Страницы: 1 | 2
Иногда я пишу длинные записи, но не добавляю их, потому что мне нечем их закончить. Ни смысла, ни вывода - пожила и спать пошла.

Греет только понимание того, что это место - носовой платок и бумажный пакет - хорошо, что он пуст чаще, чем полон.
Есть такие люди, которым ничего не нравится.
То есть вот ничего не хочется, все кругом не окей - работа не очень, начальник мудак, творческие порывы душит на корню недостаточно чуткое окружение, люди не понимают его, чудесного, женщины - или мужчины - все как одна недостаточно хороши и хотят одного.
А то бы он, конечно, игого ого-го! А так цели мелковаты, чего для них стараться.

Вот я, например, аморфная жижа, потому что я аморфная жижа. И стыжусь этого. Но, по крайней мере, мне глубоко симпатичен человек, который меня до этого довел.
Светлана: Мне плевать на твои мускулы, лучше покажи мне свой гитхаб.
(с)башено
не мое дело, конечно, я просто вас везу, вы можете мне вообще не отвечать, но я вам так скажу: вы вот спрашивали у кого-то по телефону "За что?" или там "Почему?" Я скажу вам, вы можете не отвечать мне: я очень вас понимаю. Я себе год назад сказал так: "Тебе тридцать два года будет через год. Если у человека в тридцать два года еще есть какие-то вопросы - он дурак, он пустое место, он не должен жить, так не живут". И стал решать все вопросы, стал каждый вопрос ставить и решать, по несколькe дней, недели даже, один за другим. "Зачем люди живут?" - подумал, ответил себе. "Почему женщины" - ну, такие, а не сякие. Подумал - ответил себе. Там, ну, - "Что человек должен своим детям?" - ответил себе. И вот мне исполнилось тридцать два в сентябре, - у меня нет вопросов, нету. Ну, я не имею в виду практические вопросы, они бывают, конечно. Но все вопросы, которые не про тело, а про душу - я каждый из них думал и решил. Практические - это какие вопросы? Такие, что можно решать, а можно не решать, это сильно ничего не изменит, душу не изменит. Я вот скажу - у меня был попугайчик, много лет они живучие. Ну, и умер, вот так сидел на плече и вдруг я думал - слетел, а он по спине царапнул - это он назад упал. Ну, я даже что, я даже плакал. Долго он у меня жил. Так я не смог его выкинуть, я его в коробочку пластиковую положил и закопал на даче. Ну, так я сколько лет уже, когда такие теплые дни, но уже знаешь, что последние, дачу уже закрываешь к зиме, - я его выкапываю и смотрю: он не разлагается. Почему он не разлагается? Это практический вопрос. Хороший, но практический уже.
Дамы и господа. А помните, году так в 2008-2009 тут вел дневник какой-то жирный чувак - ну как, жирный чувак, какой-то, вероятно, фейк - который постил свои страшные фоточки и всякий прочий ебаный ад. Описание оставляет желать лучшего канеш, но вдруг :) Помню, на мой незакаленный интернетами мозг он производил сильное впечатление. Ни у кого не осталось ссылки?

Апд нет, серьезно, мой пост за сутки не уполз с первой страницы? ДД в беде.
Расскажите тогда, кого вообще из местных фриков вы помните? Раз уж в живых все равно никого не осталось Ссылки приветствуются.
Хочется вести дневник, обстоятельно, событийно, гладким литературным языком.
Когда я училась в институте, мы иногда заходили по дороге домой в магазин бессмысленных мелочей - кружки, часы, статуэтки - подарки для тех, кому не знаешь, что дарить, и не хочешь утруждаться размышлениями. Там продавался маленький сад камней - песок, гладкие камушки, миниатюрные грабельки размером с зубную щетку. Мне нравилось иногда расчесывать этот песок, рисовать длинные прямые полосы на поверхности, медленно и бессмысленно - иррациональное ощущение порядка, которого, конечно, не прибавлялось от этого даже в том саду, тем более, в моей жизни.
То же самое чувство у меня вызывают слова, когда они складываются в систему, в как будто смысл. Я не верю в осмысленность слов. Скорее всего, я просто не слишком умею ими пользоваться. Но назвать значит овладеть, описать значит внести в каталог, засушить и вклеить в альбом, объяснить или просто озвучить - я верю в действия, а слова - это магия, заговор и суеверия.
Поэтому я не веду дневник - все озвученное ссыхается и распадается на куски. Все, что мне удается удержать - ложь.
А еще у меня нет мыслей, которые стоит записывать.
А еще у меня нет мыслей.
Иногда я перечитываю этот дневник и не понимаю, откуда оно взялось и кто это написал.

Дорогой дневник, я проснулась, пожила и пришла домой. Было приятно. Спасибо за внимание.
Я не знаю, что надо делать с людьми, чтобы это было хорошо. Это такой замкнутый круг - научись принимать существование множества точек зрения, разных интересов, разных жизненных ситуаций - и заставь себя заткнуться и никого не пытаться силком накормить своим просветлением, и не испорть себе всю малину ненавидя их за несознательность.

