Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
Живу для других, для себя нет времени, это становится, не выносимо… Чем дальше, тем сложнее, всё больше ответственности и больше дел, возлагаемых на тебя, так и должно быль… Но это сводит с ума… Я сильней боли!

Paracoccidioidomicosisproctitissarcomucosis...

В Скандинавии и других северных странах Европы целые отряды призрачных фигур появлялись в густых лесах и городах, расположенных на равнинах, а также в горах. Одинокие и грустные, но безвредные для людей, эти привидения шли своей дорогой сквозь холод и тьму, стараясь выполнить какую-то неразрешимую задачу. Среди них можно было встретить призраки умерших крестьян, всё ещё пытающихся справиться со своей работой; призраки живших в бедности супругов, сидящих вместе в доме, где они когда-то жили, и подкидывающих торф в давно погасший огонь; влюблённых, прогуливающихся по старому кладбищу рука об руку. Но были и такие призраки, кого следовало опасаться. Эти призраки проявляли особую враждебность к живым, к тем, кто когда-то был несправедлив к ним и, вообще к любому, кто всё еще ходил по земле. Среди этих привидений, бродящих в полярной ночи, был Utburd.
Utburd — призрак, преследующий смертных. Согласно скандинавским легендам, родители избавлялись от детей, родившихся с физическими недостатками, больных, а нередко и потому, что не было возможности кормить лишний рот. В снегу выскребали грубую могилу и оставляли в ней умирать беззащитного. Но его жизнь не всегда на этом заканчивалась. когда одна из таких душ возвращалась призраком, её называли "Utburd" — от старого норвежского слова "выброшенный ребенок". Несмотря на то, что на земле ему пришлось пожить недолго, его гнев был необычайно силен и долог. В первую очередь он мстил родственникам и, как гласит легенда, мог просочиться в дом через щель под дверью, в щелочку окна или через дымоход, как струйка дыма. Попав внутрь, он снова принимал облик замерзшего, побелевшего от холода ребенка и нападал на жертву с диковинной силой. Порой ярость утбурда распространялась на всех людей. Он мог покалечить и убить любого, кто неосмотрительно проезжал мимо его могилы после наступления темноты. Протяжный заунывный плач призрака-утбурда был слышен на многие мили вокруг, нагоняющий ужас на путников и проживающих неподалеку людей. Выбрав жертву, утбурд принимал разнообразные облики и, преследуя её, мог вырастать до огромных размеров. Любому, кто услюшит плач утбурда советовали уезжать, не оглядываясь, от этого места как можно скорее: одного взгляда на призрак было достаточно, чтобы несчастная жертва оцепенела от ужаса. Утбурд в пылу погони мог выскочить из леса, сметая деревья на своем пути, и преследовать путника по дороге. У бедняги было лишь два способа спасти свою жизнь — пересечь текущую реку или найти какой нибудь железный предмет, обычно это был нож. Если преследуемый не мог сделать ни того, ни другого, то призрак хватал его, стаскивал на землю и душил в своих мертвых объятьях...

Fo Mortelia

Встрепенулся, сбросил снег, открыл глаза, увидел небеса…
Они смотрели на меня, как глубока у них душа,
У тех кто, волею своей добился то, чего хотел,
Во имя скорби и потерь, что даст им силы ждать смертей.

Представь полёт, он бросит в пот и дикой завистью сожжет,
Всех вечных ангелов небес, что руки в кровь собьют за тех,
Кто жизнь свою, отдал за грех, за долгий сон, в котором не был он.
Они не мы, в них нет души, она лишь в тех, кто спал в тиши,
Где солнца луч не трепет взор, там вечный сумрачный раскол,
Вдали туман, в ногах прибой, в руках оков не слышно звон,
Там много взглядов изнутри, там есть снега и есть огни,
Есть ветра хор, есть бурь триоли, там есть всё, что б остаться в покое,
Ты знаешь исход, он там где итог, где нет ни души, есть толь одни мы…

