Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.

Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося на ладони…

Я, кстати, заботливый сын и почетный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.

Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.
Дождь моросил отовсюду, а может, ниоткуда не моросил, мне было наплевать. Я пошел в сторонуплощади, иногда зажмуриваясь и приседая в знак скорби.
Душа моя распухла от горечи, я весь от горечи распухал, щемило слева от сердца, справа от сердца тоже щемило. Все мои ближние меня оставили.
Кто в этом виноват, они или я, разберется в День Суда Тот, Кто, и так далее. Им просто надоело смеяться над моими субботами и плакать от моих понедельников.
Единственные две-три идеи, что меня чуть-чуть подогревали, тоже исчезли и растворились в пустотах. И в довершение от
меня сбежало последнее существо, которое попридержало бы меня на этой Земле. Она уходила — я нагнал ее на лестнице.
Я сказал ей: “Не покидай меня!” — потом плакал полчаса, потом опять нагнал, сказал: “Благословеннолонная, останься!”
Она повернулась, плюнула мне в ботинок и ушла навеки. Я мог бы утопить себя в своих собственных слезах, но у меня не получилось.
Я истреблял себя полгода, я бросался под все поезда, но все поезда останавливались, не задевая чресел. И у себя дома.
Над головой, я вбил крюк для виселицы, две недели с веточкой флер-д-оранжа в петлице я слонялся по городу в поисках веревки, но так и не нашел.
Знаете, Тамара, два письма уже порвал. Мне все кажется, что я должен что-то Вам объяснять, в чем-то каяться, симулировать угрызения совести. Позвольте всего этого не делать.
Постепенно все образуется. Я Вам буду писать письма, бесконечно длинные и скучные, как дождь в сентябре. Вы не пугайтесь. Воспринимайте их в конце концов как беллетристику,
изумляйтесь наличию запятых и т.д. Я буду писать очень часто, а Вы можете отвечать вовсе не на каждое, скажем, на каждое пятое письмо.

Просто Вы мне очень нужны. Я не могу объяснить этого. Я напишу Вам о себе, подробно и по возможности правдиво. Буду писать медленно, чтоб ни в одном слове не покривить. Может,
Вам хоть что-нибудь станет ясно.
Во мне зарождается неведомое по силе желание закрыться в шкафу и сидеть там вечность.
Я опять перестала видеться с людьми.
Хочу чтобы с завтрашнего дня всё по-другому.

ДЕТИ ПЕТРОСЯНА

бодрым размашистым маршем идут, идут, идут по земле. двери распахивают ногами, дышат глубоко, равномерно. никаких прыщей на коже или камней в почках. ни истомы в сердце, ни лишней извилины в голове. кто это? - спросите вы. кто эти неведомые гипербореи? кто эти рыцари завтрашнего дня? кто эти киборги нового порядка?

МЫ - ДЕТИ ПЕТРОСЯНА!

как бы молча, но очень веско говорят дети петросяна.

и раскат за раскатом уверенным кастетом бьет в скалы гром.

дети петросяна берутся за обустройство нового мира - мира чудес и кремовых фантазий.

в каждый дом - по супермаркету!
каждому младенцу - своя ультраюмористическая передача!
каждой домохозяйке - по фаллоимитатору!
каждому мужчине - дивный джип!

а сверху, на этот пирог всеобщего оптимизма и благоденствия, дети петросяна ведрами льют малиновую карму.

как хорошо вдруг стало! как светло! сожжены в печах истории последние ветераны войны. только молодость! только дешевые и здоровые бляди! только беззаботное, вводящее в состояние медитации, потребление!

около полуночи дети петросяна входят в храм. с левой стороны неонового алтаря - лук вадима зеланда, с правой - валерия комиссарова, по центру - Лук Отца.

дети петросяна пришли молиться. их глаза прекрасно бездонно пусты. они - воскресшие из вальгаллы в шестой день тевета. они - пилигримы в поношенных найках. и они - молятся...

за всех, кто не выстоял в очереди ашана.
за всех, кто героически пал в битве при макдональдсе.
за всех, кто родился под звездой ахернара.
за всех, кто торгуется даже после смерти.

слава вам, дети петросяна! каждому в вашем мире невыносимо легко и всем без исключения нравятся песни леди гаги. веганы, трендсеттеры, пикаперы и брокеры, не замечая приставленных к вискам бластеров, чувствуя ваши чаяния, взмывают вверх. в сияющее громадное небо мясорубки.

тихо звучит флейта и веет акс-эффектом. капает скромным дождиком фарш
ТАК МЕНЯЕТСЯ НАСТРОЕНИЕ

МНЕ ПЛОХО

и поехали со всех сторон гробы и катафалки. вырос во все глаза вокзал реальности. пьяная грязная баба вынула из-под юбки кровавое что-то. оказалось, родила - ребенок. а за вокзалом начался рынок, а за рынком - кладбище, а за кладбищем ад полыхает, и собака выругалась матом на кошку. а потом свет, конечно, всюду погас - во вселенной отключили электричество.

ТАК МЕНЯЕТСЯ НАСТРОЕНИЕ

МНЕ ХОРОШО

и поплыли чУдные кораблики с белыми парусами. галантный кавалер помыл руки после туалета. в ясном небе распустились почки, а на деревьях выросли воздушные змеи. художник легким движением поправил усы и берет. зажурчала иностранная речь, раздался запах того вкусного, что любезно принес официант.

ТАК МЕНЯЕТСЯ НАСТРОЕНИЕ

МНЕ ГРУСТНО

и пошел за окном дождь. печально закончилась печальная книга. короткий 'привет-пока' по телефону вынудил рефлексировать до самого вечера. на воду легла фонарная рябь и любимый кто-то вышел, не попрощавшись, хотя на улице весь день стрельба.

ТАК МЕНЯЕТСЯ НАСТРОЕНИЕ

МНЕ СТРАННО

и все покрылось туманом. странность выскочила из-за угла, с горбатым носом. ключ, предназначенный для двери дома приняли за холодное оружие, и посадили. сам собой, посреди пустой комнаты, включился телевизор. в протянутую для приветствия руку вложили пистолет. а еще, похожий на стрекозу вертолет очень захотелось поймать сачком.

ТАК МЕНЯЕТСЯ НАСТРОЕНИЕ

МНЕ ЯРОСТНО

под откос трамваи и телеги. трижды виват и трижды пиздец! марш в колонне нбп, пристальный зрачок 'допросной' лампы. драка с правозащитником, драка с полицейским. крик негодования на похоронах и снова драка. со смертью, гробом и подвыпившим священником.

так меняется настроение.
а жизнь - трололо - остается сама по себе
потом будет грустно
потом весело
потом снова грустно
потом снова весело
все блядь пройдет
и печаль и радость
о-у-аааа
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5