе близкой души…

Заповедные тропы изучены мной,
Я знаю, где Смерть, где Страх и Покой,
К ним нету разгадки, есть только ответ.
Тебя рядом нет, я помню где свет…

В потерянных гранях застывших надежд, там плен для лучей, рай для теней,
Там нету скоплений тревоги и лжи, и нету надежд, они не нужны,
Они лишь для слабых, кто видит лишь верх, но есть и низина, в ней свет.
Лучи, отражаясь, кидают ко дну, так мрачен испуг, узнав, что в низу,
Там нету притоков крови и тепла, там гниль, как смола сикает в котла,
Там яд созревает и тлеет свеча, что раньше сердца согревало слегка.
Но свет там не держат, он знает свой путь, сквозь мрак и безлюдье проходит тот луч,
До края затмений, до смерти глоток, до чувства покоя и страха исход.
Я помню все тропы, ведущие к ней, к той вечности снов, для которых нет слова, поверь,
Есть только лишь мысли, они влюблены, для долгих ночей сберегались они.
Без шума и плача мы держим свой путь, в долину скорбящих потерянных душ,
Сквозь мглу и расколы забытых надежд, о том, что нет взглядов бросающих в печь,
Где древо сгорает, за каплю тепла, для тех, кто не знает, за что и куда,
Уносит их ветер простые тела, за горстью пепла не видно лица,
Тех сладких мгновений, что жизнь отдала…
А луч пронзает и мечет, как доблестный воин, сражаясь за вечность,
Прольется сквозь пальцы, давно уж ушедших, в родные края, где сон будет вечным,
Где только лишь, горы тумана, скалы во льдах и пепла барханы,
Озёра из слёз, о потерянных днях, что раньше не знал о здешних местах,
О боли и муках, что с кровью ушли, до дней моих чувств, что в себе сохранил.
Тех вечных огней, что я видел во сне и белые пряди волос на руке,
Забыть мне не даст, тот призрачный свет, что путь мне открыл за чувства к тебе…

Притоки воды утекают,
Для тех, кто с душой своею играют,
И цепи надежд на себя возлагают.
Ведь проще поверить, чем знать мирозданье…
Там снега и морозы.... Там холод там ужас там страх Там и горе Там вечность и холодное море Там глыбы кристально чистого льда Там в камень вмерзшее солнце А над ним похоронно взирает луна Там звезды зловеще глядят с высоты Там тень змеей ползет с пустоты Там совы птицы несчастий и зла Там жизнь невозможна и смерть суждена Там вес не имеет судьба Там правит он Холодный властитель черного зла И это все север И это все горе И здесь ворота Врага черного бога ....Kola Peninsula...Murmansk...
Чёрт хочу в Мурманск, соскучился.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5