Накинул тьму, собрал слезу, закрыл глаза, увидел Карпатии леса…
Они знакомы для меня, в них жизнь моя прошла, до дня,
В котором я нашёл тебя, с твоей душой, моей родня и чувством не знавшим до тебя.
Ты восхищения поток, в нем я нашёл и свой исток…
Сквозь пелену веков и темень лет
Пробился лучик света в этот мир,
Над страхом и чумой взошёл он, как рассвет,
И ненависть в сердцах и душах погубил.
И свет не слепит никогда очей,
Он чист и праведен, как милое дитя,
И звонок, и силён, как по весне ручей.
И счастье он приносит в мир взойдя...
Но не на трон из злата и шелков,
Где блеск камней прельщает лицемеров,
Где ты живёшь средь мраморных оков
И не узнаешь жадности пределов.
А трон его сплетён из тонких нитей,
Что мир пронзили вдоль и поперёк.
Из летописи пройденных событий.
И рядом с троном тем лежит клинок:
И в миг, когда погаснет лучик мира,
Когда в сердцах останется лишь лёд -
В него вольётся ненависти сила
И превратиться в свет, и тьма уйдёт!
Красный шёлк на руках,
Синий взгляд в небесах,
Мой рассудок во власти безмолвья.
Ты на этих холмах,
Я на тех берегах,
Мы давно любовались друг другом.
Только ветер в ночи, мне расскажет, как ты,
Я всегда буду знать, что ты рядом.
Мой покорный слуга, с волчий стаей пора,
Свой поход мне продолжить на север.
Только врятли рассвет мне покажет, где свет,
Что стоял над твоими холмами…
Мне придётся ждать ночь, что б свет въелась в кровь,
И ветра мою вылили душу.

я думаю о тебе...

Смерть

Убивали, над северной землёй,
Те, кто знали, вели путь за тобой.
Наши жизни отданы, вере и тебе,
И теперь осталось, сжечь тела в огне.

Ты всегда отчаянно, билась ради нас,
На пути к затмению, разрезала мрак,
Путь тот был признанием, веры за тебя.
Ты как озарение, нашла меня…

Жаждой к искуплению, кровью напоим,
Слёзы с глаз, как ливень, бьёт по груди.
Ради мироздания, покори меня,
Взор твой пропащий, пал на меня.

Пустота в сознании, давит на вески,
Нет больше правила, думать, как они.
Я хотел пройти пути, нету больше сил.
И теперь мой крик, как гром слышали они…

Убивай, разрезай над землёй,
Маю жизнь, как исход, над собой.
Я хотел, встать рядом с тобой,
Это ты Смерть, покори мой покой…

Словно муки падшие, овладели мной,
В них твои стремления, покорить покой.
Сутью восхищения, разума исток,
Я хотел напиться мук, зная свой исход.
Трудно оттого, что знаешь, как будет тяжело…
И нечего с этим не сможешь поделать.
Остаётся только верить… А вера обречет на боль.
Без тебя тяжело Mortelia
Моя душа всегда с тобой,
Сквозь тени и затворы,
Она не может без тебя,
И гаснет словно пепел…

I HATE Internet...

КРИОГЕННЫЙ СОН

Жаркий лёд на ледяной руке.
Только лёд и иней на щеке.
Моим сердцем овладел покой.
Время медлит: "Что же ты, не стой."

Мои стоны слышит пустота.
Собеседник ой болтлив как никогда.
Раз пришёл, давай поговорим.
Только знаешь я совсем забыл.

Мои губы - лёд.
Да и ты не тот.
С кем хотелось мне
Говорить во сне.

Что меня ты просишь рассказать?
Как попал, и сколько можно ждать?
Я спас жизни преданных друзей.
А теперь я жду счастливых дней.

А за окном мои мечты.
Далёких звёзд манящий перелив.
Я здесь чтоб покорить тебя.
Я здесь чтобы остаться на всегда.

