http://nymag.com/scienceofus/2017/02/how-hard-is-it-to-fake-insanity.html - как симулировать безумие в суде и не облажаться
Мне нужна на работе комната, где можно иногда просто полежать лицом вниз.
У рефлексии и религии есть одна (ну, для начала одна) общая черта - они слишком много значения придают тому, что не имеет ни веса, ни смысла, ни ценности.
Как стихи, простигосподи, Цветаевой - хорошо сделаны, но все про Цветаеву.
Дорогой дневник, я никогда не захожу сюда просто так. В общем, слушай:
[не слушай]
Фух, полегчало. Иногда все связи кажутся пустыми или полупустыми - кажется, что в мире существуют какие-то правильные люди и правильные жизни, пока ты мечешься, как хомяк в стеклянном шаре (ладно, лежишь, лежишь, как хомяк в стеклянном шаре) за прозрачной, но бесконечной стеной.
С другой стороны, что ты будешь делать с этими правильными людьми и правильной жизнью, если ты - ленивый хомяк в стеклянном шаре?
Остаются природа, искусство, массаж, шоколад и воображение (и мощное чувство дежавю - я уже когда-то писала этот пост, да?)
В крайнем случае, можно уехать в горы, жить в пещере и есть жуков - в них полно протеина.


Seven devils all around me
Seven devils in my house
See they were there when I woke up this morning
I'll be dead before the day is done
Господа, не могу вспомнить песню.

Там-там тара-тара-там
Там-там тара-там of the reaper(?)
Там там тара там!
Там-там тара-тара-там
Там-там тара-там тара-там-там
Та-тара та-ТАМ!

Оно жрет мне мозг с утра. По-моему это Хим или что-то похожее. Давай, коллективный разум ДД, я в вас верю.
Всем добра и сисек
[]
Мне снился большой дом, в котором нас убивало какое-то существо - кажется, дух. В какой-то момент оно должно было убить меня, но его отвлекла другая девушка - негритянка в золотом платье. Нас было много, мы сидели в одной комнате, когда пришло оно и медленно приближалось когда мне. Она отвлекла его, хоть не знаю, как можно отвлечь злонамеренный туман, и крикнула мне бежать. Я помню, как во сне отметила, что теперь мне действительно страшно - раньше умирали другие, теперь это касается меня. И еще не могла понять, зачем эта девушка спасла меня.
Затем мы решили дать ему бой - стоя в кругу нужно было кинуть в него солью, чтобы привлечь внимание, а потом двигаться лунной походкой(!) и говорить наоборот, чтобы обмануть это и запутать. Это оказалось ей. Я была первой и точно помню, что не запомнила всего, что нам сказали делать. Но мне удалось запутать ее - от этого у нее появлялось тело, с которым можно было драться, и я держала ее плечи и голову в огне и кричала, что это вода.
Кажется, нам удалось уничтожить или ослабить ее. Я уговаривала кого-то уехать оттуда - сейчас же, почему-то у меня были деньги, мы обсуждали, где будем жить. Мы собрались все в одной комнате и - очевидно для клифхенгера, я помню, как у меня тревожно заняло сердце в ожидании подвоха - в середине невинного разговора мертвая жена какого-то старичка заговорила с ним из одной женщины.

Ну и в общем-то я даже знаю, комбинация каких фильмов мне снилась. Но что такого со мной происходило, после чего мозг ночью выдал мне такое - загадочно. Надеюсь, это не вещий сон )

А еще мне часто снится одна библиотека - многоэтажная, длинная, душистая и очень знакомая, черт знает откуда. Сегодня ночью я зашла в ней достаточно далеко и нашла стойку с пирожными. Так что если сон был вещим, приятные моменты тоже будут.
Вчера целый день все сыпалось из рук - не все и не целый день, но достаточно, чтобы я вторые сутки с мрачным удовольствием думала, что я наконец все-таки проклята. Жизнь лепит нас маленьких и от того, как и где ты растешь, зависит для чего ты получишься, и если уж ты получился для обреченности и пиздостраданий что бы ты потом себе про себя не решал, темное торжество будет с тобой каждый раз, когда что-то идет не так.
Длинные предложения засоряют текст, к концу я не помню, откуда начинала. К сожалению, думаю я точно так же, о том и пост. Впереди много пустого времени, мне надо много о чем подумать. Последние лет пять я собираюсь иногда взять большой лист бумаги и составить план на всю мою жизнь - иногда я даже беру большой лист, иногда я даже составляю себе план, впрочем, на этом все обычно и заканчивается. На этот раз мне нужно решить так много всего, что мне бы не помешал план по составлению плана.

