История ликвидатора Степана Бандеры.

1957г. Мюнхен. ФРГ.

На мюнхенской Карлсплац шумно и людно. Осенним утром Лев Михаилович Ребет вышел из трамвая и направился обычным маршрутом от площади Карла, вдоль которой расположилось множество магазинов и сувенирных киосков, пивных ресторанов и отелей, в сторону живописной Мариенплац. Веселые компании, минуют неприметный подъезд дома №8, где располагалась редакция журнала «Український самостійник» и куда Ребет спешил на работу. На двери - кодовый замок, но при желании войти несложно. Поднимаясь по лестнице, Ребет вряд ли заметил что ему навстречу спускается тот же человек в шляпе и с газетой в руке, который уже неоднократно встречался ему здесь, в этом городе. Когда между ними осталась пара ступенек, человек протянул свернутую газету к лицу Ребета и по-немецки сказал: «взгляните»; в следующее мгновение струя синильной кислоты выстрелила прямо в лицо писателю. Не замедляя шаг, человек продолжал спускаться. Он услышал, как Ребет упал, но не обернулся. Выйдя на улицу, он зашагал в сторону Кёгльмюльбах-канала и выбросил сверток газеты в воду. Возвращаясь в отель, он снова очутился на Карлсплац. У дверей эмигрантской газеты уже стояли машины скорой помощи и полиции. Зайдя в отель, он немедленно выписался и попросил консьержа заказать такси. В этом отеле он был зарегистрирован под именем Зигфрид Дрегер, но его настоящее имя Богдан Сташинский.


Как все начиналось.

Учась во львовском пединституте на преподавателя математики, Сташинский ездил в выходные к родным в село Борщовичи. Это недалеко от Львова, и он, как многие студенты, экономил, не брал билет. Именно безбилетный проезд в 1950-ом становится причиной знакомства 19-летнего Богдана со своим будущем работодателем — комитетом государственной безопасности. «Зайца» поймала дорожная милиция и составила протокол. Этот документ попал в руки бдительного чекиста Ситниковского. Увидев знакомую фамилию, тот вспомнил о семье Сташинских, которая уже была на заметке. После окончания II Мировой Войны его три сестры активно поддерживали оуновское подполье. Сам Богдан, однако, этим интересовался мало, больше времени посвящал учёбе. Возможно, Богдан в тайне от семьи разделял антифашистские взгляды или имели место угрозы, так или иначе Богдан был завербован и согласился выполнить задание. Сташинский через сестру входит в доверие к её жениху, командиру вооружённого отряда бандеровцев. Он проникает в подполье ОУН, передаёт точное их местоположение чекистам и помогает узнать имя убийцы Ярослава Галана. Когда Богдан Сташинский исчез из расположения «боївки», в подполье поняли кем он являлся на самом деле. Дорога в родное село была ему заказана. Сташинский бросает учебу, разрывает с семьей и принимает предложение о дальнейшем сотрудничестве с органами.

[Богдан сташинский]
Богдан Сташинский

Шпионская карьера

К 1952 году молодой Сташинский, красавец двадцати одного года, прошел огонь и воду в тайной полиции и сумел убедить свое руководство в том, что беззаветно предан коммунизму. Его замечает киевское начальство. В Киеве ретивому сотруднику предлагают перейти на агентурную работу с целью дальнейшего использования в Германии. С этого времени Сташинский никогда не пользуется своей настоящей фамилией. Два года Богдан активно штудирует немецкий и польский языки, учится фотографировать, водить автомобиль, открывать замки, постигает основы маскировки и другие премудрости шпионской профессии. Затем Богдана отправили в Польшу, чтобы испытать его способности как агента: ему предстояло обернуться в новую личину. В отличие от прежних псевдонимов, которые ему давали, этот - Иозеф Леман - имел полную биографию. По легенде, ему предстояло стать полунемцем-полуполяком, чей отец погиб от несчастного случая, а мать — во время бомбардировки. С июня по октябрь 1954 года Сташинский усваивал подробности жизни несуществующего персонажа. Он посещал каждую улицу и каждый дом, которые фигурировали в его вымышленной жизни и где когда-либо бывал «герр Леман» . Даже изучал производственный процесс на сахарном заводе, где якобы работал штамповщиком .
После этой кропотливой подготовки в 1954-м Сташинский уже под именем Иозефа Лемана очутился в Восточной Германии. Он работал переводчиком с польского языка в министерстве внутренней и внешней торговли. Но его шпионская работа была сугубо рутинной и никак не вдохновляла бывшего бойца спецгруппы. В качестве связного он изъездил всю Западную Европу, собирал из тайных «почтовых ящиков» шифрованные донесения, в чемодане с двойным дном перевозил деньги, коды, собирал информацию. Как-то его послали в другой город записывать номера всех военных машин, какие встретятся. Он исполнял скучные обязанности, и понятия не имел о событиях, которые вскоре перевернут его жизнь. В начале 1956-ого Сташинский впервые прилетает в Мюнхен для встречи с агентом и обмена информацией. Речь идёт о возможности похищения или убийства известного украинского публициста и одного из лидеров ОУН Льва Ребета.