Долгий, долгий сон.
Я стал твоим рабом.
Жребий мне помог.
Тёмный, тёмный сон.

Видно не судьба
Видеть облака,
Слышать океан,
Пение птиц.

А мои друзья
Держат путь домой.
Долгий путь домой
Не простой.

Только я один
В полной тишине.
Мёртвый, но живой.
Потерял покой.

А за окном мои мечты.
Далёких звёзд манящий перелив.
Я здесь чтоб покорить тебя.
Я здесь чтобы остаться на всегда.

Вот и всё, что мне ещё сказать?
Остаётся только спать и ждать.
Раз пришёл, давай поговорим.
Только знаешь, я совсем забыл.

Мои губы - лёд.
Да и ты не тот.
С кем хотелось мне
Говорить во сне.
ТОЛЬКО Я ОДИН.
The Oath
Night has fallen, she wakes up
The long awaited day has come.
Dress up for the occasion
A black robe, that I'll do. Hurry!
The goat is here waiting now.
And he waits for you.
The moon shines over the altar.
Her body is the price and eternity her reward.
Everything's set.
She just has to lay and enjoy
Her blood shall be shed.
She'll bleed the virginal blood
Her door shall be opened
And her life shall be cursed
But she shall never age.
Her beauty drives men insane,
Uncountable knights have died in the quest,
But that trophy is reserved for the goat.
The goat shall keep that trophy
And she shall get eternity.
The oath shall be fullfilled
And the evil shall reign again.
The maid feels him coming.
The goat knows what to do.
No need to undress her.
He goes inside her, she's bleeding!
The trophy's been taken.She cries in pain and pleasure.
She lustfully enjoys it.
Her blood bathes him, sahe screams again.
Everything is done,
The oath has been fullfiled.
And night shall never die again.

ДЛЯ...

Всё глубже надежды, зарытые в скорбь,
Стремление к боли, толкает на вой,
Сомнений всё меньше, что скоро Итог,
Он не поправим, и не знает исход…
А Вера надеясь сгорает дотла,
Её не заменишь, рутинами сна.
Свеча пропадает во власти огня,
И так мало жизни дарует она.
Кипя, умирает, как гаснет слеза,
Когда попадает на губы из льда.
Дыханья затишье, сердец перебой,
Так больно узнать, что это покой.
Простишь ли испуг мой?
Я знаю, где край.
Руки не отпустишь, я рядом всегда.
Сгорает свеча, с ней я слеза…
ЛЕДЯНЫЕ СЕРДЦА

Люди изо льда.
Скованы бронёй,
Скользкие слова
И в глазах огонь.
А внутри песок,
Время счёт ведёт.
Близок ваш финал.
Что вас дальше ждёт?

Ветер по земле
Бродит, как фантом.
Подымает грязь,
Думает о том
Как найти людей,
Умерших детей.

Твой не слышный крик
Глушит пустота.
Что же ты молчишь?
Вот твои дела.
Ты разрушил Мир
И посеял зло.
Глупостью оброс,
Ложь - твоё клеймо.

Сердце сковывает грусть.
Сплошь пустыня и не слышен смех детей.
Ты обрёк себя на смерть.
И ты сам попался в собственную сеть.

Люди изо льда.
Скованы бронёй,
Скользкие слова
И в глазах огонь.
А внутри песок,
Время счёт ведёт.
Близок ваш финал.
Что вас дальше ждёт?

...

