Страницы: 1 | 2

"Про любовь. Только для взрослых."
Мне понравилось. А саундтреки ваще радуют.
Я в другой вселенной
Ну во всяком случае вам ко мне не прикоснуться
И тут хорошо
Сам её создал.
Бог создал частицу и была она неделимой.
Если бы я создавал вселенную.
Использовал бы код. Надо начать с наименьшей частицы.
Остальные будут обладать другими свойствами.
За 6 дней написать код, который описывает овердохуя частиц, а еще и вариативность взаимодействия сих частиц.
Бог внатури был умный.
Мне бы вечность понадобилась. Да и не справился бы без понятного тз.
Он вложил в нас частичку себя. И его не стало.
Если мартышки откроют для себя в себе Бога?
Хотя и так он нам открыт. Мысли материальны и все прочее.
Облечь это все в алгоритмы, правило, доступный язык кода для всех.
Ничего хорошего не выйдет.
[]
вот тут лошадка
тут снова лошадка
а тут лошадка
ну и без лошадки..
с ней как то всё на % 20 круче:3

ruinart

Ебать красота какая.
Так и вижу как они там проект делали.
- А тут вот шаров бетонных нахуярим.
- По цене гранитных.
- А то.
Какие то говёные малые архитектурные формы.
Чего уж там. Я бы сам попытался "покатать" эти шарики.
[cокращено]
27 и. будет хотя бы день без тебя в моей голове?
сколько это длится?
кажется, как никогда долго.
чем вытравить тебя из моей головы?
чувств
сколько можно
ВЕЧНОСТЬ

Любимый отрывок из любимой книги. Че годного читаете?

— Да, да, — крикнул он, — вы убили мою любовь! Раньше вы волновали мое воображение, — теперь вы не вызываете во мне никакого интереса. Вы мне просто безразличны. Я вас полюбил, потому что вы играли чудесно, потому что я видел в вас талант, потому что вы воплощали в жизнь мечты великих поэтов, облекали в живую, реальную форму бесплотные образы искусства. А теперь все это кончено. Вы оказались только пустой и ограниченной женщиной. Боже, как я был глуп!.. Каким безумием была моя любовь к вам! Сейчас вы для меня ничто. Я не хочу вас больше видеть. Я никогда и не вспомню о вас, имени вашего не произнесу. Если бы вы могли понять, чем вы были для меня… О господи, да я… Нет, об этом и думать больно. Лучше бы я вас никогда не знал! Вы испортили самое прекрасное в моей жизни. Как мало вы знаете о любви, если можете говорить, что она убила в вас артистку! Да ведь без вашего искусства вы — ничто! Я хотел сделать вас великой, знаменитой. Весь мир преклонился бы перед вами, и вы носили бы мое имя. А что вы теперь? Третьеразрядная актриса с хорошеньким личиком.

Сибила побледнела и вся дрожала. Сжав руки, она прошептала с трудом, словно слова застревали у нее в горле:

— Вы ведь не серьезно это говорите, Дориан? Вы словно играете.

— Играю? Нет, играть я предоставляю вам, — вы это делаете так хорошо! — едко возразил Дориан.

Девушка поднялась с колен и подошла к нему. С трогательным выражением душевной муки она положила ему руку на плечо и заглянула в глаза. Но Дориан оттолкнул ее и крикнул:

— Не трогайте меня!

У Сибилы вырвался глухой стон, и она упала к его ногам. Как затоптанный цветок, лежала она на полу.

— Дориан, Дориан, не покидайте меня! — шептала она с мольбой. — Я так жалею, что плохо играла сегодня. Это оттого, что я все время думала о вас. Я попробую опять… Да, да, я постараюсь… Любовь пришла так неожиданно. Я, наверное, этого и не знала бы, если бы вы меня не поцеловали… если бы мы не поцеловались тогда… Поцелуй меня еще раз, любимый! Не уходи, я этого не переживу… Не бросай меня! Мой брат… Нет, нет, он этого не думал, он просто пошутил… Ох, неужели ты не можешь меня простить? Я буду работать изо всех сил и постараюсь играть лучше. Не будь ко мне жесток, я люблю тебя больше всего на свете. Ведь я только раз не угодила тебе. Ты, конечно, прав, Дориан, — мне не следовало забывать, что я артистка… Это было глупо, но я ничего не могла с собой поделать. Не покидай меня, Дориан, не уходи!..

Захлебываясь бурными слезами, она корчилась на полу, как раненое животное, а Дориан Грей смотрел на нее сверху с усмешкой высокомерного презрения на красиво очерченных губах. В страданиях тех, кого разлюбили, всегда есть что-то смешное. И слова и слезы Сибилы казались Дориану нелепо-мелодраматичными и только раздражали его.

— Ну, я ухожу, — сказал он наконец спокойно и громко. — Не хотел бы я быть бессердечным, но я не могу больше встречаться с вами. Вы меня разочаровали.

Сибила тихо плакала и ничего не отвечала, но подползла ближе. Она, как слепая, протянула вперед руки, словно ища его. Но он отвернулся и вышел. Через несколько минут он был уже на улице.
Страницы: 1 | 2