Впрочем, я все еще искренне верю, что если старательно думать о чем-то достаточно долго, можно достичь ясности. Amen.
Чтобы вы понимали, у меня есть (относительно) длинное пальто с поясом и воротником, который можно поднять. Я выхожу на темнеющую улицу с работы, закуриваю и чувствую себя по самые уши в нуаре, всю жизнь я шла к этому, да.
Сегодня я шла (не к этому, на остановку шла) и думала, что осень - это красиво потому, что мир огромный, свежий, цветной, контрастный и все-таки задувает в рукава и под воротник; мир большой и вкусный, но ты к нему не приспособлен. И еще всякого печального думала и удивлялась, что за день мне насыпалось много хорошего, такого, что мне когда-нибудь раньше и не снилось, но мне все равно печально. Человек, не будем тыкать пальцами, вообще скотина неблагодарная.
Мне кажется,из всех потенциальный откровений это самое неприличное - мне всегда хочется, чтобы люди, которым я нравлюсь, были заняты только мной, у меня диафрагму сводит, когда они отвлекаются. А еще мне страшно представить, что они когда-нибудь ограничатся и правда мной и мне придется быть славной и занимательной. Я сейчас с недоумением вспоминаю друзяшек, которые любят звать в гости с ночевкой - я постелю тебе на кухне, будем вместе просыпаться, ходить в ванну, пить кофе, разговаривать, целый день вместе проведем и спать вместе ляжем. Я потихоньку растягиваю время, которое могу быть рядом с человеками, не испытывая нутряного ужаса и желания бежать, и это самая странная сексуальная практика в моей жизни.
Для равновесия тут должен быть абзац про людей, которые нравятся мне. Люди мне, в общем-то, нравятся. Спасибо за внимание. Спокойной ночи.
Умею писать только грустные посты. А живу неплохо, да.
Очень темно в комнате и не очень снаружи - по странному срезу от дивана через балконную дверь в окно видно серо-голубое холодное небо, лживо-холодное жаркое, жаркое небо, в котором вечером тонет раскаленное белое солнце. Я представляю собой плюс-минус горизонтальную поверхность (минус, плюс и снова минус) целый чертов день - это злостный такой наёб заработать насморк, сонную головную боль, мелкую несерьезную температуру и утренний голос портовой шлюхи в разгар второй недели отпуска, когда попросыпались и повылазили на свет божий из-под плесневелых камней друзяшки; я лежу на диване уткнувшись мордочкой в ноутбук, в ноутбуке показывают развратных пожилых английских селян, изощренно убивающих друг друга в несметных количествах - удивительно, как с таким количеством насильственных смертей на квадратный метр они все умудряются дожить до таких лет. С другой стороны, очень оптимистично - немолодые женщины с попами и суровыми лицами и старички с растянутыми телами ведут активную социальную, профессиональную и сексуальную жизнь и сохраняют даже к своим ста восьмидесяти годам задор на массовую резню.

Еще я слушаю музыку для девочек-подростков (блестящие солисты-бунтари, нужно смотреть, чтобы нравилось, а я слушаю и мне не нравится и я не в силах разорвать этот порочный круг) и думаю о том, что я не успела сделать, на случай, если всё-таки сейчас умру. Получается, что совсем ничего не успела, но в общем как-то вдруг довольна. Сожалею только о том, что ни разу не танцевала до утра на чистом белом песке и не трахнула всех, кого хотела. Ни о семье, ни о детях, ни о вакцине от рака, всемирной славе, Нобелевской премии не сожалею, что, кажется, позволяет составить довольно точное мнение о моих целях и ценностях. Впрочем, весьма возможно, что это последствия кислородного голодания, да-да.

Как скучно быть амебой, день первый. Hugs and kisses, dear diary!
В последнее время я одновременно чувствую себя очень старой и очень инфантильной - меня окружают взрослые сообразительные люди, которые владеют массой тайных искусств, как то: планировать путешествия, растить детей, выбирать обои, обсуждать машины, симулировать дружелюбие и многое прочее, они делают мои маленькие навыки выживания смешными и незаметными. При этом мне внезапно 24, я работаю, курю, покупаю всякие вещи, совершенно автономна вдруг и не имею сил на то, чтобы что-то по этому поводу думать.

Вокруг моего дома концентрическими кругами шиповник и жасмин. Голуби и коты очаровательны. Мужчины иногда широкоплечи и загорелы, женщины же хороши все без исключения. Что со всем этим делать?

Секрет спокойствия и крепких нервов - жить в текущем моменте времени. Прошлое составляет собой панцирь, ограничивает подвижность, будущее - фантомная конечность. Умение видеть и забывать должно входить в каждый набор экстренной помощи. Я люблю мои вылинявшие до прозрачной белизны воспоминания, из которых, потерявших со временем в равной мере форму и содержание, как из идеального лего, можно сделать что-угодно - воздушный замок, помойную кучу.

Восемь или девять лет назад меня привела сюда параноидальная идея того, что до любого человека, особенно, если он занимает центральную часть твоего внутреннего поля зрения, можно дотянуться не вставая с места - в мои шестнадцать мир казался мне маленьким и тесным, понадобились все эти восемь или девять лет, чтобы поверить, что люди могут быть связаны со мной совершенно случайно, что недостаточно едва заметного намека, посланного в пространство, чтобы услужливой волной тебе вынесло труп врага. Впрочем, я никогда и не думала, что вселенная сделает мне хорошо - понадобились те же эн лет, чтобы поверить, что вселенная может быть изобильной, а не жестокой. И всё-таки средства, которыми я надеялась вытребовать себе счастье, были совсем простыми.

Здесь и сейчас я умею всякое - совсем чуть-чуть всякого, но намного больше, чем тогда - а хочу по-прежнему владеть миром, спать и мороженое. Правда, владеть миром я теперь хочу со всякими оговорками и старательно делаю вид, что довольствуюсь малым. От этого я и чувствую себя старой - не обязательно прощаться с воображаемыми друзьями, чтобы чувствовать себя взрослым и разумным человеком, нужно всего лишь признать их воображаемыми. К сожалению, из отношений с ними тут же уходит вся легкость.

Дорогой дневник, я загоняюсь :) Стремительно, неумолимо, как в 16. Некоторые вещи вечны - это не хорошо и не плохо, это придает жизни точку опоры - что, в конечном итоге, весьма неплохо, хоть, конечно, и не хорошо. Привет!