[Лев Ребет]
Лев Ребет

Человеческий фактор

Начальство не запрещало вести Богдану светскую жизнь, если она не мешала его другой тайной жизни. Так случилось, что однажды в одном из казино Восточного Берлина на танцах он встретил девушку по имени Инге Поль. Когда Богдан вел ее по танцплощадке, его внезапно охватило чувство, не имевшее ничего общего со шпионажем: он влюбился. Инге Поль, парикмахерша двадцати одного года, никак не напоминала фатальных женщин со страниц детективных романов. Внешность у нее была самая что ни на есть обыкновенная. Интеллектуальными запросами не отличалась. Тем не менее она была искренне предана своему другу «переводчику Йозефу Леману», который без памяти влюбился в нее. Агент Сташинский дисциплинированно доложил руководству об изменениях в своей личной жизни. Девушку немедленно проверила восточногерманская полиция и установила, что у нее нет уголовного прошлого и она никогда не подозревалась в связях в западными разведками. Начальство указало Сташинскому, что он может дружить с Инге Поль, при условии что не будет рассказывать ничего, кроме вымышленной биографии Лемана и того что он работает переводчиком в восточногерманском министерстве торговли. Этой девушке предстояло сыграть ключевую роль в его дальнейшей судьбе.

[Инге Поль ]
Инге Поль

Рука КГБ

Руководители Сташинского решили, что он исчерпал легенду Лемана, особенно в Мюнхене, где часто бывал, и подготовили для него другую легенду. В деле Ребета он фигурировал под именем Зигфрида Дрегера, который в отличие от Лемана действительно был жителем Эссена. 9 октябре 1957г. Зигфрид Дрегер вылетел из берлинского аэропорта Темпельгоф в Мюнхен. На третий день ожидания в центре Мюнхена — на площади Карлсплац «объект» наконец появляется. Богдан заходит в подъезд и поднимается по винтовой лестнице на второй этаж. Когда он услышал шаги внизу, то начал спускаться, держась правой стороны, чтобы жертва прошла слева. Голова Ребета опущена, Богдан привлекает его внимание и стреляет ядом из завёрнутого в газету пистолета в лицо. Выйдя на улицу, принимает противоядие, выбрасывает оружие и уезжает из Мюнхена. Врачи констатируют «естественную смерть» политэмигранта Ребета. В Восточном Берлине, в штаб-квартире советской разведки после возвращения Сташинского закатывают вечеринку по поводу успешного выполнения задания.

[Пистолет-шприц, которым пользовался Сташинский]
Пистолет-шприц, которым пользовался Сташинский

Личная жизнь

Для выполнения заданий Богдану приходилось надолго отлучаться. Инге беспокоили частые длительные отлучки Йозефа. Нередко после них он выглядел унылым или раздраженным. Она стала подозревать, что у него есть другая женщина. Но Йозеф очень убедительно объяснял ей, что работает переводчиком в немецком торговом представительстве в Польше и по делам службы должен часто выезжать в командировки в Варшаву. Инге импонировало его положение дипломированного переводчика, чуть ли не дипломата. В апреле 1958 года Богдан-Йозеф и Инге обручились. На церемонии присутствовали отец и мать невесты, ее брат Фриц и ближайшая родня... Со стороны Богдана не было никого. Он ведь выдавал себя за сироту. Руководители Сташинского были в курсе его отношений и выступали против брака. Женитьба на немке не приветствовалась. Ему предлагали откупиться несколькими тысячами марок, забыть о ней и жениться на какой-нибудь советской сотруднице из тех красоток, которые сопровождают агентов в качестве жен. Но Сташинский решил вести борьбу за официальное разрешение на брак. Ему нужен был удобный случай, что бы выйти на непосредственное начальство.

