дочери Ран

Девять дочерей Ран уже расставили свои сети и ждут к себе в гости мертвецов, их будут встречать с распростёртыми объятиями, для них будет пир. Пеной скроют бока чёрных морских быков, плетью волн загонят их обратно в синие глубины.

Бара - волна, распустила мягкие тёмные волосы и, закрыв глаза, медленно идёт на поверхность. По её лицу бродят тени и блики, в её кулаках зажаты сети матери - сегодня будет богатый улов. Стаи серебряных рыб плетут ей косы, тюлени трутся о её ноги и пытаются выпросить лакомство.

Блудухадда - кровавоволосая, впутала ноги и руки в ленты водорослей и расслабила тело. Она ждёт, когда Отец Ратей призовёт своё войско, и выбирающие убитых пронзят наэлектризованный воздух неистовыми криками. Тогда она откроет глаза, рассмеётся и примет участие в забаве. Волны окрасятся в красный - точно под цвет её волос. И её сеть будет собирать дань.

Бюлгья - морской вал. У Бюлгьи всегда прекрасное настроение - потому что в её руки всегда плывут корабли. Она любит сжимать их ладонями с боков и слушать хруст мачт и костей моряков. Бюлгья поёт, Бюлгья смеётся, Бюлгья слизывает кровь и соль с остовов утопленных кораблей и кормит левиафанов свежим человеческим мясом. Бюлгья редко достаёт сети - она не любит изящную работу, ведь имя ей - молот, ведь имя ей - гнев.

Дуфа - мятежная волна, Дуфа тиха и покорна, и только злой блеск её прищуренных глаз выдаёт её презрение и ненависть к сложившемуся порядку вещей. Каждый день Дуфа разрезает свои сети на мелкие кусочки, даром что каждую ночь они вновь становятся целыми. Дуфа дерётся с сёстрами, бьёт их, плюёт им в лицо кровью из разбитых губ. Ненависть её сердца велика, так велика, что стылая кровь кипит в жилах.

Хефринг - пульсирующая, гладит острую чешую Йормунганда и лелеет в душе месть асам. Она представляет, как будет рвать и насаживать их тела на самые острые скалы. В первые секунды Рагнарёка Хефринг оседлает Змея и вместе с ним отправится на поле боя. О, с каким удовольствием она посмотрит в глаза рыжебородому, когда Йормунганд будет рвать его проклятое горло.

Химинглэва покачивается на волнах собственного платья, её щёки согреты солнцем заката, волосы отливают бархатной синевой и заплетены в мириады кос. Химинглэва улыбается, Химинглэва гладит птиц и поёт проплывающим мимо кораблям. Её больше всех любят моряки, ей отданы их сердца и она отвечает им взаимностью. Она не жестока, и за это её почитают, жаль только, что умрёт она одной из первых - не в силах она расставить сети на тех, кого так любит. Химинглэва отражает небо.

Хрэнн цепкая, хищно улыбается и вплетает в свою сеть человечьи зубы и обломки костей. Одним ловким движением она всплывает и набрасывает сеть на целую армаду кораблей. Ей не нужна помощь, она - самая страшная месть, которую только может себе представить путешественник. Руки её на мгновение становятся щупальцами огромного склизкого чудовища, зубы заостряются и формируют оскал. Молния бьёт точно в холодный лоб, Хрэнн вопит от боли и собирает все свои конечности в один клубок, полный гнева и негодования, миг - и она уже зарывается в ил, глотая слёзы и мысленно насылая проклятия рыжебородому.

Кулга - ужасная, Кулга - уродливая. Кулга выходит только ночью, на её голове обруч из фосфоресцирующих водорослей, в руке поводок - на поводке удильщик. Будь у него голос, он бы рычал, но голоса у него нет - отняли карлики когда ковали цепи для Волка. Будь у Уродливой сердце теплее камня, она бы рыдала, глядя в осколки зеркал, которыми усеяно дно океана. Но сердце её такое же стылое, как и вода вокруг, поэтому ей невдомёк, что говорят о ней сёстры. Кулга любит мрак и тень, она знает, чего желает человечье сердце, и заманивает моряков светом морского огня. И они всегда идут, сами идут в её руки. Поэтому Кулга тучная, поэтому Кулга сытая. Поэтому её рот всегда растянут в улыбке.

Унн надела платье из пены, Унн пляшет и путает сети рыбаков. Она выпускает рыб на свободу, отгоняет лодки подальше от берега, звонким голосом призывает акул. Унн - волна, мягкая и холодная, пенистая и солёная. Унн равнодушна и прекрасна, как тонущий драккар. Ей бесполезно поклоняться, её бесполезно молить о пощаде. Когда все погибнут, когда расколется Иггдрасиль, а Высокий падёт от зубов Волка, даже тогда останется Унн - равнодушная и прекрасная.

Морской огонь подсвечивает пустые глазницы белоснежных черепов как издёвка - при жизни в этих глазницах света было меньше, чем сейчас, когда они наполовину вкопаны в ил.

П.С. Я решила сделать редейт во имя того, что писала это час и даже после пятого перечитывания не испытала отвращения. И потом, я так давно хотела что-то запилить по скандинавской мифологии, что даже вот на главную засунула. Так что можно не читать, в принципе, но если кому-то вдруг станет не лень или даже зайдёт, то я буду рада :)
Комментарии: 19
lapidarius
Скандинавская мифология с элементами еврейской)
everlasting_sea
да иди ты :) я в еврейской не в зуб ногой. а вот скандинавскую люблю.