Я иногда начинаю об этом думать, а заканчиваю всегда тем, что хочу мороженого и на море. Потому что в конечном итоге это и все достижимое добро в твоей жизни.
Не будь апреля, люди были бы гораздо добродетельнее
Его глаза подобны ягодам вишни, он имеет тело с восемью головами, на нём растут мох и деревья. Тело его покрывает собою восемь долин и восемь холмов, а брюхо его кроваво и охвачено пламенем
Снилась свалка-развалина на середине пути домой - все черное от жирной грязи, кучи мусора, обломки. В центре - автобус, полупроваленный под землю, асфальт в трещинах. Справа киоски (наверное, в реальности там киоски), поэтому не пройдешь, и какие-то мрачные грязные люди, по виду, ждущие там давно и потихоньку обжившиеся. Я пытаюсь пробраться через автобус, там возятся рабочие в спецовках, раскидывают завал, все шатается и уходит под землю от каждого движения, я возвращаюсь наверх.
Слева видна широкая тропинка среди мусорных куч, на горизонте люди. Я иду туда, хотя какая-то девушка пытается меня остановить. Подхожу и вижу мужчин в костюмах, женщин в старомодных красивых платьях, с взбитыми волосами, они растерянно замирают, когда я приближаюсь. Я начинаю говорить, они тихо оборачиваются ко мне и один, с моноклем, пронзительно кричит "Есть!" Я понимаю, что они тоже прижились, что они питаются теми, кто заходит сюда. Я помню разочарование и страх, помню даже мысль о том, что это не самая приятная смерть - а потом, когда они подбегают ближе, я кричу - нет. Это мой сон. И они останавливаются.
В последнее время я очень решительна в своих страшных снах и теперь это почему-то почти расстраивает.
Общение - тяжелый труд (если ты все делаешь правильно). Мало что вызывает у меня такой прилив восхищения, как социально талантливые люди.
Разве что социально бесталанные люди, которые раз за разом все равно лезут во все вот это.
Котятки, а у вас есть песни, которые вам нравятся, но в приличном обществе за них стыдно? Делитесь, мне нужна порция ужаса и вдохновения.
[у меня]
Дорогой дневник.
На меня нисходят сплошной лавиной старые любовники - учитывая, что их в целом было не слишком много, 1) мне остался один до фулхауса (fool. chaos) и 2) это выглядит как чертов знак, терпеть не могу чертовы знаки.
И я, конечно, похожа на этот кадр из фильма, где в человека стреляют очередью, а он смешно дергается - на расстоянии до красных щек заметна пошлость всего этого, кажется смешным и странным, что столько всего - и ничего. Ветчина и вечность; я уже не помню, но знаю, что в глубине этой кучи вранья и штампов были подъем, радость и животная доброта, и удивительно, что грубые и нелепые формы, в которые они выливались, умудрялись какое-то время худо-бедно передавать содержание.
И немного страшно - и эта моя любовь закончится выставкой мятых скульптур из газет и жвачки, которые - как бы - однажды - никто из очевидцев не выжил - имели смысл?
Весна делает меня тревожной, печальной и романтичной (весна делает тревожную и печальную меня романтичной) и нет зверя страшнее )
Комуэтовообщеинтересно-пост
Ходить на работу в джоггерах хорошо потому, что можно по приходу домой спонтанно постоять на руках. А в целом, в последнее время мало вещей стоят в списке моих приоритетов выше, чем постоять на руках. Это, вестимо, от общей бездуховности.
Это, еда и бессмысленные песни - и кромешная весна кругом.
http://nymag.com/scienceofus/2017/02/how-hard-is-it-to-fake-insanity.html - как симулировать безумие в суде и не облажаться
Мне нужна на работе комната, где можно иногда просто полежать лицом вниз.
У рефлексии и религии есть одна (ну, для начала одна) общая черта - они слишком много значения придают тому, что не имеет ни веса, ни смысла, ни ценности.
Как стихи, простигосподи, Цветаевой - хорошо сделаны, но все про Цветаеву.
Дорогой дневник, я никогда не захожу сюда просто так. В общем, слушай:
[не слушай]
Фух, полегчало. Иногда все связи кажутся пустыми или полупустыми - кажется, что в мире существуют какие-то правильные люди и правильные жизни, пока ты мечешься, как хомяк в стеклянном шаре (ладно, лежишь, лежишь, как хомяк в стеклянном шаре) за прозрачной, но бесконечной стеной.
С другой стороны, что ты будешь делать с этими правильными людьми и правильной жизнью, если ты - ленивый хомяк в стеклянном шаре?
Остаются природа, искусство, массаж, шоколад и воображение (и мощное чувство дежавю - я уже когда-то писала этот пост, да?)
В крайнем случае, можно уехать в горы, жить в пещере и есть жуков - в них полно протеина.


Seven devils all around me
Seven devils in my house
See they were there when I woke up this morning
I'll be dead before the day is done
Страницы: 1 | 2