[Йозеф Леман в Восточном Берлине]
Йозеф Леман

Выследить и убить Степана Бандеру

Летом 1958-ого Сташинский получает новое задание. Степан Бандера, был совершенно иным нежели Лев Ребет. Прозванный Хитрым лисом, он более пяти лет умудрялся ускользать от подсылаемых к нему убийц. Сташинский мало что знал о жизни Бандеры в Мюнхене, кроме того, что тот ездит в "опеле", иногда по воскресеньям посещает эмигрантскую украинскую церковь, пользуется псевдонимом Поппель и время от времени навещает любовницу. Сташинский под именем Ганса-Иоахима Будайта четыре раза ездил в Мюнхен, выслеживая Бандеру. На второй неделе октября 1959 года Сташинский в последний раз отправился в Мюнхен. С ним были новое орудие убийства, защитные таблетки и ингалятор, фальшивые документы. В час дня Сташинский увидел, как Бандера заезжает в гараж. Использовав заготовленный заранее ключ, Сташинский вошел в подъезд раньше Бандеры. Пройдя несколько шагов по вестибюлю, он направился к выходу, где встретил Бандеру, который придерживал для него дверь ногой. Сташинский по отработанной схеме привлек внимание, выстрелил в лицо жертве и вышел. Ключ он выбросил в канализационный люк по дороге, а оружие швырнул в воду. Затем он поспешно отбыл поездом во Франкфурт-на-Майне.

[20 октября 1959 года в присутствии тысяч человек гроб с телом лидера ОУН опустили в могилу, засыпав привезенной с Украины землей и окропив водой из Черного моря]
20 октября 1959 года в присутствии тысяч человек гроб с телом лидера ОУН опустили в могилу, засыпав привезенной с Украины землей и окропив водой из Черного моря

Награда

В Москве Богдана ожидали большие почести. Во время награждения он решается попросить руководство разрешить брак с Инге Поль. Генерал, возглавлявший направление, дал добро со скрипом, только при условии, что Инге переедет в СССР и станет сотрудничать с КГБ. На Рождество 1959 года Сташинский рассказал Инге, что работает на советскую разведку и что Йозеф Леман - всего лишь прикрытие. Для неё откровенный разговор стал шоком. Однако, Инге очень любила Йозефа, и согласилась что помощь ему - это единственная возможность быть вместе. Наконец, 9 марта 1960 года им было сказано, что они могут оформить брак, но должны переехать в СССР, чтобы Богдан мог приступить к переподготовке. Приехав в Москву Супруги стали жить в однокомнатной квартире, принадлежащей КГБ. Руководство возлагало на пару большие надежды. Планировалось использовать супругов в разведывательной работе на Западе, возможно, даже в США. Для Инге такая жизнь оказалась жуткой смесью бытовой неустроенности и страхом слежки. Сташинские знали что их крохотная квартирка оборудована микрофонами, а корреспонденция перехвачивается.

Семья

В сентябре 1960 года Богдан доложил руководству, что его жена беременна. Предложение руководства КГБ — сделать аборт; Инге отказывается. 3 декабря 1960 года Сташинского вызвали на собеседование с генералом КГБ Владимиром Яковлевичем. Старый, закаленный чекист объяснил Сташинскому, что из-за ребенка его придется оставить в Москве. Ему не будет разрешен выезд из России в течение по крайней мере семи лет даже в ГДР, хотя его жена сможет отправиться туда, когда захочет. Еще он порекомендовал пока есть время помириться с родителями и сестрами и Сташинский с женой приехал погостить в родное село. Богдан тогда представлялся как переводчик немецкой торговой миссии. Сначала Сташинский повидался со старшей сестрой Ириной, которая была замужем во Львове и не имела отношения к подполью. Потом поговорил с отцом. С младшей сестрой, жениха которой убили во время облавы, о старом тоже не вспоминали. Однако примирение было не столько радостным, сколько молчаливым.

[Сташинский, сестра Ирина с мужем и дочкой, отец и мама.]
Сташинский, сестра Ирина с мужем и дочкой, отец и мама.

Тяжелое положение

Инге, уйдя в депрессию от предложения сделать аборт, то и дело повторяла: Москве мы как люди не нужны. Сташинский потом утверждал, что именно это предложение наряду с прослушиванием квартиры, перехватом почты и пренебрежением к его личной жизни убедило его: он стал простым орудием - к тому же ненужным. Сташинский с женой оказались в очень трудном положении, отныне придется бдительно следить, чтобы их не убили исподтишка. Смотреть, что ешь, куда идешь, в какой транспорт садишься. Они начали вынашивать планы бегства на Запад. Решили, что Инге вернется в Берлин, чтобы их ребенок родился восточногерманским гражданином. Они разработали кодовые фразы для открыток: например, "побывала у портнихи" будет означать, что Инге связалась с американской разведкой в Западном Берлине и они обещали помочь. В Восточном Берлине наивные попытки Инге помочь мужу выехать из Москвы оказались напрасными. В начале августа она уже собралась возвращаться в Россию с новорожденным сыном, которого Сташинский еще не видел. Но 8-го августа за день до отъезда она оставила ребенка у соседки. Мальчик умирает при загадочных обстоятельствах. Было ли это дело рук КГБ или самой Инге или это был несчастный случай доподлинно неизвестно. Так или иначе немка просит мужа приехать на похороны.