п.с. я только имена и взяла, лол, остальное - моя больная фантазия.
lapidarius
ну, я чисто до левиафанов доебался) первое, что увидел
everlasting_sea
ну блин да, мне нужно было какое-то чудище, а в голову не пришло ничего. ну не китов же туда пихать - они безобидные. осьминожки тоже не вызывают никаких таких ассоциаций) это как у По в "Вороне" - он изначально хотел попугая взять, но потом решил, что не атмосферно :D
lapidarius
морские змеи, кракены, гигантские кальмары...
да я, в общем-то, не считаю, что левиафаны - плохой выбор. обручье на голове меня сильнее смущает
everlasting_sea
ну, вот тут я, кстати, могла и проебаться) у меня уже глаз замылен. сперва был обруч, но я решила добавить пафоса)
everlasting_sea
да, действительно проебалась. надо заменить
lapidarius
осторожно, так можно стать северянином)
everlasting_sea
:D
корона туда вообще никак, а венок слишком романтичненько для такой твари.
everlasting_sea
морские змеи, кракены, гигантские кальмары

змей там уже есть, щупальцы у одной из баб тоже есть, кракен - сильно модно) я слишком громко рассуждаю вслух, да?)
lapidarius
ничего, ты мне не мешаешь) мне знакомы муки подбора слов

Цитата:
А Леня, бедняга,
сидит и день за днем мучительно, до помутнения в мозгах, взвешивает на
внутренних весах своих, как будет точнее сказать: "Она тронула его руку"
или "Она притронулась к его руке"... и в отчаянии он звонит за советом
Вале, и жестокий Валя Демченко, не теряя ни секунды, отвечает ему
знаменитым аверченковским: "Она схватила ему за руку и неоднократно
спросила, где ты девал деньги...". И тогда он в отчаянии звонит мне, а я
тоже не сахар...
everlasting_sea
чёрт, знакомая фигня. только у меня всё в голове, иногда приходится вслух проговаривать - мысли наслаиваются и дерутся)
в любом случае спасибо за мм помощь, вот.
lapidarius
не за что) запятые расставь ещё. там ближе к последним абзацам их штук десять не хватает
everlasting_sea
с этим беда, ткни, пожалуйста
OhShiNotAgain
С этими вашими проглотами левиафанами все келпи не кормлены останутся.
everlasting_sea
Келпи они таки немного из другой оперы :)
lapidarius
Блудухадда - кровавоволосая, впутала ноги и руки в ленты водорослей и расслабила тело. Она ждёт, когда Отец Ратей призовёт своё войско, и выбирающие убитых пронзят наэлектризованный воздух неистовыми криками. Тогда она откроет глаза, рассмеётся и примет участие в забаве. Волны окрасятся в красный - точно под цвет её волос. И её сеть будет собирать дань.

...

Дуфа - мятежная волна, Дуфа тиха и покорна, и только злой блеск её прищуренных глаз выдаёт её презрение и ненависть к сложившемуся порядку вещей. Каждый день Дуфа разрезает свои сети на мелкие кусочки, даром а вот здесь запятая не нужна что каждую ночь они вновь становятся целыми. Дуфа дерётся с сёстрами, бьёт их, плюёт им в лицо кровью из разбитых губ. Ненависть её сердца велика, так велика, что стылая кровь кипит в жилах.

Хефринг - пульсирующая, гладит острую чешую Йормунганда и лелеет в душе месть асам. Она представляет, как будет рвать и насаживать их тела на самые острые скалы. В первые секунды Рагнарёка Хефринг оседлает Змея и вместе с ним отправится на поле боя. О, с каким удовольствием она посмотрит в глаза рыжебородому, когда Йормунганд будет рвать его проклятое горло.

Химинглэва покачивается на волнах собственного платья, её щёки согреты солнцем заката, волосы отливают бархатной синевой и заплетены в мириады кос. Химинглэва улыбается, Химинглэва гладит птиц и поёт проплывающим мимо кораблям. Её больше всех любят моряки, ей отданы их сердца и она отвечает им взаимностью. Она не жестока, и за это её почитают, жаль только, что умрёт она одной из первых - не в силах она расставить сети на тех, кого так любит. Химинглэва отражает небо.

...

Кулга - ужасная, Кулга - уродливая. Кулга выходит только ночью, на её голове обруч из фосфоресцирующих водорослей, в руке поводок - на поводке удильщик. Будь у него голос, он бы рычал, но голоса у него нет - отняли карлики, когда ковали цепи для Волка. Будь у Уродливой сердце теплее камня, она бы рыдала, глядя в осколки зеркал, которыми усеяно дно океана. Но сердце её такое же стылое, как и вода вокруг, поэтому ей невдомёк, что говорят о ней сёстры. Кулга любит мрак и тень, она знает, чего желает человечье сердце, и заманивает моряков светом морского огня. И они всегда идут, сами идут в её руки. Поэтому Кулга тучная, поэтому Кулга сытая. Поэтому её рот всегда растянут в улыбке.
everlasting_sea
огроменное спасибо. спасибище прямо! ^_^
lapidarius
пожалуйста)

Добавить комментарий

Вы не можете комментировать эту запись по причине: Добавлять комментарии для этой записи могут только зарегистрированные пользователи.