Белая дымка на черном небе, причудливая, как оскал, руки замерзли, но я смотрю в провалы несуществующих глаз, потому что я тоже дал когда-то обещание, и вот теперь ты смотришь на меня и ждешь, ты чего-то от меня ждешь, или просто приглядываешь, черной меткой, расплывающимся черепом, вестником приближающегося безумия. Это сегодня, за минуты до этого текста.

В какой-то из февральских дней. Она закинула ногу на ногу в чулках, которые дороже, чем мои наручные часы, стукнула ногтем в стол, говорит: я больше всего боюсь сумасшествия, смотрю, как сходит с ума мать, и понимаю, что и я унаследовала это безумие, передающееся, видимо, по женской части, а я женская часть, почему я не родилась мужчиной, может, мне удалить матку, броситься с моста, выпить растворитель для красок до дна. Я пью зинфандель из хрустального кубка, который услужливо и молчаливо обновляет официант, уже даже не спрашивая, горит свеча, я накрываю ладонью ее острое колено, не удовольствия ради, а сострадая, потому что холодно на ощупь не только оно, вся она ледяная, а это признак готовности к смерти, а она и готова будто, в стекле ее глаз отражается пламя, и бокал не тронут, все замерли вокруг нас, непроизвольно, словно остановилось время, еще детское, едва стукнуло девять вечера, мы еще зайдем после в книжный, я куплю ей что-нибудь для утешения, Хайдеггера или Юнга.

Вот он липкий страх, пронизывающий того, кто не страшится ни смерти, ни потерь, кто не боится одиночества, терпим к боли, резистентен к человеческим страданиям, а оттого часто кажется скуп и бесчувственен, но это не так, просто он так глубоко заглянул в себя, испытал настолько непередаваемое наслаждение понимания, что отними у него эту черную дыру бесконечного познания, он тут же решится немедленно, моментально, со всем этим покончить, настолько непереносим для него этот ужас угасающего сознания.
Комментарии: 3
erden
Мы говорили об этом годы назад с парнем в зеленой куртке, пьющим пиво в баре на Думской улице, ему все это виделось как избавление, безумство, говорил он, тем и прекрасно, что ты впадаешь в него как в забытье, как в бесконечный героиновый приход, и никакого страха, откуда ему быть, если ты уже окончательно потерял рассудок и оттого счастлив, спишем ему эту позицию на юность и пиво.

Безумство отдаляет тебя от твоего персонального бодхи, потому что о каком просветлении может идти речь, мой дорогой друг в зеленой куртке, если твой мозг пьян без шанса на протрезвление, а уверен ли ты, что манящий свет - это ясный свет в конце туннеля, а не хирургическая лампа очередного перерождения, к которому точно ли ты готов, потому что человек рождается, чтобы страдать, а этот стакан пива - лишь мимолетное притупление боли существования. Я был пьянее его в ту ночь, а потому и мой страх безумия притупился, я выкурил неизвестную сигарету и обнаружил себя лежащим посреди двора-колодца на покрытом инеем асфальте, ровно в центре, руками указывая на подъезды, а ногами на арки въезда-выезда, вот такой вот витрувианский человек, и судя по всему никто ко мне не подошел, выяснить жив ли я, впрочем, было воскресенье, петербуржцы спали.
Post_Schriptum
Безумие и безумство. Необходимо определиться.

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.