Сердца гниют в преддверии весны,
Они как клетки обречены.
Рожденья нет, а смерть близка,
Она как день святой светла.
А свет не греет, он горит,
Душа в нём пламенем искрит,
И вечной мукой наградит.
В забвенье свет, в забвенье тьма,
Итог один, как жаль сердца.
Их наградят, посмертным плачем,
Всё больше чаще, чем иначе
Раскаты грома будоражили землю, тучи закрыли небесную гладь, а ливень пал на лес, в котором выжить мог лишь сильный духом и слышащий голос ветров. Это мог быть только один – сумрачное создание, нюх которого сравним с волчьим. Совиный взор, которого мог видеть всё, вплоть до мельчайших частиц плоти, оставленной после тружеников скорби. И яростью, равной силы проснувшегося из спячки медведя…
Я проснулся от громкого крика. Открыв глаза страх овладел мной, место где я очнулся не вызывало сомнения в том, что мне предстоит долгий путь:
- Зачем я здесь, - на этот вопрос ответа нет.… Но что-то говорило мне, что нужно идти на север. Что это сон или реальность, уже не важно.
Вокруг суровая чаща леса, нет ни одного животного, которого я мог бы встретить на пути. Лишь звонкий плеск воды под ногами и редкий голос ворона, которого я заметил уже давно над собой, мой друг скорби следил за мной, мне казалось, что он показывает путь, только куда? Вполне возможно, что это будет кладбище, вороны чувствуют себя там в покое…
Ветви деревьев царапали моё лицо и руки, кровь лилась по груди, я чувствовал её тепло. Я не мог думать ни о чём кроме:
- Я должен идти, должен найти выход…
У меня не было сил идти, голод заставлял совершать ошибки. Тьма скрывала все тропы, и я шёл по дороге, которую проложил своей кровью.
Проходя мимо очередного болота, я заметил свет луны, падающий на торчащую рукоять из сваленного ветрами дуба. Это был меч, меч с рунным камнем, что делало его не похожим на другие. Когда я прочёл руну, в ней говорилось:
- Туман падет во время тревог,
Страх победы не несет…, - очень странное заклинание.
Я дёрнул меч и увидел его во всю длину, он был огромен и так тяжел, что я с трудом смог его поднять. Я возвысил его к небу и произнёс:
- Дай мне силы, во имя Богов.
Как вдруг молния поразила стоящее передо мной дерево, ветра стали раскачивать деревья всё сильней и густой туман спускаться с горы, которую я не видел до этого, её открыла вспышка молнии во тьме…
Страх толкал на испуг, я почувствовал боль во всём теле, что это? Ядовитый туман, он вызывает паралич. Долго не думая, я произнёс:
- Один пробуди во мне героя, прошу тебя…
Я бросил меч свой в бой, но как я смогу уничтожить облако тумана. Мне нечего было терять и, закрыв глаза, я наносил удары по пустоте, представляя перед собой армию врагов. Без чувства усталости, пронзал воздух, а когда уже не было сил держатся на ногах, упал на землю и потерял сознание…
Когда я очнулся, всё было по-другому, нежели до битвы. Туман пропал, поднявшееся солнце над горой грело лучами, и кровь запеклась на ранах. Поднявшись, я долго стоял не двигаясь, пытаясь услышать хоть что-то. И это произошло, ворон позвал меня, верх на скалы. Я знал, что за ними должно быть то, что так тянет…
Поднявшись на выступ перед вершиной, меня ослепил яркий свет, сфера льда, она парила над плитами вершин, она звала к себе, пугая, но моя душа стремилась к ней. Добравшись до неё, я протянул руку и дотронулся, меня охватил холод, и в голове стали мелькать все воспоминания боли и любви. Это продолжалось пока воспоминания не дошли до моего присутствия здесь…
Я хотел погибнуть, чтобы испытать это ещё раз. Лёд сменил огонь, он разрушил то ради чего я терпел муки, превращая лёд в мои слёзы, он знал, что я умру от этой боли…
Я знал крик, создала тишина, она нужна мне.
За холмом было огромное поле крестов, моё предположение было верно, я стану вечностью о которой не узнают, а лишь те кто проснётся здесь поймут меня.
Так сладок криогенный сон о тебе…




буду завтра, не уверен что сегодня смогу fo Mortelia
Теперь на кладбищах милиция устаивает парады….
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5