Побег

Сташинский подал ходатайство о выезде в Берлин. Сначала его просьбу отклонили, но затем КГБ дал разрешение. По приезде Сташинский получил значительную свободу, хотя обязан был регулярно отмечаться у своего руководителя и ночевать вместе с женой на объекте КГБ в Карлхорсте, а не в ее доме. Сташинский усиленно готовился к бегству. Он знал, что КГБ подозревает о его планах и сразу после похорон ребенка вернет в Москву. В субботу 12 августа машина КГБ привезла Сташинского с женой в дом ее отца в Дальгове, чтобы завершить приготовления к завтрашним похоронам. Полдня они провели там, несколько раз ненадолго выходя в дом Инге и в универмаг, чтобы заказать цветы и сделать кое-какие покупки. В четыре часа дня Сташинский и его жена выскользнули через черный ход дома Инге. Через заросшие кустарником дворы они незамеченными пробрались в центр Дальгова. Оттуда они прошли пять километров пешком до города Фалькензее. Появившись там около шести вечера, они взяли такси до Фридрихштрассе в Восточном Берлине. Пересечь границу между Восточной Германией и Восточным Берлином не стоило никакого труда: Сташинский просто показал документы на имя Лемана, и такси пропустили через КПП. Сорок пять минут спустя они достигли пункта назначения и отпустили такси. Убедившись в отсутствии слежки, Сташинский и Инге остановили другое такси и подъехали к станции надземной железной дороги. Им везло. Хотя восточногерманская полиция проверяла документы у пассажиров поездов, шедших в западный сектор, до их вагона проверка не дошла. Около восьми вечера они спокойно сошли с поезда в Гезундбруннене - первой остановке в Западном Берлине. Инге и Богдан скрылись, так и не похоронив ребёнка. Это произошло вечером 12 августа 1961г, а ночью с 12 на 13 августа в Берлине была возведена стена.

Послесловие

Летним вечером 1961 года в американский разведывательный центр в Западном Берлине позвонили из полицейского участка по необычному делу: человек, представившийся агентом советской разведки, приехал городской железной дорогой в западный сектор, обратился в полицию и требует связать его с американскими властями. Его бегство, позволило Западу получить подробные сведения об организации и методах действий советской системы шпионажа. По воспоминаниям полковника КГБ в отставке Георгия Санникова, его вместе с куратором Сташинского направили в Берлин на поиски беглеца уже через несколько часов после побега. Цель была одна — «убрать». Однако сделать это не удалось. 8 октября 1962г в Карлсруэ начался процесс над Богданом Сташинским. Мировые СМИ в самый разгар «Холодной Войны» не преминули рассказать о причастности высшего руководства Советского Союза к «политическим» убийствам «оппонентов». Суд признал Сташинского исполнителем, а заказчиком — советское руководство. В результате 19 октября 1962г. судья принял небывало мягкое решение: 8 лет тюрьмы.
Инге Сташинская жила в страхе перед КГБ. Она изменила фамилию, переехала в Штутгарт и работала там в парикмахерской. В 1964 г. она вышла замуж и исчезла с лица земли как Инге Поль. Сташинский был освобожден досрочно после 4-х лет заключения в 1966 году. Женщину, ради которой пожертвовал всем, он больше никогда не видел.
Комментарии: 5
DrEvill
Мэн, ты эпичный невежа.
Цитата: nekroTEFAL_Ultragliss_Dif
После окончания II Мировой Войны его три сестры активно поддерживали украинское профошистское подполье.
ОУН и "бандеровцы" это какраз те которые во время ВМВ ебошили нацистов. А Лев Михаилович Ребет вообще большую часть войны был уздником НАЦИСТСКОГО концлагеря.
Не пеши на тему истории. Не твоё это.
Jeltaya
это какраз те которые во время ВМВ ебошили нацистов.

Я просто оставлю это здесь

[]
DrEvill
Я просто оставлю это здесь

И...? Эта фотка, как я понял, по вашему мнению доказывает что ОУНовцы не мачили гитлеровцев?)))))))
Дитя иди учись.
winterskald
DrEvill да с кем ты споришь. Конечно, Бандера просидев три года в концлагере и узнав что два его брата в таких же концлагерях умерли так полюбил немцев и Гитлера решил перейти на их сторону. И то что было две ОУН они тоже не знают
nekroTEFAL_Ultragliss_Dif
было две ОУН

да хоть десять - все они подлежат уничтожению как террористические

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.